WWW.KONF.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Авторефераты, диссертации, конференции
 


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 11 |

«ВЛИЯНИЕ СЕЙСМИЧНОСТИ (НА ПРИМЕРЕ ЧУЙСКОГО ЗЕМЛЕТРЯСЕНИЯ И ЕГО АФТЕРШОКОВ) И СОПУТСТВУЮЩИХ ГЕОЛОГИЧЕСКИХ ПРОЦЕССОВ НА АБИОТИЧЕСКИЕ КОМПОНЕНТЫ ЭКОСИСТЕМ И ЗДОРОВЬЕ ЧЕЛОВЕКА ...»

-- [ Страница 4 ] --

Уже в средне-девонское время произошло разделение Северо-Чуйского «треугольника» на блоки вулканического состава и блоки карбонатнотерригенного состава (Мажойский и Актуринский) с приуроченностью карбонатно-терригенных пород к глубинным разломам (ЧарышскоТеректинскому, Северо-Чуйскому, Бельгебашскому), ограничивающим «треугольник». В ходе герцинской складчатости, не позднее верхнего палеозоя Северо-Чуйский массив обрел завершенный геотектонический облик. Эпоха мезозойской пенипленизации не оставила заметных следов в геологическом строении Северо-Чуйского «треугольника», исключая слабые проявления карбонатитовых и щелочных интрузий.

В кайнозое глобальные процессы, происходящие на Земле, привели к образованию протяженной Алтае-Саянской горной системы. В Горном Алтае кайнозойская история проявилась (на фоне общего поднятия горной системы) в виде формирования ориентированных по широте цепочек межгорных тектонических впадин (Абайская, Уймонская, Курайская, Чуйская) в южной – юго-восточной его частях. Наибольшие относительные превышения вершин гор над днищами долин Курайской и Чуйской впадин достигают 2500-2800 м. Максимальные абсолютные отметки вершин гор (свыше 4000 м, максимальная отметка г. Машей-баш в массиве БишИирду составляет 4177 м) характерны для вершин Северо-Чуйского хребта, что свидетельствует об его продолжающемся поднятии в современную эпоху. Для Северо-Чуйского хребта характерен типичный альпийский рельеф (пикообразные, покрытые «вечными» снегами и ледниками вершины, обрывистые склоны, прорезаемые ущельями рек), в осевой зоне Курайского хребта с высотами 2500м проявлен мезорельеф с более мягкими формами [Семенцов, 2005]. Между хребтами располагаются межгорные котловины – Курайская, Чуйская.

Курайская котловина имеет в целом, подковообразную форму с выходами в средней части впадины ее древнее цокольное основание в виде Баратальской глыбы, сложенной преимущественно позднедокембрийскими кремнистокарбонатными и вулканогенными толщами и, менее, породами палеозоя. Общие размеры овально-округлой в плане Курайской котловины достигают 30-35 км по северо-западному удлинению вдоль зон Курайского и Баратальскому разломов, в которых и локализуются две самостоятельные части данной наложенной структуры. Котловина заполнена верхнеплейстоценовыми озерно-ледниковыми осадками, в ряде случаев подстилаемыми существенно карбонатными ракушниками неогена. По периферии развиты обвально-оползневые явления, сравнительно густая овражная сеть, для котловины, в целом, фиксируется уступообразный ледниково-аккумулятивный холмисто-грядовый рельеф.

Чуйская котловина является наиболее крупной межгорной впадиной на территории Республики Алтай, занимает площадь более 2000 км2 располагаясь в долине р. Чуя и приустьевых частей ее левых притоков (реки Чаган-Узун, Елангаш, Кокузек, Тархата) между Южно-Чуйским и Сайлюгемским хребтами на юге и Курайским хребтом на севере, размещаясь в целом в зоне схождения Теректинского (Теректинско-Карагемского) и Курайско-Ильдугемского глубинных разломов при общей удлиненности данной наложенной структуры в субширотно-северо-западном направлении и, ее приуроченности к МонгольскоАлтайской правосдвиговой зоне. Разрез отложений Чуйской котловины включает слаболитифицированные континентальные груботерригенные, глинистые и карбонатные (с ракушняками) осадки палеогена и неогена (карачумская, талдыдюргунская, красногорская, кош-агачская, кызылгирская, туерыкская, бекенская свиты), в прибортовых частях впадины нередко интенсивно дислоцированные с надвиганием на них блоков древних пород палеозоя, а также разнообразные четвертичные лимногляциальные, аллювиально-гляциальные, лимноаллювиальные и аллювиальные отложения. В краевых, периферических и прибортовых частях впадины широкое развитие имеют обвально-оползневые и неотектонические процессы с формированием структур гравитационной складчатости, мегабрекчий и разрывов. В пределах котловины распространены глубоковрезанные овраги и промоины, а также неотектонические трещины с малоамплитудными, преимущественно вертикальными перемещениями, возникающие, в частности, в связи с повышенной сейсмичностью данной территории.

4.3 Характеристика сейсмического процесса эпицентральной зоны до Чуйского землетрясения По уровню сейсмической активности и частоте возникновения сильных землетрясений территория Республики Алтай резко неоднородна. Большая плотность землетрясений характерна для Юго-Восточного Алтая, в пределах которого выделено три сейсмоактивных зоны – Чуйская, Чарышско-Теректинская и Шапшальская [Новиков и др., 2008].

Эпицентры землетрясений в Чуйской зоне приурочены к ЦентральноКурайской антиклинальной гряде, к зонам влияния Чейбеккольского, Курайского, Южно-Курайского разломов. Палеосейсмодислокации наблюдаются в долинах рек Чуя, Чибитка, Курайка, на оз. Чейбекколь, Талтура, Чаган-Узун [Рогожин, Платонова, 2002; Геодаков и др., 2003; Рогожин, Овсюченко и др., 2004].

Сейсмический режим Чуйско-Курайской зоны в последние сорок лет имел следующие особенности и др., 2004]. Во-первых, крупных [Гольдин землетрясений с энергетическими классами К12 в этой зоне не наблюдалось. Вовторых, по количеству землетрясений с энергией менее двенадцатого класса эта зона ярко высвечивалась в структуре Алтае-Саянской горной области как район с быстропротекающим сейсмотектоническим процессом. В-третьих, сейсмические события в основном концентрировались вокруг впадин.

На рисунке 13 дан график изменения во времени суммарной сейсмической энергии, выделившейся в Чуйско-Курайской зоне.

Рисунок 13 – Изменение во времени суммарной сейсмической энергии в ЧуйскоКурайской зоне перед Чуйским землетрясением [Еманов, Селезнев и др., 2004] Для подсчета энергии был выделен прямоугольный участок, охватывающий Курайскую и Чуйскую впадины, Чаган-Узунский приподнятый блок, Северо-Чуйский, Южно-Чуйский и Курайский хребты. Каждая точка на графике – суммарная сейсмическая энергия за год в отмеченной зоне. Выявлено, что в изучаемом регионе на протяжении многих лет значение суммарной сейсмической энергии не превышало 3·1011 джоулей. Так, за всю историю инструментальных наблюдений зафиксировано три года с повышенной суммарной сейсмической энергией: 1985 г. когда, суммарная энергия равна 1·1012 Дж, 1996 г. энергия равна 1,5·1012 и 2000 г. энергия 2·1012 Джоулей. То есть три года с повышенной энергией в сорокалетнем ряду инструментальных наблюдений выглядят как некоторое заблаговременное предупреждение о грядущей сейсмической активизации [Еманов, Колесников и др., 2003а]. Серия событий 1996 г. рассматривалась А. Г. Филиной как Акташский рой землетрясений [Филина, 2002].

В 1985 г. наибольший вклад в повышенное значение энергии внесло одно землетрясение в горном обрамлении юго-восточного угла Чуйской впадины. В этом году был достаточно активен Чаган-Узунский блок, и цепь землетрясений малых энергий проходила вдоль всего Курайского хребта. Небольшое количество слабых событий приурочено к Чуйским хребтам.

В активизации 1996 г. нет крупных землетрясений. Большое количество близких по энергии землетрясений делают год аномальным по выделившейся сейсмической энергии. Особой активностью отличаются периметр ЧаганУзунского блока и Курайский хребет. Данную активизацию вполне обосновано можно рассматривать, как рой землетрясений в эпицентральной области будущего крупного землетрясения за семь лет до главного толчка. Аномалия 2000 г., прежде всего, связана с землетрясением двенадцатого энергетического класса на стыке Чаган-Узунского блока с Северо-Чуйским хребтом. Повышенная сейсмичность в данном случае присуща Чаган-Узунскому блоку и Курайскому хребту с максимумом активности в районе, прилегающем к п. Акташ. В 2001 г.

суммарная энергия существенно снижается в сравнении с предыдущим годом, но остается выше обычного фона. Наиболее сильные землетрясения этого года сосредоточены на Курайском хребте в районе п. Акташ и в горном обрамлении юго-восточного окончания Чуйской впадины. Землетрясения малых энергий (до K=8) цепью проходят по Курайскому хребту и заполняют Чаган-Узунский блок, охватывая зону соприкосновения с этим блоком в Северо-Чуйском хребте.

В 2002 г. с августа по ноябрь в Чуйско-Курайской зоне наблюдалась сейсмическая активизация (рисунок 14). В этот период в Курайской впадине была развернута локальная сеть, позволяющая получить данные по координатам эпицентров на новом уровне точности, и впервые появилась информация о глубинах землетрясений в Чуйско-Курайской зоне [Еманов, Колесников и др., 2003а].

Рисунок 14 – Развитие сейсмического процесса в зоне Чуйского землетрясения по [Еманов, Колесников и др., 2004а]

А) Карта эпицентров землетрясений в период сейсмической активизации 2002 г.

(с 3 августа по 30 октября).

Б) Карта эпицентров микроземлетрясений в период сейсмического затишья.

Интервал наблюдений с 10 августа по 10 сентября 2003 г.

В) Чуйское землетрясения и его афтершоки. Интервал наблюдений с 27 сентября по 22 октября 2003 г.

Наибольшее число землетрясений в 2002-2003 гг. принадлежит интервалу глубин 12-16 км. Сейсмический процесс в основном сосредоточен в верхней части земной коры. Примечательным является наличие второго максимума в распределении глубин землетрясений на значении 4 км. Сейсмический процесс в данной зоне значителен в самых верхних слоях земной коры. По рисунку 14 можно сравнить сейсмических процессов в рассматриваемой зоне в разные периоды наблюдений. Во второй половине 2002 г. в зоне будущего крупного землетрясения отмечается сейсмическая активизация. На рисунке 14а представлена карта эпицентров для периода с 3 августа по 30 октября 2002 г. В 2003 г. наблюдается затишье вплоть до главного толчка. Рисунок 14б представляет карту эпицентров землетрясений малых энергий с 10 августа по 10 сентября 2003 г. На рисунке 14в отмечено положение главного толчка и его афтершоков. Эпицентр главного толчка приурочен к разлому, являющемуся границей между Чаган-Узунским блоком и Северо-Чуйским хребтом.

Сейсмические события первого дня происходят главным образом по периметру Чаган-Узунского блока, а в последующие дни наблюдается распространение афтершоков в стороны от него по линейному разлому по юго-западным границам Курайской и Чуйской впадин.

Из рисунка 14б видно, что в период затишья в Чаган-Узунском блоке практически отсутствуют даже слабые толчки. Большая часть землетрясений локализуется в овальной области, начинающейся в Северо-Чуйском хребте, охватывающей всю Курайскую впадину и заканчивающейся в северо-западном окончании Курайского хребта. Представляет интерес то, что Курайская впадина заполнена сейсмическими событиями, и землетрясения образуют линейные цепи.

Сейсмическая активизация, наблюдавшаяся в рассматриваемой зоне в 2002 г. (рисунок 14а) по особенностям пространственного размещения эпицентров существенно отличается от структуры афтершокового процесса (рисунок 14в). Сейсмическую активность проявлял весь Курайский хребет.

Высокая концентрация эпицентров наблюдалась в юго-западном углу Курайской впадины, и далее цепь событий тянулась из этого угла, окаймляя Чаган-Узунский блок с трех сторон. Примечательно, что зона будущего толчка была свободна от эпицентров, а также не было землетрясений по линейной зоне, участвующей в последующем афтершоковом процессе. Активизация имела ореол событий, по размерам в два-три раза превышающий ее диаметр.

4.4 Характеристика Чуйского землетрясения (2003 г.) 27 сентября 2003 г. в 11 часов 33 минуты 24,94 секунды по Гринвичу на территории Республики Алтай в долине р. Чуя в горной перемычке между Чуйской и Курайской впадинами произошло землетрясение с магнитудой по шкале Рихтера М=7,3 (координаты эпицентра – 49,999 с.ш., 87,852 в.д.) [Геодаков и др., 2003; Стаpовойт и др., 2003]. Интенсивность в эпицентре достигала 9 баллов. За инструментальный период сейсмологических наблюдений это самое крупное землетрясение на территории Алтае-Саянской складчатой области. Данное событие получило название Чуйское землетрясение [Гольдин и др., 2004; Еманов и др., 2004; Агатова, Новиков и др., 2004; Новиков, Еманов и др., 2004]. Активизация сейсмических процессов на территории Республики Алтай (продолжающаяся до настоящего времени) является последствием геодинамических процессов более высокого порядка (Центральной Азии) и связана с зонами глубинной трещиноватости, высокой проницаемости и напряженно-деформированным состоянием вмещающей среды. Отдельные разрывы были протрассированы на протяжении более 50 км [Рогожин, Овсюченко и др., 2004; Nissen et al, 2007; Назарян и др., 2008; Рогожин, 2013].

Эпицентр главного толчка приурочен к разлому, являющемуся границей между Чаган-Узунским (Сукорским) блоком и Северо-Чуйским хребтом, на югозападной границе блока (рисунки 15-16).

Рисунок 15 – Особенности строения эпицентральной зоны Чуйского землетрясения [Лисейкин, Соловьев, 2007] 1 – эпицентры Чуйского землетрясения (крупный кружок) и его афтершоков; 2 – сейсмологические станции; 3 – линия разреза (АА); 4– кайнозойские разломы; 5 – изолинии высот (проведены через 500 м)

–  –  –

1 – положение магистрального разлома; 2 – гипоцентр Чуйского землетрясения Сейсмические события первого дня происходили по периметру ЧаганУзунского блока, в последующие дни распространение афтершоков наблюдалось в сторону от него, по линейному разлому, по юго-западным границам Чуйской и Курайской впадин [Еманов и др., 2004]. Наиболее разрушительные сейсмодислокации поверхности, согласно картированию спутниковыми приемниками средней точности, находились в пределах линейной зоны на участке ее сопряжения с Чарышско-Теректинским разломом. Фрагменты этой зоны визуально фиксируются разнообразными катастрофическими деформациями поверхности, трассируя, тектоническую зону с азимутом простирания 120-300.

Тектонический разлом (аз. 120-300), трассирующийся сейсмодислокациями на поверхности, достаточно уверенно выделяется по геофизическим данным [Лисейкин, Соловьев, 2007]. Из рисунка 16 видно существенное увеличение значения скоростей P-волн на данном срезе, от 6,1 до 6,4 км/c. При этом участок Чаган-Узунского блока характеризуется относительно повышенными значениями скорости продольных волн до 6,3-6,4 км/c на глубинах 5-15 км. Значения скорости S-волн с глубиной изменяются от 3,5 до 3,7 км/с при отсутствии горизонтальных ее вариаций. Значения коэффициента Пуассона изменяются от 0,24 до 0,26, при этом повышенным значениям коэффициента Пуассона до 0,26 соответствует участок Чаган-Узунского блока, а пониженным до 0,24 – участок СевероЧуйского хребта.

Очаг землетрясения 27.09.03 г. вышел на поверхность в виде протяженной (около 50 км) S-образной в плане зоны сейсморазрывов северо-западного простирания, имеющей характер правого сдвига, строение которой на разных участках описано А. Р. Геодаковым и его коллегами [Геодаков, Овсюченко и др., 2003]. Сейсморазрыв, вышедший на поверхность в урочище Узюк, имеет западсеверо-западное (аз. 110-290°) простирание и представлен крутопадающим (угол падения 70-75°) на юг правосторонним сдвигом с амплитудой смещения порядка 0,5 м, определённой по смещению отдельных микроформ рельефа. В общем плане правосдвиговой зоны по аналогии со структурными схемами зон скалывания он может быть охарактеризован как обратное косое нарушение Скемптона (обратный косой синтетический скол) [Стоянов, 1977].

Строение сейсморазрыва урочища представлено в виде системы подставляющих друг друга зияющих сейсморвов в полосе примерно 200–250 м на участке расширения приподнятой части водораздела на протяжении 2,5–3,0 км (рисунок 17).

Рисунок 17 – a) структура сейсморазрыва на водоразделе рек Чаган и Елангаш: 1 – закрытые трещины и разрывы, 2 – валы вспучивания, 3 – сейсморвы, 4 – амплитуда (м) и направления смещения. Большая стрелка – направление главного удара, параллельные стрелки – направления подвижек почвы; b) структура сейсморазрыва на водоразделе р. Талдура-Кускуннур. 1 – сейсморвы; 2 – бровки валов вспучивания; 3 – контуры валов вспучивания; 4 – оси валов вспучивания [Геодаков, Овсюченко и др., 2003] Отдельные сейсморвы имеют длину до 50 м, ширину от 0,5 до 5 м и видимую глубину до 10–12 м. Направленность движения по закону правого сдвига отмечалась в смещении элементов отдельных рвов и по горизонтальной штриховке, отмеченной в отложениях делювиального шлейфа в пределах зоны.

На участках транспрессионного изгиба зияющие сейсморвы, которые являются структурами растяжения, сменяются структурами сжатия, представленными буграми вспучивания грунтов и наползанием почвы. На участках антитетических сколов (сопряжённых сколов Риделя) отмечались левосдвиговые подвижки с амплитудой 1,0–1,2 м, имеющие резко подчинённое значение по отношению к основным сколам зоны.

Переходя на склоны седловины, сейсморазрыв разветвляется, образуя два рва, которые зажимают между собой просевший блок (микрограбен). На восточном борту седловины ширина такого микрограбена составляет 25-30 м, а амплитуда опускания – 0,5-1,0 м. На восточном продолжении, на левом берегу р.

Талтуры, характер зоны изменяется. Ширина полосы разрывов в вершинной части окружающих сопок сужается до 10–20 м и представляет собой тонкую, тянущуюся по склону трещину, вдоль которой расположенные выше по склону грунты надвинуты на нижние с амплитудой смещения порядка 5 см.

Сейсмотектонические разрывы представляют собой систему трещин сжатия и расширения, укладывающуюся в линию северо-западного простирания.

Такая структура сейсмотектонического разрыва характеризует подвижку в очаге как сдвиг в горизонтальной плоскости. Строение зоны сейсморазрывов несколько отличается для различных участков. Так, например, на водоразделе рек Чаган и Елангаш разрыв разветвляется на две основные трещины, которые затем смыкаются, представляясь трещинами северо-западной ориентировки. По западной ветви наблюдается правостороннее смещение на 0,5 м, по восточной смещение достигает 0,2 м. Блок, заключенный между этими рвами, опущен на 0,2м и рассечен многочисленными диагональными трещинами. Поперечные разрывы перемежаются вспучиваниями и наползанием почвы высотой 0,3-0,7 м.

Картина разрушений в долине реки Талтуры несколько отличается. Здесь аллювиальные отложения рассечены рвами шириной до 2 м и длиной до 50 м и закрытыми трещинами с амплитудой правого сдвига 0,1-0,2 м. Трещины сопровождаются линейными зонами с вздыбленной на высоту до 0,5 м почвой.

Наиболее впечатляющие сейсмотектонические разрывы деформировали земную поверхность в широкой седловине на водоразделе рек Талтура – Кускуннур.

Ширина седловины составляет около 4 км, сложена она отложениями морены среднего плейстоцена. Зона сейсморазрывов здесь имеет субширотное простирание. Сами сейсморазрывы выстраиваются в эшелонированную систему зияющих рвов, смыкающихся линейными зонами сжатия (рисунок 17б).

Сейсморвы в этой районе принимают колоссальные масштабы, характеризуясь шириной до 10 м, длиной до 300 м и глубиной более 30 м. По отдельным зияющим разрывам амплитуда правого сдвига составляет 0,5 м. Зоны сжатия здесь представляют собой валы вспучивания высотой до 2 м и длиной до 50 м и надвиги, сдваивающие слой почвы. Сейсморазрывы разветвляются на две ветви и зажимают между собой просевшие блоки (микрограбены). На восточном борту седловины ширина такого микрограбена составляет не более 50 м, а амплитуда опускания около 0,5 м. На западном склоне просевший блок имеет ширину до 500 м и опущен с амплитудой до 2,5 м.

Ряд исследователей отмечают, что в зоне эпицентра Чуйского землетрясения находятся следы предыдущих землетрясений. Землетрясения, происходившие ранее, так же как современные, были следствием разрядки одного и того же очага. Чуйское землетрясение, по всей видимости, не является уникальным, оно лишь несколько «обновило» следы прошлых, возможно, более сильных землетрясений. Этот факт однозначно демонстрирует, что очаг сильного землетрясения оказывается «привязанным» к определенной геологической структуре [Агатова, Новиков и др., 2004; Высоцкий, Новиков и др., 2004].

Необходимо отметить, что в период с 2001 по 27.09.2003 г., т.е. до Чуйского землетрясения регистрировались события (рисунок 18), происходящие практически по всей площади Республики Алтай, занятой станциями, в то время как после землетрясения имеется информация только с ограниченной в пространстве области афтершоков [Еманов, 2004].

В 2004 г. зарегистрировано 12 землетрясений с КР12 и 27 – с КР11, из более крупных землетрясений лишь одно с КР=12,6.

Наиболее крупные землетрясения сосредоточены по периферии Алтае-Саянской горной области, а именно: с запада от Зайсанской впадины, на Восточном Саяне, в очаговой зоне Агинского землетрясения, в эпицентральной зоне Бусингольского землетрясения, на юго-восточной границе Котловины больших озер и в эпицентральной зоне Монгольского Алтая, активность которых отмечена в период до основного толчка Чуйского землетрясения [Еманов, Лескова и др., 2010].

Рисунок 18 – Схема региональных сейсмологических наблюдений в эпицентральной зоне Чуйского землетрясения; (а) – схема с эпицентрами землетрясений с 2001 г. по 27 сентября 2003 г., (б) – схема с эпицентрами из оперативного каталога Алтае-Саянского региона в период с 27 сентября 2003 г. по 2005 г. [Лисейкин, Соловьев, 2006] 108 1 – эпицентры зарегистрированных землетрясений и афтершоков, крупный кружок – эпицентр Чуйского землетрясения; 2 – сейсмологические станции региональной сети; 3 – выбранный для обработки кластер сейсмических событий.

В 2005 г. практически для всего Алтае-Саянского региона стали представительны землетрясения, начиная с Кmin=6, а в центральной части разъединенные ранее участки с Кmin=5 объединены теперь в единую зону. Всего в 2005 г. зарегистрировано 2418 землетрясений, что в 1,2 раза меньше, чем в 2004 г. (2951). Суммарная за год сейсмическая энергия составила Е=8,61013 Дж, что в 4 раза больше таковой в 2004 г. (Е=2,11013 Дж), т.е. число землетрясений уменьшилось, а сейсмическая энергия увеличилась. Это объясняется возникновением сильного (КР=13.9) землетрясения, произошедшего в БелиноБусингольской зоне. Три землетрясения 13 класса зарегистрировано в пределах области афтершоков Чуйского землетрясения [Еманов, Лескова и др., 2011].

В 2006 г. в эпицентральной зоне Чуйского землетрясения сейсмичность, концентрируется в основном вдоль северных границ Северо-Чуйского и ЮжноЧуйского хребтов, при этом отмечается активизация вблизи Южно-Чуйского хребта – здесь произошли два землетрясения с КР~10.Также впервые после Чуйского землетрясения было зарегистрировано событие с КР9 в Айгулакском хребте.

В 2008 г. сейсмическая активность региона оказалась самой высокой за последние пять лет и превысила таковую за 2007 г. в 27 раз. На севере Бусингольской впадины зарегистрированы сильные толчки в эпицентральной области Бусингольского землетрясения 1991 года (M=6,9). В области сильного Чуйского землетрясения 2003 г. с М=7,3 продолжался афтершоковый процесс [Еманов А.А., Лескова и др., 2010].

Выводы по главе 4 Сейсмический процесс в Алтае-Саянском регионе развивается в 1.

условиях коллизионного воздействия на блоковую структуру территории.

Большинство землетрясений происходит на границах блоков и по окраинам межгорных котловин.

Геологические процессы, сопровождающие подготовку Чуйского 2.

землетрясения и его афтершокового процесса существенно изменили сейсмический режим Алтае-Саянского региона, особенно в 2003 году, когда большинство землетрясений и все крупные события происходили только в эпицентральной области.

После 2004 года сейсмические события стали происходить и на 3.

периферии Алтае-Саянской области (Бусингольской, Зайсанской и др.).

Афтершоковый процесс Чуйского землетрясения продолжается и в 4.

настоящее время, что позволяет получать новую информацию об эпицентральной области и механизмах землетрясений.

Глава 5 Влияние Чуйского землетрясения на абиотическую компоненту среды

5.1 Развитие сейсмодислокаций в эпицентральной зоне Чуйского землетрясения Сейсмические события, как правило, сопровождаются природными процессами и явлениями, затрагивающими приповерхностные слои горных пород, которые по механизму образования условно подразделяются на две группы – сейсмотектонические и сейсмогравитационные. К сейсмотектоническим дислокациям относятся всевозможные трещины, разрывы, рвы на поверхности земли, к сейсмогравитационным дислокациям – обвалы, камнепады, оползни.

Сейсмодислокации, как правило, сопровождаются природными явлениями, связанными с деятельностью подземных вод. К ним относятся фонтанирующие источники, залповые субнапорные пластовые выходы подземных вод, изменения гидродинамического режима водоносных горизонтов и комплексов, а также открытых водоемов и водотоков, изменения качественного состава природных вод. Чуйское землетрясение по уровню и разнообразию сейсмодислокаций и явлений, связанных с ними, – типичное землетрясение с довольно разнообразным комплексом природных процессов, проявленных в эпицентральной зоне радиусом до 50-60 км, редко более. Развитие сейсмодислокаций в эпицентральной зоне Чуйского землетрясения обусловлено геологическими факторами среды – тектоническими, литологическими, гидрогеологическими и геокриологическими особенностями территории.

Остаточные нарушения земной поверхности (сейсмодислокации) были зафиксированы в пределах Курайской и Чуйской впадин, в юго-восточной части Сурулукульской впадины, на склонах Южно-Чуйского, Северо-Чуйского и Курайского хребтов и представлены первичными деформациями – сейсмотектоническими (сейсморазрывы) и вторичными, сейсмогравитационной, сейсмовибрационной природы (рисунки 19–20) [Достовалова и др., 2004].

Рисунок 19 – Карта распространения сейсмодислокаций в эпицентральной зоне Чуйского землетрясения: 1 – сейсмотектонические разрывы; 2 – обвалы и осыпи;

3 – разжижения грунта; 4 – оползни; 5 – сейсмогравитационные трещины отрыва и оседания склонов; 6 – разломы, обновленные в неоген-четвертичное время [Девяткин, 2000]; 7 – четвертичные аллювиально-озерные и ледниковые отложения [Геодаков и др., 2003].

Рисунок 20 – Сейсморов, ширина 10 м и длина до 300 м глубина порядка 12 м (эпицентральная зона землетрясения) Сейсмотектонические дислокации проявились во всевозможных трещинах как открытых на поверхности, так и закрытых; многочисленных разрывах и рвах на поверхности земли.

Наиболее разрушительные сейсмогенные деформации поверхности находятся в пределах линейной зоны, соответствующей Северо-Чуйскому разлому на участке его сопряжения с Чарышско-Теректинским разломом [Геодаков, Овсюченко и др., 2003]. На рисунке 21 черными линиями показан выход сейсморазрыва на поверхность в бассейне р. Чаган-Узун на восточном погружении Северо-Чуйского хребта. Фрагменты этой зоны деформаций визуально фиксируются разнообразными катастрофическими деформациями поверхности (рисунки 19-22).

Рисунок 21 – Долина р. Кускунур, сейсморазрыв. Хорошо видна сопряженная система трещин отрыва и сжатия (валы вспучивания). На заднем плане виден древний оползень и свежие осыпи, образованные в результате землетрясения Азимут простирания тектонической зоны 120-300° (СЗ-ЗСЗ). Протяженность зоны 15 км. Зона простирания сейсмодислокаций представляет собой кулисообразно подстилающие друг друга трещины сжатия и растяжения. Структура сейсморазрыва характеризует подвижку в очаге как практически чистый сдвиг в горизонтальной плоскости. Примечательно, что западная и восточная граница данного участка практически совпадают с выделенным Платоновой С. Г. по данным повторного нивелирования активным тектоническим блоком, соответствующим в пространственном отношении Сукорскому (ЧаганУзунскому) горсту (в административном отношении – участок от с. Чаган-Узун до с. Ортолык) [Рогожин, Платонова, 2002]. В пределах этого блока в течение 1978-1993 гг. наблюдались самые высокие скорости вертикальных движений, значения которых составляли 7,84–8,0 мм/год. Для блока характерна высокая сейсмическая активность как на современном этапе (эпицентры землетрясений 1960 г. и 1988 г. с магнитудой 4,0), так и в течение позднего плейстоцена и голоцена [Рогожин, Платонова, 2002].

По данным сотрудников ТЦ «Алтайгеомониторинг» 9), (таблица значительное число сейсмотектонических дислокаций поверхности в эпицентральной зоне имеют ориентировку, совпадающую с направлениями осей главных напряжений.

Параметры сейсмогенных дислокаций указывают, что наиболее разнообразные по типам и максимальные по размерам дислокации образовались на территории, удаленной от эпицентра на 7-15 км [Достовалова, 2004].

Именно эти деформации в зонах проживания людей принесли наибольшие разрушения зданий, жилых домов и хозяйственных построек.

Наиболее приближенными к эпицентру оказались села Бельтир и Акташ.

Здесь наблюдалось разрушения большего количества печей, падение дымовых труб, образовались трещины в межоконных перемычках стен, иногда наблюдался вывал участков стен и углов особенно у шлакоблочных зданий. Деревянные дома пострадали не так значительно, разрушения в основном свелись к частичному смещению бревен и частичному разрушению крыш.

В селе Курай, не смотря на близость к эпицентрам сильных толчков, зафиксированы немногочисленные деформации построек и объектов.

Села Мухор-Тархата, Ортолык, Кош-Агач пространственно приуроченные к зоне влияния сейсмогенерирующего Чарышско-Теректинского разлома, располагаются на его восточном фланге. Они достаточно удалены от эпицентров (35-50 км), но в них имелись многочисленные деформации поверхности и хозяйственных объектов.

–  –  –

Примечания: СР – сейсморвы, Оп – оползни, СТ – трещины, Ф – фонтанирующие источники, НИ – кратковременные напорные источники Сейсмогравитационные дислокации проявились в виде оползней, горных обвалов, осыпей и камнепадов, сейсмогравитационных оседаниях склонов, выбросов разжиженного песчано-глинистого материала и компенсационными проседаниями земной поверхности. В 7 км к западу от пос. Бельтир на правом склоне долины р. Талтура, в точке сопряжения Чарышско-Теректинского и Северо-Чуйского разломов сошел гигантский оползень (Арха-Узук) озерноледниковых отложений. Подобные оползни и оплывины меньших масштабов образовались на склонах долин рек Чаган и Чаган-Узун.

Крупные камнепады и обвалы имели четкую приуроченность к полям развития массивных плотных доломитов, характеризующихся слабой трещиноватостью скальных массивов. Наиболее крупные глыбы в обвальных конусах наблюдались в долине р. Талтура, по левому борту (доломиты размером до 7х3х2 м) и на 775 км Чуйского тракта (мраморизованные известняки размером до 4х2х2 м) (рисунок 22).

Рисунок 22 – Обвал в долине р. Ак-Туру (фото М. С. Достоваловой)

Сейсмодислокации сопровождались природными явлениями, связанными с деятельностью подземных вод, проявившимися в фонтанирующих источниках (грифоны), залповых выходах субнапорных пластовых вод, изменениях гидродинамического режима водоносных горизонтов и комплексов, а также открытых водоемах и водотоках, изменениях качественного состава природных вод [Достовалова, 2004].

Выбросы и разливы разжиженных песка и грязи в виде грифонов или грязевых «вулканчиков» приурочены в основном к низменным, кое-где заболоченным участкам (рисунок 23) в геологическом строении которых принимают участие тонкодисперсные водонасыщенные рыхлые породы (глины, суглинки, пески пылеватые), способные при динамических воздействиях разжижаться до текучего состояния и изливаться на поверхность конических или воронкообразных форм песчанно-глинистых грязевых «вулканчиков», трещин со следами излияния песчанно-глинистой грязевой массы, выбросов гравия и гальки и компенсационных проседаний земной поверхности.

а Рисунок 23 – Проявления грифонов: а – на продолжении сейсмовибрационной трещины в дороге Кош-Агач – Бельтир; б – в селе Белтир (фото В. Сухова) Под воздействием толчков произошли существенные подвижки в ледниковом покрове Южно-Чуйского хребта, увеличились трещины ледопадов, обнажились нунатаки, в леднике вершины Купол Трех Озер произошел разрыв с областью питания [Геодаков, Овсюченко и др., 2003]. Трещинные деформации, возникшие в теле ледников, в период весенне-летнего таяния создали дополнительные русла стока, а дезинтеграция некоторых монолитных участков льда увеличила скорости таяния, что в совокупности привело к ускорению процесса деградации ледникового покрова. В период половодья эти тенденции выразились более мощными паводками в водотоках, текущих с ледников, и, следовательно, активизацией эрозионных процессов [Агатова, Непоп, 2010].

Напряжения, возникающие в результате сильных сейсмических толчков, вызывают не только деформации сжатия, но и деформации растяжения в горных породах. Именно деформации растяжения выражаются в рельефе трещинами и рвами с проседанием внутренних частей, по которым нередко разгружаются подземные воды с локальным напором. Иногда проседание является результатом кратковременного фонтанирования воды с выбросом рыхлых осадков, что дает в рельефе очень характерные, довольно глубокие воронки округлой и овальной формы. Сейсмические толчки большой мощности, вызывающие в водовмещающих толщах деформации сжатия и растяжения, создают в водоносных горизонтах и комплексах локальный напор. Поскольку в приповерхностных слоях горных пород образуется масса трещинных нарушений, напорные воды используют эти деформации как подводящие каналы для выброса воды. Мощность напора достаточно велика и способна, как показывают наблюдения, выталкивать на поверхность довольно крупные гальки и валуны (до 10-20 см в диаметре). Зафиксированы фонтаны, выбрасывающие крупногалечный материал, что говорит о достаточно большом напоре, а крайне редкое наличие в конусах выброса специфических пород (белых глин, углистых осадков) дает основание предположить, что только некоторые источники относятся к глубоким горизонтам межмерзлотных и подмерзлотных вод, приуроченных к отложениям палеоген-неогенового возраста.

5.2 Землетрясения и оползневая активность в эпицентральной зоне Чуйского землетрясения В качестве доказательства первого защищаемого положения, необходимо охарактеризовать оползневые процессы на изучаемой территории.

Систематические наблюдения за оползневыми процессами на территории Республики Алтай и в том числе на восточном фланге Чаган-Узунского блока начались в августе 2001 года. При изучении оползневых процессов было выявлено, что активизация оползневых процессов в горном обрамлении западной части Чуйской впадины совпадает с активизацией сейсмической деятельности на изучаемой территории, отмечаемой с 1996 года [Еманов и др., 2003; Еманов и др., 2004].

Оползневые структуры в сейсмоактивной зоне, являясь наиболее чувствительными структурными элементами экзогенного рельефа. Они практически мгновенно среагировали на изменение глубинного состояния недр, тем самым, явившись индикаторами сейсмической активизации территории. На рисунке 24 изображен оползень, развивающийся в зоне влияния Курайского тектонического разлома (северо-восточная граница Чаган-Узунского блока).

Оползень сложной морфологии, сочетающий элементы циркообразного (блокового) движения и солифлюкционного течения по ложбине стока метеогенных вод. По глубине захвата – это покровный оползень скольжения рыхлых наносов. Но в надоползневом уступе обнажаются, помимо четвертичных отложений, осадки кош-агачской свиты палеоген-неогенового возраста (супеси с углистыми вкраплениями). И это – косвенный признак режимообразующего фактора – тектонического.

Чуйский участок расположен в области влияния активных глубинных разломов Курайско-Саянского структурного шва и оперяющих его тектонических структур более низкого порядка [Туркин, Федак, 2008], на западной окраине Чуйской межгорной впадины, в его пределах расположено 2 села Кош-Агачского района и автомагистраль федерального значения М-52 «Чуйский тракт». Участок «Чаган-Узун» приурочен к эпицентральной зоне землетрясения с максимальным развитием сейсмодислокаций, в пространственном отношении это долина рек Талтура и Чаган, включая их междуречье.

Рисунок 24 – Оползень, образованный в 2001 г. (фото М. С. Достоваловой)

Известно, что сейсмоактивные зоны обладают повышенной сейсмичностью, которая вызывает, в частности, образование вторичных сейсмодислокаций, нередко оползневого характера. Чуйская сейсмоактивная зона испытывает поступательное вертикальное движение вдоль долины р. Чуя, на фоне которого выделяются скачки скоростей движения, соответствующие современным тектоническим блокам. Один из этих блоков представлен Сукорским (Чаган-Узунским) выступом и западной частью Чуйской впадины.

Чуйский участок обобщения в структурно-тектоническом отношении приурочен к восточному флангу Чаган-Узунского блока (Сукорского выступа).

Ряд исследователей отмечает пространственное совпадение участков скачкообразного изменения современных градиентов скоростей с активными в геологическом и сейсмическом отношении структурами и палеосейсмодислокациями [Рогожин, Платонова, 2002]. Оползневая активизация на Чуйском участке обобщения пространственно совпадает с выделенным участком максимальных градиентов скоростей. Поэтому активизация оползневых процессов логична и вполне вписывается в сценарий сейсмической активности территории, подтверждая влияние Чуйского землетрясения на активность оползневых процессов.

Активизация оползневых процессов в Республике Алтай может быть связана с общим изменением вибрационного режима территории в косейсмический период. Известно, что виброчувствительность пород – это характеристика, определяющая свойства пород под воздействием вибрации. При этом, виброчувствительность насыщенной среды связана с особенностями среды и частотными характеристиками системы геологических пород и степенью их водонасыщенности, которые, в свою очередь, реагируют на существующие напряжения в массиве горных пород.

В форшоковый период подготовки землетрясения территория ЮгоВосточного Алтая испытывала воздействие сейсмических событий малой амплитуды. Так называемый «рой» землетрясений представляет собой значительное количество мелкоамплитудных сейсмических событий за короткий промежуток времени. Реакцией геологической среды на данные события стала активизация склоновых процессов, в том числе активизация древних оползневых структур и образование новых покровных оползней. Активизация оползневых процессов вполне объяснима с точки зрения вибрационного воздействия малоамплитудных событий на склоновые отложения. Магнитуда сейсмических событий «роя» сравнительно мала и фиксируется только измерительными приборами. Но такое высокое по интенсивности и плотности сейсмическое воздействие (до нескольких событий в день) способно вызвать в суглинистых и глинистых грунтах на границах сезонно-талого слоя и вечномерзлых грунтов явление тиксотропности (разжижения грунтов). Именно такие явления наблюдались в первые дни после Чуйского землетрясения на участках поймы р.

Чаган, покрытой суглинистыми осадками грифонов. Аналогичные процессы могли проявляться в форшоковый период на границах основных деформирующихся горизонтов, вовлеченных в оползание. О локальном разжижении грунтов свидетельствуют следующие явления: появление фрагментов вязкого течения суглинистых грунтов, мягкопластичные грунты в днищах раскрывающихся трещин растяжения, валы пластичного выдавливания.

Отметим, что эффекты сейсмогенного разжижения грунтов очень опасны для строительства и требуют их изучения и учета при строительстве.

В афтершоковый период сейсмическую активность проявлял весь Курайский хребет. Высокая концентрация эпицентров наблюдалась в югозападной части Курайской впадины и далее цепью окаймляла Чаган-Узунский блок с трех сторон. Именно в пределах этого блока отмечена максимальная активизация оползневых процессов (Чуйский наблюдательный участок). По результатам обследования оползневых структур выявлены следующие закономерности их формирования:

• наличие древних сейсмогенных оползней, приуроченных к структурнотектоническим уступам Курайского тектонического шва;

• приуроченность современных оползней к тектоническим структурам Курайско-Саянской шовной зоны;

• приуроченность некоторых современных оползней к зонам разгрузки подземных вод, расположенных в структурно-тектонических уступах Курайского тектонического шва. Оползни в зоне разгрузки подземных вод приобретают сложный характер по морфологии тел, сочетая элементы сухого скольжения и течения (оползни-потоки, глетчерообразные оползни);

• элементы современного оползневого рельефа (трещины растяжения, сдвига, рвы растяжения и стенки отрыва) имеют азимуты простирания, близкие к ориентации структурных швов;

• основной деформирующийся горизонт – комплекс осадков кош-агачской свиты, расположенный в тектонических блоках, и четвертичные отложения, пространственно сопряженные с ними;

• «критические» уклоны поверхности, вызывающие образование оползней, соответствуют крутизне более 20 исключение из правил составляют оползни, приуроченные к Чаган-Узунскому блоку, где крутизна склонов менее 10;

• унаследованный характер образования современных оползней в пространственном отношении, по механизмам образования и морфологии тел;

• по морфологии оползневых тел преобладают циркообразные оползни, а по механизму смещения – сложные, что вполне характерно для горных стран.

Известно, что основной толчок приводит к возникновению мощных силовых полей в зоне очага, в результате действия которых приходят в движение плохо связанные со средой массы на горных склонах. Возникают вторичные обвалы, возбуждающие сейсмическое излучение, которое накладывается на излучение первичного толчка [Измайлов, Мишин, 1986; Непоп, Агатова, 2008].

В результате основного толчка Чуйского землетрясения образовался гигантский оползень. Площадь оползня 0,615 км2. Объем перемещенных масс, учитывая среднюю глубину захвата пород 30 м, составляет 18,46 млн. м 3. По морфологии как по комплексному признаку – это циркообразный объект с ярко выраженным асимметричным дугообразным надоползневым уступом и овальным в плане оползневым телом. По фазе развития – это движущийся объект, развитие его происходит регрессивно, вверх по склону (рисунок 25).

Реакцией геологической среды на крупные сейсмические события явилось образование сейсмодислокаций первичного и вторичного характера. К вторичным деформациям относятся сейсмогенные оползни, осыпи, обвалы, камнепады, оплывины, трещины оседания на склонах.

По результатам данного обследования выделен еще один участок для наблюдений за вторичными деформациями поверхности гравитационного класса, а именно за оползневыми структурами и трещинами оседания, образовавшимися в момент землетрясения. Участок расположен в долине р. Талтура и охватывает в пространственном отношении поле с максимальным развитием вторичных сейсмодислокаций, в том числе гигантский оползень, возникший в момент основного толчка [Достовалова, 2004; Достовалова, Шитов, 2010].

Рисунок 25 – Оползень Арха-Узюк. По своим параметрам оползень относится к катастрофическим объектам (фото М. С. Достоваловой) В происходящей в настоящее время сейсмической активизации на территории Республики Алтай выделяется три периода развития, которые имеют свои специфические особенности по уровню и качеству воздействия на геологическую среду и, в частности, на породы зоны аэрации, опосредованно выраженные в активизации экзогенных геологических процессов.

Оценка взаимосвязи оползневых процессов с геодинамической активностью территории построена на сравнительной характеристике активности в форшоковый и афтершоковый периоды на Чуйском участке, расположенном на северо-восточном фланге Чаган-Узунского блока. Оползневые процессы в эти периоды протекали неравнозначно, вектор тенденций различен. Анализ активности на Чуйском участке наблюдений говорит о резком снижении оползнеобразования в афтершоковый период, причем, как по числу новообразованных оползней, так и по активизации древних структур. Таким образом, особенности развития оползневых процессов в форшоковый и афтершоковый периоды сейсмической активизации позволяют говорить о сейсмических процессов на экзогенные геологические процессы.

Необходимо отметить имеющееся предположение о возможности влияния Тибетского землетрясения 2001 года на геодинамическую активность Алтая [Дядьков и др., 2006]. Наши исследования подтверждают, что активизация оползневых процессов на изучаемой территории началась приблизительно в это же время.

Следует отметить, что при общей тенденции к снижению оползневой активности в афтершоковый период 2004-2009 гг., в 2008 г. наблюдалось кратковременное усиление активности оползневых процессов в пределах Чуйского участка, известного своей форшоковой активизацией (рисунок 26).

Рисунок 26 – Оползень, образованный в 2008 г. перед свершившимися сейсмическими событиями в Иркутской области и в Туве (фото М. С.

Достоваловой) По морфологии – это сложный оползень, сочетающий циркообразные (блоковый сдвиг) и глетчерообразные формы (оползень течения). В пространственном плане оползень приурочен к правому борту р. Чаган-Узун (восточная граница Чаган-Узунского блока). Локальная активизация оползневых процессов является логичным этапом в сейсмической активизации территории, связанной с крупным Чуйским землетрясением 27.09.2003 г. Землетрясения такой интенсивности, как правило, имеют длительный афтершоковый процесс, который может продолжаться годы и десятилетия [Еманов и др., 2003]. За период 2004гг. афтершоковый процесс развивался согласно закону повторяемости землетрясений, но с дефицитом крупных афтершоковых событий.

Согласно информационной записке Центра ГМСН (Отдела мониторинга геодинамических процессов), в период с 21 июня по 31 июля 2008 г. в АлтаеСаянском регионе и на прилегающих к нему территориях, в пределах радиуса 1000 км относительно географических координат 92 в.д. и 52 с.ш. наблюдалось сейсмическое затишье [Стажило-Алексеев, 2008]. Согласно параметрам гидрогеодеформационного поля (ГГД –поля ), за 15, 25 июня и 5, 15, 25 июля в регионе наблюдался процесс активного кругового перераспределения структуры ГГД– поля с перемещением аномалий относительного сжатия и растяжения по направлению обратно ходу часовой стрелки. К концу июля с северо-востока и северо-запада Алтае-Саянского региона увеличилась площадь и интенсивность клинообразной аномалии растяжения, подпираемой с юго-востока (район г.

Горно-Алтайск) и с юго-запада (район г. Кызыл) двумя обширными аномалиями сжатия. Как отмечалось в записке, сейсмическое затишье в Алтае-Саянском регионе с 21 июня до конца июля 2008 г. сопоставимо с графиком сезонной сейсмичности перед Чуйским землетрясением (2003 г.) [Стажило-Алексеев, 2008], что подтверждает подобие динамики сейсмического режима. Отсутствие разрядки сейсмической энергии (землетрясений) при усилившейся динамике ГГД–поля, является прогнозным признаком сильного землетрясения (с магнитудой М=5,5), которое может произойти в августе 2008 г. в пределах радиуса 1000 км от центра региона (92 в. д. и 52 с.ш.) – в Алтае-Саянском регионе или на прилегающих территориях Казахстана, Китая, Монголии. Как известно, в августе 2008 г.

произошли мощные землетрясения в Республике Тыва (16.08.2008 – 5 толчков с максимальной магнитудой 5,6) и в районе озера Байкал (27.08.2008, серия толчков с максимальной магнитудой 6,1).

В этом контексте оползневая активизация на Чуйском участке в 2008 году явилась вполне закономерной и еще раз подтвердила тесную взаимосвязь оползневых процессов с сейсмичностью территории.

Анализ факторов, влияющих на оползневые процессы Республики Алтай В настоящее время выявлено, что динамика экзогенных геологических процессов связана с большим количеством быстродействующих режимообразующих факторов, оказывающих на нее влияние. Это, прежде всего, метеорологические, гидрологические, сейсмические факторы, солнечно-земные взаимодействия и техногенные процессы. Все эти факторы обладают собственной динамикой и в разной степени оказывают влияние на активность экзогенных геологических процессов. Кроме этого, факторы, оказывающие влияние на оползневые процессы подразделяются на предварительные – накапливающие материал и триггерные.

Нами и рядом авторов производилось изучение влияния сейсмических процессов на экзогенные геологические процессы (ЭГП) [Методика изучения…, 1988; Селюков, 1989; Достовалова, Шитов, 2010, 2011]. Эти исследования показали, что на ЭГП оказывает влияние большое количество различных факторов. Поэтому, используя полученный в результате геомониторинга большой временной ряд наблюдений за ЭГП на территории Горного Алтая, была проанализирована роль различных факторов в динамике оползневых процессов.

Важнейшим показателем изменений климата являются вариации метеорологических характеристик [Горбаренко, Еремина и др., 2013]. Известно, что эти вариации оказывают существенное влияние на динамику экзогенных геологических процессов [Казаков, Генсиоровский, 2007]. Природные климатические зоны, высотная поясность территории обуславливают разнообразие термического режима и режима увлажнения в пределах Республики Алтай.



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 11 |
 

Похожие работы:

«ИВАНОВ Сергей Иванович Особенности воспроизводства атлантического лосося (Salmo salar L.) в озерно-речной системе реки Шуя (Республика Карелия) Специальность 03.02.06 – ихтиология ДИССЕРТАЦИЯ на соискание учёной степени...»

«ГУЛЬ ШАХ ШАХ МАХМУД БИОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ ЦИТРУСОВОЙ МИНУРУЮЩЕЙ МОЛИ (Phyllocnistis citrella Stainton) В УСЛОВИЯХ ЮГО-ВОСТОЧНОГО АФГАНИСТАНА Специальность 06.01.07 – Защита растений ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата сельскохозяйственных наук НАУЧНЫЙ РУКОВОДИТЕЛЬ: доктор с.-х. наук, профессор КАХАРОВ К.Х. Душанбе, 2015 СОДЕРЖАНИЕ ВВЕДЕНИЕ..4 ГЛАВА I. СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ ПРОБЛЕМЫ...»

«Артеменков Алексей Александрович КОНЦЕПЦИЯ ОПТИМИЗАЦИИ ФУНКЦИОНАЛЬНОГО СОСТОЯНИЯ И ПОВЫШЕНИЯ АДАПТАЦИОННЫХ ВОЗМОЖНОСТЕЙ ЧЕЛОВЕКА 03.03.01 – Физиология Диссертация на соискание ученой степени доктора биологических наук Научный консультант: доктор биологических наук, профессор Брук...»

«Смешливая Наталья Владимировна ЭКОЛОГО-ФИЗИОЛОГИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ РЕПРОДУКТИВНОЙ ФУНКЦИИ СИГОВЫХ РЫБ ОБЬ-ИРТЫШСКОГО БАССЕЙНА 03.02.06 Ихтиология Диссертация на соискание учёной степени кандидата биологических наук Научный руководитель кандидат биологических наук, доцент Семенченко С.М. Тюмень – 2015 ОГЛАВЛЕНИЕ...»

«КЛЁНИНА АНАСТАСИЯ АЛЕКСАНДРОВНА УЖОВЫЕ ЗМЕИ (COLUBRIDAE) ВОЛЖСКОГО БАССЕЙНА: МОРФОЛОГИЯ, ПИТАНИЕ, РАЗМНОЖЕНИЕ Специальность 03.02.08 – экология (биология) (биологические науки) Диссертация на соискание ученой степени кандидата биологических наук Научный руководитель: кандидат биологических наук, доцент Бакиев А.Г. Тольятти – 2015 СОДЕРЖАНИЕ ВВЕДЕНИЕ ГЛАВА 1. К...»

«Палаткин Илья Владимирович Подготовка студентов вуза к здоровьесберегающей деятельности 13.00.01 общая педагогика, история педагогики и образования Диссертация на соискание ученой степени кандидата педагогических наук Научные руководители: доктор биологических наук, профессор,...»

«Труш Роман Викторович ФАРМАКО-ТОКСИКОЛОГИЧЕСКОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ СКАЙ-ФОРСА И ЕГО ЭФФЕКТИВНОСТЬ ПРИ КОЛИБАКТЕРИОЗЕ ЦЫПЛЯТ-БРОЙЛЕРОВ 06.02.03 – ветеринарная фармакология с токсикологией Диссертация на соискание ученой степени кандидата ветеринарных наук Научный руководитель Горшков Григорий Иванович заслуженный деятель науки РФ, доктор биологических наук, профессор Белгород – п. Майский 2015 г. СОДЕРЖАНИЕ...»

«ТУРТУЕВА ТАТЬЯНА АНАТОЛЬЕВНА РАЗРАБОТКА СБОРА НЕЙРОПРОТЕКТИВНОГО И ЭКСТРАКТА СУХОГО НА ЕГО ОСНОВЕ 14.04.02 фармацевтическая химия, фармакогнозия ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата фармацевтических наук Научный руководитель: доктор фармацевтических наук, профессор НИКОЛАЕВА ГАЛИНА ГРИГОРЬЕВНА Улан-Удэ – 2015 ОГЛАВЛЕНИЕ...»

«Шумилова Анна Алексеевна ПОТЕНЦИАЛ БИОРАЗРУШАЕМЫХ ПОЛИГИДРОКСИАЛКАНОАТОВ В КАЧЕСТВЕ КОСТНОПЛАСТИЧЕСКИХ МАТЕРИАЛОВ Специальность 03.01.06 – биотехнология (в том числе бионанотехнологии) ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата биологических наук Научный руководитель: доктор биологических наук Шишацкая Екатерина Игоревна Красноярск...»

«Ульянова Онега Владимировна МЕТОДОЛОГИЯ ПОВЫШЕНИЯ БЕЗОПАСНОСТИ БАКТЕРИАЛЬНЫХ ВАКЦИН НА МОДЕЛИ ВАКЦИННЫХ ШТАММОВ BRUCELLA ABORTUS 19 BA, FRANCISELLA TULARENSIS 15 НИИЭГ, YERSINIA PESTIS EV НИИЭГ 03.02.03 – микробиология Диссертация на соискание ученой степени доктора биологических наук Научный консультант:...»

«БОЛОТОВ ВЛАДИМИР ПЕТРОВИЧ ОЦЕНКА СОДЕРЖАНИЯ И МИГРАЦИЯ ТЯЖЕЛЫХ МЕТАЛЛОВ В ЭКОСИСТЕМАХ ВОЛГОГРАДСКОГО ВОДОХРАНИЛИЩА Специальность: 03.02.08. Экология Диссертация на соискание ученой степени кандидата биологических наук Научный руководитель: доктор биологических наук,...»

«ХАПУГИН Анатолий Александрович РОД ROSA L. В БАССЕЙНЕ РЕКИ МОКША 03.02.01 – ботаника Диссертация на соискание ученой степени кандидата биологических наук Научный руководитель Силаева Татьяна Борисовна д.б.н., профессор САРАНСК ОГЛАВЛЕНИЕ ВВЕДЕНИЕ Глава 1. ИСТОРИЯ ИЗУЧЕНИЯ РОДА ROSA L. В БАССЕЙНЕ МОКШИ. Глава 2. КРАТКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РОДА ROSA L. 2.1. Характеристика рода Rosa L. 2.2. Систематика рода Rosa L. Глава 3....»

«ПОДОЛЬНИКОВА ЮЛИЯ АЛЕКСАНДРОВНА ОСОБЕННОСТИ СВОБОДНОРАДИКАЛЬНОГО СТАТУСА МОЛОКА КОРОВ УРБАНИЗИРОВАННОЙ ТЕРРИТОРИИ (НА ПРИМЕРЕ ОМСКОЙ ОБЛАСТИ) Специальность: 03.02.08 – экология ДИССЕРТАЦИЯ на соискание степени кандидата биологических наук Научный руководитель: Заслуженный работник высшей школы РФ доктор...»

«СЕТДЕКОВ РИНАТ АБДУЛХАКОВИЧ РАЗРАБОТКА НОВЫХ СРЕДСТВ СПЕЦИФИЧЕСКОЙ ПРОФИЛАКТИКИ И ЛЕЧЕНИЯ ЭШЕРИХИОЗОВ ТЕЛЯТ И ПОРОСЯТ 06.02.02 – ветеринарная микробиология, вирусология, эпизоотология, микология с микотоксикологией и иммунология Диссертация на соискание ученой степени доктора ветеринарных наук Научный консультант: доктор ветеринарных наук, профессор, заслуженный деятель науки РФ и РТ Юсупов...»

«КОВАЛЕВА АННА ВАЛЕРЬЕВНА ПРИМЕНЕНИЕ ФИТОСИРОПОВ И ФИТОЭКСТРАКТОВ В ПРОИЗВОДСТВЕ ХЛЕБОБУЛОЧНЫХ ИЗДЕЛИЙ Специальность 05.18.01 – Технология обработки, хранения и переработки злаковых, бобовых культур, крупяных продуктов, плодоовощной продукции и виноградарства Диссертация на соискание ученой степени кандидата технических наук Научный руководитель: доктор...»

«Шапурко Валентина Николаевна РЕСУРСЫ И ЭКОЛОГИЧЕСКОЕ КАЧЕСТВО ЛЕКАРСТВЕННЫХ РАСТЕНИЙ (НА ПРИМЕРЕ БРЯНСКОЙ ОБЛАСТИ) Специальность 03.02.08 – экология (биологические науки) Диссертация на соискание ученой степени кандидата биологических наук Научный руководитель: доктор...»

«Карачевцев Захар Юрьевич ОЦЕНКА ПИЩЕВЫХ (АКАРИЦИДНЫХ) СВОЙСТВ РЯДА СУБТРОПИЧЕСКИХ И ТРОПИЧЕСКИХ РАСТЕНИЙ В ОТНОШЕНИИ ПАУТИННОГО КЛЕЩА TETRANYCHUS ATLANTICUS MСGREGOR Специальность: 06.01.07 – защита растений Диссертация на соискание учёной степени кандидата биологических наук Научный руководитель: Попов Сергей...»

«Головань Екатерина Викторовна Ресурсы декоративных растений для озеленения внутриквартальных территорий (на примере г. Владивостока) 03.02.14 – биологические ресурсы Диссертация на соискание ученой степени кандидата биологических наук Научный руководитель: д.б.н., доцент О.В. Храпко Владивосток — Оглавление Введение Глава 1. Современные подходы...»

«Сухарьков Андрей Юрьевич РАЗРАБОТКА МЕТОДОВ ОЦЕНКИ ОРАЛЬНОЙ АНТИРАБИЧЕСКОЙ ВАКЦИНАЦИИ ЖИВОТНЫХ 03.02.02 «Вирусология» Диссертация на соискание ученой степени кандидата биологических наук Научный руководитель: кандидат ветеринарных наук, Метлин Артем Евгеньевич Владимир 2014 ОГЛАВЛЕНИЕ 1 ВВЕДЕНИЕ 2 ОБЗОР ЛИТЕРАТУРЫ 2.1 Характеристика возбудителя бешенства 2.2 Эпизоотологические...»

«Цвиркун Ольга Валентиновна ЭПИДЕМИЧЕСКИЙ ПРОЦЕСС КОРИ В РАЗЛИЧНЫЕ ПЕРИОДЫ ВАКЦИНОПРОФИЛАКТИКИ. 14.02.02 – эпидемиология ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени доктора медицинских наук Научный консультант: заслуженный деятель науки РФ, лауреат Государственной премии СССР профессор, доктор медицинских наук Ющенко Галина Васильевна Москва – 20 Содержание...»







 
2016 www.konf.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, диссертации, конференции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.