WWW.KONF.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Авторефераты, диссертации, конференции
 


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |

«ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ И ПРАКТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ МОДЕЛИРОВАНИЯ ХРОНИЧЕСКОЙ ГЕРПЕСВИРУСНОЙ ИНФЕКЦИИ ...»

-- [ Страница 4 ] --

Анализ состояния фагоцитарной функции лейкоцитов показал, что индекс миграции фагоцитирующих клеток возрастал почти в 2 раза. О функциональной неполноценности фагоцитирующих клеток свидетельствовал высокий уровень ЦИК в крови экспериментальных мышей, который в этот период в 2,5-3,7 раза превышал естественный уровень. Интенсивное нарастание в лейкоцитарных клетках активных форм кислорода и высокий уровень МПО в сыворотке крови должны были обеспечить фагоцитарную активность. Однако концентрация активных форм кислорода была чрезмерной и оказывала дестабилизирующие действие на клеточные мембраны, инициируя процессы перекисного окисления липидов, о чём свидетельствовал высокий уровень МДА (8,08 – 9,76 нмоль/л). Возможно, что это могло стать одной из причин угнетения и истощения функциональной активности лейкоцитарных клеток. Аналогичные изменения фагоцитарной функции наблюдались у перитонеальных макрофагов и спленоцитов.

–  –  –

Снижение функций иммунной системы осложнялось тяжелыми проявлениями воспалительной реакции. В сыворотке крови экспериментальных мышей наблюдался дисбаланс между уровнем цитокинов и медиатором воспалительной реакции – гистамином. Содержание гистамина было в 2-3 раза выше нормальных значений, однако уровень провоспалительных цитокинов достоверно не изменялся, наблюдался рост уровня только противовоспалительного ИЛ-4 (Рисунок 13).

Условные единицы 100 80 60 0

–  –  –

Анализ результатов исследований показателей воспалительной реакции установил, что у инфицированных животных сформировался сложный комплекс неспецифических, метаболических и функциональных расстройств. Тяжелые метаболические расстройства наблюдались в системе углеводного и липидного обмена. У животных наблюдались гипогликемия, интенсивный рост уровня аминотрансфераз и холестерина (рисунок 14).

–  –  –

Рисунок 14 – Динамика изменения уровня содержания холестерина и глюкозы у экспериментальных мышей-самцов при хронической ГВИ.

Деструктивные эффекты генерализованной воспалительной реакции выражались не только в нарушениях метаболических процессов. Патоморфологические исследования внутренних органов выявили воспалительные и тяжелые дистрофические изменения в тканях печени, почек, селезенки, легких и ЦНС. В органах наблюдалась воспалительная трансформация эндотелия капилляров и посткапиллярных венул – периваскулярный и перицелюллярный инфильтраты, образование сладжей эритроцитов, агрегация форменных элементов, десквамация эндотелия;

многочисленные мелкоочаговые кровоизлияния, отек. Так же были обнаружены очаги некробиоза и дискомплексации ткани (Рисунки 15-24).

Рисунок 15 – Головной мозг экспериментальной мыши, 300-е сутки после инфицирования. Перицелюллярный отек, хромотолиз, пикноз, разряжение нервных клеток. Окраска гематоксилином и эозином, х200.

Фотография Н.Я. Пашниной, А.П. Порываевой.

Рисунок 16 – Мозжечок экспериментальной мыши 300-е сутки после инфицирования. Разряжение зернистого слоя, Перицелюллярный и периваскулярный отек, выпадение клеток Пуркинье. Окраска гематоксилином и эозином, х200.

Фотография Н.Я. Пашниной, А.П. Порываевой Рисунок 17 – Легкое экспериментальной мыши, 320-е сутки после инфицирования. Перибронхиальная лимфоидная инфильтрация кровоизлияния, некробиоз эпителия бронхов. Окраска гематоксилином и эозином, х200.

Фотография Н.Я. Пашниной, А.П. Порываевой Рисунок 18 – Печень экспериментальной мыши, 300-е сутки после инфицирования. Дискомплектация печеночных балок, лимфоидная инфильтрация по ходу триады, некробиоз гепатоцитов; в ядрах - базофильные включения. Окраска гематоксилином и эозином, х200. Фотография Н.Я. Пашниной, А.П. Порываевой Рисунок 19 – Печень экспериментальной мыши, 320-е сутки после инфицирования. Дистрофия гепатоцитов, лимфоидная инфильтрация, наличие двуядерных клеток. Окраска гематоксилином и эозином, х200 Фотография Н.Я. Пашниной, А.П.

Порываевой Рисунок 20 – Почка экспериментальной мыши, 300-е сутки после инфицирования. Белковая дистрофия эпителия канальцев; диффузная лимфоидная инфильтрация; симптом "совиного глаза". Окраска гематоксилином и эозином, х200 Фотография Н.Я. Пашниной, А.П. Порываевой Рисунок 21 – Селезенка экспериментальной мыши, 200-е сутки после инфицирования. Кровоизлияния, полнокровие пульпы, дискомплексация ткани, очаги некробиоза Окраска гематоксилином и эозином, х200 Фотография Н.Я. Пашниной, А.

П. Порываевой Рисунок 22 – Селезенка экспериментальной мыши, 300-е сутки после инфицирования. Дискомплексация ткани, очаги некроза, полнокровие пульпы, склероз мякотных шнуров, синусовый гистиоцитоз. Окраска гематоксилином и эозином, х200. Фотография Н.Я. Пашниной, А.П. Порываевой Рисунок 23 – Лимфатический узел экспериментальной мыши, 300-е сутки после инфицирования. Отек, дискомплексация ткани, очаги некробиоза, диффузная лимфоидная гиперплазия. Окраска гематоксилином и эозином, х200. Фотография Н.Я. Пашниной, А.П. Порываевой Рисунок 24 – Лимфатический узел экспериментальной мыши, 360-е сутки после инфицирования. Лимфоидная гиперплазия: Скопление лимфоцитов и бластных клеток около синусоидного сосуда, очаги некробиоза, отек, дискомплексация ткани. Окраска гематоксилином и эозином, х200 Фотография Н.Я. Пашниной, А.П. Порываевой

2.2.2.3 Формы исхода хронической герпесвирусной инфекции

Известно, что клинический исход первичной герпетической инфекции в значительной мере определяется формой взаимодействия вируса с организмом «хозяина» и зависит от продолжительности контакта [7, 22, 37, 114, 128, 131]. Как показали лабораторные исследования, взаимодействие «вирус-хозяин» в эксперименте было обусловлено длительной персистенцией возбудителя в организме животных и проявлялось двумя основными формами инфекции:

хронической – персистенция ВПГ-1 манифестируется клинической 1) симптоматикой заболевания в течение длительного времени;

латентной – бессимптомная персистенция возбудителя.

2) Латентная форма герпесвирусной инфекции была зарегистрирована у экспериментальных мышей в 10,8% случаев – 27 особей; хроническая форма – в 89,2% (223 особи).

В спектре клинических проявлений экспериментальной герпетической инфекции отмечались локализованные, распространенные и генерализованные формы. Локализованные формы клинических проявлений ГВИ наблюдались в 2% случаев только в течение 1 месяца после инфицирования. Частота выявления локализованных форм клинических проявлений ГВИ у экспериментальных мышей соответствовала таковой в популяциях человека и животных [20, 36, 39, 129, 135].

Клинические проявления преимущественно имели распространенную форму

– сочетанное поражение слизистых оболочек рта, глаз, урогенитального тракта, центральной и периферической нервной системы. Патологический процесс при сочетанных поражениях характеризовался типичными и атипичными клиническими формами ГВИ. Так, например, конъюнктивит с типичной клинической картиной сочетался с атипичной формой генитального герпеса – отек и гиперемия полового органа. Затем заболевание приобретало генерализованную форму с поражением висцеральных органов (пневмонии, менингоэнцефалиты) и симптомами тяжелой интоксикации.

Анализ клинических, диагностических и лабораторных данных, полученных в результате проведенных исследований, показал, что первичное повреждение тканей печени, головного и спинного мозга, клеток сосудистого эндотелия было обусловлено прямым цитопатическим действием ВПГ. В результате персистенции вируса происходила деструкция клеток сосудистого эндотелия с последующей активацией аутоиммунного ответа и развитие хронического воспалительного процесса в сосудах микроциркуляторного русла. Диссеминация и репродукция ВПГ в клетках ткани печени вызывали тяжелые нарушения в системе холестеролового метаболизма, что оказывало дополнительный стимулирующий эффект на воспалительные процессы в кровеносных микрососудах и негативно влияло на иммунную реактивность организма в целом.

Постоянная репродукция ВПГ в клетках печени и эндотелия сосудов, дисбаланс липидного обмена, вирус-индуцированный аутоиммунный ответ являлись одной из причин возникновения самоподдерживающегося порочного круга воспаления.

Комплексный анализ показателей различных звеньев клеточного и гуморального иммунного ответа, регуляторного и эффекторного звеньев, факторов неспецифической иммунологической резистентности выявил характерные черты иммунологической недостаточности с аутоиммунным синдромом.

Иммунологический статус у экспериментальных животных характеризовался функциональной неполноценностью многих факторов неспецифической резистентности, угнетением и разбалансированием системы Т- и В - клеточного иммунитета. Причем выявленные нарушения в иммунном гомеостазе регистрировались как в стадии рецидива, так и в стадии ремиссии заболевания. Воспаление, как типовой патологический процесс приобрело системный характер с нарушением кроветворных функций и выраженным дисбалансом провоспалительных и противовоспалительных цитокинов с доминированием последних.

Вирус – индуцированные патологические процессы в организме экспериментальных животных развивались независимо от клинической формы заболевания.

Таким образом, проведенное исследование позволяет утверждать, что клиническим исходом экспериментальной ГВИ у мышей согласно МКБ-10 является диссеминированная герпетическая болезнь с синдромом полиорганной недостаточностью.

109

2.2.3 ВЛИЯНИЕ ХРОНИЧЕСКОЙ ГЕРПЕСВИРУСНОЙ ИНФЕКЦИИ НА БИОЛОГИЧЕСКИЙ ПОТЕНЦИАЛ МЫШЕЙ САМЦОВ

Роль патогенного действия герпесвирусов на репродуктивное здоровье человека и животных является одной из актуальных проблем современности. Существуют убедительные данные о влиянии урогенитальной герпесвирусной инфекции на развитие бесплодия у женщин [1, 20, 53, 115]. Медико-социалогические исследования, проведенные ВОЗ, показали, что бесплодный брак оказывает влияние на общество в целом, снижая социальную и профессиональную активность мужчин и женщин [2, 12, 27, 151].

Несмотря на очевидный прогресс, достигнутый за последнее десятилетие в изучении патогенеза бесплодного брака, некоторые аспекты остаются спорными и недостаточно изученными. Одним из таких вопросов является представление о том, как герпесвирусная инфекция может влиять на состояние репродуктивной функции человека. Если этиологическая роль герпесвирусов в отношении развития бесплодия у женщин сомнений не вызывает, то в вопросах о влиянии герпесвирусного инфицирования на показатели фертильности мужчин и на возникновение у них бесплодия единого мнения не существует до сих пор. В связи с этим, целью настоящего исследования являлась оценка влияния хронической герпесвирусной инфекции на показатели фертильности у мышей-самцов.

Наблюдение за развитием инфекционного процесса в репродуктивных органах и тканях экспериментальных животных осуществляли в течение 15 месяцев.

110

–  –  –

При изучении инфицированности органов мочеполовой системы было показано, что антиген вируса герпеса обнаруживается в эпителиальных клетках слизистой оболочки уретры на ранних стадиях инфицирования. Так на 5 – 10-е сутки после заражения у каждого пятого самца мыши выявлен антиген ВПГ. Количество инфицированных клеток составляло от 20 до 25% от общего числа в поле зрения. В периоды манифестации ГВИ на пике клинических проявлений активный инфекционный процесс в эпителиальных клетках уретры регистрировался в 27,6 – 85,8% случаев методами лабораторной диагностики (см. таблицу 9 ). Клиническая симптоматика герпетического поражения уретры у мышей-самцов отсутствовала до 430-х суток наблюдения. Только в период 14 – 15-го месяца после инфицирования у 25 особей (20,8%) диагностированы симптомы поражения половых органов. Патологический процесс имел атипичную клиническую форму – отек и гиперемия полового органа, обильное слизистое отделяемое из уретры, отсутствие герпетических высыпаний и эрозий. Ретроспективный анализ индивидуальных карт наблюдения и лабораторной диагностики показал, что за период экспериментального исследования герпетическая инфекция уретрального канала отсутствовала только у 8 мышей-самцов (6,6%); в 17,5% случаев зарегистрировано 1

– 2 рецидива ГВИ; у 91 особи (75,9%), количество рецидивов было 3 и более раз.

Во время рецидивов экспериментальной ХГВИ антиген ВПГ в эпителиальных клетках уретры обнаруживали как в острый период заболевания, так и на фоне «клинической ремиссии» в течение 20-25 суток. Полученные результаты свидетельствовали о длительной персистенции возбудителя и его репродукции в слизистой оболочке урогенитального тракта.

Исследования отпечатков с тестикулярных тканей в РНИФ с моноклональными антителами выявили наличие и – белков ВПГ в клетках спермального эпителия на 50-е после инфицирования. До 110-х суток обнаруживали только сверхранние и ранние белки вируса, антиген ВПГ в клетках тканей тестикул не диагностировался. Полученные результаты позволяют предположить, что в этот период в репродуктивных тканях наблюдалась абортивная инфекция.

Синтез структурных – белков вирионов в клетках тканей тестикул выявили на 120-130-е сутки. В это же время впервые был обнаружен антиген ВПГ. Количество клеток, содержащих вирусные частицы, составляло от 24 до 30% от общего числа в поле зрения (таблица 12). Активный синтез вирусных белков и формирование вирионов регистрировали методами лабораторной диагностики в течение 5 месяцев. В этот период инфекционный титр ВПГ, выделенный из гомогената тканей тестикул, после 1 пассажа на клеточной культуре ЛЭЧ составлял 0,33 – 1,0 lg ТЦД50/мл. В последующие 5 месяцев в репродуктивных тканях мышей-самцов обнаруживали только сверхранние и ранние белки ВПГ.

Аналогичная картина наблюдалась при исследовании эякулята. В половых клетках возбудитель обнаруживали только в виде субвирусных структур ( и – белков ВПГ). Отсутствие структурных белков и вирусных частиц свидетельствовали о нарушении полного цикла репродукции вируса и латентном инфицировании сперматозоидов. Из фракции половых клеток выделить инфекционно активный вирус выделить не удалось.

В мазках нативного эякулята антиген ВПГ обнаруживали в эпителиальных клетках, лейкоцитах и макрофагах. На поздних стадиях развития ХГВИ вирусный антиген был выявлен в дегенеративных клеточных формах, предположительно в незрелых половых клетках.

Инфекционно активный вирус из бесклеточной фракции эякулята выделяли, начиная с 210-х и до окончания эксперимента. Максимальный инфекционный титр ВПГ после 1 пассажа на клеточной культуре ЛЭЧ составлял 1,0 lg ТЦД50/мл, который был зарегистрирован пик на 230-240-е сутки эксперимента. В последующие периоды исследований инфекционный титр вируса был менее 0,33 lg ТЦД50/мл.

–  –  –

Бесклеточной фракции эякулята представляет собой смесь секретов простаты и желёз уретры. Выделение инфекционно активного ВПГ из смеси этих секретов указывало на персистенцию и репродукцию вируса в тканях этих желёз.

Для оценки влияния активности инфекционного процесса в уретре на распространение ВПГ в репродуктивных тканях и половых клетках исследовали материалы от мышей-самцов с ХГВИ на 180-е сутки. Выбранный период соответствовал периоду начала «клинического благополучия», а по результатам иммунологических и биохимических исследований был одним из поворотных моментов, после которого воспаление как типовой патологический процесс приобрело системный характер.. Мыши-самцы, у которых в течение 180-и суток по результатам лабораторной диагностики в уретральном канале отсутствовала герпетическая инфекция, составляли 1 группу (n = 17). Во 2 группе (n = 12) рецидивы ГВИ в указанный период регистрировались не более 2раз. В 3 группе (n = 18) – число рецидивов генитальной герпесвирусной инфекции было 3 и более раз (таблица 13).

Инфицированность ВПГ тестикулярных тканей по суммарным показателям (РИФ, РНИФ и МКК) в группе 1 составляла 52,9% случаев; в группе 2 – 25,0 % и 38,8% – в группе 3. Вирусологическими исследованиями бесклеточной фракции эякулята было показано, что количество положительных результатов выделения ВПГ на клеточной культуре в группах 1 и 3 приблизительно одинаково (58,8% и 61,1% соответственно). У мышей-самцов группы 2 на фоне минимального выявления вируса в бесклеточной фракции эякулята латентное инфицирование половых клеток ВПГ диагностировалось в 41,6% случаев. В группах 1 и 3 уровень инфицированности сперматозоидов в 2,3 – 2,5 раза был ниже.

–  –  –

Суммарные показатели положительных результатов исследований образцов методами РИФ, РНИФ, МКК Таким образом, выявить четкую взаимосвязь между инфицированностью уретрального канала и репродуктивными органами на основе исследований, выполненных в рамках данной работы, установить не представляется возможным. С одной стороны инфекционный процесс в уретре захватывает не только выстилающий эпителий, но и располагающиеся по ее ходу ткани и железы. Развивающийся в результате инфицирования, воспалительный процесс в значительный степени угнетает защитные механизмы слизистой оболочки уретры, и как следствие, происходит расширение очага инфицирования по восходящему направлению. С другой стороны, как было показано в материалах исследования главы 4, вирус герпеса в течение 5-10 суток после инфицирования проникает в пояснично-крестцовый отдел спинного мозга. Таким образом, нисходящий путь инфицирования репродуктивных органов имеет равноценное значение. В исследованиях также было показано, что латентная персистенция ВПГ тканях тестикул переходит в хроническую форму с расширением очага инфицирования. Представляется наиболее вероятным, что при диссеминации вируса в репродуктивной системе формируются множественные локальные очаги с латентной, хронической и медленной формами инфекции.

Видимые структурные изменения в семенниках инфицированных мышейсамцов отмечались на 120 – 140-е сутки. Отчетливо проявлялись расстройства микроциркуляции в сосудистом русле со стазом крови в них и тромбозом. Описанные процессы нарастали в течение 2 месяцев. Уже к 180-ым суткам после инфицирования возникают явления отека интерстициальной ткани семенника. Вокруг мелких и крупных сосудов наблюдалась лимфоидная инфильтрация, в самих сосудах – стаз крови и тромбоз. В просвете канальцев обнаруживались отторгшиеся клетки спермиогенного эпителия и клеточный детрит (Рисунок 25, 26). Морфоструктурные изменения достигают максимума на 220 – 240-е сутки. На препаратах поперечных срезов выявлены дистрофические изменения и очаговый некробиоз паренхиматозной ткани спермиогенного эпителия, периваскулярные инфильтраты, склероз. Одновременно происходила дезинтеграция клеток и обнажение клеток Сертоли (Рисунок 27).

Как показали гистологические исследования, при ХГВИ патологический процесс в тканях семенников имел очаговый характер (Рисунок 28). В стенке части семенных канальцев наблюдалась незавершенность процесса сперматогенеза, который характеризовался образованием небольшого количества сперматозоидов без хвостовой части (Рисунок 29). В соединительнотканной строме количество интерстициальных клеток было снижено. В ряде случаев отмечался частичный некроз перегородки между семенными канальцами и некробиоз сперматоцитов (Рисунок 30, 31).

Выраженность дистрофических изменений в тканях семенников показывает, что ВПГ обладает тропизмом не только к эпителиальным клеткам урогенитального тракта, но и к репродуктивным тканям. Полученные результаты являлись доказательством разрушения гематотестикулярного барьера. О тяжести процесса свидетельствовала миграция лимфоцитов в ткани извитых канальцев. Гипоксия тканей семенников вследствие циркуляторной ишемии, дистрофические изменения и гибель клеток спермиогенного эпителия, появление клеток лимфоидного ряда в тканях извитых канальцев свидетельствуют о возможности аутоиммунного механизма поражения семенников при экспериментальной ХГВИ. Инфекционный процесс в тканях семенников, нарушения структур гематотестикулярного барьера и атрофические изменения в извитых канальцах могут приводить к нарушениям подвижности спермы, а опустошения канальцев – к асперматогенезу.

Как показали дальнейшие исследования, изменения количественных и качественных характеристик имели прямую зависимость от длительности течения инфекционного процесса.

Рисунок 25 – Тестикулы интактного самца мыши.

Разные стадии созревания сперматозоидов. Окраска гематоксилином и эозином, х200. Фотография Н.Я. Пашниной, А.П. Порываевой Рисунок 26 – Тестикулы самца мыши 180 сутки после инфицирования Некробиоз и уменьшение количества генеративного эпителия. Окраска гематоксилином и эозином, х200. Фотография Н.Я. Пашниной, А.П. Порываевой Рисунок 27 – Тестикулы самца мыши 240 сутки после инфицирования Очаговый некробиоз, слущивание генеративного эпителия. Окраска гематоксилином и эозином, х200. Фотография Н.Я. Пашниной, А.П. Порываевой Рисунок 28 – Тестикулы самца мыши 240 сутки после инфицирования.

А) Семенные канальцы в поперечном (I) и продольном разрезе (II). Окраска гематоксилином и эозином, х80.

Б) В стенке канальца (I) все стадии сперматогенеза. В канальце (II) деструкция отдельных клеток, участвующих в стадиях сперматогенеза. Окраска гематоксилином и эозином, х200. Фотография Н.Я. Пашниной, А.П. Порываевой Рисунок 29 – Фрагмент стенки семенного канальца тестикулы самца мыши 300 сутки после инфицирования. Стенка семенного канальца содержит все стадии сперматогенеза: сперматогонии (А, В), сперматиды (1), спермациты (2), сперматозоиды без хвостовой части (3), клетки Сертоли (С). Окраска гематоксилином и эозином, х800. Фотография Н.Я. Пашниной, А.П. Порываевой Рисунок 30 – Тестикулы самца мыши 300 сутки после инфицирования

А) Семенные канальцы в поперечном разрезе. Частичный некроз перегородки между ними (); некроз сперматоцитов стенки канальцев и образование полостей (отек). Окраска гематоксилином и эозином, х100

Б) Фрагмент рисунка А. Окраска гематоксилином и эозином, х200 Фотография Н.Я. Пашниной, А.П. Порываевой.

Рисунок 31 – Семенной каналец, тестикулы самца мыши 300 сутки после инфицирования. Частичный некроз перегородки (), некроз сперматоцитов, отек.

Группа интерсцициальных клеток в пределах нормы (ИК). Окраска гематоксилином и эозином, х400. Фотография Н.Я. Пашниной, А.П. Порываевой.

122 2.2.3.2 Количественные и качественные характеристики спермы мышей-самцов при хронической герпесвирусной инфекции Количественная оценка динамики основных параметров спермы у инфицированных мышей показала статистически значимое снижение концентрации половых клеток в эякуляте, морфологически нормальных и подвижных сперматозоидов по сравнению с этими показателями у здоровых самцов (рисунок 32).

Первое достоверное снижение концентрации сперматозоидов в эякуляте до 19,3 ± 0,72 тыс. кл /мл у инфицированных мышей-самцов отмечалось на 120-е сутки заболевания.

У интактных самцов одного возраста с экспериментальными животными концентрация половых клеток составляла 23,1 ± 1,85 тыс. кл /мл. Концентрация половых клеток в течение развития ХГВИ продолжала снижаться и к 450-м суткам составляла менее 10 тыс. кл /мл. Снижение концентрации половых клеток было связано с грубыми структурными нарушениями в тканях семенников. Как показали гистологическими исследованиями, в результате нарушения кровообращения тканей семенников в них развивалась гипоксия, что привело к частичной отслойке спермиогенного эпителия. Одновременно с этим вокруг клеток Лейдига обнаруживали скопления лимфоцитов. В самих клетках Лейдига отмечались кариорексис и вакуолизация цитоплазмы. В ряде случаев выявлен некробиоз гландулоцитов. Всё это приводило к нарушениям гормонообразующей функции клеток Лейдига (гландулоцитов), и, как следствие недостаток тестостерона негативно сказывался на процессе сперматогенеза. Таким образом, олигоспермия у больных животных, являлась результатом инфицирования репродуктивных тканей ВПГ и постоянной антигенной нагрузки, обусловленной репродукцией в них вируса.

Рисунок 32 – Динамика показателей спермограммы у экспериментальных мышей.

Концентрация сперматозоидов в эякуляте интактных мышей (тыс кл/мл) Концентрация сперматозоидов в эякуляте мышей с ХГВИ (тыс кл/мл) Число подвижных сперматозоидов в эякуляте интактных мышей (%) Число подвижных сперматозоидов в эякуляте мышей с ХГВИ (%) Число морфологически нормальных форм сперматозоидов в эякуляте интактных мышей (%) Число морфологически нормальных форм сперматозоидов в эякуляте мышей с ХГВИ (%) Важнейшим фактором фертильности сперматозоидов является сохранение их подвижности.

Количество прогрессивно подвижных сперматозоидов (a+b) должно составлять не менее 50% [103]. Как видно из графика, представленного на рисунке 32, одновременно со снижением концентрации половых клеток наблюдалось изменение их фертильности. В исследуемых образцах эякулятов увеличивалось содержание c-сперматозоидов с непоступательным движением и неподвижных d-сперматозоидов – до 56,7 ± 3,5%. Суммарно эти варианты подвижности сперматозоидов у интактных мышей-самцов в эксперименте не превышали 30%.

Во фракции прогрессивно подвижных сперматозоидов (a+b) у экспериментальных самцов превалировали b-сперматозоиды с медленным поступательным движением (до 40%). Причинами изменения фертильности сперматозоидов являлось не только инфицирование репродуктивных тканей. Необходимо обратить внимание и на тот факт, что у экспериментальных мышей-самцов сформировался сложный комплекс метаболических и иммунных нарушений, которые прямо или опосредованно могли влиять на подвижность сперматозоидов. Как было показано, в сыворотке крови у мышей с ХГВИ содержание глюкозы почти в 2 раза ниже, чем у интактных животных. Глюкоза, по общему признанию является основным энергетическим субстратом для многоклеточного организма. Её производная – фруктоза – основной энергетический субстрат для сперматозоидов, отвечающий за двигательные характеристики половых клеток и их оплодотворяющие способности. В наших исследованиях определение уровня фруктозы в сперме не проводилось.

Однако как указывали Д.Л. Луцкий, Р.М. Махмудов, А.М. Луцкая (2011), «концентрация фруктозы зависит от выраженности лейкоцитоза и значительно снижается при концентрации лейкоцитов выше 1,0 х 10 мл» [55]. В наших исследованиях было показано, что развитие ХГВИ сопровождается выраженным лейкоцитозом. Таким образом, мы можем утверждать, что изменение подвижности сперматозоидов у экспериментальных животных связано со снижением уровня фруктозы. Дисбаланс провоспалительных и противовоспалительных цитокинов также может являться провоцирующим фактором в угнетении подвижности сперматозоидов.

При изучении морфологических форм сперматозоидов экспериментальных мышей были выявлены следующие особенности. Как известно, мышиный сперматозоид в норме имеет головку с типичным «клювом», атипичные по размеру и форме головки, несоответствующие норме у здоровых животных обнаруживаются не более чем в 10 – 12% случаев. В эксперименте было показано, что общее количество патологических форм сперматозоидов к 120-ым суткам заболевания составляла 17, 6% в эякуляте, к 200-ым – 32,1% и к 420-ым – свыше 40% (Рисунок 32). Наибольшее количество составляли варианты с атипичным строением головки: аморфная головка, головка без «клюва», «нитчатая» головка. Несколько меньшее количество составляли сперматозоиды без жгутика и с сочетанием аномалии головки и жгутика. Атипичное строение жгутика: неравномерная толщина, закрученный жгутик, короткий жгутик – наблюдалось менее чем в 5% случаев.

Учитывая полученные результаты о повышении числа патологических форм сперматозоидов, мы считаем правомерным утверждать, что у экспериментальных животных развитие ХГВИ сопровождается тератозооспермией.

Выявить четкую взаимосвязь между наличием вирусных белков в сперматозоидах и их патологической формой не удалось. Вирусные белки и в равной степени были обнаружены как в морфологически нормальных сперматозоидах, так и в сперматозоидах с патологическим строением.

Однофакторный дисперсионный анализ серии спермограмм интактных мышей-самцов в течение 15 месяцев не выявил достоверного влияния возраста животных на морфометрические показатели репродуктивных тканей и половых клеток. Количество, концентрация, подвижность сперматозоидов соответствовали физиологической норме. Число морфологически аномальных сперматозоидов составляло 10,5 ± 0,7%, что также соответствовало норме.

Таким образом, изменение биологического потенциала мышей-самцов с ХГВИ не являлось результатом естественной вариабельности мужской фертильности. Комплекс патологических изменений в тканях семенников был обусловлен персистенцией ВПГ в репродуктивных органах. Проведенные исследования показали, что у экспериментальных животных с ХГВИ нарушения мужской репродуктивной функции ассоциировались со снижением фертильности, олигоспермией и тератозооспермией. Однако, основываясь только на результатах серологических тестов и показателях спермиологического обследования, нельзя исключать возможность зачатия и беременности. Наличие вирусных белков в половых клетках позволяет предположить вероятность оплодотворения инфицированными сперматозоидами.

2.2.3.3 Влияние хронического герпесвирусного процесса у мышей-самцов на зачатие, развитие плодов и исход беременности у мышей-самок, и здоровье потомства Исследование проводили в двух группах мышей-самцов на 120-е сутки в период минимальных изменений количественных и качественных характеристик спермы (Рисунок 32).

I группу (n = 12) составляли животные с латентной герпетической инфекцией уретрального канала. Во II группу (n = 12) входили самцы с рецидивирующей ГВИ уретрального канала. Группу сравнения (III группа) состояла из 8 интактных полугодовалых мышей-самцов. В качестве маток использовали мышей-самок в возрасте 4 месяца, имевших в анамнезе одну физиологическую беременность (n = 128). Спаривание животных проводили по обычной схеме разведения мышей: 1 самец + 4 самки. С учетом полового цикла мышей-самок, который составляет 72 часа, животные находились на совместном содержании 9 суток.

По результатам исследования мазков из влагалища наступление беременности было зарегистрировано у мышей-самок группы I в 64,6% случаев. В группе II количество беременных животных составляло 87,5% от общего числа. У интактных животных (III группа) беременность наступила в 96,8% случаев (таблица 14).

После спаривания и в период беременности лабораторные исследования образцов мочи, мазков и смывов со слизистых оболочек вагинального канала, ротовой полости и глаз от мышей-самок экспериментальных групп показали отсутствие в них антигена ВПГ.

–  –  –

Анатомо-физиологические показатели и поведенческие реакции в первую половину беременности (10-12 суток) у всех мышей-самок были в пределах нормы.

В период 19-20 суток беременности у 2 мышей-самок из группы I открылось массированное кровотечение из половых органов. В течение получаса животные погибли. При вскрытии в рогах маток были обнаружены плоды с очагами некротических изменений, что свидетельствовало об их внутриутробной гибели. При лабораторных исследованиях тканей плодов и маток погибших мышей самок методами ПЦР и РИФ в них обнаруживались вирусная ДНК и антиген ВПГ.

У всех остальных беременных мышей-самок как интактных, так и экспериментальных групп родоразрешения произошли на 20-22 сутки гестации. В экспериментальных группах были зарегистрированы случаи мертворождения: в I группе 17,8% от общего числа новорожденных; во II группе – 19,5% (Рисунок 33). В группе интактных животных случаи мертворождения не зафиксированы. Достоверных различий по биометрическим показателям новорожденных живых мышат в группах не выявлено.

Плодовитость самцов, как один из показателей их биологического потенциала, учитывали по усредненному количеству мышат в одном помете – среднее количество в группе III составляло 6,2 детеныша. Среднее количество детенышей в помете I группы составляла 5,37 и 3,28 в помете II группы.

Исследование органов новорожденных мышат (живых и погибших) из экспериментальных групп показало, что практически все они инфицированы ВПГ-1.

Наиболее часто, и в I, и во II группе, наблюдалось сочетанное инфицирование органов ЦНС, сердца и печени – 55,1% и 47,6% случаев соответственно (таблица 15). Существенных различий между группами по локализации и распределению вируса в организме новорожденных мышат нами не выявлено. Тем не менее, полученные результаты подтверждают наше предположение о возможности передачи вирусного материала инфицированными сперматозоидами.

Рисунок 33 – Новорожденные мышата от самца с хронической герпесвирусной инфекцией. 1 – мертворожденный мышонок; 2 – живой мышонок с подкожными кровоизлияниями; 3 – мертворожденный мышонок с подкожными кровоизлияниями. Фотография А.П. Порываевой

–  –  –

Развитие герпетического заболевания у мышат, обусловленного внутриутробным инфицированием, имело ряд характерных особенностей. В недельный период после рождения погибло 24,8% мышат (Рисунок 34). В гистологических образцах от погибших животных выявлены патологические изменения органов (Рисунки 35-40).

В органах ЦНС – лимфоидная инфильтрация оболочек, выраженный периваскулярный и перицелюллярный отек, хроматолиз и некробиоз в отдельных нейронах. В тканях легких и сердца – лимфоидная инфильтрация и отек стромы. В почках, селезенке, поджелудочной железе – некробиоз клеток, гипоплазия лимфоидной ткани. В тканях печени у всех погибших мышат выявлена баллонная дистрофия и некроз гепатоцитов, пролиферация купферовских клеток, периваскулярная лимфоидная инфильтрация.

Рисунок 34 – Мышонок с внутриутробной герпесвирусной инфекцией, возраст 7 суток. Фотография А.П. Порываевой Рисунок 35 – Головной мозг двухсуточного мышонка с внутриутробной герпесвирусной инфекцией. Периваскулярный и перицелюллярный отек, хроматолиз и некробиоз нейронов. Окраска гематоксилином и эозином х200. Фотография Н.Я.

Пашниной, А.П. Порываевой Рисунок 36 – Спинной мозг двухсуточного мышонка с внутриутробной герпесвирусной инфекцией. Периваскулярный отек, хроматолиз и некробиоз нейронов.

Окраска гематоксилином и эозином х200. Фотография Н.Я. Пашниной, А.П. Порываевой Рисунок 37 – Легкое 7-и суточного погибшего мышонка с внутриутробной герпесвирусной инфекцией. Лимфоидная инфильтрация межальвеолярных перегородок, полнокровие. Окраска гематоксилином и эозином, х200. Фотография Н.Я.

Пашниной, А.П. Порываевой Рисунок 38 – Печень 7-и суточного погибшего мышонка с внутриутробной герпесвирусной инфекцией. Периваскулярная лимфоидная инфильтрация, Дискомплексация печеночных балок, баллонная дистрофия, некроз гепатоцитов Окраска гематоксилином и эозином, х200. Фотография Н.Я. Пашниной, А.П. Порываевой Рисунок 39 – Селезенка 7-и суточного погибшего мышонка с внутриутробной герпесвирусной инфекцией. Некробиоз клеток, гипоплазия лимфоидной ткани Окраска гематоксилином и эозином, х200. Фотография Н.Я. Пашниной, А.П. Порываевой Рисунок 40 – Почки 7-и суточного погибшего мышонка с внутриутробной герпесвирусной инфекцией. Отек интерстиция, слущивание и некробиоз эпителия канальцев, сморщивание клубочков. Окраска гематоксилином и эозином, х200.

Фотография Н.Я. Пашниной, А.П. Порываевой Однако антиген и/или ДНК вируса герпеса был выявлен только в тканях головного и спинного мозга в 12,8% от общего числа погибших в этот период мышат (39 особей).

Второй всплеск гибели животных был зарегистрирован на 20 – 25-е сутки после рождения. В течение 2-3 суток, предшествующих смерти, у мышат наблюдалось развитие симптоматики поражения нервной системы – параличи одной или обеих задних лап, менингиальные явления (рисунок 41). В тканях головного и спинного мозга у всех погибших животных (47 особей) при исследованиях в РИФ и ПЦР выявлялся вирус герпеса. Инфекционно активный ВПГ выделен МКК только в двух случаях – из головного мозга мышат с клиническими симптомами менингоэнцефалита. Гистологические исследования выявили инфильтрацию лимфоидными клетками оболочек мозга, хроматолиз и некробиоз нейронов, пролиферацию глии, выпадение нервных клеток (рисунок 42, 43).

Рисунок 41 – Мышонок с внутриутробной герпесвирусной инфекцией возраст 20 суток, паралич левой задней лапы. Фотография А.П. Порываевой Рисунок 42 – Головной мозг мышонка с внутриутробной герпесвирусной инфекцией (возраст 20 суток). Лимфоидная инфильтрация оболочек мозга, хроматолиз и некробиоз нейронов, пролиферация глии, выпадение нервных клеток Окраска гематоксилином и эозином, х 200. Фотография Н.Я. Пашниной, А.П. Порываевой.

Рисунок 43 – Спинной мозг мышонка с внутриутробной герпесвирусной инфекцией (возраст 20 суток). Лимфоидная инфильтрация оболочек мозга, хроматолиз и некробиоз нейронов, пролиферация глии, выпадение нервных клеток.

Окраска гематоксилином и эозином, х200. Фотография Н.Я. Пашниной, А.П. Порываевой Биометрические показатели мышей, рожденных от самцов с ХГВИ, такие как масса и длина тела в возрасте одного месяца соответствовали показателям нормы

– m = 12,9±0,7 г; d = 65,0±1,0 мм; dхвоста = 57,0±1,0 мм. Исследования внешних слизистых оболочек и внутренних органов позволили установить уровень инфицированности ВПГ организма животных (таблица 16).

Таблица 16 – Уровень инфицированности ВПГ организма мышей, рожденных от самцов с ХГВИ (суммарные показатели по «+» результатам РИФ, ПЦР, МКК) Выявление ВПГ (в % ) Характеристика животных Слизистые

–  –  –

Как видно из приведенных результатов исследований основной локализацией вируса являются ткани и клетки ЦНС, в меньшей степени отмечалась инфицированность ВПГ тканей печени, легких и почек. В сердце и селезёнке мышей вирус выявлен в единичных случаях. Необходимо подчеркнуть, что в клетках внутренних органов ВПГ в 94,3% случаев обнаруживался в виде вирусной ДНК и только в 4,2%– в виде вирусного антигена. Примечательно, что в клетках слизистых оболочек ВПГ не определялся ни одним из применяемых методов. Полученные результаты свидетельствуют о персистенции вируса в организме мышей, инфицированных внутриутробно.

Таким образом, проведенные исследования показали, что при развитии хронического герпесвирусного заболевания нарушается репродуктивная функция. Изменение количественного и качественного состава половых клеток свидетельствует о том, что негативное действие вируса на сперматогенез осуществляется на уровне клеток сперматогенного эпителия. Показано, что сперматозоиды могут служить в качестве подвижных носителей вирусной информации, способных преодолевать защитные механизмы женских половых путей. Оплодотворение сперматозоидами, несущими в своей структуре вирусные детерминанты, имело негативные последствия для эмбрионального развития и способствовало вертикальной передаче вируса.

В результате персистенции вируса в развивающихся эмбрионах формировались патологические изменения на органном и системном уровне. У потомства с латентной внутриутробной герпесвирусной инфекцией манифестация заболевания наблюдалась как в неонатальной, так и постнатальный, период.

137 2.2.4 Адекватность экспериментальной модели для оценки популяционного здоровья животных и человека Как описывалось ранее, инфицирование человека и животных происходит при близких и интимных контактах, как правило, через поврежденные слизистые оболочки. Реакции селективного иммунитета в значительной степени препятствуют проникновению вируса и снижают жизнеспособность вирионов ВПГ. Поэтому в клинической и ветеринарной практике случаи диагностирования «первичной герпесвирусной инфекции» составляют не более 1-2%. Основной массой являются пациенты с хроническим вирусным процессом. Разработанная схема инфицирования модели in vivo позволила нам, во-первых, избежать действия селективного иммунитета на процесс; во-вторых, проследить динамику распространения вируса в организме; в-третьих, получить различные клинические формы герпесвирусной инфекции. На экспериментальной модели было показано, что развитие хронического процесса происходит независимо от клинических форм проявлений заболевания. Валидность экспериментальной модели ХГВИ и уровень экстраполяции полученных данных в отношении человека и животных были установлены при сравнительных клинико-лабораторных исследованиях.

В клинической и ветеринарной практике случаи диагностирования «первичной герпесвирусной инфекции» составляют не более 1-2%. Основной массой являются пациенты с хроническим вирусным процессом. Разработанная схема инфицирования модели in vivo позволила нам, во-первых, проследить динамику распространения вируса в организме; во-вторых, получить различные клинические формы герпесвирусной инфекции; в-третьих, доказать, что развитие хронического процесса происходит независимо от клинических форм проявлений заболевания; в- четвертых, определить диагностически значимые показатели резистентности. Валидность экспериментальной модели ХГВИ и уровень экстраполяции полученных данных позволили нам усовершенствовать алгоритм диагностики герпесвирусных инфекций (рисунок 16). В алгоритме диагностики для детекции возбудителя нами впервые было использовано устройство оценки активности вируса в клеточных культурах на основе лазерного модуля (Патент на полезную модель № 2013158784/15 (140765)). Для определения степени интоксикации, обусловленной хронической герпесвирусной инфекцией у пациентов в сыворотке крови, определяли цитокиновый профиль, по результатам клинических анализов крови вычисляли индекс лейкоцитарной интоксикации.

2.2.4.1 Применение усовершенствованного алгоритма диагностики ГВИ для оценки популяционного здоровья человека Алгоритм диагностики герпетической инфекции был применен при исследовании клинических материалов референтной популяции человека (таблица 17).

В референтную группу входили 47 мужчин с рецидивирующим генитальным герпесом. Антиген ВПГ в эпителиальных клетках уретры методом РИФ был выявлен в 80,8% образцов, что свидетельствовали о манифестации герпетической инфекции гениталий. В этот же период антиген ВПГ был обнаружен в эпителии слизистых оболочек глаз, щек и миндалин у 17 пациентов (36%). Клинические проявления герпетической инфекции при этом отсутствовали. Инфекция ротовой полости и глаз у этих пациентов носила субклинический характер.

При рецидиве генитального герпеса в клиническом анализе крови у мужчин регистрировался лейкоцитоз (17,5 ± 0,49109/л), ускорение СОЭ (28,7 ± 1,53 мм/ч) и изменение процентного соотношения клеточных элементов крови в лейкоцитарной формуле – нейтрофилов 69,7 ± 3,41 %, лимфоцитов 24,18 ± 0,05 %. Умеренная степень интоксикации была диагностирована у 17 пациентов. При оценке выраженности воспалительного процесса показатель ЛИИ, по сравнению с показателем практически здоровых пациентов, был увеличен почти в 2,5 раза. Увеличение ЛИИ в 3,6 раза отмечалось у 18 обследованных мужчин – средняя степень интоксикации. У 12 больных выявлена тяжелая степень интоксикации: значения ЛИИ в 5 раз превышали нормальные показатели.

–  –  –

Об усиленной продукции токсинов на фоне рецидива вирусной инфекции и недостаточности компенсаторной защиты организма у больных свидетельствовало повышение уровня ЦИК, увеличение содержания МДА и противовоспалительного гормона кортизола в сыворотке крови. Исследования цитокинового профиля пациентов показали, что рецидив заболевания у них сопровождался выраженным дисбалансом между провоспалительными и противовоспалительными интерлейкинами (ИЛ-1, ИЛ-6, ИЛ-4 и ФНО – ). Наиболее выраженные нарушения компенсаторной защиты выявлялись у пациентов с тяжелой степенью интоксикации.

Стойкие нарушения иммунорегуляторной функции в виде снижения количества Т-лимфоцитов, имеющих поверхностные рецепторы CD4 и CD8, были выявлены при обследовании иммунного статуса в 23,4% случаев – у 11 пациентов с тяжелой степенью интоксикации в период рецидива заболевания. В 65,9% случаев регистрировалось снижение в 1,5 раза уровня фагоцитарной активности мононуклеарных клеток.

Достоверных изменений в уровнях биохимических показателей крови, определяемых стандартными клинико-лабораторными методами, у обследованных пациентов мужчин не было выявлено.

Аналогичные результаты были получены при обследовании референтной группы женщин (197 человек), страдающих генитальным герпесом.

Субклиническое течение инфекционного процесса на слизистых оболочках ротовой полости и глаз в 40,2% случаев диагностировано устройством оценки активности вируса в клеточных системах на основе лазерного модуля. Высокий уровень антител класса Jg G в сыворотках крови пациенток не оказывал существенного влияния на характер течения инфекционного процесса. Выраженность воспалительной реакции характеризовалась средней и тяжелой степенью интоксикации в 53,4% случаев.

Анализ результатов исследования цитокинового профиля у пациенток показал, что в 63% случаев регистрируется прогрессирующие повышение уровня ИЛ-6 на фоне умеренного увеличения концентрации ИЛ-1, ФНО- и ИЛ-4. В 15,4% случаев при выраженном дисбалансе цитокинов у пациенток в воспалительный процесс были вовлечены не только половые органы, но и область промежности, ягодичных складок, паха и внутренних поверхностей бедер. Рецидив ГВИ у них сопровождался невралгией бедренного нерва.

Таким образом, усовершенствованный алгоритм диагностики герпетической инфекции с использованием устройства для оценки активности вируса в клеточных системах существенно повышает качество и реальные возможности лабораторной практики. За период 2008 – 2014 гг. при первичном обращении в Свердловский Областной кожно - венерологический диспансер выявлено 3223 человека с оппортунистическими герпетическими инфекциями. Своевременная диагностика заболевания позволила не только проводить адекватное антивирусное лечение, но и прогнозировать дальнейшее течение инфекции, при контроле результатов проводимой терапии.

2.2.4.2 Перспективность применения препарата АФБ для лечения герпетических поражений кожи у человека Препараты, применяемые в настоящее время для лечения герпесвирусных инфекций у человека, исходя из особенностей патогенеза заболевания, делятся на 2 группы: комплекс противовирусных препаратов на основе ацикловира и иммунотропные препараты (миелопид, тактивин, иммуноглобулин, интерфероны). Однако большинство известных средств и составов при лечении герпетических поражений слизистых оболочек и кожных покровов у человека имеют побочные эффекты. Кроме того, почти все известные препараты не вызывают регенерацию поврежденных вирусом тканей. Возможность применения лиофилизированного препарата из аллофибробластов (АФБ) для лечения герпесвирусных заболеваний человека и животных была изучена на экспериментальной модели ГВИ in vivo (Н.П. Глинских, А.П. Порываева, И.В. Устьянцев, 2011). Было показано, что препарат АФБ обладает многофункциональным действием, которое суммарно выражалось в селективном ингибировании клеточных антигенов, что снижало остроту воспалительной реакции и ускоряло процессы регенерации слизистых оболочек глаза и кожи у экспериментальных мышей с ГВИ; а также подавляло репродукцию вируса.

Исследования о возможности применения лиофилизированного препарата АФБ для лечения герпесвирусных кожи и слизистых покровов у человека были проведены на базе Свердловского областного кожно-венерологического диспансера.

В референтную группу обследования входило 17 мужчин в возрасте от 20 до 43 лет, находящихся на диспансерном учете с диагнозом «Генитальный герпес».

Лечение проводилось по следующим схемам:

1. В референтной контрольной группе из 9 человек для лечения применяли препарат «Ацикловир» в течение 5 дней по 200 мг 5 раз в сутки per os; и нанесение антивирусного препарата «Ацикловир Гекса» на герпетические эрозий кожи и слизистых оболочек полового органа 2 раза в сутки в течение 5 дней;

2. В референтной опытной группе (8 человек) в период рецидива пациенты принимали per os препарат «Ацикловир» в течение 5 дней по 200 мг 5 раз в сутки;

для лечения герпетических эрозий кожи и слизистых оболочек полового органа применяли препарат АФБ из расчета 50 тыс. клеток на 1 см2 пораженной поверхности, 2 раза в сутки в течение 5 дней.

Для получения наибольшего терапевтического эффекта лечение начинали не позднее 72 часов от начала клинических проявлений.

Клинический осмотр пациентов проводили на 1, 3, 7 и 10 день лечения. При осмотре учитывали наличие: 1) везикулезных и пустулезных элементов, эрозий и изъязвлений; 2) гиперемии и отека тканей; 3) повышенной температуры; 4) болезненного мочеиспускания, жжения, зуда; 5) расстройства сна и общей психологической подавленности. Интенсивность клинических проявлений выражали в процентах (таблица 18).

В качестве оценки выраженности воспалительного процесса использовали лейкоцитарный индекс интоксикации (ЛИИ) – по формуле Я. Я. Кальф-Калифа с учетом всех клеточных элементов лейкограммы. Уровень провоспалительных (ИЛ-1, ИЛ-6 и ФНО-) и противовоспалительного (ИЛ-4) цитокинов в сыворотке крови определяли по стандартной методике с использованием тест-систем «ProCon» (ООО «Протеиновый контур» Санкт-Петербург) в день обращения и на 10 день лечения (таблица 19).

–  –  –



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |
 

Похожие работы:

«ЖУРАВЛЕВА МАРИЯ СПАРТАКОВНА Количественная характеристика показателей иммунного ответа у кур на различные типы антигенов 06.02.02 – ветеринарная микробиология, вирусология, эпизоотология, микология с микотоксикологией и иммунология Диссертация на соискание ученой степени кандидата ветеринарных наук Научный руководитель:...»

«ДОРОНИН Игорь Владимирович Cистематика, филогения и распространение скальных ящериц надвидовых комплексов Darevskia (praticola), Darevskia (caucasica) и Darevskia (saxicola) 03.02.04 – зоология Диссертация на соискание ученой степени кандидата биологических наук Научный руководитель: доктор биологических наук, заслуженный эколог РФ Б.С. Туниев Санкт-Петербург Оглавление Стр....»

«РОМАНЕНКО НИКОЛАЙ АЛЕКСАНДРОВИЧ АНЕМИЯ У БОЛЬНЫХ ОНКОГЕМАТОЛОГИЧЕСКИМИ ЗАБОЛЕВАНИЯМИ: ОСОБЕННОСТИ ПАТОГЕНЕЗА, МЕТОДЫ КОРРЕКЦИИ, КАЧЕСТВО ЖИЗНИ 14.01.21. – гематология и переливание крови Диссертация на соискание ученой степени доктора медицинских наук Научный консультант – доктор медицинских наук, профессор...»

«ТУРТУЕВА ТАТЬЯНА АНАТОЛЬЕВНА РАЗРАБОТКА СБОРА НЕЙРОПРОТЕКТИВНОГО И ЭКСТРАКТА СУХОГО НА ЕГО ОСНОВЕ 14.04.02 фармацевтическая химия, фармакогнозия ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата фармацевтических наук Научный руководитель: доктор фармацевтических наук, профессор НИКОЛАЕВА ГАЛИНА ГРИГОРЬЕВНА Улан-Удэ – 2015 ОГЛАВЛЕНИЕ...»

«ПОЛУЭКТОВА ЕКАТЕРИНА ВИКТОРОВНА ФИТОТОКСИЧЕСКИЕ МЕТАБОЛИТЫ ГРИБА PARAPHOMA SP. ВИЗР 1.46 И ПЕРСПЕКТИВЫ ИХ ПРАКТИЧЕСКОГО ИСПОЛЬЗОВАНИЯ Шифр и наименование специальности: 03.02.12 – микология ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата биологических наук Научный руководитель: Берестецкий А.О. кандидат биологических наук Санкт-Петербург...»

«Брит Владислав Иванович «Эффективность методов вакцинации против ньюкаслской болезни в промышленном птицеводстве» Специальность: 06.02.02 ветеринарная микробиология, вирусология, эпизоотология, микология с микотоксикологией и иммунология ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидат ветеринарных наук Научный руководитель:...»

«СЕТДЕКОВ РИНАТ АБДУЛХАКОВИЧ РАЗРАБОТКА НОВЫХ СРЕДСТВ СПЕЦИФИЧЕСКОЙ ПРОФИЛАКТИКИ И ЛЕЧЕНИЯ ЭШЕРИХИОЗОВ ТЕЛЯТ И ПОРОСЯТ 06.02.02 – ветеринарная микробиология, вирусология, эпизоотология, микология с микотоксикологией и иммунология Диссертация на соискание ученой степени доктора ветеринарных наук Научный консультант: доктор ветеринарных наук, профессор, заслуженный деятель науки РФ и РТ Юсупов...»

«Петренко Дмитрий Владимирович Влияние производства фосфорных удобрений на содержание стронция в ландшафтах Специальность 03.02.08 экология Диссертация на соискание ученой степени кандидата биологических наук Научный руководитель: доктор биологических наук, профессор Белюченко Иван Степанович Москва – 2014 г. Содержание Введение Глава 1.Состояние изученности вопроса и цель работы 1.1 Экологическая...»

«ЯМБОРКО Алексей Владимирович ПОПУЛЯЦИОННАЯ ЭКОЛОГИЯ ЛЕСНЫХ ПОЛЕВОК (род CLETHRIONOMYS) СЕВЕРО-ВОСТОЧНОЙ АЗИИ Специальность 03.02.08 – экология Диссертация на соискание ученой степени кандидата биологических наук Научный руководитель: доктор биологических наук Н.Е. Докучаев Магадан – 2015 ОГЛАВЛЕНИЕ ВВЕДЕНИЕ.. Глава 1. МАТЕРИАЛ И...»

«ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ «БАШКИРСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ АГРАРНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ» НА ПРАВАХ РУКОПИСИ НИКУЛИНА НЕЛЯ ШАМИЛЕВНА ПРОДУКТИВНЫЕ КАЧЕСТВА И БИОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ КОРОВ ЧЕРНО-ПЕСТРОЙ ПОРОДЫ ПРИ ИСПОЛЬЗОВАНИИ ПРОБИОТИЧЕСКОЙ ДОБАВКИ «БИОГУМИТЕЛЬ-Г» 06.02.10 – частная зоотехния, технология производства продуктов животноводства Диссертация на соискание ученой степени кандидата биологических наук Научный руководитель: доктор...»

«Гуськов Валентин Юрьевич МОРФОЛОГИЧЕСКАЯ И ГЕНЕТИЧЕСКАЯ ИЗМЕНЧИВОСТЬ БУРОГО МЕДВЕДЯ URSUS ARCTOS LINNAEUS, 1758 ДАЛЬНЕГО ВОСТОКА РОССИИ 03.02.04 – зоология Диссертация на соискание ученой степени кандидата биологических наук Научный руководитель доктор биологических наук, с.н.с. А.П. Крюков Владивосток – 2015 Оглавление Введение Глава 1. Обзор...»

«ПОПОВ ВИКТОР СЕРГЕЕВИЧ ТЕОРЕТИЧЕСКОЕ И ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНОЕ ОБОСНОВАНИЕ ИССЛЕДОВАНИЙ СРЕДСТВ И СПОСОБОВ ИММУНОМЕТАБОЛИЧЕСКОЙ КОРРЕКЦИИ У СВИНЕЙ 06.02.02 – ветеринарная микробиология, вирусология, эпизоотология, микология с микотоксикологией и иммунология ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени доктора ветеринарных наук Научный консультант: доктор...»

«СИДОРОВА ТАТЬЯНА АЛЕКСАНДРОВНА ОСОБЕННОСТИ АДАПТИВНЫХ РЕАКЦИЙ У ДЕВУШЕК К УСЛОВИЯМ ГОРОДСКОЙ СРЕДЫ 03.02.08 Экология Диссертация на соискание ученой степени кандидата биологических наук Научный руководитель: доктор биологических наук, доцент Драгич О.А. Омск-2015 СОДЕРЖАНИЕ Введение.. Глава 1 Обзор литературы.. 1.1. Механизмы адаптации организма человека к окружающей среде 1.2. Закономерности развития...»

«Кузнецова Наталья Владимировна СОВРЕМЕННОЕ ГИДРОБИОЛОГИЧЕСКОЕ СОСТОЯНИЕ РЕКИ ЯХРОМА КАК МОДЕЛЬНОЙ МАЛОЙ РЕКИ ПОДМОСКОВЬЯ 03.02.10 – гидробиология Диссертация на соискание ученой степени кандидата биологических наук...»

«Брит Владислав Иванович «Эффективность методов вакцинации против ньюкаслской болезни в промышленном птицеводстве» Специальность: 06.02.02 ветеринарная микробиология, вирусология, эпизоотология, микология с микотоксикологией и иммунология ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидат ветеринарных наук Научный руководитель:...»

«МИГИНА ЕЛЕНА ИВАНОВНА ФАРМАКОТОКСИКОЛОГИЯ И ЭФФЕКТИВНОСТЬ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ КОРМОВОЙ ДОБАВКИ ТРИЛАКТОСОРБ В МЯСНОМ ПЕРЕПЕЛОВОДСТВЕ 06.02.03 – ветеринарная фармакология с токсикологией Диссертация на соискание ученой степени кандидата биологических наук Научный руководитель: доктор биологических наук, профессор Кощаев Андрей...»

«ПИМЕНОВА ЕКАТЕРИНА ВЛАДИМИРОВНА РАЗРАБОТКА МЕТОДА ОЦЕНКИ ЦИТОТОКСИЧНОСТИ АНТИГЕНОВ ВОЗБУДИТЕЛЯ МЕЛИОИДОЗА IN VITRO НА МОДЕЛИ ПЕРЕВИВАЕМЫХ КЛЕТОЧНЫХ КУЛЬТУР 03.02.03 – микробиология Диссертация на соискание ученой степени кандидата медицинских наук Научный руководитель: доктор...»

«Алексеев Иван Викторович РАЗВИТИЕ КОМПЛЕКСНОГО ИНЖЕНЕРНО-ГЕОЛОГИЧЕСКОГО И МИКРОБИОЛОГИЧЕСКОГО МОНИТОРИНГА НА ЯКОВЛЕВСКОМ РУДНИКЕ ДЛЯ ПОВЫШЕНИЯ БЕЗОПАСНОСТИ ВЕДЕНИЯ ОЧИСТНЫХ РАБОТ ПОД НЕОСУШЕННЫМИ ВОДОНОСНЫМИ ГОРИЗОНТАМИ Специальность 25.00.08 – Инженерная геология,...»

«Доронин Максим Игоревич ЭКСПРЕСС-МЕТОДЫ ВЫЯВЛЕНИЯ ВИРУСА ИНФЕКЦИОННОГО НЕКРОЗА ГЕМОПОЭТИЧЕСКОЙ ТКАНИ ЛОСОСЕВЫХ РЫБ 03.02.02 «Вирусология» Диссертация на соискание ученой степени кандидата биологических наук Научный руководитель: доктор биологических наук, Мудрак Наталья Станиславовна Владимир 2015 ОГЛАВЛЕНИЕ 1 ВВЕДЕНИЕ 2 ОБЗОР ЛИТЕРАТУРЫ 2.1 Характеристика возбудителя инфекционного...»

«САФИНА ЛЕЙСЭН ФАРИТОВНА Анафилактический шок на ужаления перепончатокрылыми насекомыми (частота встречаемости, иммунодиагностика, прогнозирование) 14.03.09 – клиническая иммунология, аллергология Диссертация на соискание ученой степени кандидата медицинских наук Научный...»







 
2016 www.konf.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, диссертации, конференции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.