WWW.KONF.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Авторефераты, диссертации, конференции
 


Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |

«Экспериментальная и производственная оценка элективных питательных сред и дезинфектантов при туберкулезе крупного рогатого скота ...»

-- [ Страница 3 ] --

Несмотря на отсутствие, как аллергических реакций, так и туберкулезных изменений у животных (n=7) в 5 пробах биологического материала было детектировано наличие последовательностей ДНК M.bovis в 71% случаев, что свидетельствует о высокой чувствительности данного теста.

Применение ПЦР для выявления возбудителя туберкулеза в биоматериале, свидетельствуют о более высокой чувствительности и специфичности молекулярно–генетического теста по сравнению с рутинной бактериологической диагностикой. Полученные нами результаты согласуются с результатами исследований Борисова Т.А. и соавт., 2004; Донченко А.С. и соавт., 2004; Калмыкова М.С. и соавт., 2006,2007,2008; Корнева И.Н., 2004;

Найманов А.Х. и соавт., 2009; Обухов И.Л. и соавт., 1996; Осипова Е.П., 2004;

Таллер Л.А. соавт., 2011; Шаров А.Н. 2000,2003.

Таким образом, прямой метод детекции ДНК возбудителя туберкулеза (ПЦР) позволяет в 90% и более выявлять ничтожно малые количества ДНК M.bovis в инфицированном микобактериями биоматериале еще до проведения бактериологических исследований, что по времени опережает точность постановки первичного диагноза на туберкулез.

3.5.Результаты поисковых исследований по разработке плотной синтетической элективной питательной среды для первичного выделения микобактерий При проведении бактериологических исследований весьма проблемной задачей является выделяемость микобактерий на питательных средах. В последние годы это наблюдают и в производстве микобактериальных антигенов. В рутинной лабораторной практике это существенно затрудняет своевременное выделение и последующую видовую идентификацию микобактерий. В лабораторной практике и предприятиях биологической промышленности применяют различные питательные среды.

Недостатком питательной среды Левенштейна–Йенсена, является ее не высокая чувствительность к незначительным количествам микобактерий в посевном материале. К примеру для роста на среде Левенштейна–Йенсена необходимо присутствие в посевном материале в взвеси микобактерий (1,0 см) не менее 100–200 живых микробных клеток.

Подбор питательной плотной среды для выделения микобактерий мы проводили основываясь на данных по химическому составу микобактерий.

При разработке плотной питательной среды для первичного выделения микобактерий брали: аммоний лимоннокислый как источник азота и органической кислоты, способный изменять pH среды в щелочную сторону;

калий фосфорнокислый двузамещенный, магний сернокислый семиводный, железо сернокислое, сернокислый цинк, натрий фосфорнокислый двузамещенный – как важные источники микроэлементов, неорганические кофакторы для многих ферментативных реакций, участвующих в связывании ферментов и субстратов, улучающие рост микобактерий; фумаровая кислота в качестве стереоспецифического фермента, участвующего в катализе и гидратации в фумарате; глицерин в качестве консерванта; агар–агар в качестве полноценного продукта не ингибирующего рост микроорганизмов и не изменяющего питательную ценность сред. Она отличается от аналогов тем, что аспарагин заменен на гликокол и дополнительно в состав введена фумаровая кислота. Это обусловлено тем, что гликокол обладает теми же свойства, что и аспарагин, но на порядок дешевле и выпускается отечественными производителями. Данную среду можно стерилизовать при 100°С и выше.

Разработанная питательная среда предназначена для ускорения выявления микобактерий. В её состав включены компоненты необходимые для роста микобактерий.

В ходе поисковых опытов нами было сконструировано три варианта среды. Считаем уместным привести их составы в мас /%:

Среда №1. Аммоний лимоннокислый–1,5; калий фосфорнокислый двузамещенный–2,0; магний сернокислый семиводный–0,2; железо сернокислое–0,1; сернокислый цинк–0,1; гликокол–2,0; фумаровая кислота–2,0;

натрий фосфорнокислый двузамещенный–0,5; хлористый натрий–0,3;

глицерин–20,0; агар–агар–23,0; глицин–1,5; остальное вода.

Среда №2. Аммоний лимоннокислый–1,7; калий фосфорнокислый двузамещенный–2,4; магний сернокислый семиводный–0,3; железо сернокислое–0,15; сернокислый цинк–0,15; гликокол–2,5; фумаровая кислота– 2,5; натрий фосфорнокислый двузамещенный–1; хлористый натрий–0,4;

глицерин–22,0; агар–агар–25,0; глицин–1,8; остальное вода.

Среда №3. Аммоний лимоннокислый–1,3; калий фосфорнокислый двузамещенный–1,8; магний сернокислый семиводный–0,1; железо сернокислое–0,05; сернокислый цинк–0,05; гликокол–1; фумаровая кислота– 1,5; натрий фосфорнокислый двузамещенный–0,3; хлористый натрий–0,15;

глицерин–18,0; агар–агар–21,0; глицин–1,0; остальное вода. Во всех трех вариантах рH был 7,2±0,2.

Все три варианта испытуемых плотных питательных сред для первичного выделения микобактерий готовили следующим образом. Навески аммония лимоннокислого растворяли в горячей дистиллированной воде. Другие соли и глицерин в указанной выше последовательности добавляли в теплую дистиллированную воду. После полного растворения добавляли 23,0±2,0 гр.

агар–агара. рH среды доводили до нужных параметров дробным добавлением гидроксида натрия. Стерилизацию проводили автоклавированием в режиме 120°С в течение 30 минут.

Для изучения ростовых свойств микобактерий нами использовались референтная культура M.bovis (в концентрации до 0,00001 мг/мл) и гомогенаты биоматериала (лимфатические узлы). Посевы проводили на все три образца испытуемой плотной питательной среды. В качестве аналога для сравнения использовали среду Левенштейна–Йенсена. Полученные взвеси высевали по 0,25 см на 1 пробирку. Пробирки помещались в термостат при 37°С. Учет ростовых свойств микобактерий на испытуемых опытных образцах питательных сред и контрольной среды (Левенштейна–Йенсена) проверяли каждые сутки. Полученные данные представлены в таблице 7.

Таблица 7. Результаты сравнительного изучения ростовых свойств испытуемой плотной питательной среды Рост на испытуемых плотных питательных Рост на среде (n) проб.

биоматериала

–  –  –

образце №3 рост появился на 19–20 сутки в виде слабозаметных 1–2 колоний образований величиной меньше макового зерна.

При посеве надосадочной жидкости из биоматериала на испытуемую плотную питательную среду (образец №1) первичный рост колоний наблюдали на 17–18 сутки. Было выделено 27 культур M.bovis.

На испытуемых средах (образцы №2 и №3), рост микобактерий отмечали на 21–22 и 30–31 сутки. При микроскопии мазков окрашенных по Цилю– Нильсену обнаруживали полиморфные палочки красного цвета с округлыми краями (характерно для M.bovis). Колонии были представлены в виде цвета слоновой кости в R–форме (с бугристыми и неровными краями).

На среде Левенштейна–Йенсена (контроль) рост микобактерий отмечали в виде единичных бугорчатых образований с просяное зерно, на 18–19 сутки.

Было выделено 21 культура, что на 6 меньше в сравнении с образцом №1.

Исходя из результатов проведенных экспериментальных опытов, можно сделать заключение о том, что разработанный состав питательной среды имеет определенное преимущество перед стандартной питательной средой Левенштейна–Йенсена. Использование этого варианта среды позволяет ускорить процесс получения первичных культур микобактерий в среднем от 3 до суток. Полученные результаты использованы в Методических рекомендациях по применению питательных сред для выделения M.bovis и L– форм, утверждены методической комиссией факультета ветеринарной медицины БелГСХА им. В.Я. Горина протокол №4 от 17.12.2014г.

–  –  –

Исследования по изучению ростовых свойств питательных сред провели с использованием двух видов предпосевной обработки: по методу Аликаевой А.П. и более щадящего режима с использованием раствора 3% серной кислоты.

В качестве объекта исследований использовали 75 проб биоматериала, полученного от больных животных: из них 53 без характерных для туберкулеза изменений: 13 с незначительными увеличениями лимфатических узлов и кровоизлияниями; 9 с характерными для туберкулеза патологоанатомическими изменениями в лимфатических узлах.

Посевы проводили на испытуемую плотную питательную среду для первичного выделения микобактерий и среду Левенштейна–Йенсена.

Результаты исследований по оценке влияния методов предпосевной обработки на рост микобактерий на плотных питательных средах представлены в таблице 8.

Таблица 8. Результаты влияния методов предпосевной обработки на рост микобактерий на плотных питательных средах Питательная среда Плотная питательная среда Предпосевная

–  –  –

При применении предпосевной обработки биоматериала по Аликаевой А.П. (1940), было выделено: на среде Левенштейна–Йенсена–18 (24,0%) культур микобактерий, а на испытуемой среде–21 (28,0%). Рост микобактерий на среде Левенштейна–Йенсена проявился на 20–21 сутки, а на испытуемой на 14–15 сутки. На среде Левенштейна–Йенсена было выявлено 7 культур в R– форме, а на испытуемой в S–форме–11, R–форме–16, S–форме–5.

Загрязненность посевов при использовании предпосевной обработки по Аликаевой А.П. составила 0,6±0,009% на среде Левенштейна–Йенсена и плотной питательной среде 0,5±0,009%.

При применении 3% раствора серной кислоты было выделено: на среде Левенштейна–Йенсена 21 (28,0%) культура микобактерий, а на испытуемой среде–22 (29,3%). Первичный рост наблюдался на 18–19 сутки и 16–17 сутки,, соответственно. При этом на среде Левенштейна–Йенсена в R–форме–8, S– форме–12, а на плотной питательной среде в R–форме–16, S–форме–6.

Загрязненность посевов с использованием предпосевной обработки 3–% раствором серной кислоты составила на среде Левенштейна–Йенсена 1,2±0,009% и на плотной питательной для первичного выделения микобактерий 0,95±0,009%.

Визуальные данные свидетельствуют о том, что на испытуемой питательной среде наблюдался более интенсивный рост колоний M.bovis.

От 9 проб (лимфатические узлы с патологоанатомическими изменениями) во всех случаях наблюдали первичный рост микобактерий на 12–19 сутки.

При посеве 53 проб (лимфатические узлы без патологоанатомических изменений) во всех случаях результаты были отрицательными.

При посеве 13 проб (лимфатические узлы с незначительным увеличением и кровоизлияниями) на среде Левенштейна–Йенсена было выделено–28 культур M.bovis. Из них при обработке по методу Аликаевой А.П.: 5 на среде Левенштейна–Йенсена, и 9 на плотной питательной среде для первичного выделения микобактерий. При обработке 3% раствором: 6 и 8 культур, соответственно.

Что касается L–форм микобактерий, то они получены только после обработки 3% раствором серной кислоты. При этом на среде Дорожковой И.Р.

–13, а на испытуемой питательной среде Белгородской ГСХА–18 культур L– форм. Применение предпосевной обработки с использованием 3% раствора серной кислоты позволило выделить на среде Дорожковой И.Р.–54 (72,0%) культуры L–форм микобактерий; на испытуемой питательной среде–57 (76,0%). Первичный рост культур L–форм наблюдали на 15–16 сутки и 14–15 сутки, соответственно. Загрязненность посевов при использовании предпосевной обработки с использованием 3–% раствора серной кислоты составила 1,3±0,01% на среде Дорожковой И.Р. и 1,1±0,02% на испытуемой.

Результаты исследований представлены в таблице 9.

Таблица 9. Результаты сравнительного изучения ростовых свойств питательных сред для выделения L–форм микобактерий Питательная среда для Предпосевная обработка

–  –  –

При оценке ростовой активности L–форм микобактерий на сравниваемых питательных средах получены следующие результаты. У 9 исследованных проб (с характерными туберкулезными изменениями в лимфатических узлах), нами не выделено деструктивных по клеточной стенке L–форм микобактерий, что касается 13 проб (лимфатические узлы с кровоизлияниями), то в 11 случаях на обеих средах (84,6%) были выделены L–формы микобактерий. Рост на среде Дорожковой И.Р. наблюдали на 17 сутки и 15 сутки на испытуемой питательной среде. Среди 53 проб (лимфатические узлы без патологических изменений) в 49 (65,3%) были выделены L–формы микобактерий. Рост культур обнаруживали на 12 и 13 сутки.

Рост L–форм микобактерий на питательных средах Дорожковой И.Р. и питательной среде Белгородской ГСХА, проявился в форме облаковидных колоний. В поле зрения наблюдали микроструктурные элементы разной оптической плотности в виде сферобластических аморфных масс.

В целом, разработанный нами вариант солевой плотной питательной среды для первичного выделения микобактерий позволил выявить на 5 (23,8%) суток раньше первичный рост микобактерий. При этом выделяемость используемой культуры M.bovis была на 3 (14,2%) больше. А при использование предпосевной обработке с применением 3% раствора серной кислоты рост начался на 2 суток раньше и удалось выделить на одну культуру больше.

По своим ростовым свойствам питательная среда для выделения L–форм микобактерий позволила выявить на 4 (22,2%) суток раньше L–формы в сравнении со средой Дорожковой И.Р..

сравнительной эффективности дезинфицирующих

3.7.Изучение средств 3.7.1.Изучение выделяемости культур микобактерий из объектов внешней среды

–  –  –

Были выделены микобактерии, относящийся к различным группам по классификации Раньона: со стен–5, пола–4, окон–3, кормушек–4, поилок–5, образцов поверхностного грунта–3, навоза–3, силоса–2 и сена–1 культуры, что показано на рисунке 6.

Рисунок 6. Количество выделенных культур микобактерий из различных объектов внешней среды По результатам исследований было выявлено 30 культур микобактерий.

Исходя из видовой принадлежности 21 из них отнесены к атипичным микобактериям и 9 к M.bovis ( рис. 7). Из 9 культур M.bovis выделены: 2–со стен, 2–пола, 2–кормушек, 1–поилок, 1–грунта, навоза–одна. 21 культура атипичных микобактерий была выделена со стен–3, пола–2, окон–3, кормушек– 2, поилок–4, проб грунта–2, проб навоза–2, проб силоса–2, проб сена–1.

Рисунок 7. Соотношение выделенных культур микобактерий из объектов внешней среды (%) При проведении культуральных исследований от 10 проб из каждого объекта внешней среды первичный рост на среде Левенштейна–Йенсена отмечали рост на 26–27 сутки (M.

bovis) и 9–10 сутки (атипичные микобактерии), в R–форме при культивировании в термостате с температурой 37,0°С±0,5°С.

Изучаемые типичные культуры M.bovis не росли при 25°С и 45°С и не подвергались гидролизу твин–80, имели отрицательную каталазную, никотинамидазную, пиразинамидазную активность, не образовывали пигмента, не давали роста на среде с 5% хлористым натрием и салицилатом натрия, имели отрицательную реакцию с теллуритом калия и мочевиной, плохо суспендировались в физиологическом растворе. Подкожное введение взвеси изучаемых культур в дозе 1,0 мг/см3 морским свинкам обусловливало сенсибилизацию организма морских свинок к ППД – туберкулину для млекопитающих. Эта реакция выявлялась на 21 сутки. Состояние ПЧЗТ сохранялось на протяжении 3–х месяцев. У убитых лабораторных животных были выявлены туберкулезные изменения в паренхиматозных органах.

Из полученных 21 культуры микобактерий: 8 были типированы по результатам биохимическим тестов, как быстрорастущие M.fortuitum по классификации Раньона, проявляющие сплошной рост на 5–6 сутки при выдерживание в температурном режиме при 25°С и 37°С.

Рисунок 8. Соотношение выделяемости различных видов атипичных микобактерий При 45°С рост колоний нами не наблюдался.

Все выделенные культуры микобактерий росли в виде бугристых, складчатых, влажных колоний белого цвета в R–форме. По результатам биохимических исследований 13 культур были отнесены к виду M.scrofulaceum–4 группы по Раньону, а 7 культур к виду M.murinum, 2 к группе–скотохромогеных (рис. 8).

Таким образом, при изучении выделяемости культур микобактерий из объектов внешней среды было установлено, что из культур, классифицированы как M.bovis, 8–M.fortuitum, 4–M.scrofulaceum; 7– M.murinum, 2–скотохромогеных. Это свидетельствует о развитии в данном неблагополучном пункте, среди поголовья, как микобактериозов, так и истинного туберкулеза. В связи с этим была поставлена задача о возможности воздействия на второе звено эпизоотической цепи (механизмы и факторы передачи) экологически безопасных дезинфицирующих веществ, инактивирующих, как возбудителя M.bovis, так и атипичных микобактерий без нанесения ущерба животноводческим помещениям и окружающей среде.

3.7.2.Изучение бактерицидных свойств анолитов приготовленных по технологии «АКВА–ЭХА» в камеральных условиях Наработку электрохимических растворов проводили на установке «АКВА–ЭХА» при использовании параметров силы тока от 9 до 12А. Образцы электрохимических растворов в дальнейшем подвергали бактерицидному тестированию в отношении M.bovis с использованием стандартных тест– объектов (деревянная, стеклянная, кафельная плитка). Полученные растворы представляли собой бесцветную прозрачную жидкость, обладающую слабым запахом хлорированной воды. В данных растворах в период релаксации, концентрация кислородных соединений в анолите сохранялась на уровне близком к начальному, а биоцидная активность была стабильной в течение 6 месяцев. Используя технологию электрохимической активации (ЭХА) основанную на униполярном воздействии постоянного электрического поля высокой напряженности на слабоминерализованные (1–5 г/л) растворы в специальных установках–электролизерах, были получены дезинфицирующие растворы (анолиты), обладающие бактерицидными свойствами.

Поскольку задачей наших исследований было изучение антимикобактериальной активности антисептических растворов, полученных по технологии «АКВА–ЭХА» и имеющих в своем составе соединения пергидроля и хлорноватистые соединения с рH от 4 до 10 растворов, то их сравнивали с другими известными пергидроль–, хлор–содержащим дезинфицирующими препаратами "Кристалл 1000" и "Хлорантоин".

По результатам бактериологических исследований в (табл. 11) контрольном тесте, где не применяли дезинфицирующие вещества (чистый контроль), а обрабатывали тест–объекты только стерильной дистиллированной водой) рост культур микобактерий на среде Левенштейна–Йенсена проявлялся на 9–10 сутки.

В начале, они были в виде единичных колоний величиной с просяное зерно, а в дальнейшем на 20–21 сутки, проявлялись сплошным ростом микобактерий бело–кремового цвета. В тесте, где применяли 3% раствор NaOH, в течение 3–х месяцев роста микобактерий не наблюдали. В изучаемых пробах (№4–6) наблюдали первичный рост микобактерий на 29–30 сутки (проба №6) в виде первоначально единичных колоний бело–кремового цвета. В пробе № 5 первичный рост наблюдали на 48–49 сутки в виде колоний бело– кремового цвета. В образце № 4 рост микобактерий туберкулеза в виде единичных колоний наблюдали на 39–40 сутки. На питательных средах Левенштейна–Йенсена, (посев из образцов, обработанных растворами №1, №2 и №3), роста микобактерий не отмечено. При испытании аналога "Кристалл– 1000" первичный рост уже наблюдали на 29–30 сутки, который проявлялся единичными колониями с просяное зерно бело–кремового цвета с последующим множественным разрастанием всех колоний. При использование "Хлорантоина" рост микобактерий был отмечен на сутки, 28–29

–  –  –

Полученные результаты исследований позволяют сделать следующее заключение. Электрохимические растворы, полученные по технологии «АКВА–ЭХА», в отношении микобактерий туберкулеза обладают достаточно выраженными бактерицидными свойствами. Наиболее устойчивые показатели бактерицидности наблюдались у растворов полученных при силе тока – 10А с содержанием активного хлора 250 мг/л и рН 6–7, – 12А с содержанием активного хлора 400 мг/л и рН 6±0,5 и 9А с содержанием активного хлора 300 мг/л и рН 5. При использовании этих растворов при посевах смывов на среду Левенштейна–Йенсена (роста не наблюдалось в течение 3–х месяцев после посева). Дезинфицирующие препараты (аналоги), имеющие в своем составе соединения пергидроля и хлорсодержащие компоненты "Хлорантоин" и "Кристалл–1000", уступали по своему бактерицидному действию, что проявлялось ростом на 28±0,6 и 29±0,2 сутки в виде единичных, (с просяное зерно бело–кремового цвета колоний). Данное бактерицидное действие электрохимических растворов обусловлено низкой минерализацией анолита АНК, его повышенной гидратационной способностью, что способствует увеличению проницаемости клеточных стенок и мембран, создаёт условия для интенсивного осмотического и электроосмотического переноса оксидантов во внутриклеточную среду.

В качестве теоретического пояснения, можно говорить, что осмотический перенос оксидантов через оболочки и мембраны микробных клеток проявляется интенсивнее, ввиду существенного различия осмотического градиента этих клеток. Ускоренному электроосмотическому переносу оксидантов внутрь бактериальных клеток способствуют многочисленные электрически заряженные микропузырьки электролизных газов, создающие в зонах контакта с биополимерами мощные локальные электрические поля с высокой степенью неоднородности. По всей видимости, полученные электрохимические растворы, №1–(рН 6–7) с концентрацией активного хлора 250 мг/л, полученным при силе тока 10А; №2–(рН 6±0,5) с концентрацией активного хлора 400 мг/л, получали при силе тока 12А; №3–(рН

5) с концентрацией активного хлора 300 мг/л, полученным при силе тока 9А обладают наиболее стойкими бактерицидными свойствами с постоянным рН (от 5 до 7). Понижения или увеличения рН не меняет степень проникновения, как пергидрольных, так и хлорноватистых соединений. Другие же сильно кислые или щелочные растворы при нанесение на тест–объекты в значительной степени меняют свой рН в зависимости от обрабатываемой поверхности.

В контроле, применение едкого натра обеспечило полное уничтожение микобактерий. В контроле (где использовали дистиллированную воду) были выявлены ожидаемые результаты т.е. на питательных средах наблюдали сплошной рост микобактерий на 9–10 сутки.

3.7.3. Сравнительное изучение дезинфицирующих свойств растворов, полученных по технологии «АКВА–ЭХА» в условиях неблагополучного по туберкулезу хозяйства Поскольку в камеральных опытах наилучшими бактерицидными свойствами в отношение M.bovis обладали антисептические растворы, с рН 6–7 и концентрацией активного хлора 250,0 мг/л (раствор №1), с рН 6±0,5 и концентрацией активного хлора 400,0 мг/л (раствор №2), с рН 5 и концентрацией активного хлора 300,0 мг/л (раствор №3), то их научно– производственные испытания проводили в нативном виде в условиях неблагополучного по туберкулезу хозяйства в сравнении с 3% раствором NaOH. В первом животноводческом помещение (коровнике) обработку проводили нативным раствором №1 «АКВА–ЭХА» с концентрацией активного хлора 250,0 мг/л, рН 6–7. Во втором помещении использовали раствор №2 с концентрацией активного хлора 400,0 мг/л, рН 6±0,5. В третьем помещении применяли раствор №3 с концентрацией активного хлора 300,0 мг/л рН 5.

Распыление дезинфицирующих веществ проводили с помощью установки Karcher из расчета 1000,0 см/м в помещении и 3000,0 см/м при обработке прилегающей территории и почвы. Смывы и соскобы с кормушек, стен, поилок проводили через 30 минут, 1 час, 3, часа, 5 часов, 12 часов с последующим посевом на питательные среды Левенштейна–Йенсена. Для контроля брали стандартный 3% раствор NaOH, используемый в большинстве хозяйств, как для вынужденной, так и профилактической дезинфекции. В результате проведенных исследований установлено, что после применения стандартного 3% раствора NaOH и исследования смывов и соскобов произведенных через 30 минут рост культур микобактерий обнаруживали в пробах, со стен–1, пола–2, кормушек–1. Из них выделено 4 культуры M.bovis и 1 культура атипичных микобактерий M.scrofulaceum (табл. 12).

–  –  –

Через час после обработки с полученных смывов и соскобов выделено две культуры микобактерий, из которых одна отнесена была к M.bovis, а одна к M.fortuitum (табл. 13). Из смывов проведенных через 3, 5 и 12 часов роста микобактерий на питательных средах не обнаружено.

Таблица 13. Результаты бактериологических исследований после применения 3% раствора NaOH, через 1 час после обработки Идентифицировано № п/п

–  –  –

После обработки раствором №3 и при проведении культуральных исследований со смывами и соскобами, полученными через 30 минут после обработки, выделено 4 культуры микобактерий из них 1 была отнесена к M.bovis, а остальные 3 к M.scrofulaceum (табл. 14).

–  –  –

В последующем при бактериологическом контроле через 1, 3, 5 и 12 часов микобактерии на питательных средах не вырастали. После применения растворов №1 и №2 в период через 30 минут, 1, 3, 5 и 12 часов при использовании культуральных исследований в пробах сделанных в этот период со смывов и соскобов, роста микобактерий не выявляли.

Рост культур микобактерий обнаруженный через 30 минут после применения образца №3, (в условиях эпизоотологического эксперимента) и его отсутствие при дальнейшем исследовании через 1, 3, 5 и 12 часов, по нашему мнению связано с тем, что после механической очистки в полах, на стенах, в кормушках остается большое количество органических соединений, которые забирают на себя часть активного вещества раствора. В дальнейшем, при более длительном воздействии как хлорноватистых, так пергидрольных соединений происходит полное обезвреживание микобактерий, что подтверждено отсутствием высеиваемости их через 1, 3, 5 и 12 часов.

При проведении сравнительных исследований дезинфицирующих свойств растворов №1, №2, №3, как в камеральных так и в эпизоотологическом опыте установлено, что они обладают высокими бактерицидными свойствами, обеспечивающими инактивацию, как возбудителей туберкулеза M.bovis так и атипичных микобактерий. Рост культур микобактерий, со стен 1–M.bovis, пола 2–M.bovis, кормушек: 1–M.bovis, 1–M.scrofulaceum в опытной группе, где применяли 3% NаOH (через 30 минут) по всей видимости связан не только с высокой гигроскопичностью растворов NаOH, но и со слабой проникающей способностью в глубокие слои деревянных поверхностей помещений. Это подтверждается данными, полученными через 1, 3, 5 и 12 часов, когда через 1 час количество выделенных культур уже уменьшилось в 2,5 раза. Полное отсутствие выделяемости микобактерий из исследуемых смывов через 3, 5 и 12 часов связано с полным и глубоким проникновением дезинфицирующего раствора и инактивацией микобактерий 3% NaOH, как в деревянных покрытиях, так и в оштукатуренных стенах, где они могли находиться.

Проведенные исследования позволяют сделать заключение о том, что экологически безопасные анолитные бактерицидные растворы, с рН 5–7 и концентрацией активного хлора 250–400 мг/л превосходят по своим дезинфицирующим свойствам обычно применяемый 3% NaOH и могут успешно применяться для профилактической, так и вынужденной дезинфекции в хозяйствах неблагополучных по туберкулезу крупного рогатого скота. По результатам исследований разработаны методические рекомендации по применению питательных сред для выделения и M.bovis L–форм, утвержденных методической комиссией факультета ветеринарной медицины БелГСХА им. В.Я. Горина протокол №4 от 17.12.2014г.

4.0. ОБСУЖДЕНИЕ РЕЗУЛЬТАТОВ ИССЛЕДОВАНИЙ

Исходным началом диссертационного исследования являлся анализ эпизоотической ситуации туберкулезу крупного рогатого скота на территории Российской Федерации, в Белгородской области на примере конкретного хозяйства. Этот анализ свидетельствует о стационарном неблагополучии ряда регионов и областей РФ по этой инфекции.

При использовании показателей частоты выявления реагирующих на туберкулин животных, уровня заболеваемости туберкулезом, динамики выявления и оздоровления неблагополучных пунктов, данных статистики послеубойных диагностических исследований, а так же данных о пространственно–временной динамике интенсивности проявления эпизоотического процесса при туберкулезе крупного рогатого скота, выявлена тенденция носящая перемежающий характер усугубление развития эпизоотического процесса в ряде регионов и хозяйств. Если в начале 2011 года наблюдали снижение, то уже к 2013 году повышение выявляемости новых неблагополучных пунктов. В целом за период с 2008 по 2012 гг эпизоотическая ситуация по туберкулезу крупного рогатого скота в регионах Российской Федерации изменялась следующим образом. В 2008 г туберкулез регистрировался в 26 неблагополучных пунктах, в том числе: в Белгородской (1), в Курской (2), в Липецкой (2), в Тульской (1), в Омской (1), в Новосибирской (1), в Челябинской (1), в Амурской (2) и Рязанской (3) областях;

в Ставропольском (4) и Краснодарском крае (1); в Республиках Ингушетия (2), Дагестан (2), Татарстан (1). В 2009 году было выявлено всего 10 новых неблагополучных пунктов, в том числе: в Белгородской (1), в Московской (1), в Тульской (3), в Челябинской (1) и Ростовской (1) областях, Республике Ингушетия (1) и Ставропольском крае (2). В 2010 году количество новых неблагополучных пунктов в РФ составило 20 по регионам: в Волгоградской–1 (8 больных туберкулезом), в Иркутской–1 (50), в Курской–1 (18), в Новосибирской–2 (102), в Орловской–2 (426), в Пермской–2 (322), в Рязанской– 1 (5), в Саратовской–2 (151), в Тамбовской–1 (1), в Тюменской–1 (2) и Ульяновской–1 (345) областях, Республиках Калмыкия–1 (14), Мордовия–1 (18), Северная Осетия–1 (58) и Чечня (1), в Красноярском крае–1 (4). Самый низкий показатель выявляемости новых неблагополучных пунктов был в 2011 году (7). В их числе Новосибирская–2, Тульская–1, Оренбургская–1, Нижегородская–1 области, Республики Татарстан–1, Ингушетия–1, общее количество больных туберкулезом животных 495. В 2012 году было выявлено 17 новых неблагополучных пунктов (2,5 раза больше по сравнению с предыдущем годом), В их числе: Алтайский–1 и Краснодарский край–1, Амурская–1, Белгородская–3, Курская–1, Новосибирская–1, Саратовская–2, Тульская–3 области, в Республиках Кабардино–Балкария–1, Мордовия–1, Татарстан–1 и Чечня–1. В 2013 году наблюдалось повышение выявляемости новых неблагополучных пунктов. По регионам: в Алтайском–1 (3больных туберкулезом) и Красноярском крае–1 (144), Республиках Мордовия–1 (144) и Татарстан–8 (692); по областям в Белгородской–1 (218), Самарской–1 (16), Тульской–1 (121), Тюменской–2 (49), Ульяновской–1 (114), Курской–1 (67), Омской–2 (114).

Первостепенное значение в распространении возбудителя туберкулеза крупного рогатого скота, имеют животные с активным туберкулезным процессом (источник возбудителя инфекции), которые непрерывно выделяют во внешнюю среду миллиарды микробных клеток. Таких животных среди реагирующих на туберкулин, в последние пять лет, выявлялось от 16,47% до 26,96%. Эти данные свидетельствуют о сложной эпизоотической ситуации по туберкулезу. В период с 2008 по 2013гг ежегодно, по состоянию на 01.01, регистрировалось от до неблагополучных пунктов. Реально оздоравливалось от 6 до 33. Наблюдалась тенденция понижения (в 2 раза) выявляемости реагирующих на туберкулин больных животных в неблагополучных пунктах РФ, что позволяет прогнозировать постоянное наличие скрытой туберкулезной инфекции во всех ранее зарегистрированных стационарно–неблагополучных пунктах.

Интенсивность проявления эпизоотического процесса (уровень заболеваемости) при туберкулезе в 2008 году была на уровне 0,017%. В дальнейшем, к 2012–2013 годам показатель уровня заболеваемости вырос до 0,028%. В целом по России заболеваемость за период с 2008 по 2013 гг составила 0,027%. Полученные показатели заболеваний коррелируют с данными Бойко А. А. (1991), Гулюкин, М.И. (2012), Данко Ю.Ю. (1998,1999), Донченко А.С. (1997), Евглевский А.А. (1994), Найманов А.Х. (2013), Овдиенко Н.П. (2009), Солодова И.В. (2011), Тупота С.Г. (2010), Яременко Н.А.

(2002).

Эпизоотическая ситуация по туберкулезу крупного рогатого скота в ряде регионов РФ характеризовалась устойчивым неблагополучием.

Применительно к Белгородской области достаточно напряженная эпизоотическая обстановка по туберкулезу крупного рогатого скота наблюдалась в ООО «Семхозе Ракитянский». Наглядным подтверждением этому является то, что при диагностическом убое 349 голов было выявлено туш с характерными для туберкулеза патологоанатомическими 37% изменениями (24% от общего числа убитых).

С 2012 по 2013 годы, в ООО "Семхоз Ракитянский" ежемесячно подвергалось туберкулинизации: 2741, 1818, 1409, 3481, 2536, 2580, 2612, 2107, 2045 голов. Количество реагирующих на туберкулин животных, соответственно составило:194, 99, 94, 166, 117, 58, 43, 7, 55 голов. О широком распространении и сложности эпизоотической ситуации по туберкулезу свидетельствовали результаты реагирования на туберкулин 117 телок (2–18 мес. возраста). Доля животных реагирующих на туберкулин, по отношению к числу убитых с туберкулезными изменениями, колебалась в пределах от 7,08% до 0,33%.

Снижение показателя выявляемости реагирующих на туберкулин животных в летний период вполне возможно было связано с воздействием высокой атмосферной температуры. Жаркая погода является неблагоприятным фактором, в результате чего снижается иммунобиологическая реактивность организма животных.

В ноябре 2012 года было выявлено реагирующих на туберкулин 194 голов, в т.ч. 179 коров, 3 телки (6–12 мес. возраста) и 12 телок (12–18 мес.

возраста). Интенсивность кожной реакции была следующей: у двух телок (6–12 мес. возраста), утолщение кожной складки составило 3–5 мм, у одной головы более 5; у 7 телок (12–18 мес. возраста) 3–5 мм, у 5 от 5 до 10 мм. Что составило 34,5%, 29,5%, 36%, соответственно. В декабре положительно реагировало 99 гол., в т.ч. 38 коров, 34 телки (6–12 мес. возраста) и 27 бычков (2–6 мес. возраста). Интенсивность кожной реакции была следующей: у 6 телок (6–12 мес. возраста) утолщение кожной складки от 3 до 5 мм, у 11 от 5 до 10 мм, 17 голов более 10 мм; у 5 бычков (2–6 мес. возраста) 3 до 5 мм; 7 голов с утолщением от 5–10 мм; у 15 голов более 10 мм. Что составило 30,6%, 26,5%, 42,9%, соответственно. В январе положительную реакцию дали 94 гол.

Интенсивность кожной реакции была следующей: у 64 коров утолщение кожной складки от 3 до 5 мм; у 20 от 5 до 10 мм; у 10 голов более 10мм. Что составило 60,08%, 21,28%, 10,64%, соответственно. В феврале выявлено реагирующих 166 гол., в т.ч. 35 коров, 62 телки (2–6 мес. возраста), 11 телок (12–18 мес. возраста), бычки (2–6 мес. возраста)–58 голов. Интенсивность кожной реакции была следующей: у 28 голов с утолщением кожной складки телок (2–6 мес. возраста) на 3 до 5 мм; у 24 голов от 5 мм до 10 мм; у 10 голов более 10 мм; у 11 телок (2–18 мес. возраста) от 3 до 5 мм; у 23 бычков (2–6 мес.

возраста) от 3 до 5 мм; у 29 голов от 6 до 10 мм; у 6 более 10 мм. Что составило 46,4%, 38,6%, 15%, соответственно. В марте было выявлено 117 реагирующих на туберкулин животных, в том числе 111 коров и 6 телок (2–18 мес. возраста).

Интенсивность кожной реакции была следующей: у 6 телок (6–12 мес.

возраста) с утолщением кожной складки от 3 до 5 мм. Что составило 71%, 16,2%, 12,8%, соответственно. В апреле положительную реакцию дали 58 голов, в т.ч. 35 коров, 11 телок (2–6 мес. возраста), 5 телок (12–18 мес.

возраста), бычки (2–6 мес. возраста) – 17 голов. Интенсивность кожной реакции была следующей: 9 телок (2–6 мес. возраста) утолщение кожной складки от 3 до 5 мм; у одной головы более 5 мм; и у одной головы более 10 мм; у 4 телок (2–18 мес. возраста) от 3 до 5 мм; у одной головы более 5 мм; у 14 бычков (2–6 мес. возраста) от 3 до 5 мм; у 2 голов от 5 до 10 мм; у одной головы более 10мм.

Что составило 74.1%, 22,4%, 3,5%, соответственно. В мае положительную реакцию дали 43 головы крупного рогатого скота. Интенсивность кожной реакции была следующей: у 36 коров утолщение кожной складки от 3 до 5 мм;

у 4 от 5 до 10 мм; у 3 голов более 10 мм. Что составило 83,7%, 9,3%, 7%, соответственно. В июне положительно реагировали на туберкулин 7 голов.

Интенсивность кожной реакции была следующей: у 2 коров утолщение кожной складки от 3 до 5 мм; у 3 от 5 до 10 мм; у 2 голов более 10 мм. Что составило 28,5%, 43%, 28,5%, соответственно. В июле положительная реакция на туберкулин была выявлена у 55 животных. Интенсивность кожной реакции была следующей: у 28 коров утолщение кожной складки от 3 до 5 мм; у 17 от 5 до 10 мм; у 10 голов более 10мм. Что составило 50,91%, 30,91%, 18,18%, соответственно.

О достаточно высоком уровне чувствительности больных к туберкулину свидетельствовали результаты убоя животных. Патологоанатомические изменения, характерные для туберкулеза, были обнаружены: в ноябре (2012) у 133 голов, что составляло 68,55%; в декабре 32 голов (32,32%); в январе 2013года 32 головы (34,04%); в феврале 63 голов (37,95%); в марте 16 голов (13,68%); в апреле 6 голов (10,34%); в мае 15 голов (34,88%); в июле 2 головы (3,63%). У молодняка крупного рогатого скота до 1,5 годовалого возраста туберкулезные поражения отсутствовали. В дальнейшем, после пика реагирования на туберкулин, убоя больных, показатели обнаружения туберкулезных поражений снизились в 10 раз (до 3,63%).

При сопоставлении показателей интенсивности аллергических реакций на туберкулин и наличием туберкулезных изменений у убитых животных мы не выявили четкой корреляционной связи, что согласуется с данными Евглевского Ал.А. (1997), Кассич В.Ю. (2004), Козлова В.Е. (2004), Мартма О.В. (1978), Найманова А.Х. и соавт. (2014), Овдиенко Н.П. и соавт. (1995), Урбан В.П. и соавт. (1966,1983). Наглядным подтверждением этому являлись случаи, когда у животных с высокой интенсивностью кожной реакции на туберкулин при убое отсутствовали туберкулезные изменения в лимфатических узлах. И наоборот, у коров с минимальной реакцией на туберкулин (утолщение кожной складки 3 мм) наблюдали характерные туберкулезные изменения.

При оценке чувствительности метода ПЦР было установлено, что из 29 исследованных проб патологоанатомического материала в 27 случаев были выявлены ДНК M.bovis. Таким образом, результаты применения ПЦР для выявления возбудителя туберкулеза в биоматериале, свидетельствуют о более высокой чувствительности и специфичности молекулярно–генетического теста по сравнению с рутинной бактериологической диагностикой. Полученные нами результаты согласуются с результатами исследований Борисова Т.А. и соавт., 2004; Гребенникова Т.В., 2004; Донченко А.С. и соавт., 2004; Калмыкова М.С. и соавт., 2007, 2008; Корнева И.Н., 2004; Найманов А.Х. и соавт., 2009,2014;

Обухов И.Л. и соавт., 1996,1997; Осипова Е.П., 2004; Таллер Л.А. соавт., 2011;

Шаров А.Н. 2000,2003.

Еще одной проблемной задачей, которой мы коснулись в своем диссертационном исследовании, являлось повышение эффективности первичного выращивания микобактерий на питательных средах. В последние годы наблюдается тенденция к снижению ростовой активности микобактерий на известных питательных средах. Это наблюдают и в производстве микобактериальных антигенов и в рутинной лабораторной практике. Это существенно затрудняет своевременное выделение и последующую видовую идентификацию микобактерий (Аликаева А.П., 1979; Банникова В.Н. с соавт., 1979; Боганец Н.С., 2006; Головченко М.В. с соавт., 2002; Донченко А.С. с соавт., 2000,2006; Дорожкова И.Р., 1992; Тупота Н.Л. с соавт., 2010 и др.). Для выделения микобактерий мы использовали испытуемый состав солевой (минеральный) питательной среды и среду Левенштейна–Йенсена. В качестве биоматериала использовали 75 проб от больных туберкулезом животных (имевших характерные туберкулезные изменения в лимфатических узлах);

незначительные увеличения лимфатических узлов и без патологоанатомических изменений. Предпосевную обработку проводили по методу Аликаевой А.П.(1940) и с использованием раствора 3% серной кислоты (Тарасова Е.В., 2012). Посевы проводили на элективные питательные среды: – Левенштейна–Йенсена, испытуемый вариант плотной питательной среды Дорожковой И.Р. и питательную среду для выращивания L–форм микобактерий Белгородской ГСХА.

В камеральном опыте первичный рост M.bovis на испытуемом варианте усовершенствованной плотной питательной среде появлялся на 15–16 сутки в виде мелких с маковое зерно, бугорчатых белого цвета (1–2) колоний. На среде Левенштейна–Йенсена рост микобактерий в виде единичных с просяное зерно бугорчатых образований, обнаруживался на 18–19 сутки.

В ходе лабораторного тестирования было установлено, что минеральная плотная питательная среда содержащая: аммоний лимоннокислый–1,5; калий фосфорнокислый двузамещенный–2,0; магний сернокислый семиводный–0,2;

железо сернокислое–0,1; сернокислый цинк–0,1; гликокол–2,0; фумаровая кислота–2,0; натрий фосфорнокислый двузамещенный–0,5; хлористый натрий– 0,3; глицерин–20,0; агар–агар–23,0; глицин–1,5; остальное вода, позволяет значительно, в среднем на 3–4 дня, ускорить время получения первичных культур микобактерий.

Еще один аспект, отраженный нами в диссертационном исследовании, касался предпосевной обработки. В наших исследованиях предпосевная обработка с использованием 3% раствора серной кислоты, позволила качественно улучшить биоматериал для последующего посева на питательные среды. Загрязненность питательных сред с использованием данной методики увеличилась в 2 раза с 0,5±0,009% и 1,2±0,009%.

Еще один важный аспект – специфичность. Эти исследования мы провели с использованием проб биоматериала узлы без 53 (лимфатические туберкулезных поражений). Рост микобактерий на испытуемой питательной среде и на стандартной среде Левенштейна–Йенсена отсутствовал. Напротив, от 9 проб (лимфатические узлы с характерными для туберкулеза изменениями) во всех случаях на обеих средах проявлялся рост микобактерий. На среде Левенштейна–Йенсена на 18–19 сутки, а на испытуемой на 12–15 сутки. При использовании 13 проб биоматериала (кровоизлияния в лимфатических узлах или их незначительное увеличение) во всех случаях наблюдали рост колоний микобактерий. На среде Левенштейна–Йенсена на 19–24 сутки, а на испытуемой на 16–19 сутки.

При сравнительном изучении ростовых свойств питательных сред для выделения L–форм микобактерий (тестирование на 9 пробах с характерными туберкулезными изменениями), на обеих питательных средах, нами не выделено деструктивных по клеточной стенке L–форм микобактерий. Что касается 13 проб (с незначительным увеличением лимфатических узлов или кровоизлияниями в них) в 11 случаях (84,6%) на 17 сутки на среде Дорожковой И.Р. были выделены L–форм и микобактерий. Рост L–форм микобактерий на испытуемой питательной среде наблюдали на 14–15 сутки. Выделено 57 L– форм микобактерий.

Применение предпосевной обработке лимфатических узлов по методике Аликаевой А.П.(1940) было не информативным. Рост L–форм микобактерий как на питательной среде Дорожковой И.Р., так и на питательной среде для выделения L–форм отсутствовал. Это связано с тем, что высокая концентрация серной кислоты, используемая данной методике, обезвреживает деструктивные по клеточной стенке L–формы микобактерий. Напротив, применение 3% раствора серной кислоты, с использованием того же биоматериала, позволило выделить на среде Дорожковой И.Р.–54 (72%) культуры микобактерий, а на питательной среде Белгородской ГСХА–57 (76%) L–форм микобактерий.

Первичный рост наблюдался на 15–16 сутки и 14–15 сутки, соответственно.

Загрязненность посевов при использовании предпосевной обработки 3–% раствором серной кислоты составила на среде Дорожковой И.Р. 1,3±0,01% и 1,1±0,02% на питательной среде для выделения L–форм микобактерий.

L–форм микобактерий на питательных средах Дорожковой И.Р. и питательной среде Белгородской ГСХА росли в форме облаковидных колоний.

При проведении фазово–контрастной микроскопии, в поле зрения наблюдали микроструктурные элементы разной оптической плотности в виде сферобластических аморфных масс.

Эти сведения о выделяемости L–форм микобактерий совпадают по своей значимости с данными Быкова С.Ю., 1994; Гертман М.И., 1988; Дорожковой И.Р., 1982; Коваленко А.М. и соавт., 2012; Кузьмина В.А. и соавт., 2012;

Тарасовой Е.В. и соавт., 2012.

Особую значимость в системе мер борьбы с туберкулезом придается дезинфекции помещений и скотных дворов. В настоящее время для дезинфекции животноводческих помещений, наряду с известными средствами, предлагается целый ряд новых, качественно улучшенных дезинфектантов (Аржаков В.Н., 2002, с соавт., 2004; Березнев А.П. с соавт., 1990,1994; Борознов С.Л. с соавт., 2006; Бутко М.П. с соавт., 2003; Высоцкий А.Э. с соавт., 2006 и др.). Выбор того или иного дезинфектанта определяется не только рекомендациями производителей. Большое значение имеют результаты независимых экспертиз, в том числе научно–производственных испытаний.

Именно этот аспект был запланирован в нашем диссертационном исследовании. В своих исследованиях мы использовали растворы анолитов, с различным рH и содержанием хлорноватистых соединений. Растворы готовили с использованием прибора «АКВА–ЭХА» "Изумруд" г. Санкт–Петербург.

Наиболее устойчивые показатели бактерицидности, наблюдались у растворов полученных при силе тока 10А с содержанием активного хлора 250 мг/л и рН 6–7, 12А с содержанием активного хлора 400 мг/л и рН 6±0,5 и 9А имеющим в своем составе содержание активного хлора 300 мг/л и рН 5, обеспечивающих отсутствие роста микобактерий туберкулеза на среде Левенштейна–Йенсена в течение 3–х месяцев после посева. Дезинфицирующие средства, на основе пергидроля и хлорсодержащих компонентов "Хлорантоин" и "Кристалл–1000", уступали по своему бактерицидному действию. Об этом свидетельствовал рост культур M.bovis. Бактерицидное действие электрохимических растворов обусловлено низкой минерализацией анолита АНК, его повышенной гидратационной способностью, что способствует увеличению проницаемости клеточных стенок и мембран, создаёт условия для интенсивного осмотического и электроосмотического переноса оксидантов во внутриклеточную среду. Осмотический перенос оксидантов через оболочки и мембраны микробных клеток намного интенсивнее проявляется, чем через мембраны соматических клеток, ввиду существенного различия осмотического градиента этих клеток. Ускоренному электроосмотическому переносу оксидантов внутрь бактериальных клеток способствуют многочисленные электрически заряженные микропузырьки электролизных газов, создающие в зонах контакта с биополимерами мощные локальные электрические поля с высокой степенью неоднородности. По всей видимости электрохимические растворы №1, №2, №3, обладают наиболее приемлемыми бактерицидными свойствами. По всей видимости, это связано с постоянным рН, в пределах от 5 до 7. Для проведения исследований по изучению дезинфицирующих средств, препаратов анолитного ряда необходимо было изучить микобактериальную обсемененность животноводческих ферм и прилегающей территории В неблагополучном по туберкулезу крупного рогатого скота хозяйстве из объектов внешней среды (кормушки, стены, из поилок, и прилегающий к ним территории, поверхностные слои почвы, навоза) из 180 проб было выделено: 30 культур микобактерий, проба отобрана внутри животноводческих помещений и 9 культур из прилегающих к животноводческим помещениям территорий. Из них 9 классифицированы как M.bovis, 8–M.fortuitum, 4– M.scrofulaceum; 7–M.marinum, 2–скотохромогенные.

Данные о сенсибилизации различных видов микобактерий в неблагополучных хозяйствах в т.ч. и атипичных подтверждаются исследованиями Кассич Ю.Я. и соавт., (1998), Овдиенко Н.П. и соавт., (1999), Найманова А.Х. и соавт., Экспериментально и в условиях (2014).

неблагополучного по туберкулезу хозяйства нами были протестированы бактерицидные свойства анолитных растворов. Анолитные растворы получены при силе тока от 9 до 12А с нейтральным рН 5–7 и содержанием активного хлора 250–400 мг/л. В ходе исследований было установлено, что они обладают высокими бактерицидными свойствами, обеспечивающими инактивацию патогенных и непатогенных форм микобактерий, как возбудителей туберкулеза. Рост культур микобактерий, где применяли 3% NаOH и проводили бактериологический контроль дезинфекции смывов через 30 минут, по всей видимости, связан не только с высокой гигроскопичностью горячих растворов NаOH, но и со слабой проникающей способностью в глубокие слои деревянных поверхностей помещений. Это подтверждалось результатами бактериологических исследований смывов через 1, 3, 5 и 12 часов.

Отсутствие роста микобактерий из исследуемых смывов через 3, 5 и 12 часов связано с полным и глубоким проникновением дезинфицирующего раствора и инактивацией микобактерий. В целом, по результатам при изучении эффективности новых антисептических средств в условиях неблагополучного по туберкулезу крупного рогатого скота хозяйства, было установлено, что наиболее приемлемыми и экологически безопасными являются пергидроль– хлорноватистые соединения, которые обладают высокими бактерицидными свойствами в отношении микобактерий туберкулеза.

По результатам исследований нами сделаны следующие выводы и практические предложения

5. ВЫВОДЫ

1. Эпизоотическая ситуация по туберкулезу крупного рогатого скота в РФ характеризуется устойчивым неблагополучием, что (2008–2013гг.) подтверждается 0,027% уровнем заболеваемости.

2. Применение аллергического метода диагностики с использованием ППД – туберкулина для млекопитающих в условиях неблагополучного по туберкулезу крупного рогатого скота хозяйства позволяет выявлять от 3,6% до 68% особей с активным развитием туберкулезного процесса.



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |

Похожие работы:

«ШУБНИКОВА ЕЛЕНА ВЛАДИМИРОВНА ВЛИЯНИЕ ФИЗИКО-ХИМИЧЕСКИХ ФАКТОРОВ И ФОРМ АДАПТИВНОЙ ИЗМЕНЧИВОСТИ НА ЧУВСТВИТЕЛЬНОСТЬ ПАТОГЕННЫХ БУРКХОЛЬДЕРИЙ К ХИМИОТЕРАПЕВТИЧЕСКИМ ПРЕПАРАТАМ 03.02.03 –...»

«ЗАУЗОЛКОВА Наталья Андреевна АГАРИКОИДНЫЕ И ГАСТЕРОИДНЫЕ БАЗИДИОМИЦЕТЫ ЛЕСОСТЕПНЫХ СООБЩЕСТВ МИНУСИНСКИХ КОТЛОВИН 03.02.01 – «Ботаника» ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата биологических наук Научный руководитель – кандидат биологических наук, И. А. Горбунова Абакан – 2015 СОДЕРЖАНИЕ ВВЕДЕНИЕ... ГЛАВА 1....»

«Головань Екатерина Викторовна Ресурсы декоративных растений для озеленения внутриквартальных территорий (на примере г. Владивостока) 03.02.14 – биологические ресурсы Диссертация на соискание ученой степени кандидата биологических наук Научный руководитель: д.б.н., доцент О.В. Храпко Владивосток — Оглавление Введение Глава 1. Современные подходы...»

«Якимова Татьяна Николаевна Эпидемиологический надзор за дифтерией в России в период регистрации единичных случаев заболевания 14.02.02 эпидемиология диссертация на соискание ученой степени кандидата медицинских наук Научный руководитель: доктор...»

«Сухарьков Андрей Юрьевич РАЗРАБОТКА МЕТОДОВ ОЦЕНКИ ОРАЛЬНОЙ АНТИРАБИЧЕСКОЙ ВАКЦИНАЦИИ ЖИВОТНЫХ 03.02.02 «Вирусология» Диссертация на соискание ученой степени кандидата биологических наук Научный руководитель: кандидат ветеринарных наук, Метлин Артем Евгеньевич Владимир 2014 ОГЛАВЛЕНИЕ 1 ВВЕДЕНИЕ 2 ОБЗОР ЛИТЕРАТУРЫ 2.1 Характеристика возбудителя бешенства 2.2 Эпизоотологические...»

«ШИТОВ АЛЕКСАНДР ВИКТОРОВИЧ ВЛИЯНИЕ СЕЙСМИЧНОСТИ (НА ПРИМЕРЕ ЧУЙСКОГО ЗЕМЛЕТРЯСЕНИЯ И ЕГО АФТЕРШОКОВ) И СОПУТСТВУЮЩИХ ГЕОЛОГИЧЕСКИХ ПРОЦЕССОВ НА АБИОТИЧЕСКИЕ КОМПОНЕНТЫ ЭКОСИСТЕМ И ЗДОРОВЬЕ ЧЕЛОВЕКА 25.00.36 – Геоэкология (науки о Земле) Диссертация на соискание ученой степени доктора геолого-минералогических наук Горно-Алтайск...»

«ВУДС ЕКАТЕРИНА АНАТОЛЬЕВНА Фармакогенетические аспекты антиангиогенной терапии экссудативной формы возрастной макулярной дегенерации» 14.01.07 – Глазные болезни ДИССЕРТАЦИЯ на соискание учёной степени кандидата медицинских наук Научные руководители: доктор медицинских наук Будзинская Мария Викторовна кандидат биологических наук Погода Татьяна Викторовна Москва – 2015...»

«Моторыкина Татьяна Николаевна ЛАПЧАТКИ (РОД POTENTILLA L., ROSACEAE) ФЛОРЫ ПРИАМУРЬЯ И ПРИМОРЬЯ 03.02.01 – Ботаника Диссертация на соискание ученой степени кандидата биологических наук Научный руководитель: доктор биологических наук, старший научный сотрудник Н.С. Пробатова Хабаровск Содержание Введение... Глава 1. Природные...»

«СИНЕЛЬЩИКОВА Александра Юрьевна Ночная миграция дроздов рода Turdus в юго-восточной Прибалтике Специальность 03.02.04 – Зоология Диссертация на соискание учёной степени кандидата биологических наук Научный руководитель: доктор биологических наук, профессор, главный научный сотрудник К.В. Большаков Санкт-Петербург Оглавление Введение... 3 Глава 1. Особенности миграции...»

«ТИТОВА СВЕТЛАНА АНАТОЛЬЕВНА Влияние фитопатогенных микроорганизмов на энзиматическую активность растения-хозяина Glycine max (L.) Merr. и Glycine soja Sieb. et Zucc. 03.02.08 ЭКОЛОГИЯ Диссертация на соискание ученой степени кандидата биологических наук Научный руководитель: к.б.н., доцент Семенова Е.А. БЛАГОВЕЩЕНСК –...»

«ГУЛЬ ШАХ ШАХ МАХМУД БИОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ ЦИТРУСОВОЙ МИНУРУЮЩЕЙ МОЛИ (Phyllocnistis citrella Stainton) В УСЛОВИЯХ ЮГО-ВОСТОЧНОГО АФГАНИСТАНА Специальность 06.01.07 – Защита растений ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата сельскохозяйственных наук НАУЧНЫЙ РУКОВОДИТЕЛЬ: доктор с.-х. наук, профессор КАХАРОВ К.Х. Душанбе, 2015 СОДЕРЖАНИЕ ВВЕДЕНИЕ..4 ГЛАВА I. СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ ПРОБЛЕМЫ...»

«Ульянова Онега Владимировна МЕТОДОЛОГИЯ ПОВЫШЕНИЯ БЕЗОПАСНОСТИ БАКТЕРИАЛЬНЫХ ВАКЦИН НА МОДЕЛИ ВАКЦИННЫХ ШТАММОВ BRUCELLA ABORTUS 19 BA, FRANCISELLA TULARENSIS 15 НИИЭГ, YERSINIA PESTIS EV НИИЭГ 03.02.03 – микробиология Диссертация на соискание ученой степени доктора биологических наук Научный консультант:...»

«Цховребова Альбина Ирадионовна ВЛИЯНИЕ ФАКТОРОВ СРЕДЫ НА РАЗВИТИЕ БЕСХВОСТЫХ АМФИБИЙ СЕВЕРНЫХ СКЛОНОВ ЦЕНТРАЛЬНОГО КАВКАЗА Специальность 03.02.14 – биологические ресурсы Диссертация на соискание ученой степени кандидата биологических наук Научный руководитель доктор биологических наук профессор Калабеков Артур Лазаревич Владикавказ 2015 Содержание Ведение..3 Глава I. Обзор литературных данных. 1.1....»

«ХАПУГИН Анатолий Александрович РОД ROSA L. В БАССЕЙНЕ РЕКИ МОКША 03.02.01 – ботаника Диссертация на соискание ученой степени кандидата биологических наук Научный руководитель Силаева Татьяна Борисовна д.б.н., профессор САРАНСК ОГЛАВЛЕНИЕ ВВЕДЕНИЕ Глава 1. ИСТОРИЯ ИЗУЧЕНИЯ РОДА ROSA L. В БАССЕЙНЕ МОКШИ. Глава 2. КРАТКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РОДА ROSA L. 2.1. Характеристика рода Rosa L. 2.2. Систематика рода Rosa L. Глава 3....»

«ХАФИЗОВ ТОИР ДАДАДЖАНОВИЧ ОСОБЕННОСТИ РОСТА, РАЗВИТИЯ И ПРОДУКТИВНОСТИ ЧАЙОТА (SECHIUM EDULE L. – CHAYOTE) В УСЛОВИЯХ ГИССАРСКОЙ ДОЛИНЫ ТАДЖИКИСТАНА Специальность: 06.01.01. – общее земледелие, растениеводство ДИССЕРТАЦИЯ на соискание учёной степени кандидата сельскохозяйственных наук НАУЧНЫЙ РУКОВОДИТЕЛЬ: доктор биологических наук, профессор, Гулов С.М. Душанбе – 201 ОГЛАВЛЕНИЕ...»

«Будилова Елена Вениаминовна Эволюция жизненного цикла человека: анализ глобальных данных и моделирование 03.02.08 – Экология Диссертация на соискание ученой степени доктора биологических наук Научный консультант доктор биологических наук, профессор А.Т. Терехин Москва 2015 Посвящается моим родителям, детям и мужу с любовью. Содержание Введение.. 5 1. Теория эволюции жизненного цикла. 19...»

«Брит Владислав Иванович «Эффективность методов вакцинации против ньюкаслской болезни в промышленном птицеводстве» Специальность: 06.02.02 ветеринарная микробиология, вирусология, эпизоотология, микология с микотоксикологией и иммунология ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидат ветеринарных наук Научный руководитель:...»

«АБДУЛЛАЕВ Ренат Абдуллаевич ГЕНЕТИЧЕСКОЕ РАЗНООБРАЗИЕ МЕСТНЫХ ФОРМ ЯЧМЕНЯ ИЗ ДАГЕСТАНА ПО АДАПТИВНО ВАЖНЫМ ПРИЗНАКАМ Шифр и наименование специальности 03.02.07 – генетика 06.01.05 – селекция и семеноводство сельскохозяйственных растений ДИССЕРТАЦИЯ на соискание учёной степени кандидата...»

«Якимова Татьяна Николаевна Эпидемиологический надзор за дифтерией в России в период регистрации единичных случаев заболевания 14.02.02 эпидемиология диссертация на соискание ученой степени кандидата медицинских наук Научный руководитель: доктор...»

«ЕГОРОВА Ангелина Иннокентьевна МОРФОФУНКЦИОНАЛЬНЫЕ ОСОБЕННОСТИ СТРУКТУРЫ ЩИТОВИДНОЙ ЖЕЛЕЗЫ У МУЖЧИН КОРЕННОЙ И НЕКОРЕННОЙ НАЦИОНАЛЬНОСТИ ЯКУТИИ В РАЗНЫЕ СЕЗОНЫ ГОДА 03.03.04 – клеточная биология, цитология, гистология Диссертация на соискание ученой степени кандидата биологических наук Научные руководители: доктор медицинских наук, профессор Д.К....»







 
2016 www.konf.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, диссертации, конференции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.