WWW.KONF.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Авторефераты, диссертации, конференции
 


Pages:     | 1 | 2 || 4 |

«Молочная продуктивность и качество молока коз русской породы в условиях техногенного загрязнения Саратовской агломерации ...»

-- [ Страница 3 ] --

Первые достоверные сведения об использовании молока в питании человека относятся к V – VI вв. до н.э. Культовое отношение к молоку как к целительному напитку отражено в мифах, легендах и предписаниях древних врачевателей. Так, древние римляне считали, что Юпитер был вскормлен молоком божественной козы Амалфеи, и поэтому в качестве жертвы грозному богу приносили именно молоко. Учёные Древнего Рима и Греции – Геродот, Аристотель, Плиний – рекомендовали молоко для лечения чахотки.

Гиппократ разным видам молока приписывал разные целебные свойства.

Авиценна считал молоко лучшей пищей для детей и людей пожилого возраста.

В России основным видом потребляемого молока было и остаётся коровье.

Однако мировое молочное хозяйство свидетельствует о том, что в ряде стран Западной Европы, Азии достаточно широко используется молоко и других видов сельскохозяйственных животных, и в частности коз. Их молоко видоспецифично. Оно значительно отличается по физико-химическим и технологическим свойствам. По своему химическому составу козье молоко не уступает коровьему, а по биологической ценности гораздо выше. В козьем молоке содержится больше высокодисперсных белков (5,6% против 3,2% в коровьем молоке) и витаминов В12, A и D.

Наука не стоит на месте, предполагают, что учёные заставят коз давать человеческое молоко. Этой проблемой занимается Институт биологии гена РАН. Первую сотню российских коз в Шаховском районе Подмосковья осеменили спермой генномодифицированных белорусских козлов. Тех самых, в геноме которых присутствует человеческий ген. Обычно в молоке женщины он обеспечивает присутствие бактерицидного белка лактоферрина.

Учёные надеются, что этот молочный ген перейдёт от козлов к козочкам, которые будут выдавать желаемое женское молоко. Ведь козье молоко сбалансировано природой для вскармливания младенцев, как заменитель женского молока. Молоко любого животного предназначено, прежде всего, для вскармливания своего дитя. Своим молоком козы вскармливают козлят.

Козлёнок весит при рождении от 2,5 до 5 кг. Вес идентичен весу новорожденного человеческого ребёнка. Отсюда следует, что козье молоко максимально приближено к женскому, и его жировые шарики настолько мелкие, что при хранении не отстаиваются и очень легко перевариваются.

Баланс белков, углеводов и жиров в козьем молоке превосходен. Литр сырого козьего молока в среднем имеет 680 калорий. Количество кальция и фосфора, а также минералов и витаминов в 1 литре молока позволяет обеспечить суточную норму человека. Кроме этого козье молоко – отменный противоаллерген; в нём высокое содержание фтора, который является элементом красоты, дающий зубам твёрдое покрытие и защищает их от кариеса. Фтора в козьем молоке в 10 раз больше, чем в коровьем. Козье молоко, конечно же, не панацея от всех болезней, но то, что оно исключительно ценный и питательный продукт, несомненно. Исследования, проведённые во многих странах подтверждают, что люди, принимающие молоко коз – долгожители, они более здоровы и счастливы [Иолчиев Б.С., Марзанов Н.С., Чалых Е.А., 2000; Андрусенко С.Ф., Кунижев С.М., 2004;

Денисова С.Н., Сенцова Т.Б., Гмошинская М.В., Белицкая М.Ю., 2004;

Остроумова Т.Л., Фриденберг Г.В., Волкова Л.Г., 2005; Желткова О.А., Шувариков А.С., Гладырь Е.А., 2011; Шувариков А.С., Перевалова Ю.Н., Пастух О.Н., 2012].

Полноценное сбалансированное питание является необходимым условием нормального физического и умственного развития детей, устойчивости к воздействию неблагоприятных факторов окружающей среды и укреплению иммунитета. Традиционно в питании детей преобладают молочные продукты, в связи с чем, их обогащение дефицитными нутриентами – один из эффективных способов профилактики и лечения различных заболеваний (Межонов А.В., 2010). Нутриентный состав козьего молока отвечает особенностям пищеварения детского организма, что является основным аспектом разработки и производства продуктов детского питания. При этом повсеместное частое распространение аллергических реакций у детей на коровье молоко обуславливает необходимость расширения ассортимента гипоаллергенных продуктов для детского питания на основе козьего молока (Остроумова Т.Л., 2005).

Короткова А.А. (2011) представляет серию функциональных биопродуктов из козьего молока, рекомендованных для питания детей, страдающих непереносимостью белка коровьего молока, для профилактики и лечения дисбактериоза, атопического дерматита, йод – и селенодефицита, для нормализации физического, умственного и психического развития детей и для диетического питания.

Учёт молочной продуктивности коз производили по ежедневным дойкам на протяжении 10 - ти месяцев. Полученные данные приведены в таблице 3.10.

–  –  –

2,60±1,12 2,70±0,98 2,12±1,03 3,20±0,78 2,05±0,65 3,15±0,74 1,95±0,72 2,60±0,62 1,64±0,46 2,14±0,54 6 1,30±0,50 1,88±0,46 1,15±0,32 1,52±0,31 0,86±0,24 1,30±0,27

–  –  –

* Р 0,05; **Р0,01; *** Р0,001.

Анализируя таблицу 3.10. можно заключить, что козы II группы превосходили по молочной продуктивности животных I группы на протяжении всего лактационного периода, что связано с уровнем физиологической и хозяйственной зрелости. Так, за первый месяц лактации, которая пришлась на конец февраля – начало марта, превышение среднесуточного удоя во II группе относительно I группы составило 4,0%; за второй – 3,7%; за третий – 33,8%; за четвёртый – 34,9%; за пятый – 25,0%; за шестой – 23,4%; за седьмой – 30,9%; за восьмой – 24,3%; за девятый – 33,8%;

за десятый – 43,5%. Следует отметить, что в первые два месяца лактации среднесуточные удои были стабильны и на достаточно высоком уровне в обеих группах, что связано с наиболее ответственным периодом молочного кормления козлят, когда организм матери продуцирует молозиво и молоко на пределе возможностей, вследствие высокой плодовитости. Козоматки первой группы показали тенденцию к снижению уровня молочной продуктивности независимо от уровня кормления, что по – видимому, связано с незрелостью и постепенным становлением их организма.

Затем, с выходом животных на пастбище, богатое зелёной и сочной травой, среднесуточные удои закономерно возрастают и удерживаются на протяжении мая и июня. Постепенно, с выгоранием трав, животные снижают уровень молочной продуктивности и продолжают поддерживать такую тенденцию вплоть до запуска. Запуск наступает по истечении 9,5 – 10 месяцев лактации. Козы приходят в охоту дружно в конце сентября – начале октября и приносят очередное потомство в конце февраля – начале марта.

3.4.1. Химический состав и физические свойства молока Одним из главных показателей, учитываемых при выполнении научно – хозяйственного опыта на лактирующих козах, является их молочная продуктивность. Физико-химический состав козьего молока представлен в таблицах 3.11. и 3.12.

Содержание массовой доли жира в молоке коз обеих групп по разным месяцам лактации было высоким от 3,70 до 4,01% в первой группе и от 3,77 до 4,07% во второй. При этом максимальные значения по данному показателю были отмечены в первые два и последние два месяцы лактации, что связано с кормовым фактором. Вероятнее всего, отсутствие сочных кормов в указанные периоды и их обилие в весенне – летние месяцы и определило подобную динамику.

Белок молока определяет его биологическую ценность и технологические свойства при производстве кисломолочной продукции. Достоверной разницы в содержании белка в молоке коз разных месяцев лактации не прослеживается. Относительно групп были выявлены различия, а именно, в первой группе массовая доля белка варьировала от 2,90 до 3,25%, а во второй

– от 3,58 до 3,90%. Известно, что при выработке молочных продуктов, особенно для сыроделия и при получении творога, исключительно важным является не только общий белок, но и его основной компонент – казеин. В процентах от массовой доли белка содержание казеина в разные месяцы лактации варьировало незначительно и достоверной разницы по месяцам выявлено не было. Следовательно, молоко козоматок четвёртой лактации было богаче белком, что обусловлено окончанием процессов роста и развития и, как следствие, устойчивостью обменных реакций.

Лактоза обладает энергетической функцией и имеет важное физиологическое значение для организма человека и животного, содержится только в молоке.

Достоверной разницы в содержании лактозы в молоке разных лактационных периодах не наблюдалось. В первой группе данный показатель варьировал от 4,38 до 4,68%, во второй от 4,45 до 4,63%.

По содержанию минеральных веществ в молоке коз разных месяцев лактации существенной разницы не обнаружено.

Таблица 3.11.

- Физико-химические показатели молока коз первой лактации (n=3)

–  –  –

* Р 0,05; **Р0,01; *** Р0,001.

Содержание в молоке СОМО указывает на нефальсифицированность (натуральность) молока. В некоторых странах, например, в Англии при СОМО менее 8,5 считают, что молоко разбавлено водой. Однако в связи с индивидуальными особенностями животных и условиями кормления натуральное молоко может иметь содержание СОМО менее 8,0 %. По стандартам нашей страны СОМО должно быть не менее 8%. В исследуемом молоке коз обеих групп во все месяцы лактации показатель СОМО был в пределах нормы.

Плотность молока – это важный показатель его натуральности. Плотность цельного козьего молока исследуемых месяцев лактации колеблется в пределах 1029 кг/м3, или 29 – 29,18 0А (в пределах нормы, предусмотренной требованиями существующего ТУ 9837-001-00495220-98 «Молоко коз.

Требования при закупках»). Этот показатель находится в зависимости от уровня содержания в молоке массовой доли жира, белка, минеральных веществ, так как плотность составных частей молока различна.

Кислотность молока является показателем его свежести. Титруемая кислотность молока коз находилось в пределах 16-200Т. Повышение кислотности свидетельствует о развитии в молоке микроорганизмов. В молоке подопытных коз в сопряжении с месяцами лактации кислотность была в пределах нормы, предусмотренной требованиями существующей нормативной документации на козье молоко.

Высокая концентрация сухих веществ в молоке коз русской породы обеих групп практически во все месяцы лактации говорит об обеспеченности его большой энергетической ценностью.

Молоко с высоким содержанием соматических клеток (более 500 тыс. в 1 см3) имеет высокую продолжительность свёртывания и низкую плотность сгустка.

В молоке коз всех исследуемых месяцев лактации содержание соматических клеток в 1 см3 составило менее 500 тыс. клеток.

Таким образом, проведённые исследования показали, что разводимые в Поволжском регионе козы русской породы имеют высокие показатели молочной продуктивности, характеризующие козье молоко как ценный диетический продукт питания, и бесспорно подтверждают перспективность его использования на эти цели.

3.4.2. Жирнокислотный состав молока козоматок русской породы Качество, свойства и пищевая ценность молочного жира зависят от наличия определённых жирных кислот и их соотношения в его составе. Чем больше в жире полиненасыщенных жирных кислот, тем он более биологически ценен, и химически активен, что находит выражение в снижении температуры плавления (Никонов И.В., 1986). Молочного жира в молоке содержится от 3,1 до 4,3%. Он представляет собой смесь триацилглицеролов. Наряду с ними (97 – 98%) молочный жир содержит небольшое количество ди – и моноацилглицеролов и свободных жирных кислот, содержание которых повышается при липолизе молока. В состав молочного жира входит большое количество (более 200) жирных кислот с числом атомов от 4 до 26 (Валенкевич Л.Н., Яхонтова О.И., 2005).

В тканях сельскохозяйственных животных жирные кислоты содержатся преимущественно в составе липидов, и лишь 1-3 % их находится в свободном состоянии. По мнению Казиханова Р.К. (1989) в липидах тканей жвачных животных содержится более 150 жирных кислот.

Главная функция жирных кислот заключается в том, что они являются основными компонентами многих сложных липидов (оцалглицеролов, фосфолипидов, эфиров холестерола, гликолипидов, липопротеинов, некоторых восков), исходным материалом для синтеза метаболических регуляторов (простагландинов, простациклинов, тромбаксанов, лейкотриенов), оказывающих значительное влияние на процессы регуляции жизнедеятельности организма (В.Г. Лифляндский, В.В. Закревский, М.Н.

Андронова 1999).

В токе крови основными липидами, транспортируемыми в составе липопротеидных комплексов, являются триглицериды, связанный и свободный холестерин, фосфолипиды и некоторое количество неэстерифицированных жирных кислот. Липопротеиды являются структурным компонентом всех клеточных мембран, а липопротеиды плазмы крови ещё и уникальной транспортной формой липидов в организме человека и животного, осуществляющих транспорт липидов экзогенного и эндогенного происхождения, жирорастворимых витаминов, гормонов и других биологически активных веществ. Отдельная группа липопротеидов осуществляет адсорбцию избыточного холестерина из клеток периферических тканей и его обратный транспорт в печень для дальнейшей утилизации - окисления в желчные кислоты и выведения с желчью.

В зависимости от формы связей, их количества и положения в молекуле жирные кислоты делятся на группы: насыщенные: капроновая, каприновая, лауриновая, миристиновая, пальмитиновая, стеариновая, арахиновая, бегеновая; мононенасыщенные: пальмитолеиновая, олеиновая;

полиненасыщенные: линолевая, линоленовая, арахидоновая. В липидах животного происхождения преобладают пальмитиновая, стеариновая, олеиновая, линолевая, а остальные содержатся в небольших количествах.

Особое значение имеют полиненасыщенные жирные кислоты, обладающие высокой биологической активностью. Линолевая кислота не синтезируется в организме, поэтому является незаменимой и должна поступать с пищей.

Значительной биологической активностью отличаются линоленовая и линолевая кислоты.

Кроме выше названных функций, полиненасыщенные жирные кислоты взаимодействуют с цинком, селеном, медью, кальцием, витаминами В6, С с насыщенными и мононенасыщенными жирными кислотами и кортикостероидами, способствуют изменению давления и свёртываемости крови, активности иммунных реакций, способствуют выделению холестерина из организма, облегчают связь фосфатидов с белками, регулируют обменные процессы в коже и эпителии желудка, усиливают эластичность стенок кровеносных сосудов. (Климов А.Н., Никульчева Н.Г., 1999; Янович В.Г., Лагодюк П.З., 1991).

Полиненасыщенные жирные кислоты ещё называют незаменимым фактором питания или витамином F, который не образуется в организме человека и должен поступать с пищей. По мнению Узакова Я.М. (2005) высокое содержание эссенциальных жирных кислот в козьем молоке положительным образом влияет на профилактику сердечно-сосудистых заболеваний, ожирение, атеросклероз, ишемическую болезнь сердца, заболевания печени, желчекаменную болезнь. Организм ребёнка наиболее чувствителен к дефициту ПНЖК, так как в большей мере нуждается в пластическом материале для синтеза фосфолипидов, входящих в клеточные мембраны всех клеток органов и тканей.

В связи с важной ролью жирных кислот в процессах жизнедеятельности организма, промежуточного обмена, недостаточной изученностью этих вопросов возникает острая необходимость изучения содержания жирных кислот в молоке козоматок указанных групп.

Соотношения групп жирных кислот было относительно стабильным.

Содержание насыщенных жирных кислот варьировало в исследуемые периоды от 55,740% до 52,847% в группе козоматок первой лактации и от 65,399% до 67,364% в группе козоматок четвёртой лактации.

Содержание жирных кислот в липидах молока характеризовалось высоким содержанием ненасыщенных жирных кислот в обеих группах: от 33,009% до 34,092% в первой группе и от 27,918% до 28,590% во второй, при этом коэффициент соотношения ненасыщенных и насыщенных жирных кислот колебался от 0,525 до 0,606 и от 0,414 до 0,437 соответственно.

Таким образом, результаты, полученные при изучении молочной продуктивности козоматок русской породы, свидетельствуют о сбалансированном жирнокислотном составе молочных липидов.

Таблица 3.13.

- Содержание высших жирных кислот в липидах молока козоматок (n=3), в % к сумме жирных кислот

–  –  –

3.5.1. Содержание тяжёлых металлов в волосе (шерсти) козоматок В связи с глобальным загрязнением окружающей среды в последние несколько десятков лет активизировались процессы биомониторинга тяжелых металлов (Скальный А.В., Есенин А.В., 1996; Тютиков С.Ф.

Карпова Е. А., Ермаков В. В., 2000). Установлено, что организм животного и человека, как структурная единица живого природной среды, является биоиндикатором, тонко реагирующим на повышение содержания тяжелых металлов в пищевых продуктах и в биологических объектах (Барбье М., 1978; Шарыгин С.А., Павлова Л.Н., 1989; Шалмина Г.Г., Новоселов Я.Б., 2002).

В научных опытах и медицинской практике нашли широкое и активное распространение методы микроэлементного исследования волос, костной ткани, зубной эмали, ногтей, слезы и экспирата (Loprieno N. (1981);

Мжельская Т.И. (1983); Слепян Э.И., 1996; Замана С.П., Ермаков В. В., Соколов А. С., 2000; Агаджанян А.Н. с соавт., 2001). По мнению многих ученых, волос гораздо более информативен, чем традиционные биосубстраты

– кровь, моча, ликвор, а получение его образцов проще и удобнее.

Исследованиями на человеке было установлено, что содержание тяжелых металлов в волосе значительно выше, чем в других тканях, органах и жидких средах организма, при этом волос рассматривается как биоскопический материал, характеризующий уровень содержания металлов в паренхиматозных органах (Войнар А.О., 1962; Ревич Б.А. (1986); Anke M., Rish M., 1997; Passwater R.A., Cranton E.M., 1983, Скальный А.В., Быков А.Т., 2003; Скальный А.В., Рудаков И.А., 2004; Фролова О.О., Шакула А.В., 2006).

Ларионова Т.К. (2000) предложила использовать микроэлементный состав коровьего молока в качестве биоиндикатора, отражающего биогеохимические особенности отдельно взятого региона.

Содержание микроэлементов в волосе является интегральным показателем минерального обмена и отражает микроэлементный статус организма в целом и в определённой степени отражает процесс элиминации металлов из организма (Veldanova M.V., 2000). Для получения результатов анализа нет необходимости отправлять животное на убой, следовательно, травмирование объекта исследования исключено, а для хранения и взятия материала не требуется специального оборудования, в связи с чем, волос является удобным объектом для исследований. Шерсть и волос могут быть использованы в качестве архивного материала в историческом биомонторинге, так как не имеют ограниченных сроков хранения и несут объективную информацию экологического состояния объекта (Луковенко В.П., Подрушняк А.Е., 1991; Волков В.Ф., Аржанов И.Г., Семенова Е.В., 1994).

Для оценки макро- и микроэлементного статуса биологического материала принципиальное значение имеют нормативные концентрации, величины которых по ряду элементов у разных авторов существенно разнятся, вследствие различий методов количественного химического анализа и статистической обработки полученных данных, чему также способствует отсутствие учета сложных интерметаллических и биохимических взаимодействий (Лойт А.О., 1996; Сусликов В.Л., 2000). По данным Полякова А.Я. (2000) объективные критерии оценки обеспеченности живых организмов микроэлементами, включая биогенные тяжелые металлы, находятся в стадии разработки.

С целью установления уровня содержания тяжелых металлов в шерсти козоматок в зоне с неблагополучным фоном среды их обитания были сделаны анализы определения жизненно необходимых микроэлементов (биоэлементов – цинка, меди; условно жизненно необходимых микроэлементов – никеля и токсичных микроэлементов – кадмия, свинца, ртути).

Анализируя таблицы 3.14 и 3.15 следует заключить, что содержание никеля в волосе коз обеих групп в течении исследуемого периода закономерно возрастало, а концу его более высокие значения были отмечены в группе козоматок четвёртой лактации 0,99 мг/кг против 0,58 мг/кг, что оказалось больше на 7%.

–  –  –

Содержание цинка также имело тенденцию к повышению – от 71,82 мг/кг до 74,03 мг/кг в группе коз первой лактации и от 95,00 мг/кг до 102,00 мг/кг в группе коз четвёртой лактации, соответственно превалирование последней группы над предыдущей на октябрь месяц составило 27,4%.

Уровень меди в волосе козоматок обеих групп возрастал – от 6,41 мг/кг до 8,31 мг/кг и от 8,02 мг/кг до 9,60 мг/кг соответственно, следовательно, превышение по данному показателю у животных четвёртой лактации в конце периода составило 13,4%.

Содержание кадмия в начале периода (март) между группами не имело существенных различий, несколько варьировало в июле и октябре разница составила 22,3% в пользу козоматок четвёртой лактации.

Таблица 3.15.

- Содержание тяжелых металлов в шерсти козоматок четвёртой лактации, мг/кг (n=10)

–  –  –

* Р 0,05; **Р0,01; *** Р0,001.

По содержанию свинца также лидировали животные этой группы, а именно они превзошли на конец исследуемого периода козоматок первой лактации на 22,4%.

Ртуть в волосе коз имела тенденцию к увеличению своей концентрации в марте и октябре – от 0,050 мг/кг до 0,064 мг/кг в группе животных первой лактации и от 0,073 мг/кг до 0,084 мг/кг в группе козоматок четвёртой лактации.

Тяжелые металлы ухудшают состояние конечной продукции. В результате термообработки ионы железа и меди каталитически воздействуют на деструкцию биомолекул в пищевом продукте, в результате чего образуются низкомолекулярных фракции, служащие отличной питательной средой для микроорганизмов, по сравнению с неповрежденными биомолекулами пищевого продукта (Жариков Г.Г., 2005).

Таким образом, следует заключить, что, несмотря на динамику в сторону увеличения содержания тяжёлых металлов в волосе исследуемых групп животных, предельные допустимые концентрации вписывались в установленные нормы. Постоянное поступление поллютантов с кормами и водой обеспечило нарастание их в заданном материале. В связи с вышесказанным, волос служит объективным и адекватным индикатором экологического благополучия среды обитания исследуемых животных и их здоровья. А как следствие, благополучия человека, как потребителя продукции животного происхождения.

3.5.2. Содержание тяжёлых металлов в крови козоматок пригородной зоны Саратовской агломерации Жизнеобеспечение и постоянство внутренней среды организма осуществляет такой важной тканью, как кровь. Из неё образуется молоко, тканевая жидкость, омывающая все клетки тканей и органов и являющаяся для них естественной средой и фактором обмена необходимыми веществами и газами. Тканевая жидкость образуется из крови путем транссудации плазмы крови через стенки капилляров, а оттекает от тканей через венозные и лимфатические сосуды, при этом состав и физико-химические свойства крови, тканевой жидкости и лимфы имеют постоянный уровень, что осуществляется с помощью нейрогуморальной регуляции различных систем организма, и, в первую очередь, пищеварительной. Кровь, как интегрирующая система организма, поставляет, обратно переносит, связывает, детоксицирует различные метаболиты, биотики, ксенобиотики, в связи с чем, она отражает не только состояние здоровья, но и приспособительную способность животного организма к меняющимся условиям окружающей среды. Поэтому, представляет особый интерес проведение сравнительного изучения состава крови на предмет содержания в ней тяжёлых металлов в динамике и в возрастном аспекте.

При поступлении свинца в организм отмечается его высокое проникновение в кровь, в связи с чем до 90% его может связываться с эритроцитами, при этом содержание свинца в эритроцитах может достигать до 45%, а в плазме крови – до 18% (Рослый О. Ф., Герасименко Т. И., Федорук А. А., 2001).

Наступает нарушение биосинтеза гемоглобина, нуклеиновых кислот, что особенно опасно для детского организма и пожилых людей, обладающих большей чувствительностью к токсикантам.

Таблица 3.16.

- Содержание тяжёлых металлов в крови козоматок первой лактации, мкмоль/л (n = 10)

–  –  –

В результате проведённых исследований можно сделать вывод, что содержание тяжёлых металлов в крови козоматок изучаемых групп превышало предельные допустимые концентрации, а именно, и по никелю в группе козоматок первой лактации колебания составили 7,31 – 8,11 мкмоль/ л, а в группе животных четвёртой лактации 8,42 – 8,73 мкмоль/л, при ПДК 1,72 – 8,62 мкмоль/л. Таким образом, вторая группа превзошла по данному показателю первую на 7,10%.

Содержание меди закономерно возрастало от 11,26 мкмоль/л до 26,4 мкмоль/л у козоматок первой лактации и от 20,48 мкмоль/л до 46,40 мкмоль/л у козоматок четвёртой лактации, что превысило ПДК на конец периода в 1,8 и 3 раза соответственно.

Уровень цинка находился в пограничной зоне с предельно допустимой концентрацией уже в середине изучаемого периода, а к его концу на 4,2% превысил ПДК в группе козоматок первой лактации и на 16,7% в группе животных четвёртой лактации, при этом у коз второй группы данный показатель был выше на 13,0% относительно первой.

–  –  –

* Р 0,05; **Р0,01; *** Р0,001.

Кадмий варьировал от 0,27 мкмоль/л до 0,66 мкмоль/л в первой группе и от 0,25 мкмоль/л до 0,76 мкмоль/л во второй, при ПДК до 0,50 мкмоль/л.

Содержание свинца также было высоким – на конец изучаемого периода 1,48 мкмоль/л у животных первой лактации и 1,76 мкмоль/л у животных четвёртой лактации при ПДК от 1,20 до 1,42 мкмоль/л. Таким образом, данный показатель был превышен во второй группе относительно первой на 15,9%.

В результате полученных данных можно предположить, что тенденция накопления тяжёлых металлов организмом коз более старшего возраста связана с их физиологической особенностью, а именно, более функциональным состоянием желудочно-кишечного тракта и его потенциальной способностью к переработке и утилизации кормов. При этом какой – либо устойчивости к кумуляции токсичных элементов не обнаружено, по – видимому, требуются уже другие исследования, которые не вписались в рамки нашего опыта.

3.5.3. Содержание тяжёлых металлов в молоке козоматок пригородной зоны Саратовской агломерации Большинство элементов, относящихся к группе токсичных металлов, участвуют в процессах подержания гомеостаза и физиологических функций организма, но с другой стороны их избыток вреден. В виду того, что тяжёлые металлы в силу своего широкого распространения, устойчивости во внешней среде оказывают политропное воздействие на все системы животного организма, обладая при этом свойством депонирования и кумуляции.

По мнению Бочкова Н.П., Захарова А.Ф., Иванова В.И. (1981), тяжёлые металлы ингибируют ферменты, необратимо изменяют молекулы нуклеиновых кислот и белков, нарушают структуру и проницаемость клеточных мембран, следовательно, отрицательно воздействуют на молекулярном уровне. Изменение ферментативной активности приводит к подавлению каталитической активности белков и изменению окислительных реакций (Шицкова, А.П. (1987); Трахтенберг И. М. (1987)). Как следствие, провоцируются клеточные мутации, дисфункции органов, и даже гибель организма.

Биологическая роль отдельных микроэлементов в животном организме специфична и их наличие определяется пороговым значением, превышение же концентрации ведёт к нарушению регуляторных процессов в обмене веществ, органическим поражениям органов и их физиологической дисфункции (Уразаев Н.А., 1985, 1990).

При наличии приведённых научных данных о патологическом и разрушительном влиянии тяжёлых металлов на животный организм нельзя не упомянуть о наличии в нём механизмов детоксикации ксенобиотиков и ведущая роль здесь принадлежит гепаторенальной системе (Саноцкий Ю.В., 1979, 1984). В ряде случаев, ферментативная система катализирует метаболическую активность химических веществ, в результате чего образуются опасные соединения, обладающие мутагенными свойствами (Hoffmann C.R., 1985; Сидоренко Н.С., 1986).

Молоко, как отражение внутренней среды, так же служит показателем процесса выведения тяжёлых металлов из организма.

Следует учитывать тот факт, что потребителями молока является не только человек, но и потомство изучаемых животных. Последние уже с первых дней жизни с молозивом, а затем с молоком матери получают дозу токсикантов и организм вырабатывает свои механизмы их утилизации и обезвреживания. Стоит принять во внимание и тот факт, что мясо молодых козликов является ресурсом поставки белка животного происхождения и качество их кормления с момента их рождения имеет прямое влияние на здоровье потребителя – человека.

Исследованиями многих учёных доказано, что изменения физико – химических свойств и биохимического состава молока зависят от качества и состава кормов (Абдурахманов Г.М., 2004; Кондрахин И.П., 2005; Кряжева В.Л., Комиссарова Т.Н., 2010).

Изучением содержания и элиминации тяжёлых металлов в молоке токсичных металлов в разные годы занимались: Колодкин А.М., (1985, 1989), Неменко Б.А. (1990), Липатов Н.Н. (1991); Навицкая Р.Я. (1995); Монастырский О.А.

(1995), Прошин Г.В. (1996); Фомичев Ю.П. (1998), Осикина Р.В. (2000);

Малыгина А.А. (2001); Мосолова Н.И. (2002); Горлов И.Ф. (2003, 2005, 2006), Ривняк Т.Т. (2005); Храмова В.Н. (2006); Исамов Н.Н. (2007);

Соломатин В. (2008); Лифанова С.П. (2010, 2012).

Содержание свинца в молоке нарастает и особенно велико его содержание в зонах, расположенных в непосредственной близости шоссейных дорог, заводов, перерабатывающих свинец (Амирджанян Ж.А., 1994).

Кадмий поступает в организм преимущественно оральным и аспираторным путями. При сепарировании молока свыше 95% его переходит в обрат, а казеин и сывороточные белки связывают 14,76 – 19,63% и 5,94 – 6,7% от общего содержания поступившего кадмия соответственно. В сыродельном производстве экспериментально установлено, что от 40 до 90% тяжёлых металлов переходит из молока в сырную массу в следующем порядке поступления: медь кадмий мышьяк.

Колодкин А.М. (1985, 1989) установил, что в сгущённых молочных продуктах меди, цинка, марганца, кадмия и свинца содержится в 3 – 5 раз больше, чем в сыром молоке.

Содержание ртути в молоке в максимальном количестве регистрируется в ноябре, а в январе снижается (Колодкин А.М., 1989).

Известно о высокой мутагенной активности, подострой и латентной токсичности при значительном употреблении молочных продуктов с содержанием тяжёлых металлов в количестве выше ПДК.

Нами были взяты средние пробы молока в изучаемые периоды от опытных групп и проведены исследования образцов на наличие тяжёлых металлов (табл. 3.18, 3.19).

В конце стойлового периода регистрировались наименьшие значения содержания тяжёлых металлов в молоке животных обеих групп, но с началом выпаса на пастбище их уровень закономерно повышается. Так, в первой группе содержание никеля увеличивалось от 0,020 мг/кг до 0,032 мг/кг с марта по октябрь в первой группе и от 0,037 мг/кг до 0,045 мг/кг во второй.

–  –  –

Содержание меди на начало периода во второй группе было больше, чем в первой на 33,3%, на конец периода на 27,8% соответственно.

Уровень цинка в обеих группах был значительно выше порогового уровня и колебался от 1,112 мг/кг до 1,176 мг/кг в группе козоматок первой лактации и от 1,542 мг/кг до 1,601 мг/кг в группе козоматок четвёртой лактации, в связи с чем на октябрь месяц превышение составило 26,5% в пользу второй группы.

При производстве молока, особенно для детского питания большое внимание уделяется экологической безопасности сырья, а критерием оценки является содержание токсичных элементов. Их содержание в молоке козоматок исследуемых групп не превышало предельно допустимых концентраций, установленных техническим регламентом.

Содержание свинца варьировало от 0,023 мг/кг до 0,031 мг/кг в группе животных первой лактации и от 0,042 мг/кг до 0,053 мг/кг в группе козоматок четвёртой лактации, в результате чего на конец исследуемого периода превышение составило 41,5% в пользу второй группы.

ГЛАВА 4. ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ПОКАЗАТЕЛИ

–  –  –

Данные таблицы 4.1. показывают, что затраты на содержание козоматок четвёртой лактации были выше на 5,2%, чем козоматок первой лактации, что связано, прежде всего, с разным расходом концентрированных кормов.

Выручка от реализации молока составила 30528,0 руб. в группе животных первой лактации и 40302,0 руб. в группе козоматок четвёртой лактации, что в процентном отношении было больше на 24,3% в пользу вторых.

При одинаковой стоимости 1 кг молока полученная прибыль была выше в группе козоматок старшего возраста – на 46,3%, вследствие более высокого уровня молочной продуктивности.

Себестоимость 1 кг произведённой продукции по группам значительно отличалась. Так, данный показатель составил в первой группе 40,4 руб., во второй – 32,2 руб., что оказалось меньше на 8,2 руб.

Рентабельность производства молока по группам составила 48,9% и 86,3% соответственно.

Таким образом, можно заключить, что, несмотря на достаточно высокие показатели экономической эффективности в обеих группах, содержание козоматок четвёртой лактации гораздо более выгодно, чем содержание животных первой лактации по объективным причинам, рассмотренных нами ранее.

ВЫВОДЫ

Промышленные предприятия, автомобильные трассы и железные 1.

дороги являются источником формирования биогеохимических локальных пространств, имеющих повышенное содержание поллютантов, в частности, тяжёлых металлов, таких как, свинец, кадмий, никель, медь, цинк. В Саратовской агломерации максимальное насыщение объектами повышенной опасности в экологическом отношении приходится на южную промышленную зону.

В почвенном покрове территории лесопосадок превышение ПДК 2.

по свинцу составило 1,3; никелю – 15,6; меди – 17,6; цинку – 3,5; кадмию – 2 раза. В почвах стойла ПДК было превышено по свинцу 1,1; никелю – 14,6;

меди – 17; цинку – 3,4; кадмию – 1,6 раза. На территории пастбищ отмечено превышение ПДК по свинцу 1,5; никелю – 15; меди – 17,3; цинку – 3,2;

кадмию – 2,3 раза. Содержание ртути в опытных образцах не превышало предельно допустимые концентрации. Содержание тяжёлых металлов в кормах растительного происхождения превышает предельные допустимые концентрации, а именно: по никелю – в зелёной массе на 0,64 мг, капусте на 0,79 мг, яблоках летних на 0,18 мг, яблоках осенних на 0,32 мг; по меди – в смеси зерновой на 0,8 мг, по цинку – в зелёной массе на 8,6 мг, капусте на 11,65, яблоках летних на 1,75 мг, яблоках осенних на 3,2 мг; по кадмию – в сене на 0,1 мг, в веточном корме на 0,13 мг, смеси зерновой на 0,17 мг, пастбищной траве на 0,27 мг, в моркови на 0,041 мг, капусте на 0,29 мг, яблоках летних на 0,11 мг, яблоках осенних на 0,13 мг; по ртути – в капусте на 0,02 мг, яблоках летних на 0,12 мг, яблоках осенних на 0,12 мг; по свинцу

– в веточном корме на 0,001 мг, капусте на 0,04 мг.

Содержание массовой доли жира в молоке коз обеих групп по 3.

разным месяцам лактации было высоким от 3,70 до 4,01% в первой группе и от 3,77 до 4,07% во второй. При этом максимальные значения по данному показателю были отмечены в первые два и последние два месяцы лактации, что связано с кормовым фактором. Достоверной разницы в содержании белка в молоке коз разных месяцев лактации не прослеживается. Относительно групп были выявлены различия, а именно, в первой группе массовая доля белка варьировала от 2,90 до 3,25%, а во второй – от 3,58 до 3,90%. В процентах от массовой доли белка содержание казеина в разные месяцы лактации варьировало незначительно и достоверной разницы по месяцам выявлено не было. Достоверной разницы в содержании лактозы в молоке разных лактационных периодах не наблюдалось. В первой группе данный показатель варьировал от 4,38 до 4,68%, во второй от 4,45 до 4,63%. По содержанию минеральных веществ в молоке коз разных месяцев лактации существенной разницы не обнаружено. В исследуемом молоке коз обеих групп во все месяцы лактации показатель СОМО был в пределах нормы.

Плотность цельного козьего молока исследуемых месяцев лактации колеблется в пределах 1029 кг/м3, или 29 – 29,18 0А. Титруемая кислотность молока коз находилось в пределах 16-200Т. В молоке коз всех исследуемых месяцев лактации содержание соматических клеток в 1 см3 составило менее 500 тыс. клеток.

4. Соотношения групп жирных кислот молока было относительно стабильным. Содержание насыщенных жирных кислот варьировало в исследуемые периоды от 55,740% до 62,847% в группе козоматок первой лактации и от 65,399% до 67,364% в группе козоматок четвёртой лактации.

Содержание жирных кислот в липидах молока характеризовалось высоким содержанием ненасыщенных жирных кислот в обеих группах: от 33,009% до 34,092% в первой группе и от 27,918% до 28,590% во второй, при этом коэффициент соотношения ненасыщенных и насыщенных жирных кислот колебался от 0,525 до 0,606 и от 0,414 до 0,437 соответственно. Таким образом, результаты, полученные при изучении молочной продуктивности козоматок русской породы, свидетельствуют о сбалансированном жирнокислотном составе молочных липидов.

5. В конце стойлового периода регистрировались наименьшие значения содержания тяжёлых металлов в молоке животных обеих групп, но с началом выпаса на пастбище их уровень закономерно повышается. Так, в первой группе содержание никеля увеличивалось от 0,020 мг/кг до 0,032 мг/кг (на 37,5%) с марта по октябрь в первой группе и от 0,037 мг/кг до 0,045 мг/кг (на 17,8%) во второй. Содержание меди на начало периода во второй группе было больше, чем в первой на 33,3%, на конец периода на 27,8% соответственно. Уровень цинка в обеих группах был значительно выше порогового уровня и колебался от 1,112 мг/кг до 1,176 мг/кг (на 5,4%) в группе козоматок первой лактации и от 1,542 мг/кг до 1,601 мг/кг (3,7%) в группе козоматок четвёртой лактации, в связи с чем на октябрь месяц превышение составило 26,5% в пользу второй группы. Содержание свинца варьировало от 0,023 мг/кг до 0,031 мг/кг (25,8%) в группе животных первой лактации и от 0,042 мг/кг до 0,053 мг/кг (20,8%) в группе козоматок четвёртой лактации, в результате чего на конец исследуемого периода превышение составило 41,5% в пользу второй группы. Тяжелые металлы мигрируют по цепи «почва – вода – корма - кровь козликов – молоко.

6. Анализ экономических показателей показывает, что затраты на содержание козоматок четвёртой лактации были выше на 10,8%, чем козоматок первой лактации, что связано, прежде всего, с разным расходом концентрированных кормов. Выручка от реализации молока на 1 голову составила 13590,0 руб. в группе животных первой лактации и 19062,0 руб. в группе козоматок четвёртой лактации, что в процентном отношении было больше на 28,7% в пользу вторых. При одинаковой стоимости 1 кг молока полученная прибыль была выше в группе козоматок старшего возраста – на 49,4%, вследствие более высокого уровня молочной продуктивности.

Себестоимость 1 ц произведённой продукции по группам значительно отличалась. Так, данный показатель составил в первой группе 4028,7 руб., во второй - 3220,0, что оказалось меньше на 808,7 руб. Рентабельность производства молока по группам составила 48,9% и 86,3% соответственно.

Таким образом, можно заключить, что, несмотря на достаточно высокие показатели экономической эффективности в обеих группах, содержание козоматок четвёртой лактации гораздо более выгодно, чем содержание животных первой лактации.

ПРЕДЛОЖЕНИЯ ПРОИЗВОДСТВУ

(ПРАКТИЧЕСКИЕ ПРЕДЛОЖЕНИЯ)

На территориях, подверженных воздействию антропогенных 1.

факторов, необходимо периодически проводить мониторинг трофической цепи коз на определение уровня загрязнения тяжёлыми металлами следующих компонентов: «почва – вода – корма – биологический материал – продукция.

С целью увеличения производства молока, снижения затрат 2.

кормов, повышения рентабельности содержания козоматок русской породы в зонах влияния крупных промышленных центров рекомендуем использовать животных в возрасте 4,5 лет.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Абузярова, Ю.В. Загрязнение придорожной зоны выбросами автотранспорта на примере Оренбургской области / Абузярова Ю.В., Чикенёва И.В., Колесников П.В. // Известия Оренбургского государственного аграрного университета. - 2012. - № 3(35). - с. 233–236.

2. Авакаян, Н. О. Комплексное изучение загрязнённости почв тяжелыми металлами / Н.О. Авакаян // Агрохимия. - 1984. - № 5. - с. 63-66.

3. Агаджанян, А. Н. Химические элементы в среде обитания и экологический портрет человека / А. Н. Агаджанян, А. В. Скальный. – М. :

Изд-во КМК, 2001. – 84 с.

4. Амирова, П. Х. Гематологические показатели ярок различного происхождения / П. Х. Амирова, И. С. Исмаилов, В. А. Кущенко // Овцы.

Козы. Шерстяное дело. – 2010. – № 3. – С. 53–55.

5. Андрусенко, С.Ф. Направления использования козьего молока / С.Ф.

Андрусенко, С.М. Кунижев // Специализированный информационный бюллетень «Переработка молока». – 2004. - №1. – с. 5 - 7.

6. Антонова, Ю.А. Тяжёлые металлы в городских почвах / Ю.А.

Антонова, М.А. Сафонова // Фундаментальные исследования. – 2007. - №11. с. – 45-48.

7. Аргунов, М.Н. Биохимические показатели крови коров и телят и их влияние на обменные процессы в зонах экологического прессинга / М.Н.

Аргунов // Актуальные проблемы диагностики болезней животных: Матер.

межд. научно – практ. конф. – Воронеж. – 2006. – с. 116 – 117.

8. Аргунов, М.Н. Особенности кинетики кадмия у здоровых и больных индюшат / М.Н. Аргунов, А.В. Вострилов, А.С. Высотин, Р.В. Сащенко // Актуальные проблемы ветеринарной медицины: Матер. межд. научно – практ. конф. – Курск. – 2008. – с. 26 – 28.

9. Багиров, В.А. Сохранение и рациональное использование генофонда животных / В.А. Багиров, Ш.Н. Насибов, П.М. Кленовицкий и др. // Доклады РАСХН. – 2009. - №2. – с. 37 – 40.

10. Багиров, В.А. Рациональное использование генетических ресурсов и гибридизация в козоводстве / В.А. Багиров, П.М. Кленовицкий, Ш.Н.

Насибов и др. // Сельскохозяйственная биология. – 2009. - №6. – с. 27 – 33.

11. Барбье, М. Введение в химическую экологию / М. Барбье. – М. : Мир, 1978. – 230 с.

12. Белов, В.С. Доклад о состоянии и об охране окружающей среды Саратовской области в 2012 году / В.С. Белов, А.Н. Агибалов, М.Ф. Болтухин и др. Саратов, 2012. – 277 с.

13. Биогеоценоз и патология сельскохозяйственных животных / Н.А.

Уразаев, Г.П. Новошинов, В.Н. Локтионов. – М., 1985. – 175 с.

14. Бирюков, М.В. Иммунобиологические показатели крови коров при различном течении послеродового периода / М.В. Бирюков, Ю.Н. Масьянов, В.И. Михалёв // Актуальные проблемы болезней органов размножения и молочной железы у животных: Матер. межд. научно – практ. конф. – Воронеж. – 2005. – с. 320 – 323.

15. Бойков, В.И. Козоводство / В.И. Бойков. – М. – Л.: Сельхозгиз. – 1940.

– 170 с.

16. Бойков, В.И. Разведение молочных коз / В.И. Бойков. – М.: Колос. – 1945. – 55 с.

17. Бочков, Н.П. Химический мутагенез у человека и прогнозирование его эффекта / Н.П. Бочков, А.Ф. Захаров, В.И. Иванов // Генетика и благосостояние человечества : тр. XIV Междунар. Генетического конгр. – М., 1981. – с. 185 – 193.

18. Васильев, Н.А. Разведение овец и коз в личном хозяйстве / Н.А.

Васильев, А.А. Орехов. – М.: Колос. – 1981. – 191 с.

19. Васильев, Н. А. Овцеводство и технология производства шерсти и баранины / Н. А. Васильев, В. К. Целютин. – М.: Агропромиздат, 1990. – 320 с.

20. Вениаминов, А.А. Козоводство зарубежных стран. – М. // ВНИИТЭИСХ. – 1981. – с.43 – 45; 48 – 50; 57 – 58.

21. Войнар, А. И. Биологическая роль микроэлементов в организме животных и человека / А. И. Войнар. – М. : Советская наука, 1962. – 435 с.

22. Волков, В. Ф. Анализ микроэлементного состава крови и волос человека по третичным рентгеновским спектрам / В. Ф. Волков, И. Г.

Аржанов, Е. В. Семенова // Лабораторное дело. – 1994. – № 12. – С. 23–25.

23. Воробьёв, П. А. Наследуемость аминотрансфераз и фосфатаз крови и их связь с хозяйственными признаками у овец породы линкольн / П. А.

Воробьёв, Ю. А. Перчихин // Биохимические основы селекции овец. – М. :

Колос, 1977. – С. 7–12.

24. Воробьёв, П.А. Овцеводство, козоводство и технология переработки шерсти и мяса / П.А. Воробьёв, А.А. Орехов. – М: Агропромиздат. – 1988. – 288 с.

25. Гертман, А.М. Никелевой токсикоз телят в техногенной провинции Южного Урала / А.М. Гертман, М.И. Рабинович // Актуальные проблемы болезней молодняка в современных условиях: Матер. межд. научно – практ.

конф. – Воронеж. – 2002. – с. 176 – 179.

26. Гомилевский, В. Козоводство молочное и шерстное. – СПб:

Книгоиздательство П.П. Сайкина. – 1905. – 78 с.

27. Горлов, И.Ф. Улучшение качества молока в условиях повышенного техногенного загрязнения Нижнего Поволжья : монография / И.Ф. Горлов, С.М. Бельский, М.И. Сложенкина, Н.И. Мосолова. – М.: Вестник РАСХН, 2003. – 106 с.

28. Горлов, И.Ф. Способы повышения продуктивности козоматок молочной породы / И.Ф. Горлов, Д.М. Осташевская, А.Т. Варакин, В.Н.

Храмова : Рекомендации. – М.: Вестник РАСХН, 2005. – 28 с.

29. Горлов, И.Ф. Использование кормовых добавок при производстве козьего молока / И.Ф. Горлов, А.Т. Варакин, Е.А. Варакина, В.Н. Храмова // Хранение и переработка сельхозсырья. – 2006. - №5. – с. 12 – 15.

30. Грин, Н.В. Состояние генеративной функции животных при круглосуточном ингаляционном воздействии смеси ртутьсодержащих солей / Н.В. Грин, А.В. Ермаченко, Е.И. Беседина // Гигиена и санитария. – 1981. с. 88 – 90.

31. Гришин, В. Н. Связь активности ферментов переаминирования (АСТ, АЛТ) с продуктивностью сельскохозяйственных животных / В. Н. Гришин // Достижения сельскохозяйственной науки и практики : обзорная информация.

– М., 1982. – 25 с. – (Серия «Животноводство и ветеринария»).

32. Гуляева, О.Г. Изменение лактационного барьера у лабораторных мышей при экспериментальном отравлении медью / О.Г. Гуляева, Л.Г.

Тулакина // Учёные записки Казанской ГАВМ им. Н.Э. Баумана. Том 192. – Казань. – 2008. – с. 88 – 91.

33. Давыдова, С.Л. Тяжелые металлы как супертоксиканты ХХI века:

учебн. пособие / С.Л. Давыдова, В.И. Тагасов. – М.: Изд. РУДН, 2002. – 140 с.

34. Дениев, Х.Д. Характер распределения признаков молочной продуктивности зааненских коз / Х.Д. Дениев // ВНИИОК. Сб. науч. тр.

Ставрополь. – 1996. – вып. 42 – 46 с.

35. Димов, Н. Козоводство – перспективная отрасль животноводства / Н.

Димов // Международный сельскохозяйственный журнал. – 1987. - №1. – 8 с.

36. Денисова, С.Н. Использование козьего молока в питании кормящих матерей для лечения и профилактики атопического дерматита у детей / С.Н.

Денисова, Т.Б. Сенцова, М.В. Гмошинская // Вопросы детской диетологии. – 2004. - №2. – С. 21 – 24.

37. Добровольский В. В. География микроэлементов. - М.: Мысль, 1983. с. 271.

38. Донник, И.М. Оценка здоровья животных в территориях химического и радиоактивного загрязнения / И.М. Донник // Зоотехния. – 2003. – №10. – с.

20 – 23.

39. Дроворуб, А.А. Выращивание зааненских козлят при разном уровне кормления / А.А. Дроворуб // Овцы. Козы. Шерстяное дело. – 2005. - №4. – с.

41 – 43.

40. Дроворуб, А.А. Продуктивность молодняка коз зааненской породы при различном уровне кормления / А.А. Дроворуб // Овцы. Козы. Шерстяное дело. – 2009. - №3. – с. 52 – 53.

41. Дроздова, Л.И. Влияние избыточных количеств цинка и меди на организм крупного рогатого скота / Л.И. Дроздова, О.В. Виноградова // Актуальные проблемы патологии животных: Матер. междунар. съезда терапевтов, диагностов. – Барнаул. – 2005. – с. 58.

42. Ермаков, В.В. Геохимическая экология животных / В.В. Ермаков, С.Ф.

Тютиков. – М.: Наука. – 2008. – 315 с.

43. Ерохин, А.И. Приусадебное хозяйство. Разведение коз и овец / А.И.

Ерохин. – М.: Изд – во ЭКСМО – Пресс, Изд – во Лик пресс, 2001. – 304 с.

44. Ерохин, А. И. Некоторые особенности биологии воспроизведения у романовских овец / А. И. Ерохин, Е. А. Карасев, С. А. Ерохин // Овцы. Козы.

Шерстяное дело. – 2010. – № 1. – С. 21–25.

45. Ершов, Ю.А. Механизмы токсичного действия неорганических соединений / Ю.А. Ершов, Т.В. Плетнёва. – М.: Медицина. – 1989. – 272 с.

46. Жебровский, Л. С. Селекция животных / Л. С. Жебровский. – СПб. :

Лань, 2002. – 256 с.

47. Желткова, О.А. Молочная продуктивность и качество молока коз с различными генотипами по гену бета – лактоглобулина / О.А. Желткова, А.С.

Шувариков, Е.А. Гладырь // Овцы. Козы. Шерстяное дело. – 2011. - №3. – с.80 – 83.



Pages:     | 1 | 2 || 4 |

Похожие работы:

«Улановская Ирина Владимировна БИОМОРФОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ HEMEROCALLIS HYBRIDA HORT. КОЛЛЕКЦИИ НИКИТСКОГО БОТАНИЧЕСКОГО САДА 03.02.01 – ботаника Диссертация на соискание ученой степени кандидата биологических наук Научный руководитель д.б.н., профессор З.К. Клименко Ялта – 2015 СОДЕРЖАНИЕ Стр. ВВЕДЕНИЕ.. РАЗДЕЛ 1. ИСТОРИЯ...»

«ФЕДОРОВА Екатерина Алексеевна ХАРАКТЕРИСТИКИ ВИРУСА ГРИППА, ВЛИЯЮЩИЕ НА ПОКАЗАТЕЛИ ГУМОРАЛЬНОГО ИММУННОГО ОТВЕТА В ЭКСПЕРИМЕНТЕ И ПРИ ВАКЦИНАЦИИ 03.02.02 – вирусология ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата биологических наук Научный руководитель: Доктор биологических наук, доцент И.В. КИСЕЛЕВА Санкт-Петербург – ОГЛАВЛЕНИЕ Раздел 1....»

«Жукова Дарья Григорьевна ДИАГНОСТИКА И ПРОГНОЗИРОВАНИЕ РЕАКЦИЙ ГИПЕРЧУВСТВИТЕЛЬНОСТИ К ЛЕКАРСТВЕННЫМ ПРЕПАРАТАМ У БОЛЬНЫХ В ПЕРИОПЕРАЦИОННОМ ПЕРИОДЕ В УСЛОВИЯХ МНОГОПРОФИЛЬНОГО СТАЦИОНАРА 14.03.09 клиническая иммунология, аллергология Диссертация на соискание ученой степени кандидата медицинских наук Научные руководители: доктор...»

«СЫРКАШЕВА Анастасия Григорьевна СОВРЕМЕННЫЕ ПОДХОДЫ К ПОВЫШЕНИЮ ЭФФЕКТИВНОСТИ ПРОГРАММ ВСПОМОГАТЕЛЬНЫХ РЕПРОДУКТИВНЫХ ТЕХНОЛОГИЙ У ПАЦИЕНТОК С ДИСМОРФИЗМАМИ ООЦИТОВ 14.01.01акушерство и гинекология Диссертация на соискание ученой степени кандидата медицинских наук Научные руководители: доктор...»

«СОКУР Светлана Александровна ОПТИМИЗАЦИЯ ИСХОДОВ ПРОГРАММ ВСПОМОГАТЕЛЬНЫХ РЕПРОДУКТИВНЫХ ТЕХНОЛОГИЙ У СУПРУЖЕСКИХ ПАР С ПОВЫШЕННЫМ УРОВНЕМ АНЕУПЛОИДИИ В СПЕРМАТОЗОИДАХ 14.01.01акушерство и гинекология Диссертация на соискание ученой степени кандидата медицинских наук Научные руководители:...»

«КОЛОТВИН АНДРЕЙ ВАСИЛЬЕВИЧ Прогностическая значимость генетического полиморфизма патогена и хозяина для оценки эффективности терапии и развития фиброза печени при хроническом гепатите С Молекулярная биология –...»

«Регузова Алёна Юрьевна Исследование специфической активности полиэпитопных Т-клеточных ВИЧ-1 иммуногенов, полученных с использованием различных стратегий проектирования 03.01.03 – «молекулярная биология» Диссертация на соискание ученой степени кандидата биологических наук Научные...»

«Кузнецова Наталья Владимировна СОВРЕМЕННОЕ ГИДРОБИОЛОГИЧЕСКОЕ СОСТОЯНИЕ РЕКИ ЯХРОМА КАК МОДЕЛЬНОЙ МАЛОЙ РЕКИ ПОДМОСКОВЬЯ 03.02.10 – гидробиология Диссертация на соискание ученой степени кандидата биологических наук...»

«Бабкина Ирина Борисовна ИХТИОФАУНА БАССЕЙНА НИЖНЕЙ ТОМИ: ДИНАМИКА И СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ 03.02.04 – Зоология Диссертация на соискание ученой степени кандидата биологических наук Научный руководитель доктор биологических наук, профессор Романов Владимир Иванович Томск – 2015 ОГЛАВЛЕНИЕ Введение.. Глава 1....»

«Головань Екатерина Викторовна Ресурсы декоративных растений для озеленения внутриквартальных территорий (на примере г. Владивостока) 03.02.14 – биологические ресурсы Диссертация на соискание ученой степени кандидата биологических наук Научный руководитель: д.б.н., доцент О.В. Храпко Владивосток — Оглавление Введение Глава 1. Современные подходы...»

«Кузнецова Татьяна Сергеевна ПРОГНОЗИРОВАНИЕ РЕФРАКЦИОННОГО РЕГРЕССА ПОСЛЕ ЭКСИМЕР-ЛАЗЕРНОЙ КОРРЕКЦИИ БЛИЗОРУКОСТИ ВЫСОКОЙ СТЕПЕНИ ПРИ МЕХАНИЧЕСКОЙ И ФЕМТОЛАЗЕРНОЙ ТЕХНОЛОГИЯХ ФОРМИРОВАНИЯ ЛОСКУТА РОГОВИЦЫ 14.01.07 – глазные болезни Диссертация на соискание ученой степени кандидата...»

«РЫЛЬНИКОВ Валентин Андреевич ЭКОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ И ПОДХОДЫ К УПРАВЛЕНИЮ ЧИСЛЕННОСТЬЮ СИНАНТРОПНЫХ ВИДОВ ГРЫЗУНОВ (на примере серой крысы Rattus norvegicus Berk.) Специальность 03.00.16 – экология Диссертация на соискание ученой степени...»

«Брит Владислав Иванович «Эффективность методов вакцинации против ньюкаслской болезни в промышленном птицеводстве» Специальность: 06.02.02 ветеринарная микробиология, вирусология, эпизоотология, микология с микотоксикологией и иммунология ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидат ветеринарных наук Научный руководитель:...»

«САФИНА ЛЕЙСЭН ФАРИТОВНА Анафилактический шок на ужаления перепончатокрылыми насекомыми (частота встречаемости, иммунодиагностика, прогнозирование) 14.03.09 – клиническая иммунология, аллергология Диссертация на соискание ученой степени кандидата медицинских наук Научный...»

«Тюрин Владимир Анатольевич МАРАЛ (CERVUS ELAPHUS SIBIRICUS SEVERTZOV, 1873) В ВОСТОЧНОМ САЯНЕ (РАСПРОСТРАНЕНИЕ, ЭКОЛОГИЯ, ОПТИМИЗАЦИЯ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ) Специальность 03.02.08 – Экология (биологические науки) Диссертация на соискание ученой степени кандидата биологических наук Научный руководитель: Д-р биол. наук, профессор М.Н. Смирнов Красноярск 201 Содержание Введение.. 4 Глава 1. Изученность экологии марала.. Биология марала.. 9...»

«МАКАРОВ Андрей Олегович Оценка экологического состояния почв некоторых железнодорожных объектов ЦАО г. Москвы специальность 03.02.13 – «почвоведение» и 03.02.08 – «экология» ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата биологических наук Научные руководители: доктор биологических наук, Яковлев А.С. кандидат биологических наук Тощева Г.П. Москва 201 СОДЕРЖАНИЕ ВВЕДЕНИЕ.. ГЛАВА 1. СОВРЕМЕННЫЕ ПРЕДСТАВЛЕНИЯ О...»

«МАХАЧЕВА ХАННА ГАДЖИЕВНА СОСТОЯНИЕ И ПЕРСПЕКТИВЫ МОДЕРНИЗАЦИИ ОТОРИНОЛАРИНГОЛОГИЧЕСКОЙ ПОМОЩИ В РЕСПУБЛИКЕ ДАГЕСТАН 14.01.03 – болезни уха, горла и носа 14.02.03 – общественное здоровье и здравоохранение Диссертация на соискание ученой степени доктора медицинских наук Научные консультанты: доктор медицинских наук, профессор Н.А. Дайхес доктор медицинских наук, профессор Л.М. Асхабова...»

«Доронин Максим Игоревич ЭКСПРЕСС-МЕТОДЫ ВЫЯВЛЕНИЯ ВИРУСА ИНФЕКЦИОННОГО НЕКРОЗА ГЕМОПОЭТИЧЕСКОЙ ТКАНИ ЛОСОСЕВЫХ РЫБ 03.02.02 «Вирусология» Диссертация на соискание ученой степени кандидата биологических наук Научный руководитель: доктор биологических наук, Мудрак Наталья Станиславовна Владимир 2015 ОГЛАВЛЕНИЕ 1 ВВЕДЕНИЕ 2 ОБЗОР ЛИТЕРАТУРЫ 2.1 Характеристика возбудителя инфекционного...»

«МУХА (DIPTERA MUSCIDAE) КАК ПРОДУЦЕНТ КОРМОВОГО БЕЛКА ДЛЯ ПТИЦ НА ВОСТОКЕ КАЗАХСТАНА 16.02.02 – кормление сельскохозяйственных животных и технология кормов Диссертация на соискание ученой степени кандидата сельскохозяйственных наук КОЖЕБАЕВ БОЛАТПЕК ЖАНАХМЕТОВИЧ Научный руководитель – доктор биологических наук профессор Ж.М. Исимбеков...»

«Мансуров Рашид Шамилович Применение препарата Солунат при выращивании бройлеров 06.02.08. – кормопроизводство, кормление сельскохозяйственных животных и технология кормов Диссертация на соискание ученой степени кандидата сельскохозяйственных наук Научный руководитель: доктор биологических наук, профессор, Заслуженный деятель науки Российской...»







 
2016 www.konf.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, диссертации, конференции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.