WWW.KONF.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Авторефераты, диссертации, конференции
 


Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |

«Экспериментальная и производственная оценка элективных питательных сред и дезинфектантов при туберкулезе крупного рогатого скота ...»

-- [ Страница 2 ] --

Анализ литературных данных показал, что вопрос устойчивости возбудителей туберкулеза в объектах внешней среды еще остается открытым, так как данные по этой теме носят очень разносторонний характер, в связи с чем невозможно сделать окончательный вывод о сроках хранения жизнеспособности и патогенности различных видов микобактерий в окружающей среде. Изучение этого вопроса даст более объективное представление о возбудителях туберкулеза и позволит разработать систему противотуберкулезных и ветеринарно–санитарных мероприятий, настроенных на уничтожение патогенных микобактерий в объектах внешней среды.

1.5.Дезинфицирующие средства, применяемые для уничтожения микобактерий Химические методы дезинфекции наиболее доступные и широко применяются в практической ветеринарной медицине с использованием различных химических соединений чаще всего в виде водных растворов, и реже

– в виде твердых или сыпучих веществ, аэрозоля, газа (Поляков А.А., 1975;

Schlisser, T., 1979).

Водные растворы дезинфектантов чаще применяют путем орошения поверхностей, подлежащих обработке (мокрый способ), или замачивания инвентаря в емкостях. При этом для полной обработки поверхностей тратят от 1 до 2 л/м дезинфицирующего раствора при экспозиции не менее 3 часов (Вранчан З.Э.,1957; Гежес И.Б. и соавт., 1988; Леви М.И., и соавт., 1988; Collins F.M., 1986; Shopiro D., 1984) В промышленном животноводстве и птицеводстве широкого применения приобрел метод дезинфекции путем мелко–капельного распыления. Этот метод позволяет снизить затраты дезинфицирующих препаратов до 0,2–0,5 л/м в результате равномерного нанесения раствора. Одним из путей совершенствования химического метода дезинфекции является применение аэрозолей. При их использовании достигается одновременное обеззараживание поверхностей и воздуха помещений, при этом расходы дезинфицирующего средств уменьшаются в 3–5 раз (Борознов С.Л., 2006; Боченин Ю.И., 1986;

Дудницкий И.А. с соавт., 1988,1989; Закомырдин А.А. и соавт., 1990; Bonini, V.

Loosan, 1985).

Применяемые дезинфицирующие средства в дезинфиктологии должны отвечать следующим требованиям: иметь широкий спектр антимикробного действия (включая штаммы особо устойчивых микроорганизмов), быстро инактивировать патогенные микроорганизмы, сохранять стабильность при хранении и транспортировке, хорошо растворяться в воде, быть нетоксичными, не владеть коррозионными свойствами, быть экономичными, экологически чистыми, безопасными для обслуживающего персонала и животных, устойчивыми к органическим нагрузкам, простыми в приготовлении и применении (Поляков А.А., 1975,1983; Siebert, J., 2001; Steiger, A.. 1978).

Характеристики, на основании которых выбирают эффективные дезинфицирующие средства, включающие в себя, прежде всего, спектр антимикробной активности с учетом действия не только на возбудителей кишечных и кокковых инфекций, а также бактерицидный эффект в отношении микобактерий туберкулеза (Закомырдин А.А., 1990; Поляков А.А., 1986).

Требования, предъявляемые к дезинфицирующих препаратам, резко ограничивают круг применения химических соединений, которые могут быть использованы для проведения противотуберкулезных мероприятий туберкулезной инфекции (Костина Г.И., 1981).

Вместе с этим, для проведения профилактической и вынужденной дезинфекции в животноводческих помещениях применяют следующие группы препаратов:

1. Фенольные соединения – обладающие высокой активностью в отношении вегетативных форм бактерий, грибов, микобактерий и оболочечных вирусов. Особенностью фенольных препаратов является их способность образовывать пленку на продезинфицированных поверхностях и длительное время действовать на патогенные и условно патогенные микроорганизмы (Поляков А.А., Фенольные препараты способны образовывать 1975).

комплексные соединения с полисахаридами клеточной стенки микроорганизмов и нарушать при этом ее свойства (Вашков В.И., 1977; Кравец А.Т. и соавт., 1986).

Для уничтожения микобактерий в окружающей среде применяют карболовую кислоту в концентрации от 2 до 5% при экспозиции 15–30 минут.

Эффективные бактерицидные свойства в отношении возбудителей туберкулеза имеет феносмолин – препарат получаемый из фенольной смолы, является промежуточным продуктом фенол–ацетонового производства, содержащий смесь различных фенолов, ароматических углеводов, высокомолекулярных соединений. Колычевым Н.М. (1984, 1985, 1987) и Кузиным А.И. (1978, 1992) в эксперименте доказано, что при однократном применении 8% эмульсии феносмолину и расходе 1 л/м, или 0,5–1 л/м двукратно при экспозиции 1 час, а во время обеззараживания почвы из расчета 10 л на 1 м по 24–48 часов происходит полная девитализация возбудителей туберкулеза M.bovis и M.avium.

Крезоловые и мыльно–карболовые смеси также используют для дезинфекции при температуре рабочего раствора 50°С–80°С в концентрации 1– 2% и экспозиции 6 часов. Раствор серно–крезоловой смеси в 10% концентрации при температуре обеззараживает объекты, контаминированные 40°С микобактериями туберкулеза при суточной экспозиции (Аржаков В.Н., 2002;

Аржаков В.Н., и соавт. 2002).

Однако группа этих препаратов, обладают неприятным едким запахом, токсичностью, раздражающим и сенсибилизирующим действием, канцерогенностью.

Кислородные соединения широко применяются в мировой 2.

ветеринарной практике. Они проявляют широкий спектр бактерицидной активности, способные растворять кровь и многие другие биологические субстраты, хорошо коагулируют белок, не имеют запаха, быстро распадаются в окружающей среде на нетоксичные продукты. Препараты этой группы являются сильными окислителями, основным действием которых является образование свободных радикалов, нарушающих липидный обмен в мембране клеток, ДНК и другие важные компоненты микробной клетки. Несмотря на репродукцию многими микроорганизмами каталазы, которая защищает клетку от воздействия перекисных соединений путем разложения их на воду и кислород, концентрации, используемые при дезинфекции, позволяют, в большинстве случаев преодолеть этот механизм резистентности.

Наиболее известный препарат этой группы – перекись водорода. Его применяют в 3–10% концентрации для аэрозольной дезинфекции, а 6% концентрация активна для споровых форм микроорганизмов.

Основными отрицательными свойствами применения препаратов данной группы является тканевая токсичность с местно–раздражающим и резорбтивным действиями, вызывая при этом коррозию металлов и обесцвечивание тканей.

Хлорные соединения являются традиционными средствами 3.

дезинфекции при туберкулезе (Дудницкий И.А., 1989; Кассич Ю.Я. и соавт, 1990). Они обладают высокой антимикробной активностью за счет воздействия на процессы окисления, вызывая угнетение некоторых важных ферментативных реакций в микробной клетке, денатурацию белка и нуклеиновых кислот (Беляев И.Я., 1989; Меньш А.Ф., 1984,1994;).

В соответствии с историческими этапами разработки, изучения и особенностями химического строения среди этих соединений выделяют три поколения дезинфицирующих средств на основе хлора, которые существенно отличаются друг от друга (Колычев Н.М., 1984,1985,1987;) К первому поколению относится хлорная известь, промышленностью выпускается в двух марках: А и Б. По количеству активного хлора каждая форма подразделяется на три сорта. В хлорной извести марки А первого, второго и третьего сортов содержится хлора соответственно 28, 25 и 20%, а в препарате марки Б – 35, 32 и 27%. Обеззараживающим действием в отношении микобактерий туберкулеза имеет осветленный раствор хлорной извести, содержащий 5% активного хлора при 3–6 часовой экспозиции, 20% взвесь свежегашеной извести при трехкратном нанесении с часовым интервалом и экспозицией 6 суток (Меньш А.Ф., 1984,1994; Поляков А.А., 1986; Туренгбаев К.А., 1989; Шеина И.В., 1982; Hahesy T., 1992).

Второе поколение представлено хлорамином Б. Большинство препаратов в которых действующим началом являются хлорамин Б, не обладают туберкулоцидными свойствами. Достаточную активность в отношении микобактерий приобретают активированные аммиаком, сернокислым или хлористым аммонием растворы хлорамина Б, препараты «Клорина» и «трихлороль» при 6–часовой экспозиции (Арзуманян С.П., 1993; Барабанов И.И., 1987; Дудницкий И.А., 1989; Кассич Ю.Я., 1990; Поляков А.А., 1975;

Садыкова В.И., 1983).

Несмотря на большое количество разработанных хлорсодержащих препаратов, надо заметить, что они имеют: резкий запах, раздражают слизистые оболочки глаз и верхних дыхательных путей, вызывают коррозию металлов, обесцвечивают окрашенные изделия, имеют низкую стабильность при хранении.

К третьему поколению относятся средства дезинфекции, которые в качестве действующего вещества содержат хлороз циануровую кислоту или хлорпроизводные гидантоина О.П., (Архипов 1949,1948; Zorawski C., Они или их композиционный состав, имеют 1974,1983,1987) модернизированную форму выпуска, что позволяет значительно снизить их отрицательные качества. Препараты этой группы имеют широкий спектр противомикробной активности, включая микобактерии туберкулеза.

4. Группа спиртов. Насчитывается около 14 видов спиртов, входящих в состав дезинфицирующих препаратов, но наибольшее практическое применение получили этиловый и изопропиловый. Механизм их антимикробного действия сводится к денатурации структурных и ферментных белков микробной клетки. В концентрации 60 – 90% они активны в отношении вегетативных форм бактерий, микобактерий, грибов и оболочечных вирусов.

Отрицательным действием их является то, что спирты не имеют моющих свойств, фиксируют органические загрязнения и могут портить изделия из пластмасс и резины. В таких препаратов быстро снижается концентрация действующего вещества в результате быстрого испарения (Аржаков П.В., 2002,2004; Березнев А.П., 1990; 1994; Бурганов З.Б., 1995; Волков Ю.П., 1992;

Высоцкий А.Э., 2002; Высоцкий А.Э., и соавтр.,2006; Тихонов П.М., 1979).

Применение спиртов в чистом виде для дезинфекции экономически невыгодно, поэтому их вводят в рецептуры современных комбинированных средств: «Декосепт», «Деконекс», «Соларсепт», «АХД 2000», «Хоспидермин».

Для дезинфекции животноводческих и птицеводческих помещений применяют однохлористый йод, 5% спиртовой раствор йода, йодоформ и йодинол используют для очистки и дезинфекции кожи. Аэрозоль йодистого алюминия применяют методом возгонки, что позволяет снизить бактериальную загрязненность воздуха в 3–10 раз.

Негативом применения препаратов этой группы относятся появление йодостойких штаммов бактерий, снижение антимикробной активности при наличии белкового субстрата, токсичность, сенсибилизирующие свойства, дубящие и прижигающие действия на ткани организма, развитие гиперчувствительности (Кузин А.И., 1992).

Альдегиды – высокоактивные соединения с высокими антимикробными свойствами ко всем видам микроорганизмов, механизм действия которых направлен на алкилирование амино – и сульфгидрильных групп протеинов и подавления их синтеза. Альдегиды достаточно широко используются для дезинфекции. Среди них наибольшее распространение получили формальдегид, глутаровый и ортофталевый альдегиды (Ощепков В.Г., 2002; Stonchill, A.A., Krop S., Borick P.M., 1963; Strauch, D. J., 1987) Формальдегид (альдегид муравьиной кислоты) характеризуется высокой антимикробной активностью. Этот препарат инактивирует микроорганизмы благодаря высокой реакционной способности.

Высокие бактерицидные свойства в отношении микобактерий туберкулеза имеет щелочной раствор формальдегида, содержащий 3% формальдегида и 3% едкого натра. Эта композиция активна при норме расхода 0,5 л/м, а при обработке объектов с органическим загрязнением – 0,75 л/м.

Щелочной формальдегид уничтожает возбудителя туберкулеза M.bovis за 60 минут, тогда как большинство атипичных микобактерий устойчивы даже до 5% концентрации щелочного формальдегида и по более длительной экспозиции (несколько часов). Данная композиция препарата при минусовой температуре не уничтожает микобактерии туберкулеза в течение 30 часов. Обеззараживания навоза овец от неспорообразующих патогенной микрофлоры достигается при расходе 3 кг формальдегида на 1 м навоза при экспозиции в течение 72 часов.

Дезинфекцию спецодежды при туберкулезе проводят путем его погружения в 4% раствор формальдегида не менее 4 часов (Березнев А.П., и соавт., 1990,1994).

Униполярная электрохимическая активация жидких сред. На сегодняшний день исследователи особое внимание уделяют новому научно–техническому направлению униполярной электрохимической активации воды.

Основу электрохимической активации сред составляют процессы электролиза, однако техника и технология проведения униполярной электрообработки жидкостей в значительной степени отличаются от традиционных техники и технологии, используемых в электрохимических (электролизных) производствах (Бахир В.М., Задорожний Ю.Г., Леонов Б.И., Паничева С.А., 1999). Электрохимическая активация основана на ранее неизвестном свойстве растворов, подвергнутых анодному или катодному воздействию на инертном электроде, переходить в длительно существующее неравновесное состояние и проявлять в этом состоянии каталитическую активность и повышенную реакционную способность в окислительно– восстановительных и кислотно–основных реакциях (Бахир В.М., 1990).

Электрохимическая активация (ЭХА) жидкости осуществляется в диафрагменных электроактиваторах (электролизерах).

Сущность способа получения жидкости с электроактивными свойствами заключается в том, что при обработке жидкости, в частности, обычной водопроводной водой, в зоне основного электрода диафрагменного электролизера в режиме максимального перенапряжения электрода происходит изменение ее свойств, резко отличающихся от изменений, происходящих при обычном электролизе. Жидкость после униполярного электрохимического воздействия определенное время находится в метастабильном состоянии, характеризуемом аномальными значениями активности–повышенным уровнем внутренней потенциальной энергии; если активированная жидкость используется в каких–либо химических реакциях до завершения релаксации, то наличие избытка внутренней потенциальной энергии может существенно повлиять на скорость и другие параметры таких реакций.

Электроактивированные жидкие среды в последние годы нашли широкое применение в различных отраслях народного хозяйства, в том числе: в нефтяной и газовой промышленности, строительной технике, сельском хозяйстве, в медицине (Бахир В.М., 1999).

Мы знаем, что технологические растворы используются в качестве реагента или среды для протекания физико–химических реакций. Их реакционная способность определяется кислотно–основными и окислительно– восстановительными свойствами. Обычно, эти свойства растворам придают добавки химических веществ. В отличие от вышеупомянутого, электрохимическая активация позволяет без использования химических реагентов регулировать кислотно–основные и окислительно– восстановительные свойства растворов, что дает возможность его широкого применения.

Оценка бактерицидной активности дезинфектантов.

Для определения бактерицидных свойств дезинфектантов предложены следующие методы: чашечный, диффузный, суспензионный и метод носителей.

Чашечный метод первичной оценки бактерицидов основан на известном методе определения антибиотикочувствительности микроорганизмов с некоторой его модификацией.

Суть метода вертикальной диффузии заключается в способности дезинфектантов вызвать задержку или остановку роста суточной культуры микобактерий, которые растут в пробирке на плотной питательной среде при воздействии на нее препарата в заданной концентрации (Аленькин Б.Ф., 1977).

Базовым методом определения бактерицидной активности химических дезинфектантов в отношении микобактерий является суспензионный метод в различных вариантах и модификациях. Его суть заключается в том, что в разные разведения дезинфицирующего препарата непосредственно вносят взвесь микобактерий. После выдерживания заданной экспозиции и с последующей нейтрализацией продукта осадок высевают на питательную среду и инкубируют (Bergan T., Lystad A., 1971; Parkinson E., 1981).

Наиболее распространенным является метод носителей. Он основан на контаминации бактериальной взвесью тест–объектов с последующим нанесением дезинфицирующего препарата. В качестве носителей бактериальной взвеси используют бязевые, батистовые тест–объекты, предметные стекла, оргстекло, металлические цилиндры, стеклянные трубки, деревянные бруски и цементную плитку (Дудницкий И.А., 1977; Колычев Н.М., 1987; Модель Л.М., 1958; Платонов Г.И., 1975; Reybrouck G., 1982).

С целью определения чувствительности микроорганизмов к дезинфицирующим препаратам предложена методика диффузии в агаре с применением лунок (вырезанных в толще агара) и цилиндриков, наложенных на поверхность среды, содержащей различные концентрации препарата, а также метод диффузии с дисками на агаре. При определении антибактериальной активности дезинфицирующих средств и возможной резистентности бактериальных культур также применяется методика с использованием цветных питательных сред (Дудницкий И.А., Шуваева О.Н., 1977; Bergan T., Lystad A., 1971; Konig, K., 1974).

В случае получения положительных результатов бактерицидного действия исследуемого дезинфектанта культуральным методом проводят его биологическое исследование на лабораторных животных.

(биопробу) Актуальным является вопрос выбора тест–культуры при определении бактерицидных свойств дезинфицирующих препаратов. Бактерицидные свойства потенциального дезинфектанта для применения при туберкулезе нужно изучать не только по непатогенным лабораторным тест–культурам, но и обязательно по M.bovis и M.avium (Murohachi T., Kondo E., 1969; Stronchill A.A., 1963).

В лабораторных опытах установлено, что быстрорастущие культуры атипичных микобактерий M.phlei более устойчивы чем M.bovis, что позволяет ее использовать в качестве тест–культуру в процессе разработки режимов дезинфекции (Платонов Г.И. и соавт., 1975,1982).

Для первичной оценки эффективности дезинфицирующих препаратов на их пригодность для обеззараживания объектов при туберкулезе крупного рогатого скота рекомендуется использовать сапрофитные микобактерии, атипичные микобактерии вида M.fortuitum.

По данным Schlisser T. (1974), при определении бактерицидных свойств в новых дезинфектантов в США используют микобактерии комплекса M.avium– intracellulare и M.tuberculosis, в европейских странах – M.avium, M.fortuitum, M.phlei (Bass G.K., 1968; Waterworth P.W., 1984).

При определении бактерицидных свойств новых дезинфектантов в отношении микобактерий большое значение имеет правильный выбор питательной среды. Для этого предложено 20 плотных, 15 редких, 10 специальных сред для культивирования микобактерий (Васильев В.Н., 1971) Наиболее практичными являются среды Гельберга, Петраньяни, Левенштейна–Йенсена, Финн–2, Сотона, Модель, «Новой» (Мордовского), полусинтетическая среда Школьниковой (Варенко В.Н.,1980; Кассич Ю.Я., 1990).

Что касается жидких синтетических сред, то они имеют меньше диагностическое значение, поскольку рост колоний происходит на дне пробирок, что затрудняет оценку учета роста культур.

Контроль качества дезинфекции объектов ветеринарного надзора При определении эффективности проведения профилактических и оздоровительных мероприятий большое значение имеет контроль качества дезинфекции, который проводят в три этапа: визуальный, технологический и бактериологический (Аржаков В.Н и соавт., 2004; Смолянинов Ю.И., 2004;

Шаров А.Н., 2005).

В ветеринарной практике контроль качества дезинфекции животноводческих помещений проводят путем отбора проб смывом с помощью ватных или марлевых тампонов. Отобранный таким образом материал пробы дважды отмывают центрифугированием в течение минут в 20–30 нейтрализующих жидкостях и воде. Полученный при этом осадок высевают на плотную питательную среду Левенштейна–Йенсена и культивируют в термостате при 37°С. При наличии роста культуры на поверхности питательной среды проводят микроскопию мазков (Вареца Л.А., 1983; Васильев Н.С., 2005;

Вицинец Т.В., 2002; Вицинец Т.В. и соавт., 2004).

Качество проведенной дезинфекции можно установить при применении метода культивирования микобактерий на стеклах в редких питательных средах.

С целью экономии труда и времени для оценки качества дезинфекции объектов ветеринарного надзора предложен метод отпечатков с поверхности объектов с тонким слоем элективного геля с последующим инкубированием проб–отпечатков (Высоцкий А.Э., 2002).

Для оценки эффективности дезинфекции едким натрием рекомендуют использовать модифицированный экспресс–тест с лактозой и бромтимоловым синим, цитохимический метод (Данко Ю.Ю., 1998,1999).

При бактериологическом контроле качества дезинфекции определяют наличие в исследуемом материале жизнеспособные клетки санитарно– показательных микроорганизмов (Escherichia, Citrobacter, Enterobacter), стафилококков микобактерий или (aureus, epidermidis, saprophyticus), спорообразующих аэробных рода Bacillus (Донченко А.С., 1995,1997).

Стафилококк как наиболее устойчивый из вегетативных форм микроорганизмов может быть показателем оценки качества дезинфекции при туберкулезе птицы и крупного рогатого скота. В качестве тест–микробов с целью контроля эффективности дезинфекции при туберкулезе предложены атипичные микобактерии, как отвечающие основным требованиям, предъявляемым к санитарно–представительным микроорганизмам (Елистратов И.С., 1987; Кучеренко И.Н., 1994,1995).

Для определения качества проведенной дезинфекции вагонов предложенный метод с тест–микробом St.аureus (штамм 209–Р), основанный на обнаружении жизнеспособных клеток в микрокультуре на дрожжевой среде, позволяет оценивать эффективность дезинфекции через 7–8 часов после ее проведения.

При контроле дезинфекции транспортных средств и животноводческих помещений предусмотрено размещение в них деревянных тест–объектов, контаминированных суточной агаровой культуры золотистого стафилококка со стерильным навозом. Дезинфекцию признают удовлетворительной, если нет роста тест–микробов во всех исследованных пробах (Лысенко А.П., 2002;

Смолянинов Ю.И., 1994).

Анализируя данные литературы необходимо отметить, что остается малоизученным вопросы эффективности, диагностической чувствительности аллергической диагностической пробы с использованием ППД – туберкулина для млекопитающих. Ведутся обширные исследования по совершенствованию ростовых свойств элективных питательных сред, как для первичного выделения бактериальных форм микобактерий, так и деструктивных по клеточной стенки L–форм микобактерий. (Белоусов В.И., 2004; Головченко М.В., 2002; Донченко А.С. и соавт., 2000;2006). Не менее интенсивно проводятся изыскательские исследования по совершенствованию подходов к разработке экологически– безопасных дезинфицирующих средств, используемых как для профилактической, так и для вынужденной дезинфекции объектов внешней среды при проведении противотуберкулезных оздоровительно– профилактических мероприятий. (Меньш А.В.. 1994; Обухов И.Л., 1996;

Поляков А.А., 1975, 1983,1986; Шеина И.В., 1982). Это явилось основанием для проведения исследований по разработке и оценки элективных питательных сред для первичного выделения микобактерий и L–форм, а так же проведения экспериментальных и производственных опытов по изучению антисептических свойств дезинфектантов при туберкулезе крупного рогатого скота.

2. СОБСТВЕННЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ

–  –  –

где: З–количество заболевших животных за год, СП–среднегодовое поголовье животных.

Оценку эффективности аллергической диагностической пробы (АДП) проводили в неблагополучном по туберкулезу крупного рогатого скота хозяйстве ООО «Семхоз Ракитянский» ММК с. Васильевка, Ракитянского района, Белгородской области. Общее поголовье крупного рогатого скота составляло 3500 голов.

Объектом для проведения аллергических исследований являлись телята, начиная с 2–х месячного возраста, молодняк и взрослый крупный рогатый скот.

Для исследований использовали ППД–туберкулин для млекопитающих ФГУП Курской биофабрики серия 4, номер ПВР1–3,0/00424; серия 9, номер ПВР1– 3,0/00424; серия 24, номер ПВР1–3,0/00424. Животные с положительными реакциями на ППД туберкулин подлежали диагностическому убою.

Отобранный от убитых животных биоматериал (лимфатические узлы) использовали для бактериологического исследования. Посевы проводили на плотных (Левенштейна–Йенсена) и жидких питательных средах. Микроскопию мазков–отпечатков проводили из лимфатических узлов от реагирующих животных. Окрашивание мазков по методике Циль–Нильсена.

Для полимеразной цепной реакции использовали 29 проб биоматериала и «Тест–систему для выявления и дифференциации возбудителей туберкулеза M.bovis и M.tuberculosis» производства НПО НАРВАК. Визуализацию полученных результатов амплификации осуществляли с (ампликонов) использованием набора для электрофоретического анализа. При постановке ПЦР использовали следующий режим амплификации: 95°С–5 мин, 95°С–0,5 мин, 65°С–0,5 мин. } – 45 циклов, 72°С–0,5 мин, 10°С–24 часа.

Детектировали фрагменты геномов возбудителей М.bovis в 580 парах нуклеотидов. Положительные образцы содержали специфическую светящуюся полосу строго на том же уровне, что и полоса в положительном контроле.

Схема опыта по изучению ростовых свойств питательных сред при исследование патологоанатомического материала Для экспериментальных опытов использовали 30 дневную культуру выращенную на среде Павловского среда).

M.bovis, (картофельная Бактериологической петлей отбирали колонии микобактерий, помещали их во флаконы со стеклянными бусами. После добавления физиологического раствора подвергали шуттелированию в течение 30 минут. Полученную взвесь микобактерий высевали на поверхность усовершенствованной плотной питательной среды и среды Левенштейна–Йенсена (по 10 пробирок на каждую пробу). Учет результатов роста проводили через каждые сутки. При обнаружении первых, едва заметных точечных образований, фиксировали время их появления. С полученных колоний брали пробы для проведения микроскопии. Окраску мазков проводили по методу Циль–Нильсена.

В опытах использовали 75 проб биоматериала от убитых животных.

Предпосевная обработка проводилась по методикам Аликаевой А.П. (1940) и с использованием 3% раствора серной кислоты (Тарасова Е.В., 2012).

Предпосевная обработка заключалась в измельчении в фарфоровой ступке лимфатических узлов, добавления–3% раствора серной кислоты (экспозиция минут) с последующим двукратным отмыванием в физиологическом растворе. Обработку биоматериала проводили следующим образом. Лимфатические узлы измельчали ножницами на кусочки размером 0,50,5 см. Измельченный биоматериал помещали в стерильные ступки, заливали 3% раствором серной кислоты, выдерживали 15 минут. Затем кислоту сливали. Биоматериал трижды отмывали стерильным физиологическим раствором. Отмытый биоматериал тщательно растирали стерильным песком до однородной массы, добавляя 15,0 см стерильного физиологического раствора.

Полученную взвесь фильтровали через стерильные мембранные фильтры диаметром 0,45 мкм. Посев взвеси (для исследования на наличие L–форм) после предпосевной обработки проводили по 0,3±0,05 см в 10 пробирок на полужидкие среды Дорожковой И.Р. и испытуемые варианты плотной питательные среды для первичного выделения микобактерий и питательную среду для выделения L–форм Белгородской ГСХА. Посевы культивировали в термостате при температуре 37,0±0,5°С в вертикальном положении.

Для получения R, S–бактериальных форм микобактерий подготовленный биоматериал высевали в 10 пробирках на среду Левенштейна–Йенсена. Посевы выдерживали в термостате при температуре 37,0±0,5°С в горизонтальном положении 2 суток.

Микроскопию L–форм микобактерий проводили с использованием фазово–контрастной микроскопии в темном поле. Бактериальные формы микроскопировали в световом микроскопе.

Для определения биохимических свойств культур микобактерий использовали биохимические тесты: каталазную, никотинамидазную, пиразинамидазную активность, 5% хлористым натрием и салицилатом натрия, теллуритом калия, мочевиной и твин–80, согласно Методическим рекомендациям по уточнению диагноза на туберкулез у крупного рогатого скота и определению видовой принадлежности культур микобактерий, Харьков (1987).

Для постановки биопробы использовали здоровых морских свинок не реагирующих на ППД–туберкулин для млекопитающих, весом 300–350г.

Морских свинок заражали гомогенатом из патологоанатомического материала и взвесью культур микобактерий в дозе 0,00001 мг/см.

Схема опыта по изучению выделяемости культур микобактерий из объектов внешней среды Проводили смывы и соскобы из объектов внешней среды на площади 1010 см. Было отобрано 180 проб из кормушек, стен, поилок, и прилегающей к ним территории (поверхность почвы и навоза). Соскобы и смывы после обработки по Аликаевой А.П. (1940) высевали на питательную среду Левенштейна–Йенсена (одна проба на 20 пробирок). Наблюдение за ростом культур осуществляли каждые сутки. При появлении первичных, заметных колоний, проводили микроскопию.

Схема опыта по изучению бактерицидных свойств анолитов приготовленных по технологии «АКВА–ЭХА» в камеральных условиях Для получения дезинфицирующих растворов использовали установку «АКВА–ЭХА» научно–производственного предприятия «Изумруд» РАСХН г.

Санкт–Петербург.

Антимикробные растворы получали по технологии электрохимической активации (ЭХА), основанной на униполярном воздействии постоянного электрического поля высокой напряженности на слабоминерализованные (1–5 г/л) растворы. В процессе получения анолита химическая реакция протекала следующим образом: 2Н2O + 2Na+ 2NaOH + H®+ 2е 2; 2НO + 2е ® Н2 + 2OН–.

Готовили образцы испытуемых растворов : №1 с pH 6–7 и содержанием активного хлора 250 мг/л., при использовании силы тока 10А; №2 с pH 6,0±0,5 и содержание активного хлора 400 мг/л., при использовании силы тока 12А; №3 pH 5 и содержание активного хлора 300 мг/л. Раствор получали при использовании силы тока 9А; №4 pH 9 и содержание активного хлора 300 мг/л., при использовании силы тока 9А; №5 pH 4 и содержание активного хлора 300 мг/л., при использовании силы тока 11А; №6 pH 10 и содержание активного хлора 300 мг/л., при использовании силы тока 11А. Оценку испытуемых образцов растворов провели в сравнении с дезинфицирующими веществами (Кристалл–1000) и (Хлорантоин).

«Кристалл–1000» – дезинфицирующее средство производства ООО «Интер–Синтез». Основу данного препарата составляют перекись водорода (38–40%); катамин алкилдиметилбензиламмоний хлорид (1–1,5%) и бензоат натрия (0,8%).

«Хлорантоин» – включает в своем составе: дихлорантин – 21–23%; 5,5– диметилгидантоин – 12–16%; триполифосфат натрия – 5–5,5%; анионные поверхностно–активные вещества – 3–5%; ингибитор коррозии до 10%;

щелочные моющие средства до 10%; натрий хлористый до 100%. Содержание активного хлора в препарате–не менее 13,5%.

В качестве сравнительного дезинфицирующего средства использовался традиционно применяемый для дезинфекции 3%–ный раствор NaOH (едкий натр).

Тест–объектами для контаминации микобактерий служили деревянные, стеклянные, керамические плитки размером 1010 см. На испытание каждого дезинфицирующего вещества использовали по три стерильных. На плитки наносили по 1,0 мг/мл взвеси M.bovis. После контаминации тест–объектов взвесью микобактерий их орошали дезинфицирующими средствами. Спустя 30 мин, 1–6 часов проводили смывы и посевы на питательные среды Левенштейна–Йенсена (10 пробирок на каждую пробу).

Схема опыта сравнительного изучения дезинфицирующих свойств растворов, полученных по технологии в условиях «АКВА–ЭХА»

неблагополучного по туберкулезу хозяйстве Оценку дезинфицирующих свойств испытуемых растворов проводили в условиях неблагополучного по туберкулезу хозяйства. В качестве исследуемых объектов использовали кормушки, стены, поилки, поверхностные слои почвы (территория фермы). Обрабатывали испытуемыми дезинфицирующими растворами с использованием установки Karcher из расчета 1000 см/м при обработке животноводческих помещений, прилегающей территории 3000 см/м. В первом коровнике обработку проводили нативным раствором с концентрацией активного хлора 250 мг/л, (рН 6–7). Во втором коровнике использовали раствор А с концентрацией активного хлора 400 мг/л, (рН 6±0,5).

В третьем коровнике применяли раствор с концентрацией активного хлора 300 мг/л с (рН 5). В четвертом коровнике использовали 3% р–р NaOH.

Противомикробная активность испытуемых антисептиков проводилась через 30 минут, 1, 3, 5 и 12 часов, путем посевов на питательную среду Левенштейна– Йенсена (одна проба на 10 пробирок).

В соответствующих разделах диссертационной работы мы более подробно детализируем методические подходы проведения экспериментальных и производственных опытов. Статистическую обработку полученных результатов проводили на персональном компьютере с использованием пакета программ Microsoft Excel for Windows 7.

СХЕМА ОПЫТОВ

–  –  –

3.0 РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЙ

эпизоотической ситуации по туберкулезу

3.1.Характеристика крупного рогатого скота в Российской Федерации Интенсивность проявления эпизоотического процесса при туберкулезе крупного рогатого скота изучали используя ретроспективные данные ветеринарной статистики за период с 2008 по 2013 гг.. Для этого использовали показатели частоты выявления реагирующих на туберкулин животных в хозяйствах РФ, уровень заболеваемости туберкулезом, динамику выявления и оздоровления неблагополучных пунктов, материалы выявления туберкулезных поражений при убое (данные ФГБУ «ВНИИЗЖ» о пространственно–временной динамике интенсивности проявления эпизоотического процесса при туберкулезе крупного рогатого скота).

Эпизоотическая ситуация в РФ, базируясь на данных таблицы 1 носила перемежающий характер. В начале имела место тенденция снижения (до 2011 года), а затем повышения (до 2013 года) выявляемости новых неблагополучных пунктов. В 2008 году в Российской Федерации было выявлено 26 новых неблагополучных пунктов, в том числе: в Белгородской (1), Курской (2), Липецкой (2), Тульской (1), Омской (1), Новосибирской (1), Челябинской (1), Амурской (2) и Рязанской (3) областях, Ставропольском (4) и Краснодарском крае (1), Республиках Ингушетия (2), Дагестан (2), Татарстан (1), а в 2009 году было выявлено всего 10 новых неблагополучных пунктов, в том числе:

Белгородской (1), Московской (1), Тульской (3), Челябинской (1) и Ростовской (1) областях, Республики Ингушетия (1) и Ставропольском крае (2).

В 2010 году количество новых неблагополучных пунктов в РФ составило

20. По регионам: в Волгоградской–1 (8 больных туберкулезом), Иркутской– 1(50), Курской–1(18), Новосибирской–2 (102), Орловской–2 (426), Пермской–2 (322), Рязанской–1 (5), Саратовской–2 (151), Тамбовской–1 (1), Тюменской– 1(2) и Ульяновской–1 (345) областях, Республиках Калмыкия–1 (14), Мордовия–1 (18), Северная Осетия–1 (58) и Чечня (1), Красноярском крае–1(4).

Самый низкий показатель выявляемости новых неблагополучных пунктов был в 2011 году (7). В их числе в Новосибирской области–2, Тульской–1, Оренбургской–1, Нижегородской–1, Республиках Татарстан–1 и Ингушетия–1, общее количество больных туберкулезом животных составило 495 голов.

В 2012 году было выявлено 17 новых неблагополучных пунктов (в 2,5 раза больше по сравнению с предыдущем годом). В их числе: Алтайский–1 и Краснодарский край–1, Амурская–1, Белгородская–3, Курская–1, Новосибирская–1, Саратовская–2 и Тульская–3 области, в Республиках Кабардино–Балкария–1, Мордовия–1, Татарстан–1, Чечня–1. Общее количество больных животных составило 906 голов.

В году наблюдалось повышение выявляемости новых неблагополучных пунктов (20). По регионам: в Алтайском–1 (3 больных туберкулезом) и Красноярском крае–1 (144), Республиках Мордовия–1 (144) и Татарстан–8 (692), по областям в Белгородской–1 (218), Самарской–1 (16), Тульской–1 (121), Тюменской–2 (49), Ульяновской–1 (114), Курской–1 (67), Омской–2 (114).

Количество выявленных туш с характерными для туберкулеза патологоанатомическими поражениями, по отношению к числу реагирующих на туберкулин, имело тенденцию к росту (с 16,4% в 2008 году, до 26,9% в 2009). Затем этот показатель стабилизировался на уровне (20,3% в 2010 году, 21,8% 2011 году). Тенденция к снижению обозначилась к 2012 году (15,4%), в 2013 (16,7%).

В целом с 2008 по 2013 годы количество неблагополучных пунктов уменьшилось от 82 до 33. Количество оздоровляемых пунктов снизилось с 33 до 6.

Количество больных животных в 2008 г. cоставило – 5014, а в 2013 году – 2370, что сопоставимо с уменьшением поголовья КРС в целом по стране.

Результаты проведенных исследований представлены в таблице 1.

Таблица 1. Динамика эпизоотической ситуации по туберкулезу крупного рогатого скота в Российской Федерации с 2008 по 2013гг

–  –  –

Визуализация полученных результатов изучения заболеваемости, сравнительной оценки интенсивности эпизоотического процесса представлена на рисунке 1.

Наивысший уровень заболеваемости туберкулезом был отмечен в 2008 году (0,053%). С 2009 по 2011 этот индекс снизился в 2,5 раза (0,017% к 2011 году). В последующие 2012, 2013 гг. уровень индекса заболеваемости вырос до 0,028% и 0,026 %, соответственно. В целом по России индекс заболеваемость с 2008 по 2013 составил 0,027%.

Рисунок 1. Заболеваемость туберкулезом крупного рогатого скота в Российской Федерации с 2008 по 2013 гг Наиболее напряженная эпизоотическая ситуация по туберкулезу крупного рогатого скота наблюдалась в животноводческих хозяйствах Белгородской области.

Так только за 2009 год в одном из в неблагополучных хозяйств было убито с диагностической целью реагирующего на ППД – туберкулин скота 349 голов, что составило 24% от общего числа убитых и было обнаружено туш с характерными для туберкулеза 13% патологоанатомическими изменениями.

Принимая во внимание вышеизложенные ретроспективные и проспективные эпизоотологические данные можно сделать заключение, о том что эпизоотическая ситуация по туберкулезу крупного рогатого скота в животноводческих хозяйствах РФ имеет характер постоянного устойчивого неблагополучия в ряде регионов.

Приведенные выше данные по изучению эпизоотической ситуации в Российской Федерации по туберкулезу крупного рогатого скота и постоянное неблагополучие животноводческих хозяйств Белгородской области по данной инфекции, подтолкнули нас на изучение эпизоотического статуса одного из стационарно неблагополучных хозяйств – ООО "Семхоз Ракитянский" ММК с.

Васильевка.

3.2.Эпизоотический статус ООО "Семхоз Ракитянский" ММК с.

Васильевка, Ракитянского района, Белгородской области ООО Ракитянский" ММК с. Васильевка находиться в "Семхоз Ракитянском районе, Белгородской области. В эксплуатацию животноводческий комплекс ввели в 2010 году. Животноводческие помещения с беспривязным содержанием крупного рогатого скота, состоят из 5 корпусов изготовленных из мягких металлических конструкций, расположенных на расстоянии 5 километров от ближайших административных зданий. Стадо укомплектовано крупным рогатым скотом голштино–фризской и черно– пестрой породы. Удои на одну фуражную корову составляют 3,2 и 3,8 литра.

Имеются два выгульных двора. Около 60% животных постоянно реагируют в РИД на антиген вируса лейкоза крупного рогатого скота, т.е. данное хозяйство является неблагополучным по данной инфекции. Наблюдается ранний переход выпойки телят от цельного молока на искусственный заменитель цельного молока. В среднем поголовья растелившихся коров имеют 25–30% послеродовые эндометриты, обнаруживаются последствия инфекционного ринотрахеита с пустулезным вульвовагинитом, проявляющийся обильной сыпью в нижней части влагалища и истечением из носовых отверстий, что подтверждается результатами серологических тестов. Молодняк (35%) до месячного возраста имеет поражения верхних дыхательных путей, желудочно– кишечного тракта, что проявляется длительными кашлевыми реакциями и диарейными явлениями. Около 30% поголовья фуражного стада имеют поражение дистального отдела конечностей, сопровождающиеся хромотой и нарушением двигательной активности.

"Семхоз Ракитянский" является неблагополучным по туберкулезу с ноября 2012 года. В период с 2012 по 2013 гг., в этом хозяйстве было подвергнуто ежемесячным аллергическим исследованиям 21329 голов крупного рогатого скота. Было выявлено 775 голов реагирующих на ППД – туберкулин для млекопитающих. Результаты исследований представлены в таблице 2. Все реагирующие животные подверглись диагностическому убою с проведением патологоанатомических и бактериологических исследований.

Таблица 2. Динамика эпизоотологической ситуации по туберкулезу крупного рогатого скота в ООО "Семхоз Ракитянский" в период 2012 по 2013гг

–  –  –

Анализируя данные таблицы 2 и рисунка 2 необходимо отметить, что с ноября (2012) по январь (2013) наблюдалась тенденция постепенного уменьшения в 2 раза количества реагирующих животных. В феврале (2013) количества реагирующих животных увеличилось в 1,8 раза. В дальнейшем продолжилась тенденция уменьшения выявляемости количества реагирующих животных. Что касается присутствия у этих особей патологоанатомических изменений, свойственных туберкулезной инфекции, то в этот период исследований данный показатель тоже имел тенденцию к постепенному уменьшению и в июне (2013) понизился в 21 раз против ноября (2012).

Рисунок 2. Соотношения выявляемости реагирующих на ППД– туберкулин животных к количеству обнаруженных туберкулезных поражений Данная корреляционная зависимость прерывалась в июле (2013) и характеризовалась увеличением числа реагирующих на ППД – туберкулин животных в раза и выявляемостью особей с туберкулезными 7,8 патологоанатомическими изменениями в 8,2 раза.

Если в начале проведения противотуберкулезных мероприятий среди 194 голов реагирующего скота, АДП позволяла выявить 133 особи с туберкулезными патологоанатомическими изменениями т.е. 68,5%, то уже через 3 месяца данный показатель снизился до 34%, а еще через 5 месяцев уменьшился до 10,0%, к концу исследований (июнь 2013г.) данный показатель составил 4,0%. Это свидетельствует о понижении чувствительности и специфичности АДП в стационарно–неблагополучном хозяйстве, что связано по всей видимости с увеличением количества анергичных животных. Наглядность полученных результатов представлена в рисунке 2.

выявления животных реагирующих на ППД–

3.3.Динамика туберкулин для млекопитающих Исследования проводили в 9 сериях опытов с ноября 2012 года по июль 2013 года. Общее количество подвергнутых исследованию животных составило 3500 голов. Результаты исследований представлены в таблице 3.

Таблица 3. Динамика выявления животных реагирующих на туберкулин по возрастным группам, голов

–  –  –

Из данных приведенных в таблице 3 видно, что в ноябре 2012 года было выявлено реагирующих на ППД – туберкулин животных 194 гол., в т.ч. 179 коров, 3 телки (6–12 мес. возраста) и 12 телок (12–18 мес. возраста). Из них с утолщением кожной складки от 3 до 5 мм – 67; от 5 до 10 мм – 58; более 10 мм

–69 голов, что составило 35,0%, 29,0%, 36,0%, соответственно. Интенсивность кожных реакций у телок была следующей: из числа реагирующих у двух особей (6–12 мес. возраста) составила 3–5 мм, у одной – более 5; у 7 (12–18 мес.

возраста) – 3–5 мм, у 5 от 5 до 10 мм.

В декабре положительно реагировало 99 гол., в т.ч. 38 коров, 34 телки (6– 12 мес. возраста) и 27 бычков (2–6 мес. возраста). Из них с утолщением кожной складки от 3 до 5 мм – 32; от 5 до 10 мм – 26; более 10 мм –23 головы, что составило 32,0%, 26,0%, 43,0%, соответственно. Интенсивность кожной реакции у молодняка была следующей: у шести телок (6–12 мес. возраста) от 3 до 5 мм, у 11 от 5 до 10 мм, 17 – более 10 мм; у 5 бычков (2–6 мес. возраста) 3 до 5 мм, 7 голов с утолщением от 5–10 мм, у 15 голов более 10 мм.

В январе было выявлено 94 коровы реагирующих на туберкулин.

Интенсивность кожной реакции была следующей: у 64 – от 3 до 5 мм; у 20 от 5 до 10 мм; у 10 более 10мм, что составило 68,0%, 21,0%, 11,0%, соответственно.

В феврале выявлено реагирующих 166 голов, в т.ч. 35 коров, 62 телки (2– 6 мес. возраста), 11 телок (12–18 мес. возраста), бычков (2–6 мес. возраста) – 58 голов. Из них с утолщением кожной складки от 3 до 5 мм – 47; от 5 до 10 мм – 38; более 10 мм – 25 голов, что составило 47,0%, 38,0%, 15,0%, соответственно.

Интенсивность кожной реакции у молодняка была следующей: у 28 телок (2–6 мес. возраста) с утолщением кожной складки на 3 до 5 мм; у 24 голов от 5 мм до 10 мм; у 10 голов более 10 мм. У 11 телок (2–18 мес. возраста) от 3 до 5 мм;

у 23 бычков (2–6 мес. возраста) от 3 до 5 мм; у 29 голов от 6 до 10 мм; у 6 более 10 мм.

В марте прореагировало 117 голов, в т.ч. 111 коров и 6 телок (12–18 мес.

возраста), из них с утолщением кожной складки от 3 до 5 мм – 55; от 5 до 10 мм – 45; более 10 мм – 17 голов, что составило 47,0%, 38,0%, 15,0%, соответственно. Интенсивность кожных реакций у коров проявлялось следующим образом: 7 голов – от 3 до 5 мм; у 15 от 6 до 10 мм; у 19 более 10 мм. У 6 телок (12–18 мес. возраста) – от 3 до 5 мм.

Показатели проявления кожной реакции на туберкулин (в %) представлены в таблице 4.

Таблица 4. Показатели интенсивности проявления кожных реакций на туберкулин, %

–  –  –

В апреле положительную реакцию дали 58 голов, в т.ч. 35 коров, 11 телок (2–6 мес. возраста), 5 телок (12–18 мес. возраста), бычки (2–6 мес. возраста) – 17 голов. Из них с утолщением кожной складки от 3 до 5 мм – 43; от 5 до 10 мм

– 13; более 10 мм – 2 головы, что составило 74,0%, 22,0%, 4,0%, соответственно. Интенсивность кожной реакции у молодняка была следующей:

9 телок (2–6 мес. возраста) – от 3 до 5 мм., по одной голове – более 5 мм и 10 мм. У 4 телок (2–18 мес. возраста) от 3 до 5 мм, у одной головы более 5 мм. У 14 бычков (2–6 мес. возраста) от 3 до 5 мм, у 2 голов от 5 до 10 мм, у одной особи более 10 мм.

В мае положительную реакцию дали 43 головы крупного рогатого скота.

Интенсивность кожной реакции была следующей: у 36 коров утолщение кожной складки от 3 до 5 мм, у 4 от 5до 10 мм, у 3 голов более 10 мм, что составило 84,0%, 9,0%, 7,0%, соответственно.

В июне положительную реакцию дали 7 голов. Интенсивность кожной реакции была следующей: у 2 коров от 3 до 5 мм, у 3 от 5 до 10 мм, у 2 голов более 10 мм, что составило 29,0%, 42,0%, 29,0%, соответственно.

В июле положительную реакцию дали 55 голов крупного рогатого скота.

Интенсивность кожной реакции была следующей: у 28 коров утолщение кожной складки от 3 до 5 мм, у 17 от 5 до 10 мм, у 10 голов более 10 мм, что составило 51,0%, 31,0%, 18,0%, соответственно.

При проведении убоя реагирующих на туберкулин животных обнаружили туберкулезные изменения в ноябре 2012 у 133 (68,55%); в декабре – 32 голов (32,32%). В январе 2013 году – 32 (34,04%); в феврале – 63 (37,95%); в марте – 16 (13,68%); в апреле – 6 (10,34%); в мае – 15 голов (34,88%) от общего числа реагирующих животных. В июле 2013 – 2 головы со слабыми туберкулезными изменениями в бронхиальных и средостенных лимфатических узлах (табл.5).

Таблица 5. Количество животных с туберкулезными изменениями в лимфатических узлах Период проведения исследований

–  –  –

Рисунок 3. Характерные послеубойные патологические изменения при туберкулезе (лимфатический узел) А менее выраженные в марте – апреле месяце 2013 года на рисунке 4.

Рисунок 4. Туберкулезные поражения в лимфатических узлах у животных В июне 2013 года было выявлено 7 реагирующих на туберкулин коров.

При убое этих животных туберкулезных патологоанатомических поражений выявлено не было. Спустя месяц было выявлено 55 реагирующих коров. При убое у двух из них были обнаружены характерные для туберкулеза поражения лимфатических узлов. Столь выраженный вираж в количестве реагирующих животных вполне мог быть обусловлен активацией латентного туберкулеза на фоне изменения климатических условий в летний период времени. В этот период года в наибольшей степени снижается резистентность организма, что приводит к активации туберкулезного процесса.

В целом, применение аллергического метода диагностики с использованием ППД – туберкулина для млекопитающих в условиях неблагополучного по туберкулезу хозяйства позволило выявлять от 3,6% до 68% особей с активным развитием туберкулезного процесса. Следует отметить, что у большинства животных с высокой интенсивностью кожной реакции на туберкулин, обнаруживали или туберкулезные поражения или, незначительные увеличения средостенных и бронхиальных лимфатических узлов (рис. 5), на разрезе, которых имело место наличие точечных кровоизлияний.

Рисунок 5. Точечные кровоизлияния в лимфатических узлах при туберкулезе крупного рогатого скота Для объективной оценки чувствительности и специфичности АДП необходимо было применить современные молекулярно–генетические тесты, способные проводить прямую детекцию ДНК M.

bovis.

3.4.Эффективность применения молекулярно–генетического теста при исследовании биоматериала на туберкулез

–  –  –



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |

Похожие работы:

«Фирстова Виктория Валерьевна ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНО-ИММУНОЛОГИЧЕСКОЕ ОБОСНОВАНИЕ ВЫБОРА СТРАТЕГИИ ОЦЕНКИ ПОСТВАКЦИНАЛЬНОГО ИММУНИТЕТА ПРОТИВ ЧУМЫ И ТУЛЯРЕМИИ 14.03.09 – Клиническая иммунология, аллергология Диссертация на соискание ученой степени доктора биологических...»

«Палаткин Илья Владимирович Подготовка студентов вуза к здоровьесберегающей деятельности 13.00.01 общая педагогика, история педагогики и образования Диссертация на соискание ученой степени кандидата педагогических наук Научные руководители: доктор биологических наук, профессор,...»

«Шемякина Анна Викторовна БИОЛОГИЧЕСКИ АКТИВНЫЕ ВЕЩЕСТВА ДАЛЬНЕВОСТОЧНЫХ ПРЕДСТАВИТЕЛЕЙ РОДА BETULA L. 03.02.14 – Биологические ресурсы Диссертация на соискание ученой степени кандидата биологических наук Научный руководитель: доктор биологических наук, профессор Колесникова Р.Д. Хабаровск – 20 СОДЕРЖАНИЕ ВВЕДЕНИЕ.. ГЛАВА 1 ОБЗОР ЛИТЕРАТУРЫ ПО ТЕМЕ ИССЛЕДОВАНИЙ. 1.1 Общие...»

«ПОРЫВАЕВА Антонина Павловна ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ И ПРАКТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ МОДЕЛИРОВАНИЯ ХРОНИЧЕСКОЙ ГЕРПЕСВИРУСНОЙ ИНФЕКЦИИ 03.02.02 Вирусология ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени доктора биологических наук Научный консультант: доктор медицинских наук, профессор Глинских Нина Поликарповна Екатеринбург 2015 ОГЛАВЛЕНИЕ 1 ВВЕДЕНИЕ 2 ОСНОВНАЯ ЧАСТЬ 2.1 ОБЗОР ЛИТЕРАТУРЫ...»

«Петренко Дмитрий Владимирович Влияние производства фосфорных удобрений на содержание стронция в ландшафтах Специальность 03.02.08 экология Диссертация на соискание ученой степени кандидата биологических наук Научный руководитель: доктор биологических наук, профессор Белюченко Иван Степанович Москва – 2014 г. Содержание Введение Глава 1.Состояние изученности вопроса и цель работы 1.1 Экологическая...»

«БОЛОТОВ ВЛАДИМИР ПЕТРОВИЧ ОЦЕНКА СОДЕРЖАНИЯ И МИГРАЦИЯ ТЯЖЕЛЫХ МЕТАЛЛОВ В ЭКОСИСТЕМАХ ВОЛГОГРАДСКОГО ВОДОХРАНИЛИЩА Специальность: 03.02.08. Экология Диссертация на соискание ученой степени кандидата биологических наук Научный руководитель: доктор биологических наук,...»

«Мансуров Рашид Шамилович Применение препарата Солунат при выращивании бройлеров 06.02.08. – кормопроизводство, кормление сельскохозяйственных животных и технология кормов Диссертация на соискание ученой степени кандидата сельскохозяйственных наук Научный руководитель: доктор биологических наук, профессор, Заслуженный деятель науки Российской...»

«Егорова Жанна Геннадьевна КОМПЛЕКСНАЯ ОЦЕНКА ПРОДУКТИВНОСТИ И КАЧЕСТВА МЯСА, ПОЛУЧЕННОГО ОТ СВИНЕЙ ПОСЛЕ ОВАРИОЭКТОМИИ 06.02.10 – частная зоотехния, технология производства продуктов животноводства ДИССЕРТАЦИЯ на соискание учёной степени кандидата биологических наук Научный руководитель: доктор технических наук, профессор Гиро Татьяна Михайловна Саратов – 2014 ОГЛАВЛЕНИЕ ВВЕДЕНИЕ.. 4 1 ОБЗОР...»

«Моторыкина Татьяна Николаевна ЛАПЧАТКИ (РОД POTENTILLA L., ROSACEAE) ФЛОРЫ ПРИАМУРЬЯ И ПРИМОРЬЯ 03.02.01 – Ботаника Диссертация на соискание ученой степени кандидата биологических наук Научный руководитель: доктор биологических наук, старший научный сотрудник Н.С. Пробатова Хабаровск Содержание Введение... Глава 1. Природные...»

«Кузнецова Наталья Владимировна СОВРЕМЕННОЕ ГИДРОБИОЛОГИЧЕСКОЕ СОСТОЯНИЕ РЕКИ ЯХРОМА КАК МОДЕЛЬНОЙ МАЛОЙ РЕКИ ПОДМОСКОВЬЯ 03.02.10 – гидробиология Диссертация на соискание ученой степени кандидата биологических наук...»

«БУЛГАКОВА МАРИНА ДМИТРИЕВНА КАТАЛЕПТОГЕННАЯ АКТИВНОСТЬ ГАЛОПЕРИДОЛА У КРЫС И ЕЕ ИЗМЕНЕНИЕ В ЗАВИСИМОСТИ ОТ ФУНКЦИОНАЛЬНОГО СОСТОЯНИЯ ЯИЧНИКОВ И НАДПОЧЕЧНИКОВ 14.03.06 Фармакология, клиническая фармакология Диссертация на соискание ученой степени кандидата биологических наук НАУЧНЫЙ РУКОВОДИТЕЛЬ:...»

«ГОЛОЩАПОВА СВЕТЛАНА СЕРГЕЕВНА МИКРОЦИРКУЛЯТОРНЫЕ ЭФФЕКТЫ БИОЛОГИЧЕСКОЙ АКТИВНОСТИ АПИПРОДУКТА ИЗ ТРУТНЕВОГО РАСПЛОДА В УСЛОВИЯХ ПОВЫШЕННОГО ДВИГАТЕЛЬНОГО РЕЖИМА (ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНО-ГИСТОФИЗИОЛОГИЧЕСКОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ) Специальность 03.03.01 – Физиология Диссертация на соискание ученой степени кандидата...»

«Вафула Арнольд Мамати РАЗРАБОТКА ЭЛЕМЕНТОВ ТЕХНОЛОГИИ ВЫРАЩИВАНИЯ ПАПАЙИ ДЛЯ ПОЛУЧЕНИЯ ЗДОРОВОГО ПОСАДОЧНОГО МАТЕРИАЛА И ЭКСТРАКТОВ С БИОПЕСТИЦИДНЫМИ СВОЙСТВАМИ ДЛЯ ЗАЩИТЫ ЕЕ ОТ ВРЕДНЫХ ОРГАНИЗМОВ Специальности: 06.01.07 – защита растений 06.01.01 – общее земледелие и растениеводство Диссертация на соискание ученой степени кандидата сельскохозяйственных...»

«Серёгин Сергей Викторович Оптимизация конструкций рекомбинантных ДНК для получения иммунобиологических препаратов 03.01.03 – молекулярная биология Диссертация на соискание ученой степени доктора биологических наук Научный консультант: доктор биологических наук Бажан Сергей Иванович...»

«СЕРГЕЕВА ЛЮДМИЛА ВАСИЛЬЕВНА ПРИМЕНЕНИЕ БАКТЕРИАЛЬНЫХ ЗАКВАСОК ДЛЯ ОПТИМИЗАЦИИ ФУНКЦИОНАЛЬНО-ТЕХНОЛОГИЧЕСКИХ СВОЙСТВ МЯСНОГО СЫРЬЯ И УЛУЧШЕНИЯ КАЧЕСТВА ПОЛУЧАЕМОЙ ПРОДУКЦИИ Специальность 03.01.06 – биотехнология ( в том числе бионанотехнологии) Диссертация на соискание ученой степени кандидата биологических наук Научный руководитель Доктор биологических наук, профессор Кадималиев Д.А. САРАНСК 2014 ОГЛАВЛЕНИЕ ВВЕДЕНИЕ.....»

«ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ «БАШКИРСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ АГРАРНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ» НА ПРАВАХ РУКОПИСИ НИКУЛИНА НЕЛЯ ШАМИЛЕВНА ПРОДУКТИВНЫЕ КАЧЕСТВА И БИОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ КОРОВ ЧЕРНО-ПЕСТРОЙ ПОРОДЫ ПРИ ИСПОЛЬЗОВАНИИ ПРОБИОТИЧЕСКОЙ ДОБАВКИ «БИОГУМИТЕЛЬ-Г» 06.02.10 – частная зоотехния, технология производства продуктов животноводства Диссертация на соискание ученой степени кандидата биологических наук Научный руководитель: доктор...»

«Шапурко Валентина Николаевна РЕСУРСЫ И ЭКОЛОГИЧЕСКОЕ КАЧЕСТВО ЛЕКАРСТВЕННЫХ РАСТЕНИЙ (НА ПРИМЕРЕ БРЯНСКОЙ ОБЛАСТИ) Специальность 03.02.08 – экология (биологические науки) Диссертация на соискание ученой степени кандидата биологических наук Научный руководитель: доктор...»

«СЕТДЕКОВ РИНАТ АБДУЛХАКОВИЧ РАЗРАБОТКА НОВЫХ СРЕДСТВ СПЕЦИФИЧЕСКОЙ ПРОФИЛАКТИКИ И ЛЕЧЕНИЯ ЭШЕРИХИОЗОВ ТЕЛЯТ И ПОРОСЯТ 06.02.02 – ветеринарная микробиология, вирусология, эпизоотология, микология с микотоксикологией и иммунология Диссертация на соискание ученой степени доктора ветеринарных наук Научный консультант: доктор ветеринарных наук, профессор, заслуженный деятель науки РФ и РТ Юсупов...»

«Цховребова Альбина Ирадионовна ВЛИЯНИЕ ФАКТОРОВ СРЕДЫ НА РАЗВИТИЕ БЕСХВОСТЫХ АМФИБИЙ СЕВЕРНЫХ СКЛОНОВ ЦЕНТРАЛЬНОГО КАВКАЗА Специальность 03.02.14 – биологические ресурсы Диссертация на соискание ученой степени кандидата биологических наук Научный руководитель доктор биологических наук профессор Калабеков Артур Лазаревич Владикавказ 2015 Содержание Ведение..3 Глава I. Обзор литературных данных. 1.1....»

«Кошелева Оксана Владимировна НАЕЗДНИКИ СЕМЕЙСТВА EULOPHIDAE (HYMENOPTERA, CHALCIDOIDEA) СТАВРОПОЛЬСКОГО КРАЯ СО СПЕЦИАЛЬНЫМ ОБСУЖДЕНИЕМ ПОДСЕМЕЙСТВА TETRASTICHINAE 03.02.05 – энтомология Диссертация на соискание ученой степени кандидата биологических наук Научный руководитель: доктор биологических наук, С. А. Белокобыльский Санкт-Петербург...»







 
2016 www.konf.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, диссертации, конференции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.