WWW.KONF.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Авторефераты, диссертации, конференции
 


Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 11 |

«КЛИМАТОГЕННАЯ И АНТРОПОГЕННАЯ ДИНАМИКА БИОТЫ В МЕНЯЮЩИХСЯ ЭКОЛОГИЧЕСКИХ УСЛОВИЯХ ВОСТОКА РУССКОЙ РАВНИНЫ ...»

-- [ Страница 2 ] --

Был проведен регрессивный анализ рядов данных в объёме более 10600 фенодат по 130 биофенологическим явлениям для построения линейных и полиноминальных (по климатическим фазам) трендов за период с 1890 по 2013 годы. Фенологические данные обрабатывались в программе Statistica-10 и в специальной компьютерной программе, разработанной в оперативной системе управления базами данных FoxPro-2,6 (X) с вводом и выводом данных в календарных датах при их численной внутренней обработке и импортом в программу Excel.

Исследовались особенности реакции растений и животных на погодные аномалии зимы и положительные аномалии лета на востоке ЕТР – в условиях вятско-верхнекамского участка лесного Поволжья.

Обилие насекомых-вредителей и поврежденность растений оценивались по стандартным методикам (Березкин и др., 1985).

С целью выявления характера и обусловленности случаев пребывания перелетных птиц зимой в средних широтах автором обобщены и проанализированы факты зимовок птиц из числа регулярных мигрантов в относительно однородных условиях обширной территории – преимущественно в Среднем Поволжье и восточной части Нечерноземного Центра в пределах 54-59о с. ш. (рис. 1)

–  –  –

вался при наличии данных, подтверждающих продолжительное пребывание птицы с кормовой активностью в зимних условиях конкретной местности. Отдельно анализировались зимовки в естественных и антропогенных услоиях с подразделением на произольные и случайные (вынужденые, спонтанные). Полная зимовка – пребывание птицы до сроков весеннего прилёта. При однократной регистрации особи перелётного вида во второй половине зимнего сезона она относилась к перезимовавшим.

В сопряженный с погодно-климатическими показателями статистический анализ зимовок включены факты по Кировской области за период 1980-2010 гг.

Анализировались полученные автором многолетние данные по численности зимующих крякв на незамерзающих участках акваторий в естественных и антропогенных условиях. Ежегодный учет зимующих крякв проводился в январеначале февраля с 1986 г. одновременно во всех зимовальных стациях кряквы (родниковые пруды на окраине и в центре города, незамерзающие участки русел протекающих по городу речек; за пределами города на расстоянии более км от городских зимовальных стаций – полынья протяженностью 3,0-4,5 км в русле р. Вятки ниже сброса сточных вод из коллектора городских очистных сооружений). Регулярно проводился учёт гнездящихся пар и выводков на городских водоёмах и учёт уток на городских водоёмах в летние месяцы.

Использовались метеорологические данные Кировского областного центра по гидрометеорологии, опубликованные в ежегодных “Обзорах агроклиматических условий по Кировской области” и (с 1995 г.) в региональных докладах “О состоянии окружающей природной среды Кировской области”, а также данные ежегодных обзоров фенологических явлений по Кировской области, составляемых по результатам организуемых автором с 1980 г. коллективных фенонаблюдений в Кировской области (Соловьев, 2005б).

Анализировались результаты многолетних наблюдений автора по срокам сезонных миграций и спектру зимних пищевых объектов снегиря в г. Кирове.

Сбор дополнительной информации по состоянию биологических объектов осуществлялся методом анкетирования фенологов-наблюдателей. Даты наступления феноявлений анализировались в сопоставлении со среднемноголетними по соответствующему географическому пункту.

Видовые названия птиц приведены по Л.С. Степаняну (1990). Миграционный статус вида определялся по монографии “Птицы Советского Союза” (1951-1954) по критериям, изложенным в работе Т.П. Шеваревой (1965).

Урожайность дикоросов оценивалась по глазомерной шкале В.Г. Каппера. Анализ содержания жира в семенах проводился в аналитической лаборатории Зонального НИИ сельского хозяйства Северо-Востока им. Н.В. Рудницкого (г. Киров) методом определения сырого жира обезжиренного остатка в аппарате ЭЖ-191 в соответствии с ГОСТ 13496.15-97. Содержание жира в семенах ясеня и клена ясенелистного определялось в двукратной повторности.

Значимость корреляционных отношений определялась по критерию Пирсона. Достоверность значений проверялась с помощью критерия Стьюдента.

Глава 4. Региональные проявления глобальных изменений климата

Основные тенденции изменения климата в России соответствуют общим тенденциям изменения средней температуры Северного полушария. Однако наблюдаются отдельные региональные несоответствия. Так, похолодание 1950х годов почти не проявилось в европейской части России. Здесь после скачкообразного похолодания в начале 1940-х годов в основном наблюдался рост температуры. Потепление на территории России во второй половине ХХ столетия характеризовалось большей интенсивностью и однородностью в пространстве, чем в целом за столетие (Груза и др., 2001).

Вятский регион не покрывался последним, валдайским оледенением, а предыдущий, московский ледник захватывал лишь небольшую его северозападную часть. Из семи стадий похолодания за последние 125 тысячелетий, установленных для центральной части Русской равнины, в пределах Кировской области сотрудники Лаборатории эволюции природной среды Вятского гуманитарного университета выявили признаки шести (Пахомов, Пахомова, 2003).

Современные глобальные климатические тенденции также по-разному проявляются на региональном уровне (Груза и др., 2001; Vaughan et al., 2001 и др.).

На глобальные изменения накладываются местные особенности формирования климатического режима. В одних районах региональные тенденции совпадают с глобальными, в других нередко наблюдаются обратные тенденции (Переведенцев и др., 2002). Наиболее заметно современное потепление проявилось в высоких широтах и в холодное время года (Будыко, 1980).

Существенная разница в развитии климатической тенденции проявляется даже между соседними регионами. Например, между расположенными на одной 48-ой долготе на расстоянии 320 км городами Вяткой-Кировым (58о36` с.

ш.) и Казанью (55о41` с. ш.). Если в Вятке первое повышение температуры стало фиксироваться с 1920 года, то в Казани первый период потепления проявился с 1896 г. (Переведенцев и др., 2002), когда в Вятке, напротив, наблюдалось похолодание (Климат..., 1982; Френкель, 2003). Современная фаза потепления в Казани также началась не с 1970-х годов, как в Кирове, а с 1941 г., когда в Кирове проявилась волна холода. Если средняя за весь период наблюдений скорость потепления в Северном полушарии составила 0,38о/100 лет, то темпы потепления в Казани оказались почти в три раза выше – 1,39о/100 лет. Столь значительное повышение температуры по г. Казани авторы исследования (Переведенцев и др., 2002) объясняют влиянием антропогенного фактора (тепловые выбросы, отепляющее влияние антропогенного аэрозоля на ночные понижения температуры воздуха). Городской фактор по Казани определяется величиной 1,14, что составляет 58,3 % общего роста температуры воздуха за период 1856гг. (Переведенцев и др., 2002).

На проявление климатических тенденций в г. Кирове существенно влияет воздействие смягчающих атлантических и выхолаживающих арктических воздушных масс, определяющих неустойчивость погоды в регионе в целом. По нашим данным, сроки наступления абиотических сезонных явлений по г. Кирову в ХХ в. колебались по климатически фазам в интервале от 15 до -21 дня.

С учетом влияния городского фактора, величина которого в г. Кирове, по подсчетам М.О. Френкеля (2002), составляет 0,9о, повышение естественного температурного фона в районе г. Кирова в XX веке составило 0,83о, что в 2,2 раза выше среднего показателя скорости потепления в Северном полушарии.

По данным метеорологических наблюдений в г. Вятке (Кирове), с 1881 по 2002 г. по среднегодовым температурам выделяются два холодных периода: с 1890 по 1922 г. и с 1941 по 1949 г.; и два периода потепления: с 1930 по 1938 г.

и с 1949 г. по настоящее время. Постепенное повышение температуры с небольшими волнами холода происходило с 1960 по 1970 г. С 1970-х годов началось особенно заметное потепление (Климат..., 1982, Френкель, 2003), усилившееся в 1990-е годы.

По данным фенологической сети, средняя продолжительность теплого периода от последнего до первого заморозков в воздухе за столетие составила 121 день с максимумом 161 день в 1905 г. и минимумом 66 дней в 1997 году.

Примечательно, что к более ранним значениям в течение столетия смещались сроки как последнего, так и первого заморозков (рис. 3). Средние сроки последнего заморозка весной сместились к более ранним на 8 дней за столетие (с амплитудой колебаний 8 дней), а первого заморозка осенью – на 20 дней (с амплитудой колебаний 21 день). В результате средняя продолжительность безморозного периода сократилась на 6 дней за столетие – с 118 дней в 1890-1919 гг.

до 112 дней в 1991–2002 гг. Амплитуда колебаний безморозного периода составила 14 дней с максимумом 126 дней в относительно холодный период 1940гг. и минимумами в относительно теплые периоды. То есть средняя продолжительность безморозного периода в регионе обратно пропорциональна общей климатической тенденции – он удлиняется при устойчивых похолоданиях и сокращается при потеплениях.

–  –  –

1895_190 1900_1909 1905_1914 1910_ 1915_1924 1920_1929 1925_1934 1930_1939 1935_1944 1940_1949 1945_1954 1950_1959 1955_1964 1960_ 1965_ 1970_1979 1975_1984 1980_ 1985_ 1990_1999 1995_2004 2000_2009

–  –  –

С многолетними изменениями температуры в основном согласуются колебания годовых сумм осадков. Их минимум пришелся на конец XIX в. и период 1920-1950 гг. С 1970-х годов наблюдается увеличение количества осадков в теплое и холодное время года. При этом бывают засушливые периоды продолжительностью до трех недель с вероятностью 40-50 %. На фоне повышения температуры воздуха и увеличения количества осадков происходит увеличение годового стока. Маловодные периоды отмечены как при повышенном, так и пониженном температурном режиме, но в десятилетия с небольшим количеством осадков (Климат..., 1982).

Особенности городского климата. Город Киров относится к средним городам, его площадь значительно меньше соседних региональных центров – Казани, Нижнего Новгорода, Перми. Тем не менее, в его пределах также выражен эффект "острова тепла" (Климат..., 1982), заметно усилившийся в последние два десятилетия XX столетия в связи с расширением площади и созданием крупных микрорайонов из многоэтажных зданий с наветренной стороны по югозападной и северо-западной окраинам, уплотнением жилой застройки в центральной части города, строительством новой ТЭЦ и крупных промышленных предприятий с большими по площади прудами-охладителями.

По сравнению с пригородом температура городского воздуха в зимнее и весеннее время выше на 0,3-0,4 оC. В центральной части города температура воздуха выше, чем в пригороде зимой на 4 оС, а в остальные сезоны на 2 оС (Климат…, 1982). Средний максимум температуры по всем сезонам в Кирове выше, чем в окрестностях весной на 2 оС, летом и зимой на 1 оС. Верхний слой почвы в городе также прогревается на 1-2 оС больше, чем в пригороде.

Заморозки в воздухе и на почве в городе на 1-2 оС менее интенсивны, чем в его окрестностях. В результате безморозный период в Кирове на 6 дней длиннее, чем в пригороде. Переход среднесуточной температуры через 0о, 5о, 10 оС в городе происходит на один день раньше, чем в пригороде. Весной последние заморозки прекращаются на 2 дня раньше, а первые заморозки осенью начинаются на 4 дня позднее, чем в пригороде. Зимние оттепели в городе более часты и продолжительны. Устойчивое промерзание почвы в городе начинается на неделю позднее, а оттаивание на два дня раньше, чем в пригороде. Если до 1970-х годов снежный покров в городе устанавливался на 5 дней раньше, а разрушался на 1 день позднее, чем в окрестностях, то к концу столетия он стал устанавливаться одновременно, а разрушаться на 6 дней раньше, чем в пригороде (Климат..., 1982).

Неоднородна по климатическим показателям и территория самого города.

Разница средних температур, обусловленная перепадом высот естественного рельефа, в нагорной левобережной части теоретически (Шульгин, 1972) весной может составлять 1-2о. По данным Кировской метеостанции, в центре и промышленном районе температура выше, чем на окраинах. За счет антропогенного фактора максимальные различия в пределах города достигают зимой 4-6о.

Летом в дневные часы в центральном и промышленном районах города воздух прогревается на 1-4о выше, чем на окраинах (Климат..., 1982).

Поскольку здесь анализируются фенологические ряды по объектам преимущественно урбанизированной территории, нельзя не учитывать коррегирующего влияния урбанизации на температурный фон, а, следовательно, и на сроки наступления сезонных явлений. Влияние урбанизации на температурные показатели обычно обозначают понятием "городской фактор". Антропогенное превышение температуры воздуха в Москве составляет в холодный период 3°С, в г. С.-Петербурге – 3,4°С (Мирвис и др. 1996). Антропогенный вклад в общую положительную климатическую тенденцию в городах Восточной Сибири и Дальнего Востока в целом составляет 50 %. Например, зима в Тынде стала "теплее" на 2°, из которых 1° добавляет городской фактор. Повышение минимальных температур воздуха относительно фона здесь отмечается даже в поселках с населением до тысячи человек (Хайрулин, 2000). Городской фактор по г. Казани определяется величиной 1,14°, что составляет 58,3 % общего роста температуры городского воздуха (Переведенцев и др., 2002).

Городской фактор влияет и на многолетний ход температуры воздуха. В современных городах весной температура воздуха раньше, чем в пригороде, переходит через 0°. Скорость роста температуры в Москве превышает фоновые показатели приблизительно на 2-3 °С за 100 лет в холодный период и на 1 °С в теплый. В Москве опережение составляет 11 дней, в Екатеринбурге – 5 дней (Мирвис и др., 1996). Для Кирова (по разнице данных метеостанций в Кирове и расположенной в 50 км южнее п. Кумёны) величина городского фактора в среднем за год составляет 0,9° (Френкель, 2003).

Обработка опубликованных в ежегодных агрометеообзорах данных Кировского метеоцентра по датам перехода среднесуточных температур через 0, 5, 10 и 15 градусов в г. Кирове и п. Кумены за период с 1963 по 1990 гг. не показала существенной разницы. Весной опережение дат переходов в г. Кирове соответственно составило всего 0, -0,4, -0,4, -0,3 дня, а осенью:

-0,25, -0,5, -0,9, дня.

Сравнительный анализ сроков наступления 10 весенне-летних явлений (от начала снеготаяния до зацветания липы) и 8 осенних (от появления осенней окраски до окончания листопада) за период 1981-2002 гг. в г. Кирове и окрестных населенных пунктах показывает, что в Кирове весенне-летние явления наступают в среднем на 2,5-5,0 дней раньше, чем в пригороде.

В расположенном в 35 км северо-восточнее г. Кирова городе Слободском с 35-тысячным населением весенне-летние явления наступают позднее, чем в Кирове в среднем на 4,7 дня (от 2 дней по зеленению черемухи и зацветанию липы до 7 дней по зацветанию мать-и-мачехи), а осенние явления в среднем наступают на 3,7 дня раньше, чем в Кирове (с опережением на 1-15 дней, только листопад у березы наступает на 2 дня позднее и листопад у лиственницы заканчивается в обоих городах одновременно). По сравнению с расположенным в 70 км юго-западнее г. Слободского поселком Юбилейный весенне-летние явления в г. Слободском наступают на 3,8 дня позднее, а осенние запаздывают на 1,9 дня. Если допустить, что разница в -2,5 дня между г. Слободским и рас положенным южнее Кирова пос. Радужным – это естественная разница между Слободским и Кировым, а прямая разница между этими городами в -4,7 дня включает величину влияния антропогенного фактора, то она составит 2,2 дня.

То есть под влиянием антропогенного фактора весенне-летние явления в г. Кирове в среднем наступают на 2 дня раньше, чем в пригороде.

Приведенные показатели разницы в сроках наступления феноявлений между пригородными населенными пунктами и г. Кировым, возможно, получились несколько завышенными из-за погрешностей в регистрации фенодат и из-за небольшой продолжительности наблюдений (с. Русское: 3-6 лет, п. Радужный: 7-9 лет). Анализируемые ряды наблюдений различаются и по степени объективности регистрации. Если в г. Кирове наблюдения ведут 5-7 человек и в результате выбираются наиболее объективные (фактические) даты, по г.

Слободскому данные выбираются из результатов наблюдений 2-3 человек, то в других населенных пунктах наступление феноявлений регистрируют по одному наблюдателю, как правило, с большим или меньшим запаздыванием. Кроме этого субъективного фактора на разницу в датах влияют микроклиматические особенности, обусловленные рельефом. Например, в расположенном на низменности в 35 км западнее г. Кирова п. Юбилейном заморозки осенью начинаются на 10-13 дней раньше, а заканчиваются на 8-10 дней позднее, чем в городе (Климат..., 1982).

Изменение продолжительности фенологических сезонов. Наличие термических границ фенологических периодов (Буторина, Крутовская, 1972) обусловливает смещение среднемноголетних сроков наступления и изменение продолжительности фенологических периодов при устойчивых тенденциях термического режима. В течение XX столетия произошли определенные изменения как в сроках наступления и продолжительности сезонов, так и в скорости прохождения их отдельных периодов (рис. 4).

Анализ фенологических данных по г. Кирову показывает, что по сравнению с рубежом XIX и XX веков к рубежу XX и XXI столетий к более ранним срокам сместились начало весны на 2, лета – на 5 дней, а <

–  –  –

дов весны (2-12 дней) и лета (5-10 дней). На 1-6 дней позднее Рис. 4. Динамика продолжительности сезонов стали начинаться первый, третий и четвертый периоды осени, на 6 дней позднее сместилось начало первого периода зимы и на 14 дней раньше стало наступать предвесенье (табл. 3, рис. 6). Соответственно изменялась продолжительность сезонов и их периодов (рис. 4, 5) (Соловьев, 2005а).

1991-2003 93 43 12 12 13 34 31 35 9 37 20 12 14 1961-1990 103 40 10 12 18 31 34 33 7 38 16 13 10 1940-1960 108 37 7 14 19 29 36 34 7 34 17 12 11 1920-1939 110 35 7 13 17 30 34 35 8 31 16 12 17

–  –  –

Рис. 6. Динамика дат наступления индикаторных явлений начала периодов, г. Киров Зима к концу столетия стала наступать на 6 дней позднее, а заканчиваться на 2 дня раньше, чем на рубеже XIX и XX столетий. Амплитуды сроков начала зимы и ее продолжительности (145-36) за столетие составили 9 дней. Динамика соотношения лет с ранним, средним и поздним началом зимы в XX в.

–  –  –

В средние сроки наиболее часто (62 %) зима начиналась в период 1940-1960 гг. (рис. 7).

1890-1919 1920-1939 1940-1960 1961-1990 1991-2003 На протяжении ХХ-го столетия сокращалась продолжи- Рис. 7. Динамика сроков начала зимы тельность 1-го и 2-го периодов зимы и также устойчиво удлинялся предвесенний период за счет разницы между смещением к более ранним срокам его начала и окончания в результате общего повышения средних температур февраля и марта. В целом к началу XXI века продолжительность зимы в г. Кирове сократилась по сравнению с началом века (1890-919 гг.) – на 8 дней (минимальная – на 16 дней, максимальная – на 4 дня), по сравнению с 1920-1939 гг. – на 4 дня, по сравнению с серединой ХХ в.

– на 9 дней, по сравнению с периодом 1961-1990 гг. – на 7 дней.

Весна к концу столетия стала наступать на 2 дня, а заканчиваться на 5 дней раньше, чем на рубеже XIX и XX веков. Амплитуды колебаний средних сроков начала сезона и его продолжительности (67-4 дней) за столетие составила 7 дней. Наиболее пропорциональным соотношением ранних, средних и поздних весен (25:50:25) характеризовалась первая половина столетия. В средние сроки наиболее часто (65 %) весны наступали в относительно прохладный период 1940-1960 гг. К концу столетия их доля сократилась до 23 %, а количество лет с ранними веснами возросло до 46 % (рис. 8). За 80 лет (с 1920 г.) незначительно удлинился (на 5 дней) первый период весны (конец марта – начало апреля), на 4 дня стал длиннее четвертый период (май) при сокращении на 5 дней третьего периода (2-я половина апреля).

–  –  –

на 4 дня. В целом за XX столетие Рис. 8. Динамика сроков начала весны весна сократилась на 3 дня.

Лето к концу столетия стало наступать на 5 дней раньше, а заканчиваться на 3 дня позднее, чем в начале века. В течение столетия сроки наступления летнего сезона были довольно устойчивы. Амплитуда их колебаний составила всего 5 дней. К концу столетия соотношение лет с ранним, средним и поздним началом лета составило 15:54:31. В средние сроки наиболее часто (70 %) лето наступало в 1920-939 гг. Очень позднее начало лета отмечалось только дважды (10 %) также в период 1920-1939 гг. (рис. 9).

Средняя продолжительность летних периодов существенных изменений не претерпела: на 3 дня стал короче первый период в результате неравномерного смещения к более ранним значениям сроков его наступ- % поздние

–  –  –

ский рубеж окончания третьего периода, и соответственно всего летнего сезона, в целом за столетие сместился в среднем на 3 дня к более поздним датам, но по сравнению с началом-серединой столетия он стал наступать раньше на 7дней. Продолжительность третьего периода лета к концу столетия увеличилась на 2 дня. Средняя продолжительность летнего сезона в течение XX столетия изменялась от 67 до 80 дней и к началу XXI века удлинилась на 8 дней (Соловьев, 2005а).

Осень к концу столетия стала начинаться на 3 дня позднее и заканчиваться на 6 дней позднее, чем в начале века. Амплитуда колебаний сроков начала осени составила за столетие 11 дней, как и ее продолжительности – от 73 до 84 дней. К концу столетия осень стала чаще (58 %) наступать в средние сроки и возросла доля (до 34 %) ранних осенних сезонов (рис. 10).

Стабильно в одни и те же средние сроки наступали второй период – золотая осень (24-5,9) и третий – глубокая осень (10-4,0). А начало четвертого периода – предзимья – сместилось на 6 дней к более поздним значениям (рис. 5).

В результате удлинились первый период (на 6 дней) и второй (на 4 дня). Не изменилась продолжительность третьего периода, и на 3 дня стал короче четвертый период. В целом за столетие продолжительность осени увеличилась на 3 дня, с 1920 г. – на 10 дней, с 1960 г. – на 5 дней, за по- поздние %

–  –  –

обратно за XX столетие обнаружили расходящиеся векторы трендов: сроки весенне- 1890-1919 1920-1939 1940-1960 1961-1990 1991-2003 летнего повышения температуры воздуха смещаются к Рис. 10. Динамика сроков начала осени более ранним значениям, а осеннего снижения температуры – к более поздним (рис. 10). Среднемноголетние даты весенне-летнего перехода среднесуточных температур воздуха выше 0о, 5о, 10о, 15о сместились на 3-12 дней к более ранним значениям, а их обратный ход осенью – на 0-8 дней к более поздним. Наибольшую величину смещения сроков обнаруживает граничная температура между холодным и теплым сезонами в 0о как весной (-7 дней), так и осенью (+8 дней), а также весенний переход среднесуточной температуры выше +5оС (-12 дней) (табл. 4).

Таблица 4. Значения трендов смещения дат перехода среднесуточной температуры воздуха, г.

Киров

–  –  –

Полученные результаты в основном согласуются с данными анализа изменения временных границ теплого и вегетационного периодов на территории бывшего СССР с 1891 по 1990 годы (Мирвис и др., 1996). На обширной территории всей европейской части СССР, южной половины Сибири, Казахстана и Средней Азии в XX столетии преобладала тенденция смещения весеннего подъема температуры к более ранним срокам. И сильнее всего эта тенденция прослеживается в рядах перехода температуры через 0о (в большинстве случаев не менее 10 дней за 100 лет). В рядах дат перехода через 5о и особенно через 10о эта тенденция проявляется слабее. При этом отмечается слабая выраженность трендов изменения сроков осеннего снижения температуры (Мирвис и др., 1996), что подтверждается и результатами нашего исследования по г. Кирову (Соловьев, 2005а).

Продолжительность вегетационного периода (биологически эффективно теплого между сроками перехода температуры воздуха выше и ниже +5оC) за XX столетие в г. Кирове увеличилась на 17 дней – с 159 дней в 1890-1919 гг. до 176 дней в 1991-2003 гг. Увеличились также его минимальная (на 16 дней) и максимальная (на 14 дней) продолжительность (табл. 5).

–  –  –

Таким образом, в целом за XX столетие весна стала начинаться на 2 дня раньше и заканчиваться на 5 дней раньше, ее продолжительность уменьшилась на 3 дня; лето стало начинаться на 5 дней раньше, а заканчиваться на 3 дня позднее и удлинилось на 8 дней; осень стала запаздывать на 3 дня и заканчиваться на 6 дней позднее, удлинившись на 3 дня. Зимний сезон стал начинаться на 6 дней позднее, а заканчиваться на 2 дня раньше, сократившись на 8 дней.

По сравнению с относительно теплым периодом 1920-1939 гг. в конце столетия зима стала короче только на 4 дня, лето – на 6 дней, весна удлинилась на 4 дня, осень – на 6 дней. В сравнении с данными базового периода 1961-1990 гг. в 1991-2003 гг. продолжительность зимнего сезона сократилась на 7 дней, а продолжительность осени увеличилась на 6 дней при относительной стабилизации продолжительности весны (0 дней) и лета (+1 день).

Из приведенных результатов анализа динамики средних сроков наступления и продолжительности фенологических сезонов по отдельным периодам следует, что характер выводов о фенологической тенденции зависит от продолжительности анализируемых фенологических рядов – чем продолжительнее исследуемый отрезок времени, тем неоднозначнее получаемые результаты.

Происходит постоянное изменение в ту или другую сторону как сроков наступления фенологических явлений, так и продолжительности сезонных фаз и периодов – в соответствии с характером постоянно изменяющихся климатических параметров.

В целом за столетие динамика продолжительности фенологических сезонов соответствует общей климатической тенденции, проявившейся в регионе в повышении средних температур апреля и октября. Наметившаяся к концу XX столетия фенологическая тенденция в условиях умеренно-континентального климата востока Русской равнины характеризуется сокращением продолжительности сезона устойчивого холода (зимы) и весны, удлинением осени и сезона устойчивого тепла (лета), но сокращением продолжительности безморозного периода.

Глава 5. Динамика фауны востока Русской равнины в XX столетии

На протяжении голоцена фаунистически разреженное пространство Голарктики постепенно заполнялось вселенцами с юга. Этот процесс заметно ускорился в последние десятилетия XX столетия в связи с потеплением зимнего сезона и сокращением продолжительности залегания снежного покрова (Северцов, 1950) Современному межзональному расселению наземных организмов при благоприятных климатических условиях способствует мозаичность растительного покрова европейской части лесной зоны, обусловленная не только орографией, гидрографией, антропогенным фактором, но и динамикой ландшафтных зон в голоцене. После таяния московского ледника, покрывавшего северозападную часть региона, в течение последних 110 тысяч лет на востоке ЕТР процесс формирования флоры и фауны суши и пресных водоемов был непрерывным. С позднего плейстоцена границы подзон постепенно продвигались к северу. Похолодание в начале атлантической эпохи привело к их смещению на 100-150 км к югу. В условиях климатического оптимума атлантической эпохи северные границы лесной и степной зон достигли максимально высокого положения, когда подзона хвойно-широколиственных лесов простиралась почти до 58° с. ш. (в Кировской области – до современного положения северной границы подзоны южной тайги) (Прокашев и др., 2003).

Роль температурного фактора в возникновении массовых нерегулярных перемещений (инвазий) убедительно показана на примере московки Parus ater, отличающейся от других европейских видов синиц наиболее высокой плодовитостью. В результате многолетнего массового отлова птиц на Куршской косе в Калининградской области было установлено, что высокая осенняя численность московок 2,5 раза чаще наблюдается в годы, когда средняя температура апреля бывает выше 6° (Марковец, Соколов, 2002).

Потепление климата в сочетании с антропогенной трансформацией ландшафтов лесной зоны и нарастающей урбанизацией северных территорий обусловливает структурно-пространственные перестройки фауны. Климатогенное изменение физико-географических и фенологических характеристик снежного покрова, смещение к северу изотермы 0оС и соответственно изолиний критических для тех или иных видов животных высот снежного покрова в сочетании с антропогенной трансформацией ландшафтов способствует продвижению южных видов на север. В орнитофауне европейского востока преобладают тенденции расселения видов в северо-северо-восточном направлении.

Современное потепление активизировало, прежде всего, процессы восстановления северных частей ареалов бореальной фауны, оттесненных к югу арктическими условиями плейстоцена и в относительно холодные эпохи голоцена.

Уже к середине XX столетия накопилось немало фактов устойчивого расселения к северу многих видов птиц и млекопитающих, не свойственных средней полосе России. В Поволжье было зафиксировано продвижение к северу серой куропатки, балобана, степного луня, орла-могильника, степного сыча, чернолобого сорокопута, полевого и хохлатого жаворонков, удода, сизоворонки, каменки-плясуньи, садовой овсянки, зайца-русака, некоторых видов сусликов, большого тушканчика, черного и светлого хорьков и др. (Формозов, 1981).

Продвижение южных видов на север А.Н. Формозов связывал с первой фазой потепления. В качестве убедительного примера роли длительных колебаний климата в расселении видов он привел описанную Э.В. Кумари (1951) историю расселения зимородка Alcedo atthis в Прибалтике. В Эстонии зимородок появился в период 1870-1890 гг., когда температура зимнего полугодия устойчиво повышалась, а летнего – понижалась. Осенний сезон стал мягче и продолжительнее, внутренние водоемы Прибалтики стали замерзать позднее и на более короткий срок. Численность зимородка в Эстонии возросла, он расселился до южной Швеции и Финляндии, где с 1939 г. стал гнездиться.

С изменением климата в XX столетии орнитологи связывают продвижение на север Западной Сибири (Нижняя Обь, полуостров Ямал) таких видов птиц, как кряква, чирок-трескунок, пустельга, малый зуек, перевозчик, большой веретенник, средний кроншнеп, малая чайка, обыкновенная горихвостка, зеленая пеночка, зяблик (Головатин и др., 2002).

Климатогенные изменения фауны особенно наглядно проявляются в динамике видового состава беспозвоночных животных высоких широт. Так, на Южном Ямале за период исследований 1970-1988 гг. наблюдалось обогащение фауны чешуекрылых более южными видами после ряда теплых лет и резкое обеднение после первого же неблагоприятного сезона (Ольшванг, 1992). Климатогенный характер расселения биологических видов к северу в периоды потеплений и к югу в периоды похолоданий показан на примере чешуекрылых А.В. Свиридовым (1989) на основе анализа многолетних фаунистических данных по Европе и Северному Приамурью, лесостепи Курганской и Белгородской областей (Свиридов, 2003). При этом установлено, что теплолюбивые фаунистические элементы длительно сохраняются на территориях, куда они вселились в периоды потеплений (Свиридов, 1989).

Достоверная зависимость численности дневных чешуекрылых от климатических (прежде всего температурных) параметров выявлена по исследованиям на Южном Урале (Бархатов, Ольшванг, 1997), Южном Ямале (Ольшванг, 1992), в Архангельской области (Болотов, 2004). Например, изменение численности махаона Papilio machaon достоверно коррелирует со среднегодовой температурой воздуха, средней температурой июля и февраля (Болотов, 2004). При потеплениях наблюдается увеличение численности чаще всего у видов более теплолюбивых фаунистических комплексов, чем у представителей белее северных комплексов. Внедрение в северные фаунистические комплексы фракции южной фауны ведет к ее коадаптивному преобразованию с элементами чуждого окружения, что отражается на смене кормовых растений гусеницами, в результате чего формируется более пластичная фракция фауны (Свиридов, 1989).

С похолоданием 1960-х годов связана депрессия численности и отсутствие в эти годы ряда видов чешуекрылых в окрестностях Архангельска. И, напротив, вслед за потеплением климата в 1990-е годы здесь наблюдался рост численности ряда видов дневных бабочек. С появлением вторичных (антропогенных) местообитаний и потеплением климата в конце XX в. связаны интенсивные миграции южных видов дневных бабочек на север, проходящие широким фронтом по всему Европейскому субконтиненту – от Скандинавии до Урала, и вселение в подзону северной тайги (Болотов, 2004). На европейском северо-востоке России некоторые бывшие мигранты из булавоусых чешуекрылых к концу XX в. стали фактически оседлыми и успешно зимуют по всей таежной зоне, на Северном и Приполярном Урале (Татаринов, Долгин, 2001). При этом у некоторых видов впервые стали регистрироваться две полные генерации в год (Болотов, 2004).

Анализируя связанные с потеплением климата факты продвижения южных видов на север, А.Н. Формозов (1981) обращает внимание и на противоположный процесс – смещение к северу южного предела распространения животных, свойственных северным широтам (белой куропатки, белой совы, чернозобика, турухтана, золотистой ржанки, среднего кроншнепа и др.). Причем ареалы этих видов сокращаются независимо от деятельности людей и, порой, вопреки их усилиям сохранить наиболее редкие или практически значимые виды северной фауны. К концу XX в. возросло количество противоречивых фактов изменения ареалов различных видов организмов – рост численности и расширение ареалов у одних и сокращение численности и ареалов у других. Причем у некоторых видов, в частности птиц, наблюдается смещение границ ареалов не в направлении наиболее ощутимого влияния современной климатической тенденции, то есть с юга на север, а в противоположном. Другие виды продвигаются с востока на запад, третьи – с запада на восток (Frey, 1970; Schuster, 1979;

Rutschke, 1980; Curry-Lindahl, 1963; Jarry, 1983).

Модифицирующее влияние климатических факторов наглядно проявляется на северных пределах распространения видов в пульсирующем характере границ ареалов многих видов животных, особенно птиц. Анализ многочисленных фактов смещения границ ареалов животных показывает, что наряду с направленными изменениями (расширением или сокращением ареала) происходят более или менее периодические колебательные движения границ – временные отступания и сменяющие их восстановительные продвижения популяций.

На эту особенность обратил внимание еще в конце XIX века Н.А. Северцов, предложивший различать в обозначении распространения птиц две предельные линии – постоянную и изменяющуюся. Например, северная граница распространения золотистой щурки Merops apiaster в бассейне р. Оки и в Подмосковье за 160-170 лет три-четыре раза продвигалась на север и вновь отступала к югу (Формозов, 1981). Подвижность границ ареалов, по мнению А.Н. Формозова, связана с резкими изменениями по годам географического распределения урожаев основного корма, появлением или исчезновением кормовых и гнездовых биотопов, изменениями погоды отдельных сезонов или длительными колебаниями климата.

Пространственные параметры ареала включают не только его размер и конфигурацию (положение границ), но и степень дискретности, поскольку в границах ареала вид обитает только в пределах пригодных стаций (биотопов).

Могут быть выделены несколько типов границ распространения (Арнольди, 1957; Беклемишев, 1960; Стебаев, Сергеев, 1982; Городков, 1985 и др.):

1) граница зоны условно сплошного распространения;

2) граница зоны островного распространения;

3) граница зоны периодического вымирания (здесь за счет активного или пассивного расселения в благоприятные годы или ежегодно вид может давать одно или несколько поколений, образуя временные популяции, полностью вымирающие в неблагоприятные сезоны или экстремальные годы. При относительной устойчивости популяций с редким вымиранием можно говорить о многолетних пульсациях границы ареала);

4) граница зоны стерильного выселения (экспатриации) (важная для вида периферийная зона ареала, позволяющая преодолевать барьеры и заселять изолированные пригодные для существования территории, расширять ареал при улучшении климата или повышении предела его толерантности).

В связи с продолжительными направленными изменениями погодноклиматических условий отдельные виды животных северных территорий могут надолго исчезать с периферии своего ареала, возвращаясь туда вновь при благоприятных климатических тенденциях. Так, черный хорь Mustela putoris в Финляндии и хохлатый жаворонок Galerida cristata в Центральной Европе в XVI веке были столь же обычны, как и в середине XX в., но в XVII, XVIII и первой половине XIX вв. северные границы распространения этих видов существенно смещались к югу в связи с понижением зимних температур воздуха (период относительно суровых зим). Аналогичные смещения границ ареалов в эти столетия прослеживаются у косули, вяхиря, дерябы, черного дрозда, обыкновенного скворца (Kalela, 1950). С потеплением зим, начавшимся в Европе еще в первой половине XIX в., О. Калела связывает продвижение на север зайца-русака, обыкновенного ежа, черного хоря, косули, серой куропатки, серой неясыти, хохлатого жаворонка Galerida cristata, обыкновенной лазоревки, хохлатой синицы, буроголовой гаички, большой синицы. В отдельные суровые зимы в северных широтах численность большинства этих видов сильно сокращается, но при общем потеплении зим со второй половины XIX в. они вновь продвинулись на север. Сопоставив колебания численности некоторых видов птиц и млекопитающих на территории Европы с изменениями климата в течение последних столетий, О. Калела (Kalela, 1950) установил, что в связи с продолжительными направленными изменениями погодно-климатических условий отдельные виды животных северных территорий могут надолго исчезать с периферии своего ареала, возвращаясь туда вновь при благоприятных климатических тенденциях. Так, черный хорь в Финляндии и хохлатый жаворонок в Центральной Европе в XVI веке были столь же обычны, как и в середине XX в., но в XVII, XVIII и первой половине XIX вв. северные границы распространения этих видов существенно смещались к югу в связи с понижением зимних температур воздуха (период относительно суровых зим). Аналогичные смещения границ ареалов в эти столетия прослеживаются у косули, вяхиря, дерябы, черного дрозда, обыкновенного скворца.

С первой фазой потепления связывал продвижение южных видов на север А.Н. Формозов (1981): серой куропатки, балобана, степного луня, орламогильника, степного сыча, чернолобого сорокопута, полевого и хохлатого жаворонков, удода, сизоворонки, каменки-плясуньи, садовой овсянки, зайцарусака, некоторых видов сусликов, большого тушканчика, черного и светлого хорьков и других видов на территории Поволжья.

По мере сведения лесов, сельскохозяйственного освоения территорий и, соответственно, увеличения мозаичности растительного покрова и площади открытых пространств в лесной зоне, опустынивания в результате неумеренного выпаса домашних животных в степных районах в сочетании с нарастающей положительной климатической тенденцией создавались условия для продвижения на север лесостепных, степных и даже пустынных видов растений и животных

– крапчатого суслика на юго-западе Украины, ушастого ежа и малого суслика в Нижнем Поволжье и правобережье Дона, рыжеватого суслика, домовой мыши, обыкновенного хомяка, зайца-русака, степного хоря, осоеда, черного коршуна, степного луня, кобчика, серой куропатки, перепела, малой крачки, золотистой щурки, удода, каменки-плясуньи и других видов в Среднем Поволжье (Формозов, 1946). С изменением климата в XX столетии орнитологи связывают продвижение на север Западной Сибири (Нижняя Обь, полуостров Ямал) таких видов птиц, как кряква, чирок-трескунок, пустельга, малый зуек, перевозчик, большой веретенник, средний кроншнеп, малая чайка, обыкновенная горихвостка, зеленая пеночка, зяблик (Головатин и др., 2002).

Пульсирующий характер границ гнездового ареала на востоке ЕТР отчетливо выражен: северных – у черношейной поганки, серощекой поганки, серой утки, болотного луня, серой куропатки, малой чайки, белокрылой крачки, сизоворонки, северо-восточных – у кольчатой горлицы, южных – у гаршнепа, среднего кроншнепа, ястребиной совы, бородатой неясыти и др. (Сотников, 1999, 2002, 2006, 2008).

В пределах Вятского региона происходит постоянный процесс смешения встречных потоков расселения видов, как в северо-восточном, так и в югозападном направлениях. Здесь проходит южная граница распространения северного оленя, лесного лемминга, овсянки-ремеза; юго-западная – сибирской миноги Letenteron kessleri (Сотников, Соловьев, 2002), северная – лесной и садовой сонь, обыкновенного хомяка, рыжеватого суслика, серой цапли, сизоворонки, удода, зимородка, серой куропатки, малой мухоловки, хохлатой синицы, прыткой ящерицы, медянки, гребенчатого тритона, прудовой лягушки, чесночницы, тарантула, лесостепных и степных видов насекомых (Эстерберг, 1935, 1936: Юферев, 2004).

Среди насекомых южнотаежной подзоны встречаются многие виды, характерные для среднетаежных лесов. По территории Кировской области проходит южная граница распространения ряда видов жуков (жужелиц, лейодид, щелкунов). С востока вселяются представители уральской и сибирской энтомофаун. В подзоне хвойно-широколиственных лесов отмечаются все новые лесостепные и степные виды насекомых (Юферев, 2004), чему в значительной степени способствовала сплошная вырубка лесов по возвышенному правобережью нижней Вятки.

Из птиц с запада и юго-запада вселились серая неясыть, сизоворонка, зимородок, удод, юла, ястребиная и садовая славки, черный дрозд. В северовосточном направлении продолжают расширять ареал белый аист, лесной жаворонок, черный дрозд, крапивник, пеночка-трещотка.

С востока вселились свиязь, шилохвость, гоголь, луток Mergellus albellus, глухарь, рябчик, фифи, большой улит, средний кроншнеп, мородунка, глухая кукушка, мохноногий и воробьиный сычи, бородатая и длиннохвостая неясыти, желна, трехпалый дятел, сойка, дрозды – рябинник Turdus pilaris L. и белобровик, буроголовая гаичка, снегирь, дубровник, чечевица. В последние десятилетия XX в. проникли на территорию региона и продолжают расселяться дальше на запад и юго-запад глухая кукушка, горная трясогузка, восточная желтоголовая трясогузка, пятнистый сверчок, пеночка-таловка, черноголовый чекан, синехвостка, урагус. В конце XX столетия в Кировской области стали появляться на пролете северные виды: весной и осенью – камнешарка Arenaria interpres, осенью – малый веретенник Limosa lapponica, грязовик Limicola falcinellus, клуша Larus fuscus (Сотников, 1999, 2002).

На популяционном уровне адаптационные реакции животных на колебания условий среды обитания проявляются в изменении границ ареалов, миграционного статуса, сроков сезонной активности и соотношения фаз годового цикла жизнедеятельности (Носков, 1967; Кожаринов, Минин, 2001;

Соколов, 2006; Соловьев, 2005а, 2007, 2011, 2012; Kalela, 1950; Stephan, 1973;

Jarry, 1983; Ahas, 1999, 2000; Menzel, Fabian, 1999, и др.).

Смягчение и сокращение продолжительности снежного периода, смещение к северу изотермы 0 оС и, соответственно, изолиний критических для тех или иных видов животных высот снежного покрова в сочетании с антропогенной трансформацией ландшафтов обусловили продвижение южных видов к северу. Современные находки северных видов на южных пределах ареалов, как правило, свидетельствуют не о расширении границ, а о недостаточной изученности, прежде всего, малочисленных скрытноживущих в труднодоступных местообитаниях видов, как сибирская минога Letenteron kessleri (Сотников, Соловьев, 2002) и сибирский углозуб Salamandrella keyserlingii (Solovjov, 1997).

Увеличение количества видов птиц отмечается повсеместно, включая северные регионы. Так, орнитофауну Архангельской области к концу XX в.

пополнили около 40 более или менее постоянно обитающих преимущественно южных видов (Асоскова, 2001). Орнитофауна Печоро-Илычского заповедника в Республике Коми за вторую половину XX столетия увеличилась на 22 вида (Бобрецов и др., 2001). Отмечается расширение на север границ ареалов ряда водных и околоводных видов птиц (Асоскова, Видякина, 2002).

В пределах Кировской области происходит постоянный процесс смешения встречных потоков расселения видов, как в северо-восточном, так и в югозападном направлениях (Эстерберг, 1935, 1936; Сотников, 1999, 2002, 2006, 2008; Сотников, Соловьев, 2002; Юферев, 2004; Sotnikov, Solovjov, 1994).

Фауну птиц Кировской области к началу XXI в. дополнили более 50 новых видов – от 235 (239 по современной систематике) в середине 1970-х годов

–  –  –

лась с 59-ой параллели в районе р. Обвы к 62-ой до р. Вычегды. Сокращение ареалов наблюдается лишь у 3 видов: к северу у чернозобой гагары Gavia arctica и лебедя-кликуна Cignus cygnus, к югу – у серой куропатки Perdix perdix (Сотников, 1999).

Таблица 6. Динамика ареалов птиц на востоке Русской равнины в XX веке

–  –  –

Анализируя динамику орнитофауны северо-запада ЕТР, В.Б. Зимин (1988) справедливо замечает, что прямое влияние потепления климата на современное "объюжнение" фауны птиц таежной зоны не следует преувеличивать. Расселение многих видов на север стало следствием интенсивного преобразования ландшафтов человеком, происходящего на фоне общего потепления климата внетропических областей Северного полушария.

На востоке европейской части России многие качественные и количественные изменения фаунистической структуры биоты лесной зоны, обусловленные антропогенной трансформацией ландшафтов и трофических условий, мероприятиями по восстановлению и реконструкции фауны в сочетании со смягчением климатического режима зимнего сезона, обозначились к концу 1970-х годов.

По мере сведения лесов и, соответственно, увеличения мозаичности растительного покрова и площади открытых пространств в лесной зоне, опустынивания в результате неумеренного выпаса домашних животных в степных районах создавались условия для продвижения на север лесостепных, степных и даже пустынных видов растений и животных – ушастого ежа и малого суслика в Нижнем Поволжье, рыжеватого суслика, домовой мыши, обыкновенного хомяка, зайца-русака, степного хоря, осоеда, черного коршуна, степного луня, кобчика, серой куропатки, перепела, малой крачки, золотистой щурки, удода, каменки-плясуньи и других видов в Среднем Поволжье.

Антропогенная трансформация ландшафтов может обусловливать противоположные тенденции в динамике биоразнообразия. Например, с повсеместным зарастанием полей древесной порослью в Кировской области стала редкой ранее многочисленная обыкновенная горлица Streptopelia turtur и заметно возросла численность обыкновенной сойки Garrulus glandarius, в значительной мере способствующей появлению дубовой поросли под пологом плакорных лесов. Развитие земледелия в лесной зоне способствовало расселению на север серой куропатки Perdix perdix и зайца-русака Lepus europaeus. Своеобразными “дорогами жизни” были сельские проселки, соединявшие многочисленные деревни. По ним ездили на лошадях. Клочки сена, просыпавшееся зерно, навоз создавали постоянную круглогодичную кормовую базу серой куропатке. Зимой придерживался проселочных дорог и заяц-русак, для которого передвижение по рыхлому глубокоснежью на довольно узких лапах весьма затруднительно. Зимой и куропатка, и русак кормились у деревенской околицы около риг, гумен.

Такая антропогенная ситуация позволила этим видам продвинуться далеко на север. Но с массовой ликвидацией деревень, механизацией сельского хозяйства, укрупнением площади полей, ликвидацией зернового производства в частном секторе и заменой гужевого транспорта автомобильным условия обитания в зимний период для этих видов значительно ухудшились.

Серая куропатка не смогла удержаться в экстремальных для нее условиях северных широт. Еще в начале 1970-х годов серую куропатку и зайца-русака довольно часто можно было встретить в центральных районах Кировской области, а к началу 1980-х этих видов здесь не стало. Во второй половине XX в. северная граница ареала серой куропатки на востоке ЕТР сместилась к югу на 220 км (изменяющаяся) и 470 км (постоянная) (Сотников, 1999; Соловьев, 2005а).

Сокращение ареалов таких видов, как чернозобая гагара и лебедь-кликун также связано с антропогенным фактором (исчезновение гнездовых стаций, фактор беспокойства, истребление). Продвижение золотистой щурки в Волжско-Камском регионе также обусловлено, прежде всего, антропогенным преобразованием юга лесной зоны и трансформацией лесных ландшафтов в лесостепное, аграрное безлесье (лесополье) с последующим стремительным и масштабным ростом овражной сети, обеспечившим этому виду биотопическое изобилие (Состояние ресурсов..., 2004).



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 11 |

Похожие работы:

«ПОРЫВАЕВА Антонина Павловна ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ И ПРАКТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ МОДЕЛИРОВАНИЯ ХРОНИЧЕСКОЙ ГЕРПЕСВИРУСНОЙ ИНФЕКЦИИ 03.02.02 Вирусология ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени доктора биологических наук Научный консультант: доктор медицинских наук, профессор Глинских Нина Поликарповна Екатеринбург 2015 ОГЛАВЛЕНИЕ 1 ВВЕДЕНИЕ 2 ОСНОВНАЯ ЧАСТЬ 2.1 ОБЗОР ЛИТЕРАТУРЫ...»

«БРИТАНОВ Николай Григорьевич ГИГИЕНИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ПЕРЕПРОФИЛИРОВАНИЯ ИЛИ ЛИКВИДАЦИИ ОБЪЕКТОВ ПО ХРАНЕНИЮ И УНИЧТОЖЕНИЮ ХИМИЧЕСКОГО ОРУЖИЯ 14.02.01 Гигиена Диссертация на соискание ученой степени доктора медицинских наук Научный консультант: доктор медицинских наук, профессор...»

«ШАЯХМЕТОВ МАРАТ РАХИМБЕРДЫЕВИЧ ИЗУЧЕНИЕ ПОЧВЕННОГО ПОКРОВА ЛЕСОСТЕПНОЙ ЗОНЫ ЗАПАДНОЙ СИБИРИ НА ОСНОВЕ ДИСТАНЦИОННОГО ЗОНДИРОВАНИЯ ЗЕМЛИ 03.02.13 – почвоведение Диссертация на соискание ученой степени кандидата биологических наук научный руководитель: доктор сельскохозяйственных наук, профессор Л.В. Березин Уфа...»

«Смешливая Наталья Владимировна ЭКОЛОГО-ФИЗИОЛОГИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ РЕПРОДУКТИВНОЙ ФУНКЦИИ СИГОВЫХ РЫБ ОБЬ-ИРТЫШСКОГО БАССЕЙНА 03.02.06 Ихтиология Диссертация на соискание учёной степени кандидата биологических наук Научный руководитель кандидат биологических наук, доцент Семенченко С.М. Тюмень – 2015 ОГЛАВЛЕНИЕ...»

«ТИТОВА СВЕТЛАНА АНАТОЛЬЕВНА Влияние фитопатогенных микроорганизмов на энзиматическую активность растения-хозяина Glycine max (L.) Merr. и Glycine soja Sieb. et Zucc. 03.02.08 ЭКОЛОГИЯ Диссертация на соискание ученой степени кандидата биологических наук Научный руководитель: к.б.н., доцент Семенова Е.А. БЛАГОВЕЩЕНСК –...»

«СЕРГЕЕВА ЛЮДМИЛА ВАСИЛЬЕВНА ПРИМЕНЕНИЕ БАКТЕРИАЛЬНЫХ ЗАКВАСОК ДЛЯ ОПТИМИЗАЦИИ ФУНКЦИОНАЛЬНО-ТЕХНОЛОГИЧЕСКИХ СВОЙСТВ МЯСНОГО СЫРЬЯ И УЛУЧШЕНИЯ КАЧЕСТВА ПОЛУЧАЕМОЙ ПРОДУКЦИИ Специальность 03.01.06 – биотехнология ( в том числе бионанотехнологии) Диссертация на соискание ученой степени кандидата биологических наук Научный руководитель Доктор биологических наук, профессор Кадималиев Д.А. САРАНСК 2014 ОГЛАВЛЕНИЕ ВВЕДЕНИЕ.....»

«Храмцов Павел Викторович ИММУНОДИАГНОСТИЧЕСКАЯ СИСТЕМА ДЛЯ ОЦЕНКИ НАПРЯЖЕННОСТИ ПОСТВАКЦИНАЛЬНОГО ИММУНИТЕТА К КОКЛЮШУ, ДИФТЕРИИ И СТОЛБНЯКУ 14.03.09 – Клиническая иммунология, аллергология Диссертация на соискание ученой степени кандидата биологических наук Научный руководитель: доктор биологических наук, Раев Михаил Борисович...»

«Кузнецова Наталья Владимировна СОВРЕМЕННОЕ ГИДРОБИОЛОГИЧЕСКОЕ СОСТОЯНИЕ РЕКИ ЯХРОМА КАК МОДЕЛЬНОЙ МАЛОЙ РЕКИ ПОДМОСКОВЬЯ 03.02.10 – гидробиология Диссертация на соискание ученой степени кандидата биологических наук...»

«ГУЛЬ ШАХ ШАХ МАХМУД БИОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ ЦИТРУСОВОЙ МИНУРУЮЩЕЙ МОЛИ (Phyllocnistis citrella Stainton) В УСЛОВИЯХ ЮГО-ВОСТОЧНОГО АФГАНИСТАНА Специальность 06.01.07 – Защита растений ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата сельскохозяйственных наук НАУЧНЫЙ РУКОВОДИТЕЛЬ: доктор с.-х. наук, профессор КАХАРОВ К.Х. Душанбе, 2015 СОДЕРЖАНИЕ ВВЕДЕНИЕ..4 ГЛАВА I. СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ ПРОБЛЕМЫ...»

«Ковалев Сергей Юрьевич ПРОИСХОЖДЕНИЕ, РАСПРОСТРАНЕНИЕ И ЭВОЛЮЦИЯ ВИРУСА КЛЕЩЕВОГО ЭНЦЕФАЛИТА Диссертация на соискание ученой степени доктора биологических наук 03.02.02 – вирусология ЕКАТЕРИНБУРГ 2015 ОГЛАВЛЕНИЕ СПИСОК СОКРАЩЕНИЙ СЛОВАРЬ ТЕРМИНОВ И ОПРЕДЕЛЕНИЙ ВВЕДЕНИЕ ГЛАВА 1. ОБЗОР ЛИТЕРАТУРЫ...»

«Улановская Ирина Владимировна БИОМОРФОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ HEMEROCALLIS HYBRIDA HORT. КОЛЛЕКЦИИ НИКИТСКОГО БОТАНИЧЕСКОГО САДА 03.02.01 – ботаника Диссертация на соискание ученой степени кандидата биологических наук Научный руководитель д.б.н., профессор З.К. Клименко Ялта – 2015 СОДЕРЖАНИЕ Стр. ВВЕДЕНИЕ.. РАЗДЕЛ 1. ИСТОРИЯ...»

«Платонова Ирина Александровна ПОСТПИРОГЕННАЯ ТРАНСФОРМАЦИЯ НАДЗЕМНОЙ ФИТОМАССЫ В СОСНЯКАХ СЕЛЕНГИНСКОГО СРЕДНЕГОРЬЯ Специальность 06.03.02 – Лесоведение и лесоводство, лесоустройство и лесная таксация ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата биологических наук Научный руководитель: д.б.н., с.н.с. Г.А. Иванова Красноярск – 2015...»

«БОЛГОВА Светлана Борисовна РЫБНЫЕ КОЛЛАГЕНЫ: ПОЛУЧЕНИЕ, СВОЙСТВА И ПРИМЕНЕНИЕ Специальность: 05.18.07 Биотехнология пищевых продуктов и биологических активных веществ Диссертация на соискание ученой степени кандидата технических наук Научный руководитель: Заслуженный деятель науки РФ, доктор технических наук, профессор Антипова...»

«Кузнецов Василий Андреевич ПОЧВЫ И РАСТИТЕЛЬНОСТЬ ПАРКОВО-РЕКРЕАЦИОННЫХ ЛАНДШАФТОВ МОСКВЫ Специальность 03.02.13-почвоведение ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата биологических наук Научный руководитель: доктор биологических наук, профессор, И.М. Рыжова Москва-2015 Содержание Введение Глава 1. Влияние рекреации на лесные экосистемы (Литературный обзор) 1.1.Состояние проблемы 1.2....»

«ТОМОШЕВИЧ Мария Анатольевна ФОРМИРОВАНИЕ ПАТОКОМПЛЕКСОВ ДРЕВЕСНЫХ РАСТЕНИЙ ПРИ ИНТРОДУКЦИИ В СИБИРИ 03.02.01 – «Ботаника» 03.02.08 – «Экология» Диссертация на соискание ученой степени доктора биологических наук Научный консультант: д.б.н., академик РАН Коропачинский И.Ю. Новосибирск – 2015 ОГЛАВЛЕНИЕ: ВВЕДЕНИЕ.. 4 ГЛАВА 1. АНАЛИЗ...»

«Рагимов Александр Олегович ЭКОЛОГО-ФУНКЦИОНАЛЬНАЯ РОЛЬ ПОЧВ В ФОРМИРОВАНИИ УРОВНЯ БЛАГОПОЛУЧИЯ НАСЕЛЕНИЯ ВЛАДИМИРСКОЙ ОБЛАСТИ 03.02.08 – экология (биология) Диссертация на соискание ученой степени кандидата...»

«ЛИТВИНЮК ДАРЬЯ АНАТОЛЬЕВНА МОРСКОЙ ЗООПЛАНКТОН И МЕТОДИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ ЕГО ИЗУЧЕНИЯ Специальность 03.02.10. – Гидробиология Диссертация на соискание учной степени кандидата биологических наук Научный руководитель: доктор биологических наук, профессор Самышев Эрнест Зайнуллинович МОСКВА 2015 СОДЕРЖАНИЕ Стр. ПЕРЕЧЕНЬ УСЛОВНЫХ ОБОЗНАЧЕНИЙ ВВЕДЕНИЕ РАЗДЕЛ 1 ОБЗОР ЛИТЕРАТУРЫ 1.1. История изучения и методологические аспекты оценки...»

«Толмачева Алла Викторовна УДК 633.34:551.АГРОКЛИМАТИЧЕСКАЯ ОЦЕНКА УСЛОВИЙ ВОЗДЕЛЫВАНИЯ СОИ В УКРАИНЕ 11.00.09 – метеорология, климатология, агрометеорология ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата географических наук Научный руководитель: Полевой Анатолий Николаевич, доктор географических наук, профессор Одесса – 2015 СОДЕРЖАНИЕ стр. ВВЕДЕНИЕ РАЗДЕЛ І. БИОЛОГИЧЕСКИЕ...»

«ПИМЕНОВА ЕКАТЕРИНА ВЛАДИМИРОВНА РАЗРАБОТКА МЕТОДА ОЦЕНКИ ЦИТОТОКСИЧНОСТИ АНТИГЕНОВ ВОЗБУДИТЕЛЯ МЕЛИОИДОЗА IN VITRO НА МОДЕЛИ ПЕРЕВИВАЕМЫХ КЛЕТОЧНЫХ КУЛЬТУР 03.02.03 – микробиология Диссертация на соискание ученой степени кандидата медицинских наук Научный руководитель: доктор...»

«ПОЕДИНОК НАТАЛЬЯ ЛЕОНИДОВНА УДК 602.3:582.282/284:57.086.83]:[681.7.069.24+577.34 БИОТЕХНОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ИНТЕНСИФИКАЦИИ КУЛЬТИВИРОВАНИЯ СЪЕДОБНЫХ И ЛЕКАРСТВЕННЫХ МАКРОМИЦЕТОВ С ПОМОЩЬЮ СВЕТА НИЗКОЙ ИНТЕНСИВНОСТИ 03.00.20 – биотехнология Диссертация на соискание научной степени доктора биологических наук Научный консультант Дудка Ирина...»







 
2016 www.konf.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, диссертации, конференции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.