WWW.KONF.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Авторефераты, диссертации, конференции
 


Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 11 |

«ВЛИЯНИЕ СЕЙСМИЧНОСТИ (НА ПРИМЕРЕ ЧУЙСКОГО ЗЕМЛЕТРЯСЕНИЯ И ЕГО АФТЕРШОКОВ) И СОПУТСТВУЮЩИХ ГЕОЛОГИЧЕСКИХ ПРОЦЕССОВ НА АБИОТИЧЕСКИЕ КОМПОНЕНТЫ ЭКОСИСТЕМ И ЗДОРОВЬЕ ЧЕЛОВЕКА ...»

-- [ Страница 5 ] --

Температура и режим увлажнения, обуславливая различия в нагревании и охлаждении участков поверхности, обеспечивают разную скорость дезинтеграции горных пород, способствуя, таким образом, развитию оползней, обвалов и других склоновых экзогенных геологических процессов. Гидрологический режим водотоков, который существенно зависит от режима увлажнения, оказывает значительное влияние на развитие и активность экзогенных геологических процессов гидрогенной группы (береговая и глубинная эрозия, сели, затопление, наводнения) [Макаров, Кюнцель и др., 1995].

Изменения температуры воздуха оказывают существенное влияние на термовлажностный режим пород зоны аэрации, который играет важную роль в активизации криогенных и склоновых процессов в зонах развития многолетнемерзлых пород. В районах развития многолетней мерзлоты, к которым относятся и высокогорные районы Республики Алтай, при повышении температуры воздуха развиваются такие экзогенные геологические процессы, как термокарст, солифлюкция [Хрусталев, Пустовойт, 1994; Рудько, Лопатинский и др., 1995], а при понижении – пучение, наледи. Повышение температуры приводит к нарушению внутренних связей и потере устойчивости грунтов, особенно на склонах, что увеличивает риск развития оползневых процессов.

На динамику оползней влияет их приуроченность к разломным структурам [Рудько, 1994]. Это обусловлено формированием в области разлома ослабленной зоны, по которой осуществляется транспорт флюидных растворов, в том числе и на поверхность [Трофимов, Харькина и др., 2008].

Существенное влияние на экзогенные геологические процессы, особенно на образование оползней, обвалов, оказывают сейсмичность территории, ее динамика, магнитуда землетрясений, увеличение скорости современных тектонических движений [Зеркаль, 1994; Медведев, Штенгелов, 1996].

При сопоставлении ритмики солнечной активности, осадков и динамики оползневой активности выявляется достаточно тесная связь солнечной активности с оползнеобразованием и более слабая ее связь с количеством осадков [Шеко, 1974; Зеркаль, Королев, 2008; Пруцкая, Круткина и др., 2009].

С учетом комплексности режимообразующих факторов, оказывающих влияние на динамику экзогенных геологических процессов, важен системный подход к выявлению степени их влияния на ЭГП [Макаров, Кюнцель и др., 1995].

Наличие продолжительных временных рядов активности ЭГП позволяет произвести их сопоставление с режимообразующими факторами [Кюнцель, Постоев, 1976].

В рамках государственного мониторинга ЭГП, осуществляемого ТЦ «Алтайгеомониторинг», на территории Горного Алтая организованы наблюдательные участки ГОНС (государственной опорной наблюдательной сети), на которых ведутся режимные наблюдения за развитием гравитационноэрозионных и оползневых процессов. Временной интервал наблюдений – 12 лет (2001–2012 гг.).

Оползневые процессы в рамках данной работы рассматриваются на примере Чуйского наблюдательного участка, расположенного на территории Кош-Агачского административного района, в горном обрамлении Чуйской межгорной впадины. В контуре Чуйского участка расположено два села КошАгачского района и автомагистраль федерального значения М-52 «Чуйский тракт».

В тектоническом плане Чуйский участок приурочен к Чуйской сейсмоактивной зоне, к области влияния активных глубинных разломов Курайско-Саянского структурного шва и оперяющих его тектонических структур более низкого порядка. Участок примыкает к северной и восточной границам Чаган-Узунского горста (Сукорского выступа), вокруг которого и развивались основные сейсмические события в 2003 г., а именно Чуйское землетрясение (М=7,3), его форшоки и афтершоки. В этом отношении активизация оползневых процессов на данном участке в 2001-2013 гг. весьма показательна и симптоматична. Образование оползней в эпицентральной зоне землетрясения вполне вписывается в модель лавинно-неустойчивого трещинообразования, характерного для очаговой зоны землетрясений в форшоковый период.

Аналогичные процессы могут происходить также и в афтершоковый период подготовки крупных афтершоков. Всего в пределах Чуйского участка за период наблюдений 2001-2013 гг. зафиксировано 105 древних и современных оползней, различных по морфологии, типу движения, активности и размерам. Размеры древних оползней достигают 0,2-1 км2 по площади, глубина захвата достигает 50м. Современные оползни, как правило, покровного типа, с глубиной захвата 1-10 м, редко больше, площадь их – 0,0001-0,09 км2.

В пределах Чуйского участка выделено три подучастка, приуроченных к различным тектоническим структурам.

Поучасток Предгорный расположен в северной части Чуйского наблюдательного участка, в отрогах Курайского хребта, в зоне развития Курайского разлома. Курайский разлом является сейсмоактивной структурой, но в сценарии развития Чуйского землетрясения он играл второстепенную роль. Процесс оползнеобразования охватывает орографический интервал 1885-2315 м. Основные деформирующиеся горизонты в оползневых массивах – полигенетические осадки квартера и палеоген-неогеновые отложения кош-агачской свиты. В пределах участка расположено 45 оползневых массивов, из которых 20 оползней – древние и 25 – современные (образованные 1-15 лет назад).

Подучасток Чуйский тракт приурочен к северной границе Чаган-Узунского горста, к тектоническому уступу с протрузиями серпентинитов, имеет линейно вытянутую форму в плане вдоль правобережья р. Чуя. Процесс оползнеобразования охватывает орографический интервал 1710-1920 м. Основные деформирующиеся горизонты в оползневых массивах – неогеновые отложения туерыкской и бекенской свит, полигенетические осадки квартера, изредка в процессе оползнеобразования на дневную поверхность выдавливаются палеогеннеогеновые отложения кош-агачской свиты. В пределах участка расположено 20 оползневых массивов, из которых 6 оползней – древние, 14 – современные, образованные 5-15 лет назад. Более половины оползневых массивов в пределах участка имеют водопроявления разнообразного характера. Наиболее распространенными из них являются источники, сопровождающиеся заболоченностью мочажинного и озерково-мочажинного характера, и несколько реже – термокарстовые озерки, связанные с оттаиванием многолетнемерзлых пород на границе сезонно-талого слоя. Практически все водопроявления приурочены к подошве структурно-тектонического уступа.

Подучасток Чаган-Узун находится в левом борту р. Чуя, юго-восточнее с.

Чаган-Узун и приурочен к Сукорскому (Чаган-Узунскому горсту) тектоническому выступу. Процесс оползнеобразования охватывает орографический интервал 1750-1870 м. Основные деформирующиеся горизонты в оползневых массивах – флювиогляциальные отложения верхнечетвертичного возраста, реже палеогеновые и палеоген-неогеновые отложения карачумской и кош-агачской свит, причем последние в процессе оползнеобразования выдавливаются на дневную поверхность. В пределах подучастка зафиксировано 40 оползней, из которых 6 оползней относятся по возрасту к историческим объектам, образованным более 15 лет назад, а 34 – к современным, образованным 3-15 лет назад. Древних оползневых массивов в пределах участка не обнаружено.

Роль режимообразующих факторов в активизации оползневых процессов на высокогорных территориях Республики Алтай изучалась на примере Чуйского наблюдательного участка ГОНС. При корреляционном анализе использовались временные ряды активности оползневых процессов, метеорологических показателей, сейсмической активности территории, солнечной активности (число Вольфа). Период временных рядов наблюдений – 2001-2013 гг.

Показатели оползневой активности представлены числом оползней с высокой, средней и низкой степенью активности и числом оползней с активными фазами движения, которые определялись по комплексу визуальных признаков и полуинструментальных измерений.

Метеорологические факторы включают температуру и количество осадков в условно зимний (ноябрь – март) и летний (апрель – октябрь) периоды года, а также в целом за год (рисунок 27).

Рисунок 27 – Динамика оползней (с высокой, средней и низкой активностью) на Чуйском участке наблюдений и его подучастках «Предгорный», «Чуйский тракт»

и «Чаган-Узун в» сопоставлении с режимообразующими факторами оползневых процессов Сейсмическая активность охарактеризована суммарной энергией землетрясений за год как на территории Республики Алтай (РА), так и на территории Алтае-Саянского региона (АСР) в целом. Расчеты энергии землетрясений основаны на данных Геофизической службы СО РАН [Геофизическая служба…, 2013]. При этом производилось суммирование энергетического класса землетрясений, десятичного логарифма высвободившейся сейсмической энергии, представляющего количественную меру величины землетрясений, измеренной в Джоулях [Никонов, 2009].

При характеристике солнечной активности использованы данные, опубликованные на электронном ресурсе Solar Cycle Progression [Solar Cycle Progression, 2013].

Метеорологические характеристики использовались по данным ГМС КошАгач, расположенной в 20 км от наблюдательного участка.

Экзогенные процессы на исследуемой территории генетически связаны с особенностями рельефа, геологическим строением, составом пород и метеорологическими условиями района. Климат характеризуется комплексом метеорологических элементов, которые почти все влияют на коэффициенты устойчивости склонов. Это влияние можно оценить количественно, учитывая сезонные колебания прочности пород, влияние температурных характеристик на многолетнемерзлые породы, количество атмосферных осадков.

Нами было произведено сопоставление между вышеперечисленными режимообразующими факторами, оказывающими влияние на динамику экзогенных процессов, и активностью оползней на участках наблюдения (рисунок 27).

Как известно, климат определяет режим сезонных колебаний коэффициента устойчивости склонов, в том числе влияет как на его средние, так и на экстремальные сезонные значения, определяет время наступления его максимума и минимума и, следовательно, влияет на время оползневых подвижек.

На активизацию оползней наибольшее влияние оказывает режим увлажнения в зимний период года, эквивалентный запасам влаги в породах зоны аэрации.

Поэтому внутригодовая активность поверхностных оползней возрастает в весенне-летний период. В то же время отмечены сходы оползней и во время недостаточного режима увлажнения [Непоп, Агатова, 2008]. В климатических условиях рассматриваемых участков вряд ли режим увлажнения играет существенную роль, поскольку высокогорная местность Горного Алтая с оползневой активизацией характеризуется весьма скудным увлажнением – 100мм/год, свойственным горным полупустыням.

Необходимо также учитывать температурный тренд климатических изменений в изучаемых районах Республики Алтай. Исходя из данных ряда авторов, повышение температуры на территории Горного Алтая составляет 5-6 °С за последние 50 лет [Аванесян, Сухова, 2011]. Следует обратить внимание, что в пределах наблюдаемого периода времени этот тренд составляет порядка 2 °С.

При использовании корреляционного анализа для сопоставления информации по динамике оползней и данных, показанных на рисунке 29, были получены коэффициенты корреляции, представленные в таблице 10. Роль режимообразующих факторов в активизации оползневых процессов, исходя из таблицы, весьма неоднозначная. Отмечается положительная корреляционная связь оползнеобразования с сейсмическим фактором и среднегодовой температурой, отрицательная связь – с годовым количеством осадков и солнечной активностью. Отсутствие корреляционных связей зафиксировано с температурой зимнего периода и с сейсмичностью на территории АСР (таблица 11).

–  –  –

Роль режимообразующих факторов в активизации оползневых процессов, исходя из таблицы, весьма неоднозначная. Отмечается положительная корреляционная связь оползнеобразования с сейсмическим фактором и среднегодовой температурой, отрицательная связь – с годовым количеством осадков и солнечной активностью.

Ряд режимообразующих факторов не имеет значимой корреляционной связи с оползневой активностью.

Корреляционный анализ показал, что высокая корреляционная связь отмечается между температурным режимом, сейсмичностью территории Республики Алтай и активностью оползневых процессов (таблица 10).

В таблице 11 сведены данные о корреляционных закономерностях различных факторов на оползневую активность региона.

Сейсмический фактор в оползневой активности является триггерным фактором, максимальные по показателям коэффициенты корреляции варьируют в пределах 0,43-0,78 и отражают связь оползнеобразования с сейсмичностью территории Республики Алтай.

Для сравнения проанализирована связь оползневой активности с сейсмичностью территории Алтае-Саянского региона, которая показала низкие коэффициенты корреляции (0,08–0,42). Примечательно, что наиболее высокие коэффициенты корреляции свойственны для подучастка «Чаган-Узун», в пределах которого зафиксирована наибольшая активность оползнеобразования в форшоковый период Чуйского землетрясения. Образование оползней на подучастке «Чаган-Узун» на пологих склонах с углами наклона 5-8° в форшоковый период вполне объяснимо, учитывая его приуроченность к восточной границе сейсмогенерирующей структуры – Чаган-Узунскому горсту.

–  –  –

Роль температурного режима, судя по коэффициентам корреляции, возрастает при увеличении числа движущихся и приостановившихся оползней.

Это объясняется тем, что большинство движущихся и новообразованных оползней относятся к покровному типу, поверхность скольжения которых совпадает зачастую с кровлей многолетнемерзлых пород или границей деятельного слоя (границей промерзания – оттаивания). Иными словами, важным фактором активизации оползневых процессов является термовлажностный режим пород зоны аэрации на границе деятельного слоя. В последние десятилетия отмечается стойкое превышение среднегодовых температур воздуха, отражающее процессы глобального потепления, что вызывает деградацию вечной мерзлоты и активизирует процессы на границе оттаивания – промерзания. Данный факт косвенно подтверждает стойкие тенденции деградации вечномерзлых пород на фоне глобального потепления планеты.

Отрицательные корреляционные связи отмечаются между режимом увлажнения и оползневой активностью. При увеличении годового количества осадков уменьшается оползневая активность. Данная закономерность объясняется тем, что увеличение осадков в годовом цикле снижает активность процессов на границе деятельного слоя.

Коэффициенты корреляции, характеризующие взаимосвязь оползней с режимообразующими факторами на подучастках, косвенно позволяют говорить о роли геологических факторов, в том числе роли тектонических структур в оползневой активности территории. Как известно, сейсмогенерирующей структурой Чуйского землетрясения является Чаган-Узунский горст, что весьма убедительно подтвердилось высокими коэффициентами корреляции между сейсмичностью территории и оползнеобразованием на подучастке «Чаган-Узун», приуроченном к восточной границе данного структурного блока.

Остальные подучастки расположены в зоне влияния Курайского тектонического шва, который является неотектонической структурой, но в сейсмической активизации территории в период 2001-2013 гг. играл второстепенную роль. Коэффициенты корреляции, характеризующие взаимосвязь оползнеобразования в подучастках «Предгорный» и «Чуйский тракт» с сейсмичностью, подтверждают некоторую зависимость, но их показатели значительно меньше, нежели на подучастке «Чаган-Узун».

Сравнительный анализ оползневой активности в многолетнем плане выявил стойкие тенденции к снижению активности в 2005-2010 годах и некоторый реверс активности в 2011-2013 годах. Данные тенденции обусловлены, в первую очередь, закономерными особенностями афтершокового процесса, сопровождающего Чуйское землетрясение. Нельзя исключать влияние сейсмичности в связи с крупными событиями на сопредельных территориях, в частности на территории республик Тыва, Хакасия, Кемеровской области.

Помимо сейсмического фактора, развитие и активность оползневых процессов контролируется геологическими факторами, доминирующую роль из которых играют тектонические условия участков наблюдений, литологические особенности пород деятельного слоя, гидрогеологические и геокриологические условия местности. Термовлажностный режим сезонно-талого слоя, деградация многолетней мерзлоты и процессы на границе сезонного промерзания – оттаивания определяют глубину воздействия оползневого процесса на породы.

Большинство современных, образованных 3-15 лет назад, оползней по глубине захвата основных деформирующихся толщ относятся к покровному типу.

Мощность оползневых слоев, как правило, составляет 1-2 м.

Таким образом, при наличии достаточного временного ряда наблюдений продемонстрированный корреляционный анализ позволяет оценить степень возможного влияния рассмотренных факторов на динамику экзогенных геологических процессов, выявить триггерные факторы активизации оползневых процессов. Полученные результаты могут быть использованы в краткосрочных и среднесрочных прогнозах ЭГП, а также при оценке опасности негативного воздействия ЭГП.

5.3 Землетрясения, режим и характеристики подземных вод на территории Республики Алтай В качестве доказательства первого защищаемого положения необходимо охарактеризовать динамику и характеристики подземных вод на изучаемой территории. Чуйское землетрясение и его афтершоковый режим привели к существенным изменениям состояния подземных вод Республики Алтай [Кац, 2005; Шитов, Ушакова и др., 2006; Шитов, Кац и др., 2008; Кац, Шитов, 2010].

Данные изменения имели сложные пространственно-временные параметры, и характеризовались увеличением минерализации, усложнением гидрохимического состава, ростом pH (до 9 и более), увеличением концентраций микроэлементов (фтор, ртуть, марганец, алюминий, литий и другие).

Выявлено, что в форшоковый период, начиная с 2000 г., и в период основного сейсмического толчка в 2003 г. концентрации фтора уменьшались, затем с 2004 г. до 2007 г. прослеживался рост концентраций фтора в подземных водах. В последующие два года тенденция кардинально изменилась, среднее количество фтора в питьевых водах уменьшилось в 1,5 раза и установилось на уровне самых низких концентраций за 10 летний срок наблюдений.

В октябре 2003 г. было отмечено резкое увеличение сульфат-ионов в 4,1раза. Также зафиксировано увеличение концентрации гидрокарбонат ионов, уменьшение значение рН (произошло некоторое закисление воды). Замечено увеличение жесткости воды. Начиная с мая 2004 г. по всем наблюдаемым подземным источникам Республики Алтай, отмечено, скачкообразное изменение концентраций сульфат-ионов с максимумом в сентябре 2004 г.

В результате сейсмических событий в Северном Алтае в феврале 2004 года изменился химический состав подземных вод, как в целом, так и локально [Шитов, Кац и др., 2008]. В результате мониторинга в Горно-Алтайске установлено увеличение концентрации сульфат-ионов с 8,5 мг/дм3 (фон, усредненное значение) до максимального значения 86,4 мг/дм 3 (08.09.04 г.), хлоридов с 4,9 мг/дм3 до 25,5 мг/дм3. Повысилась концентрация растворенной в воде углекислоты до 84,48. мг/дм3 (25.07.04 г.). По результатам заключения Томского института курортологии и физиотерапии установлено, что в воде содержатся ионы кальция в концентрации 80 мг/дм 3, магния – 12 мг/дм3, натрия с калием – 48.99 мг/дм3, присутствует гидрокарбонат-ионы – 366 мг/дм3, сульфатионы – 29,45 мг/дм3, хлорид-ионы – 17,75 мг/дм3, минерализация воды на уровне

0.6 г/дм3, рН – 7,75. Из биологически активных компонентов выявлена мг/дм 3.

метакремниевая кислота в концентрации 44,9 По данным Территориального Центра СанЭпидНадзора по Республике Алтай в пробах воды содержание радона составляло 36-41 Бк/дм3. В процессе мониторинга замечено, что данные характеристики связаны с сейсмическими процессами [Кац, Шитов и др., 2010].

Динамика концентраций микроэлементов в подземных водах в период сейсмической активизации, по-видимому, связана с гидрогеологическими условиями участков водозаборов и интенсивностью сейсмических событий.

Наиболее сильная динамика (из 15 определенных микроэлементов) наблюдается у ртути, которая является гидрогеохимическим индикатором региона. Резкий аномальный всплеск концентрации ртути зафиксирован в 2002 г., т.е. в форшоковый период, затем отмечено резкое падение ее концентрации (рисунок 28). Необходимо отметить, что за все время мониторинга геологической среды подобные резкие скачки концентрации отмечены впервые и связываются нами с форшоковой подготовкой Чуйского землетрясения и его афтершоковым процессом.

Рисунок 28 – Динамика концентрации ртути в подземных водах Республики Алтай в 1999-2006 гг. [Шитов, Кац и др., 2008] Примечание: Стрелкой показан год Чуйского землетрясения, также указано расстояние до эпицентра Чуйского землетрясения.

Кроме этого, землетрясение сопровождалось образованием многочисленных фонтанирующих источников, из которых изливались водногрязевые массы. Фонтанирование продолжалось в течение нескольких часов после толчка, затем несколько дней шло спокойное излияние, усиливающееся во время повторных толчков. Как правило, грифоны были связаны с местами, где происходило таяние мерзлотных пород. Излияние вод из них связано со сжатием пород и одновременным ослаблением приповерхностного грунта под действием толчков. По материалам ТЦ “Алтайгеомониторинг” ОАО «Алтай–Гео»

[Достовалова, 2004б], наиболее сильно это проявилось в полосе сейсморазрывов в долине р. Чаган, где высота «фонтанов» была 5 м, а песчанно–галечный конус выноса достигал диаметра около 60 м при мощности наносов до 0,8 м. В селах Бельтир и Ортолык высота некоторых фонтанов составляла порядка 2 м. В результате выброса воды в долине р. Талтуры и на стадионе с. Бельтир образовались грязевые озера площадью 6-10 тыс. м2. Фонтанирование воды и жидкой грязи через трещины наблюдалось в селах Курай, Кош-Агач, Чаган-Узун, Джазатор, а также на стоянке, расположенной в 2 км от с. Мухор-Тархата. По сообщениям местных жителей, а также руководства правительства Республики Алтай, после основного толчка излившая вода и глина в грифонах были теплыми (по оценкам очевидцев до 40°С).

Форшоки Чуйского землетрясения и продолжающиеся до настоящего времени афтершоки привели к существенным изменениям состояния подземных вод. Изменения качества вод в форшоковый и начальный периоды афтершоков (2002-2005 гг.) имели региональный, площадной характер (рисунок 28).

Эти изменения сказались на увеличении минерализации, усложнении гидрохимического состава вод, на росте показателя pH (до 9 и более), росте концентраций микроэлементов (фтор, кремнекислота, ртуть, марганец, алюминий, литий, радон и другие), а также солей аммония [Кац, 2004, 2006].

В последующие годы и до настоящего времени изменения качества вод в период малоамплитудных сейсмических событий носят кратковременный характер (1-2 нед.). При этом степень аномальности отдельных показателей вод связана с интенсивностью сейсмического события и расстоянием до его эпицентра.

Рисунок 29 – Динамика макрокомпонентного состава подземных вод КошАгачского района (отмечен 2003 год, когда произошло Чуйское землетрясение) Наиболее сильно сейсмические события отражаются на объемной активности радона, который является индикатором сейсмичности (рисунок 30) [Кац, Шитов и др., 2010].

–  –  –

Нами был проведен сравнительный анализ объемной активности радона в питьевых водах на водозаборных скважинах в 2007-2008 гг. в дни сейсмических событий и в дни, когда землетрясений на территории Республики Алтай не было зафиксировано. Он показал, что дни землетрясений выделяются аномальными концентрациями радона (от 2 до 50 раз выше, чем в дни без сейсмических событий) (рисунки 30, 31).

По нашим данным повышенная концентрация радона в подземных водах в период малоамплитудных сейсмических событий (2,4–4,0 баллов) фиксируется за 7 дней до сейсмического толчка и до 10, реже 16 дней после. При этом установлено, что в целом фоновый уровень радона в подземных водах в северной, низкогорной части Республики Алтай выше, чем в среднегорной ее части (Чемальский район) [Кац, Шитов и др., 2010].

Рисунок 31 – Объемная активность радона в водозаборных скважинах Майминского, Турочакского и Чемальского районах в 2008 г.

Наиболее высокие значения радона в подземных водах устанавливаются на водозаборах г. Горно-Алтайска, которые располагаются в предполагаемой Катунской сейсмоактивной зоне. Эта зона активизировалась после Чуйского землетрясения 2003 г., здесь эксплуатируется трещиноватая водоносная зона карбонатно-терригенных пород венд-нижнекембрийского возраста. Аномальная объемная активность радона на Улалинском месторождении подземных вод (до 2650 Бк/л) была зафиксирована в период сейсмических событий малой амплитуды (3,4 балла), эпицентры которых находились в 250-360 км от водозабора.

В районе г. Горно-Алтайска 18 и 26 февраля 2004 г. были зафиксированы два подземных толчка с магнитудой 3,4 и 3,1. В результате данных сейсмических событий в г. Горно-Алтайске, а также в селах Ая и Каракокша в ряде индивидуальных колонок установлены аномальные изменения в термическом режиме подземных вод – повышение температуры.

Наиболее ярко изменения температурного режима вод проявились на колонке по ул. Северная, 16 в г. Горно-Алтайске, каптирующая воды зоны трещиноватости терригенно-карбонатных пород венд-нижнекембрийского возраста, которые на определенных глубинах, видимо, прорываются интрузиями гранитоидов. На карте новейших разломов – это зона герцинских глубинных разломов с амплитудой перемещений до 500 м [Шитов, Кац, Харькина, 2008; Кац, Шитов и др., 2010]. Практически по центру города проходит шовная зона крупного сквозного надвига субмеридионального направления, которая хорошо интерпретируется по геофизическим данным и откартирована по многочисленным тектоническим разрывам при геологической съемке.

Появление подземных вод с повышенной температурой в свете последних сейсмических событий дает основание предполагать, что происхождение термальных вод может быть связанно с раскрытием тектонических трещин и подъемом вод из глубинных горизонтов.

Исследования воды колонки по ул. Северная (г. Горно-Алтайск) были начаты в июне 2004 года по просьбе владелицы колонки С. В. Богомоловой в связи с повышением температуры воды до 39°С, в то время как 48 лет вода в колонке.оставалась холодной с температурой 5-7°С (в среднем) (данные РХЭЛ ГАГУ, ТЦ «Алтайгеомониторинг»). С июня 2004 г. на территории ГорноАлтайска организованы временные наблюдательные пункты за состоянием подземных вод и начаты мониторинговые исследования (уровень, дебит, температура и качество вод) на колонках по ул. Северной, Осипенко и др.

Аналитические исследования проводились в химической лаборатории ФГУЗ «Центр гигиены и эпидемиологии по Республике Алтай». Температура воды в колонке по ул. Северной колеблется от 48°С до 12°С (в настоящее время), в колонке по ул. Осипенко, находящейся в 1,5 км западнее – от 16°С до 24°С, в с.

Ая в индивидуальной колонке зафиксирована температура 30°С.

Для выявления возможного влияния средовых характеристик в течение года нами было произведено сравнение температуры в колонке по ул.Северная, дебита, сейсмических событий в Республике Алтай и метеорологических характеристик (температуры воздуха, количества осадков) (рисунок 32). При этом было выявлено, что температура в колонке имеет некоторую согласованность с сейсмической энергией землетрясений в регионе и почти не связана с метеорологическими характеристиками.

Термальные воды, каптируемые колонкой, расположенной на ул.

Северной, имеют природный глубинный характер. Об этом свидетельствует наличие в составе воды высоких концентраций кремния (до бальнеологических значений), бора, лития, фтора, также таких тяжелых металлов, как свинец (до 1 ПДК), кадмий (до 2 ПДК), цинк (до 0,3 ПДК), ртуть (до 0,3 ПДК), мышьяк, никель. Определение тяжелых металлов проводилось в Аналитическом центре СО РАН и Томском институте курортологии и физиотерапии.

В водах колонок по ул. Северной и Осипенко определен уран в количестве 0,0024 и 0,00048 г/дм3 соответственно.

Температура почвы в копушах на усадьбе на глубине 30–40 см составила 23-25°С при температуре воздуха 7°С (25.09.2004 г.). Температура воздуха в подполе дома в зимний период достигала 20°С, несмотря на сильные морозы в феврале.

Гидродинамический режим подземных вод на территории г. ГорноАлтайска в анализируемый период наблюдался в скважинах, родниках, колодцах.

В целом он увязывается с сезонными колебаниями уровенной поверхности вод, т.е. в течение периода наблюдений уменьшается. В то же время, в отдельные дни на наблюдательных пунктах зафиксирован подъем уровня вод в скважинах, увеличивался дебит в родниках, изменялась величина рН вод. Эти события, скорее всего, свидетельствуют о сейсмических толчках небольшой магнитуды. В настоящее время температура воды колеблется в пределах 13-14°С при фоновой температуре подземных вод региона 7-9°С.

Рисунок 32 – Сопоставление динамики температуры и дебита в подземных водах на колонке по ул. Северная с метеорологическими и сейсмическими данными в 2006 г.

Сопоставление температуры подземных вод и количества осадков выявило наличие слабой связи характеристик воды в колонке с сезонными колебаниями метеорологических параметров (R= 0,3, при уровне достоверности 0,05 Rкр=0,23), в то же время коэффициент корреляции с энергетическим классом землетрясений составляет 0,5, при уровне достоверности 0,05 Rкр=0,23, что может свидетельствовать о значимом влиянии сейсмических событий на качество вод.

Как показали исследования, гидрохимический состав воды в колонке за период наблюдений с 2004–2010 гг. весьма чутко реагирует на все малоамплитудные сейсмические события, как в эпицентральной части землетрясения, так и на сопредельных территориях Алтае–Саянского горного региона. Воды колонки можно рассматривать в качестве индикатора сейсмических событий (рисунки 32–33а-б). Причем, наиболее интенсивное реагирование гидрогеохимического состава подземных вод наступает спустя 1-2 недели после сейсмического события.

Анализ СВАН-диаграмм показал следующие закономерности (рисунок 33а, б). В периодизации землетрясений присутствуют двухгодовой, полугодовой, четырехмесячный, сорокадневный ритмы. За период наблюдения эти ритмы наименее сильно проявляются с конца 2005 по середину 2006 годов.

Гидрохимический состав подземных вод существенно меняется за наблюдаемый период. В динамике показателя pH наблюдаются следующие ритмы: двухгодовой, годовой, трехмесячный. Содержание Са2+ в подземных водах имеет следующие NO3ритмы: двухгодовой, пятимесячный, трехмесячный. В содержании наблюдаются следующие ритмы: двухлетний, пятимесячный. В содержании SO22зафиксированы следующие ритмы: двухлетний, годовой, четырехмесячный, трехмесячный. В целом, необходимо отметить, что периодизация катионноанионного состава подземных вод, а также изменение этой периодизации совпадает с подобными характеристиками lg E, что может свидетельствовать о влиянии сейсмических событий на гидрогеохимический состав вод изучаемого объекта.

Рисунок 33а – Динамика температуры и гидрогеохимического состава подземных вод в связи с землетрясениями (на примере колонки по ул. Северной, 16) в сопоставлении с периодограммами спектральной плотности.

Рисунок 33б – Динамика гидрогеохимического состава подземных вод в связи с землетрясениями (на примере колонки по ул. Северной, 16).

Также необходимо отметить, что состав подземных вод за изучаемый период в связи с землетрясениями на Алтае и Саянах изменяется по-разному. Так, показатель рН наиболее сильно прореагировал на землетрясения на Алтае в период 2004-2006 годов. Анионно-катионный состав изучаемых подземных вод наиболее интенсивно реагировал на землетрясения на Саянах.

По устным сообщениям жителей, проживающих по ул. Осипенко, отмечено, что потепление вод в индивидуальных колонках происходило неоднократно. Как правило, это наблюдалось осенью и зимой и наиболее часто проявляется в последние годы. Анализ геолого-геофизических и гидрогеологических материалов по району города и прилегающей территории позволяет предположить, что в его гидрогеологическом разрезе, вероятно, имеются термальные воды, аналогичные белокурихинским, как нами и было отмечено в разделе радоновая активность.

Характер вод безнапорный, так как до настоящего периода не выявлено ни одного естественного источника. В результате тектонических подвижек во время сейсмических толчков напор термальных вод по отдельным трещинам увеличивался, поднялся их уровень. Это привело к смешению термальных вод с водами зоны трещиноватости палеозойских пород и четвертичных отложений и их некоторому охлаждению.

На рисунках 33а, б отражены вариации показателей качества вод за период 2004-2010 гг. Как видно, гидрохимический состав вод в колонке по ул. Северная характеризуется нестабильностью содержания анализируемых показателей.

Графики концентраций катионов и анионов в водах колонки за прошедший период пилообразные. Особенно это характерно для азотистых соединений, которые выделяются многочисленными короткоживущими аномальными всплесками и зачастую не коррелируются с другими показателями.

Одна из причин такой динамики азотистых соединений может быть связана с механо-химическими реакциями, происходящими вследствие сейсмических процессов. При этом в условиях повышенной температуры может происходить быстрое образование и распад различных азотистых соединений.

Кроме этого, выявлено наличие средней степени связи между сезонным количеством осадков и количеством нитратов в подземных водах (коэффициент корреляции 0,51 при р0,001 rкр=0,18) изучаемой колонки по ул. Северная, что может быть связано с сезонными условиями попадания нитратов в подземные воды.

Гидрогеохимические показатели подземных вод, как известно, являются индикаторами сейсмических событий и достаточно четко фиксируют форшоковый и афтершоковый периоды [Киссин, 1982].

Деформации, развивающиеся в верхних частях земной коры, оказывают влияние на давление и уровень подземных вод [Вартанян, Куликов, 1982]. В связи с блоковым строением земной коры пространственные характеристики этих гидрогеологических параметров обладают существенной неоднородностью и могут менять расход поверхностных источников. Преобладающие амплитуды изменения уровня (давления) подземных вод составляют в естественных условиях десятки сантиметров, под влиянием техногенных процессов – десятки метров, а в случае геодинамической активизации – сотни и тысячи метров водяного столба [Киссин, 2009].

Дальнейшее изучение данной проблемы на основе проведения системного комплексного анализа результатов сейсмического, гидрогеохимического, экологического и медицинского мониторинга поможет выявить причинные связи между различными природными процессами.

Таким образом, в результате изучения влияния сейсмических процессов на гидрогеологические характеристики были получены следующие результаты:

1. Вследствие Чуйского землетрясения и афтершоковых сейсмических событий, продолжающихся на Алтае, существенно изменилась динамика микроэлементного и макрокомпонентного состава подземных вод. Изменение качественных показателей вод носит региональный и кратковременный характер и взаимосвязано с малоамплитудными землетрясениями. Период выявления аномальных индикаторных (косейсмических) показателей вод – азотистых соединений, радона, составляет 1–2 нед., после которых фоновый состав вод восстанавливается.

2. Одним из режимообразующих факторов состояния подземных вод в Горном Алтае по результатам мониторинговых исследований с форшокового периода до настоящего времени являются сейсмические события в Алтае– Саянском регионе.

3. В результате землетрясений существенно изменяется минерализация подземных вод, а также содержание радона по изучаемым объектам мониторинга в г. Горно-Алтайске. Данные характеристики могут быть использованы для изучения сейсмической активности Алтая.

Таким образом, подготовка землетрясения, сопровождающаяся сложным комплексом изменения полей напряжения в земной коре, оказывает влияние на химический состав, содержание радона, режим и температуру подземных вод региона.

5.4 Землетрясения и наледные процессы на территории Республики Алтай В качестве доказательства первого защищаемого положения необходимо охарактеризовать наледные процессы и их связь с сейсмической активностью на изучаемой территории. Известно, что деформации, развивающиеся в верхних частях земной коры, оказывают влияние на давление и уровень подземных вод [Вартанян, Куликов, 1982]. В связи с блоковым строением земной коры пространственные характеристики этих гидрогеологических параметров обладают существенной неоднородностью и могут менять дебит поверхностных источников. Преобладающие амплитуды изменения уровня (давления) подземных вод составляют в естественных условиях десятки сантиметров, под влиянием техногенных процессов – десятки метров, а в случае геодинамической активизации – сотни и тысячи метров водяного столба [Киссин, 2009]. В. П.

Солоненко описывает много численные гидрогеологические эффекты после ГобиАлтайского землетрясения, когда на обширной территории после землетрясения иссякли многие источники и колодцы, изменился дебит и качество воды, образовались новые источники [Гоби-Алтайское…, 1963].

Произошедшее 27 сентября 2003 г. в Горном Алтае Чуйское землетрясение (М=7,3) и его афтершоковый процесс привели к образованию мощной системы сейсмодислокации [Гольдин и др., 2004]. После землетрясения изменились характеристики наледных процессов (рисунки 34-36). В связи с тем, что эти процессы оказывали существенное влияние на хозяйственную деятельность человека, они активно изучались.

Рисунок 34 – Наледный бугор, возникший на месте грифона, в окрестностях с.

Тобелер. Фонтан бил несколько дней, постепенно убывая, на месте фонтана образовалась наледь (фото М.С. Достоваловой) Подавляющее число наледей имеет гидрогенный генезис и приурочено к долинам малых рек с длиной водотока не более 50 км, редко 50-100 км. В геоморфологическом аспекте образование наледей связано с участками русел, где наблюдаются каменистые перекаты, резкие повороты и суженные участки, мелкие островки, разбивающие русло на систему узких проток с малыми глубинами;

скальные выступы, стесняющие русло с боков, порожистые участки, резкие уменьшения уклона дна, глыбовые навалы и отдельные валуны. Зачастую наледи образуются в устьевых частях рек или местах слияния нескольких русел.

Большинство наледей образовано на малых реках с расширенными многорукавными руслами, либо в пролювиальных дельтовидных конусах выноса с рассредоточенным веерообразным стоком. Подвержены наледеобразованию и низкие поймы с заболоченными ландшафтами и рассредоточенными выходами грунтовых вод.

Несмотря на приуроченность подавляющего большинства наледей к водным объектам, питание наледей, как правило, смешанное. Значительная часть наледей образована в местах выходов в русловой и подрусловой поток нисходящих и восходящих подземных вод, нередко со значительным напором.

Свидетельством подземного питания гидрогенных наледей являются грифоны и наледные бугры в теле наледей. Нередко наледные тела приурочены к тектоническим зонам с повышенной разгрузкой подземных вод через разломы и трещины.

Важной характеристикой наледных процессов является их пространственная приуроченность и унаследованный характер режима наледи.

Как правило, наледные тела образуются ежегодно на определенных участках поверхности, варьируют лишь масштабы наледей. Учитывая триггерные (метеорологические) факторы активизации и ряд эпизодических наблюдений, возможен среднесрочный прогноз наледных процессов с оценкой их негативного воздействия на населенные пункты и хозяйственные объекты.

В пространственном отношении развитие и активизация наледей приурочено, в основном, к среднегорной и высокогорной территории Центрального и Юго-Восточного Алтая, административно связанных с УстьКанским, Онгудайским, Усть-Коксинским, Улаганским, Кош-Агачским районами.

Значительно реже наледные процессы развиваются в низкогорных районах республики. Как показывают ретроспективные данные за период 2000-2010 гг., наледные процессы занимают второе место по степени негативного воздействия на населенные пункты и хозяйственные объекты после процессов береговой эрозии и паводкового подтопления. Около 20 % населенных пунктов республики испытывают периодически негативное воздействие наледных процессов, в 30 населенных пунктах в последнее десятилетие возникали чрезвычайные ситуации локального масштаба, вызывающие нарушение жизнедеятельности людей.

Во временном ряду активизаций наледных процессов, по нашим наблюдениям, развитие наледей в 2004 г. выбивается из общепринятых представлений и прогнозов. Активизация наледных процессов в 2004 г. на юговостоке республики (Кош-Агачский район), в отличие от других лет, была обусловлена не метеорологическими условиями зимнего периода, а сейсмической активностью территории Республики Алтай. Площадное развитие наледей в эпицентральной зоне землетрясения явилось закономерной реакцией геологической среды на активный афтершоковый процесс, сопровождавший Чуйское землетрясение (27.09.2003 г.), в зимний период 2004 г. В частности, выявлена прямая связь аномального развития наледей с гидрогеологическим режимом подземных вод и гидрологическим режимом поверхностных водных объектов [Достовалова, 2004]. В полях распространения наледей наблюдалось повышенное грунтовое питание водотоков и образование многочисленных субнапорных источников по сейсмодислокациям, послужившим каналами для разгрузки подземных вод.

За период наблюдений 2000-2010 гг., в том числе в период афтершоковой активности территории 2004-2013 гг., такой масштабной активизации наледных процессов на территории Республики Алтай более не наблюдалось, имели место лишь локальные проявления аномального развития наледей в отдельных населенных пунктах. Наиболее близким по активности является 2008 г.

Роль гидрогеологического фактора в активизации наледей, исходя из режимных наблюдений за подземными водами Чуйского артезианского бассейна, неоднозначна. Несмотря на напорный режим глубоких водоносных комплексов и самоизлив подземных вод в наблюдаемых скважинах, прямой зависимости наледной активизации с гидродинамическим режимом не установлено.

Важную роль в активизации, скорее всего, играют надмерзлотные и межмерзлотные воды грунтовых горизонтов, приобретающие криогенный напор в зимний период в результате перемерзания деятельного слоя и слияния его с вечной мерзлотой.

Рисунок 35 – Река Талтура (2004 г.). Наледи по Талтуре занимали все пойменное пространство (фото М. С. Достоваловой) Сейсмическая активность территории республики во временном интервале не однозначна. В 2000 г. территория АСР и юго-восточная часть республики, в частности, испытывала сейсмическую активизацию – форшоковый период активности подготовки Чуйского землетрясения в 2004 г. наблюдался наиболее активный афтершоковый процесс, сопровождающий землетрясение, в 2008 г. – афтершоковый процесс с реализацией крупных событий (М= 5-6,3) на территории Республики Тыва и Иркутской области.

По масштабам наледеобразования наиболее сопоставимы 2000 и 2004 гг., когда наблюдалась высокая и очень высокая активность наледей с возникновением ряда чрезвычайных ситуаций в населенных пунктах и на автомагистралях Кош-Агачского района. Но триггерные режимообразующие факторы в эти годы были различны. В 2000 г. аномальное развитие наледей вызвано, в первую очередь, метеорологическими особенностями зимнего периода

– ранним промерзанием почв и грунтов, пониженными температурами января и маломощным снежным покровом. В 2004 г. триггерным фактором признан сейсмический – свершившееся накануне крупное Чуйское землетрясение и большое количество афтершоков в период с октября 2003 г. по март 2004 г.

Сейсмические события этого периода оказали комплексное воздействие на геологическую среду и породы зоны аэрации.

С точки зрения воздействия сейсмических событий на геологическую среду, сейсмическая активность территории отражает, в первую очередь, степень трещинообразования, неизменно сопровождающего данный процесс. При реализации сейсмических событий в горных породах наступает разрядка напряжений, выражающаяся в росте числа и размеров трещин – от микро- и малых трещин до крупных и магистральных разрывов [Достовалова, 2004;

Достовалова, Шитов, 2011].

Межмерзлотные и надмерзлотные подземные воды, приобретая в зимний период криогенный напор, разгружаются через ослабленные зоны (талики и трещины) на поверхность в виде родников кратковременного действия (грифонов) или наледей. Следовательно, трещинообразование, с одной стороны, находится в прямой зависимости от сейсмической активности территории, а с другой стороны, определяет масштабы разгрузки криогенно-напорных вод на дневную поверхность (рисунок 35).

Зависимость аномального наледеобразования в 2004 г. от сейсмической активности подтверждается и сравнительным анализом наледной активизации в 2000 и 2004 гг. Для репрезентативного анализа использовались данные по наледям, обследованным в центральной части Чуйской впадины в пределах населенных пунктов и их окрестностей, а также наледи на автодороге республиканского значения Кош-Агач – Джазатор. Из анализа сознательно исключены наледи, образованные в 2004 г. в очаговой зоне землетрясения – в бассейне р. Чаган-Узун и ее притоках (Талтура, Кускуннур и др.). Никогда более за наблюдаемый период 2000-2010 гг. данные наледи не развивались в пределах этих территорий.

О триггерной роли сейсмического фактора в 2004 г. говорят следующие факты. В афтершоковый период возросла роль гидрогеологического фактора, а именно роль геогенного питания наледей. Часть гидрогенных наледей в связи с ощутимым увеличением геогенного питания отнесена по генетической классификации к разряду смешанных наледей. На территории обобщения, в частности в Чуйской впадине, в 2004 г. появились новые геогенные наледи, ранее не наблюдавшиеся.

В целом на территории обобщения масштабы наледей в 2004 г.

уменьшились: если в 2000 г. доминировали крупные и средние по размерам наледи, то в 2004 г. преобладали малые по размерам наледи. Наиболее характерно это для Чуйской впадины. В горно-долинных условиях автомагистрали Кош-Агач

– Джазатор, напротив, произошло увеличение числа крупных наледей и снижение средних по размерам.

Примечательно, что большинство наледей, зафиксированных в период активизации в 2000 г., в 2004 г. имело довольно низкую активность (и, следовательно, размеры). Этот факт свидетельствует, что обычные триггерные факторы активизации наледей (температурный режим зимнего периода, снежный покров) не играли существенной роли. Напротив, сейсмический фактор вызвал аномальное развитие наледей на таких участках, которые ранее не фиксировались как потенциально опасные.

Взаимосвязь аномального развития наледей и Чуйского землетрясения очевидна и подтверждается также следующими фактами. Многие субнапорные источники, образовавшие наледи в центральной части Чуйской впадины, возникали в момент ощутимых афтершоков и изливались на протяжении нескольких дней. Временные водотоки в бассейне р. Талтура и Чаган-Узун, обычно пересыхавшие в осенне-зимний период, после землетрясения стали полноводными и образовали мощные наледи в пределах широких пойм и конусов выноса. В пределах наледных полей как в центральной части впадины, так и в пойме р. Талтура наблюдались многочисленные ледяные купола – места выхода субнапорных источников. Часть наледей была образована на месте минерализованных источников и солончаков. Минерализация изливающейся воды составляла до 5 г/дм3.

Особенности развития наледей в зимний период 2004 г. рассмотрим подробно, с учетом аномального наледеобразования в очаговой зоне Чуйского землетрясения. Развитие и интенсивность наледных процессов в зимний период 2004 г. имела некоторые особенности, связанные, в первую очередь, с Чуйским землетрясением и афтершоковым процессом, сопровождающим его. К ним относятся:

1. Аномальное развитие речных и геогенных наледей на территориях, близких к очагу землетрясения.

2. Появление восходящих высокодебитных родников и наледей, связанных с ними на участках развития сейсмодислокаций.

3. Появление новых геогенных наледей в эпицентральной зоне землетрясения на значительном удалении от эпицентра основного толчка.

4. Образование наледей на участках развития солончаков.

5. Образование наледей подземными водами глубоких горизонтов с повышенной минерализацией и разнообразным гидрохимическим составом.

6. Аномальное развитие в пределах наледей наледных бугров (по размерам, количеству, гидрохимическому составу).

7. Повышенная доля грунтового питания в речных наледях.

Рассмотрим более подробно особенности и факторы наледеобразования в эпицентральной зоне землетрясения.

Участки развития наледей приурочены к территории с устойчивой многолетней мерзлотой островного типа с многочисленными таликовыми зонами.

Нередко наледи развиваются на заболоченных поймах рек в полях солончаковых пород зоны аэрации. При сейсмических событиях 2003 г. именно эти зоны оказались наиболее проницаемыми для гидравлических ударов подземных вод.



Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 11 |
 

Похожие работы:

«БУЛГАКОВА МАРИНА ДМИТРИЕВНА КАТАЛЕПТОГЕННАЯ АКТИВНОСТЬ ГАЛОПЕРИДОЛА У КРЫС И ЕЕ ИЗМЕНЕНИЕ В ЗАВИСИМОСТИ ОТ ФУНКЦИОНАЛЬНОГО СОСТОЯНИЯ ЯИЧНИКОВ И НАДПОЧЕЧНИКОВ 14.03.06 Фармакология, клиническая фармакология Диссертация на соискание ученой степени кандидата биологических наук НАУЧНЫЙ РУКОВОДИТЕЛЬ:...»

«ЗАУЗОЛКОВА Наталья Андреевна АГАРИКОИДНЫЕ И ГАСТЕРОИДНЫЕ БАЗИДИОМИЦЕТЫ ЛЕСОСТЕПНЫХ СООБЩЕСТВ МИНУСИНСКИХ КОТЛОВИН 03.02.01 – «Ботаника» ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата биологических наук Научный руководитель – кандидат биологических наук, И. А. Горбунова Абакан – 2015 СОДЕРЖАНИЕ ВВЕДЕНИЕ... ГЛАВА 1....»

«Лёвкина Ксения Викторовна Влияние сроков, норм высева и удобрений на урожайность и качество зерна озимой твердой пшеницы в подзоне светло-каштановых почв Волгоградской области Специальность: 06.01.01 – общее земледелие, растениеводство Диссертация на соискание учёной степени кандидата сельскохозяйственных наук Научный...»

«Якимова Татьяна Николаевна Эпидемиологический надзор за дифтерией в России в период регистрации единичных случаев заболевания 14.02.02 эпидемиология диссертация на соискание ученой степени кандидата медицинских наук Научный руководитель: доктор...»

«Иртегова Елена Юрьевна РОЛЬ ДИСФУНКЦИИ СОСУДИСТОГО ЭНДОТЕЛИЯ И РЕГИОНАРНОГО ГЛАЗНОГО КРОВОТОКА В РАЗВИТИИ ГЛАУКОМНОЙ ОПТИЧЕСКОЙ НЕЙРОПАТИИ 14.01.07 – глазные болезни ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата медицинских наук Научный руководитель: доктор медицинских наук, профессор...»

«ПОДОЛЬНИКОВА ЮЛИЯ АЛЕКСАНДРОВНА ОСОБЕННОСТИ СВОБОДНОРАДИКАЛЬНОГО СТАТУСА МОЛОКА КОРОВ УРБАНИЗИРОВАННОЙ ТЕРРИТОРИИ (НА ПРИМЕРЕ ОМСКОЙ ОБЛАСТИ) Специальность: 03.02.08 – экология ДИССЕРТАЦИЯ на соискание степени кандидата биологических наук Научный руководитель: Заслуженный работник высшей школы РФ доктор...»

«БРИТАНОВ Николай Григорьевич ГИГИЕНИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ПЕРЕПРОФИЛИРОВАНИЯ ИЛИ ЛИКВИДАЦИИ ОБЪЕКТОВ ПО ХРАНЕНИЮ И УНИЧТОЖЕНИЮ ХИМИЧЕСКОГО ОРУЖИЯ 14.02.01 Гигиена Диссертация на соискание ученой степени доктора медицинских наук Научный консультант: доктор медицинских наук, профессор...»

«ШИТОВ АЛЕКСАНДР ВИКТОРОВИЧ ВЛИЯНИЕ СЕЙСМИЧНОСТИ И СОПУТСТВУЮЩИХ ГЕОЛОГИЧЕСКИХ ПРОЦЕССОВ НА АБИОТИЧЕСКИЕ И БИОТИЧЕСКИЕ КОМПОНЕНТЫ ЭКОСИСТЕМ (НА ПРИМЕРЕ ЧУЙСКОГО ЗЕМЛЕТРЯСЕНИЯ И ЕГО АФТЕРШОКОВ) 25.00.36 – Геоэкология (науки о Земле) Диссертация на соискание ученой степени доктора геолого-минералогических наук Горно-Алтайск 201...»

«Шестакова Вера Владимировна МОРФО-АНАТОМИЧЕСКИЕ И ФИЗИОЛОГО-БИОХИМИЧЕСКИЕ КРИТЕРИИ СЕЛЕКЦИОННОЙ ОЦЕНКИ УСТОЙЧИВОСТИ ФОРМ РОДА CERASUS MILL. К КОККОМИКОЗУ Специальность: 06.01.05. – селекция и семеноводство сельскохозяйственных растений Диссертация на соискание учёной степени кандидата сельскохозяйственных наук Научный...»

«Головань Екатерина Викторовна Ресурсы декоративных растений для озеленения внутриквартальных территорий (на примере г. Владивостока) 03.02.14 – биологические ресурсы Диссертация на соискание ученой степени кандидата биологических наук Научный руководитель: д.б.н., доцент О.В. Храпко Владивосток — Оглавление Введение Глава 1. Современные подходы...»

«Искам Николай Юрьевич ЭФФЕКТИВНОСТЬ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ НОВОЙ КОРМОВОЙ ДОБАВКИ АЦИД-НИИММП НА ОСНОВЕ ОРГАНИЧЕСКИХ КИСЛОТ ПРИ ПРОИЗВОДСТВЕ ГОВЯДИНЫ 06.02.10 – частная зоотехния, технология производства продуктов животноводства; 06.02.08 – кормопроизводство, кормление сельскохозяйственных животных и технология кормов. ДИССЕРТАЦИЯ на...»

«Серёгин Сергей Викторович Оптимизация конструкций рекомбинантных ДНК для получения иммунобиологических препаратов 03.01.03 – молекулярная биология Диссертация на соискание ученой степени доктора биологических наук Научный консультант: доктор биологических наук Бажан Сергей Иванович...»

«Аканина Дарья Сергеевна РАЗРАБОТКА СРЕДСТВ ДЕТЕКЦИИ ВЫСОКОВИРУЛЕНТНОГО ШТАММА ВИРУСА ГРИППА А ПОДТИПА Н5N 03.02.02 – вирусология Диссертация на соискание ученой степени кандидата биологических наук Научный руководитель Д.б.н., профессор Гребенникова Т. В. Москва 20 ОГЛАВЛЕНИЕ Список использованных сокращений 1. Введение 2. Обзор литературы 2.1. Описание заболевания 2.2. Общая характеристика вируса гриппа 2.3. Эпидемиология вируса гриппа А...»

«БРИТАНОВ Николай Григорьевич ГИГИЕНИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ПЕРЕПРОФИЛИРОВАНИЯ ИЛИ ЛИКВИДАЦИИ ОБЪЕКТОВ ПО ХРАНЕНИЮ И УНИЧТОЖЕНИЮ ХИМИЧЕСКОГО ОРУЖИЯ 14.02.01 Гигиена Диссертация на соискание ученой степени доктора медицинских наук Научный консультант: доктор медицинских наук, профессор...»

«ХАПУГИН Анатолий Александрович РОД ROSA L. В БАССЕЙНЕ РЕКИ МОКША 03.02.01 – ботаника Диссертация на соискание ученой степени кандидата биологических наук Научный руководитель Силаева Татьяна Борисовна д.б.н., профессор САРАНСК ОГЛАВЛЕНИЕ ВВЕДЕНИЕ Глава 1. ИСТОРИЯ ИЗУЧЕНИЯ РОДА ROSA L. В БАССЕЙНЕ МОКШИ. Глава 2. КРАТКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РОДА ROSA L. 2.1. Характеристика рода Rosa L. 2.2. Систематика рода Rosa L. Глава 3....»

«КЛЁНИНА АНАСТАСИЯ АЛЕКСАНДРОВНА УЖОВЫЕ ЗМЕИ (COLUBRIDAE) ВОЛЖСКОГО БАССЕЙНА: МОРФОЛОГИЯ, ПИТАНИЕ, РАЗМНОЖЕНИЕ Специальность 03.02.08 – экология (биология) (биологические науки) Диссертация на соискание ученой степени кандидата биологических наук Научный руководитель: кандидат биологических наук, доцент Бакиев А.Г. Тольятти – 2015 СОДЕРЖАНИЕ ВВЕДЕНИЕ ГЛАВА 1. К...»

«САФИНА ЛЕЙСЭН ФАРИТОВНА Анафилактический шок на ужаления перепончатокрылыми насекомыми (частота встречаемости, иммунодиагностика, прогнозирование) 14.03.09 – клиническая иммунология, аллергология Диссертация на соискание ученой степени кандидата медицинских наук Научный...»

«МИГИНА ЕЛЕНА ИВАНОВНА ФАРМАКОТОКСИКОЛОГИЯ И ЭФФЕКТИВНОСТЬ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ КОРМОВОЙ ДОБАВКИ ТРИЛАКТОСОРБ В МЯСНОМ ПЕРЕПЕЛОВОДСТВЕ 06.02.03 – ветеринарная фармакология с токсикологией Диссертация на соискание ученой степени кандидата биологических наук Научный руководитель: доктор биологических наук, профессор Кощаев Андрей...»

«КУДРЯШОВА ЛЮДМИЛА ЮРЬЕВНА ОСОБЕННОСТИ БИОЛОГИИ АМЕРИКАНСКОГО ТРИПСА ECHINOTHRIPS AMERICANUS MORGAN И ПРИЁМЫ БОРЬБЫ С НИМ В ОРАНЖЕРЕЯХ СЕВЕРО-ЗАПАДА РФ Специальность 06.01.07 – Защита растений ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата биологических наук Научный руководитель: доктор сельскохозяйственных наук, профессор, заслуженный...»

«СЫРКАШЕВА Анастасия Григорьевна СОВРЕМЕННЫЕ ПОДХОДЫ К ПОВЫШЕНИЮ ЭФФЕКТИВНОСТИ ПРОГРАММ ВСПОМОГАТЕЛЬНЫХ РЕПРОДУКТИВНЫХ ТЕХНОЛОГИЙ У ПАЦИЕНТОК С ДИСМОРФИЗМАМИ ООЦИТОВ 14.01.01акушерство и гинекология Диссертация на соискание ученой степени кандидата медицинских наук Научные руководители: доктор...»







 
2016 www.konf.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, диссертации, конференции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.