WWW.KONF.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Авторефераты, диссертации, конференции
 

Pages:     | 1 || 3 |

«КОМПЛЕКСНАЯ ОЦЕНКА ПРОЦЕССОВ ФОРМИРОВАНИЯ И ПОДДЕРЖАНИЯ ИММУНОЛОГИЧЕСКОЙ ПАМЯТИ НА ПРИМЕРЕ ВАКЦИНАЦИИ ПРОТИВ КОРИ, КРАСНУХИ И ЭПИДЕМИЧЕСКОГО ПАРОТИТА. ...»

-- [ Страница 2 ] --

Тогда как другие исследованные цитокины демонстрировали тесные положительные связи. Для характеристики сдвигов баланса Th1/Th2 применен метод расчета второй производной от функции соотношения концентрации IFN- к IL-4 по времени. Такой подход позволил выявить, что половина впервые привитых детей ответила на вирусные антигены дифференцировкой преимущественно в сторону Th1, тогда как другая половина – в сторону Th2. Применив метод расчета второй производной для анализа сдвигов в про- и противовоспалительной системе цитокинов (отношение общего количества TNFи IL -10) в ответ на введение вакцины Приорикс, мы обнаружили, что три четверти впервые привитых детей отвечает на вакцинацию с преимуществом IL -10, а ответ с преимуществом TNF- встретился лишь у четверти детей.

Исследование Т-лимфоцитов с фенотипом фолликулярных хелперов (CD4+CD57+CXCR5+) показало, что до прививки их уровень не зависел от возраста и составлял около 0,5% от лимфоидного региона, а после прививки достоверно повышался до 1,16±0,17% у впервые привитых и 1,33±0,17% после ревакцинации.

Динамика поствакцинальных изменений другой альтернативной пары CD3 CD4+ лимфоцитов (Th17 и Treg) различалась (Рисунок 2). Если на 7 день + после прививки у впервые привитых и ревакцинированных детей отмечено повышение Th17 и соответствующее повышение концентрации IL-17А, которые вернулись к исходному уровню через 6 недель, то количество Treg начинало повышаться только после повышения уровня Th17 и у впервые привитых и у ревакцинированных, что с нашей точки зрения отражает наличие контроля со стороны Treg, основная функция которых состоит именно в подавлении аутоагрессивных реакций. Динамика изменения концентраций TGF- и IL-10 в сыворотке крови у впервые привитых детей совпадала с таковой для Treg, тогда как у ревакцинированных количество IL-10 и TGFчерез 1 неделю после ревакцинации значимо возросло и снизилось через 6 недель до исходного уровня.

–  –  –

% от CD3+CD4+ 8,0 80 4,0 14 6,0 3,0 2,0 4,0 1,0 2,0

–  –  –

8,0 20 6,0 6,0 15 4,0 4,0 10 2,0 20 2,0

–  –  –

Рисунок 2 Изменение количества Th17 (% от CD3+CD4+ лимфоцитов) и концентрации IL-17 (пг/мл) (а и б) и количества Treg (% от CD3+CD4+ лимфоцитов) и концентраций IL-10 (пг/мл) и TGF- (нг/мл) (в и г) в крови детей после прививки Приорикс.

По левой оси ординат – количество Th17 (%, М±SE) (а и б) или количество Treg (%, М±SE) и концентрация IL-10 (пг/мл, М±SE) (в и г).

По правой оси ординат – концентрация IL-17 в сыворотке крови (пг/мл, М±SE) (а и б) и концентрация TGF- в сыворотке крови (нг/мл, М±SE) (в и г).

При исследовании маркеров активации показано, что у впервые привитых детей через семь дней после вакцинации отмечалось значимое увеличение количества активированных хелперов (CD3+CD4+CD25+CD127hi) и лимфоцитов с фенотипом поздней активации CD3+HLA-DR+, экспрессия CD38 и CD122 значимо повышалась на субпопуляции Т-хелперов и снижалась на цитотоксических лимфоцитах CD3+CD8+, а через 6 недель показатели возвращались к исходному уровню (Таблица 2). В группе ревакцинированных детей также через неделю после прививки отмечалось значимое повышение CD3+CD4+CD25+CD127hi и снижение экспрессии CD122 на CD3+CD8-, возвращающиеся к исходному уровню через 6 недель.

–  –  –

Использование полиоксидония одновременно с вакцинацией у детей с перенесенными вирусными инфекциями в анамнезе показало, что через месяц после прививки происходит нормализация исходно сниженных показателей иммунного статуса, сдвиг дифференцировки хелперов в сторону Th2, а баланса про- и противовоспалительных цитокинов в сторону TNF-. В целом это свидетельствует об активизации процессов иммунного ответа.

Специфический иммунный ответ на вакцинацию Приорикс Все дети до вакцинации были серонегативны, через 1 неделю специфических антител к кори, краснухе и паротиту выявлено не было. Спустя 4 недели после прививки специфические IgM- антитела против краснухи определялись у 71%, против кори – у 52%, а против паротита – только у 36% детей. Специфические IgG-антитела к вирусам кори, краснухи и эпидемического паротита наблюдали, соответственно, в 99%, 95,8% и 80,2% случаев.

Тем не менее, не у всех детей был обнаружен защитный уровень антител: у 3% детей не было защитного уровня антител к вирусу кори, у 17,6% - к вирусу краснухи и у 29,4% - к вирусу паротита. Через 1 год специфических IgMантител не было выявлено ни у одного ребенка, а специфические IgG антитела против вирусов кори, краснухи и эпидемического паротита были выявлены у 96,85%, 100% и 87,5% детей, соответственно.

Таким образом, через год у большинства детей отмечалось повышение абсолютного количества специфических антител, в большей степени это было характерно для краснухи, и в наименьшей – для эпидемического паротита. И, напротив, понижение напряженности специфического иммунитета было более характерно для эпидемического паротита и в наименьшей степени – для краснухи. В группе «иммунокомпрометированных» детей (группа 2) количество специфических IgGантител через 4 недели после вакцинации оказалось ниже, а для кори и паротита – значимо ниже, чем в группе здоровых детей (p 0,05). В третьей группе специфический гуморальный ответ на все три компонента вакцины был достоверно выше, нежели во второй (р 0,05). Через год после прививки количество специфических антител к вирусам кори и краснухи повысилось у всех групп обследованных детей, а уровень антител к антигенам эпидемического паротита значимых изменений не показал.

При исследовании уровня специфических антител класса IgA через 4 недели и через 6 недель после вакцинации в сыворотке крови было выявлено повышение их уровня (против всех трех компонентов вакцины), однако отмечены значительные индивидуальные колебания. Специфические IgAантитела также были обнаружены и через 1 год.

В процессе созревания менялась авидность IgG-антител. Авидность антител к кори и краснухе через 4 недели после прививки составила 29% и 25%, соответственно, через 6 недель существенных изменений не было, через год эти показатели увеличились до 72% и 70%, соответственно. Авидность антител к паротиту через 4 недели была очень низкой – около 5%, и осталась неизменной через 1 год.

Выявлены значительные различия в спектре субклассов иммуноглобулинов у детей разного возраста при первичном ответе и при ревакцинации, а также в ответе на разные компоненты вакцины (Рисунок 3). В первичном ответе (через 4 недели после вакцинации) у детей младше 3 лет в составе противокоревых IgG преобладали антитела IgG3 субкласса, доля IgG1 и IgG4 была значительно меньше, IgG2 не обнаружено. Специфические антитела к краснухе и эпидемическому паротиту были представлены в основном IgG1 и IgG3 субклассами, уровень IgG4 было значительно меньше, IgG2 не обнаружено. В группе детей старше 4 лет в специфическом противокоревом ответе участвовали IgG2-антитела, которые в спектре субклассов занимали второе место после IgG3. Спектр IgG-субклассов антител против краснухи и эпидемического паротита у детей младше 3 лет и старше 4 лет существенных различий не имел. Через год после прививки в группе детей моложе 3 лет и старше 4 лет основным субклассом антител ко всем компонентам вакцины был IgG1. У детей старше 4 лет среди противокоревых антител на втором месте были IgG2 антитела. Выделенные нами группы 1, 2 и 3 не различались по спектру субклассов ни через 4 недели после прививки, ни через год после нее, что позволяет говорить о том, что исходное состояние иммунной системы не влияло на спектр субклассов специфических антител, образующихся в ответ на прививку.

–  –  –

Рисунок 3 Спектр субклассов специфических IgG антител.

Через 5 лет после вакцинации в сыворотке крови обследованных детей IgM антитела не обнаруживались, уровень IgG снизился, однако защитные титры IgG антител к кори и краснухе сохранили все наблюдаемые дети, а к эпидемическому паротиту – только 86% детей.

После ревакцинации специфические антитела класса IgM не выявлялись.

Специфические IgA-антитела сохранились в небольшом количестве после прививки, и при ревакцинации наблюдался бустер-эффект (различия недостоверны из-за значительного разброса показателей). Специфические IgGантитела при ревакцинации повышались, особенно значительно - у детей с исходно более низким уровнем.

Через 5 лет после первичной вакцинации - перед ревакцинацией спектр субклассов специфических IgG-антител практически не изменился:

основным субклассом оставался IgG1, антитела субклассов IgG3 и IgG4 составляли минорные фракции. При иммунном ответе на ревакцинацию также преобладал IgG1 субкласс, хотя отмечена некоторая тенденция к увеличению IgG3 и IgG4 субклассов, особенно при ответе на вирус эпидемического паротита.

Проведение ROC-анализа подтвердило высокую диагностическую значимость определения количества специфических IgG1 и IgG3 для разделения первичного и вторичного иммунного ответа на все компоненты вакцины Приорикс. Для противокоревых антител значение cut-off для IgG1-субкласса составляет 0,359 Ме/мл, а для IgG3-субкласса – 0,324 Ме/мл. Для противокраснушных антител пороговые показатели составили 44,7 Ме/мл IgG1 и 12,15 Ме/мл IgG3. Для гуморального иммунного ответа на вирус эпидемического паротита соответствующие значения составили для IgG1-субкласса – 19,7 Ме/мл и для IgG3-субкласса – 10,05 Ме/мл. Уровень IgG1 ниже уровня cut-off, а IgG3 выше обозначенного уровня соответствуют первичному иммунному ответу, обратное соотношение – IgG1 выше, а IgG3 ниже уровня cut-off – характеризует вторичный иммунный ответ.

Результаты исследования специфического гуморального иммунного ответа у больных корью хорошо согласуются с современными взглядами на физиологию иммунного ответа (Таблица 3). В сыворотках здоровых людей (группа взрослых, получивших полноценную вакцинацию, и группа давно переболевших корью) не было обнаружено специфических противокоревых IgM-антител. Все больные, не имевшие в анамнезе прививки против кори, независимо от возраста, имели высокий уровень противокоревых IgM. Высокий уровень противокоревых IgA-антител был обнаружен во всех исследованных группах, причем самый высокий уровень был обнаружен в группе больных, имевших в анамнезе вакцинацию. Противокоревые IgG-антитела были обнаружены во всех исследованных группах. У здоровых лиц, переболевших корью ранее, обнаружены специфические IgG в защитных титрах, в то время как в группе здоровых привитых встречались показатели ниже защитного уровня. Значимое нарастание уровня специфических IgG-антител отмечалось у больных в динамике от острого периода до стадии реконвалесценции. В группе вакцинированных в детстве заболевших корью взрослых отмечен крайне высокий уровень высокоавидных противокоревых IgG.

–  –  –

Антитела с низкой степенью авидности были выявлены в сыворотках больных, не вакцинированных против кори, независимо от возраста. У здоровых взрослых (группа вакцинированных и группа переболевших) противокоревые IgG-антитела были высокоавидными, однако степень авидности у привитых была значимо ниже по сравнению с показателем в группе переболевших ранее.

Преобладающим субклассом специфических IgG у не привитых больных разного возраста в активной фазе заболевания оказался IgG3, IgG1 представлены в меньшем проценте; специфические антитела IgG2 и IgG4 субклассов отсутствовали. У пациентов в стадии реконвалесценции противокоревой иммунный ответ был представлен всеми субклассами IgG в соотношении 26,9% -IgG1, 36,9%-IgG2, 29,1%-IgG3 и 7,1%-IgG4. В сыворотках взрослых (группы больных с вакцинацией в анамнезе, здоровых вакцинированных и здоровых переболевших) преобладали специфические антитела субкласса IgG1, которые составили 80,7%, 69,8% и 41,3% от всего количества противокоревых IgG, соответственно. Показатели содержания IgG3 субкласса в этих трех группах практически не различались – 15,1%, 17,3% и 17,6%, соответственно. Уровень антител IgG4 субкласса был незначительным, однако у переболевших ранее он в 1,8 раза превышал среднее значение в группе здоровых привитых.

Существенные различия в концентрации специфических антител субкласса IgG2 были выявлены в перечисленных группах взрослых:

минимальный уровень отмечен у привитых больных, выше у привитых здоровых, и максимальный у взрослых, переболевших ранее. Различия в спектре субклассов специфических антител у не привитых взрослых пациентов в активной фазе заболевания, отвечающих на инфекцию первичным иммунным ответом, и у привитых взрослых пациентов также в активной фазе заболевания, но отвечающих на инфекцию вторичным иммунным ответом, оказались высоко значимы (2 = 278,716; р 0,0001).

При анализе динамики показателей содержания антител разных классов и субклассов в активной фазе заболевания по сравнению со стадией реконвалесценции (13 парных сывороток, полученных на 5 и 14 день после появления сыпи), показано, что количество специфических IgM-антител увеличилось незначительно. Уровень противокоревых IgA снизился, а концентрация IgG статистически значимо увеличилась; прирост специфических IgGантител осуществлялся как за счет IgG1-, так и за счет IgG3-субкласса. При этом на ранних сроках преобладали антитела субкласса IgG3, значимо превосходя показатель IgG1-субкласса, а на позднем сроке преимущество явно осталось за антителами субкласса IgG1. Антитела субклассов IgG2 и IgG4 у данных пациентов выявлены не были.

Для разграничения первичного и вторичного гуморального ответа на вирус кори у больных этой инфекцией получены значения cut-off для IgG1субкласса - 48,06%, а для IgG3-субкласса – 40,9%. Количество противокоревых антител IgG1-субкласса ниже 48,06% и количество антител IgG3субкласса больше 40,9% позволяет с вероятностью более 99% оценить гуморальный иммунный ответ обследуемого человека как первичный; соответственно количество противокоревых антител IgG1-субкласса выше 48,06%, а количество антител IgG3-субкласса ниже 40,9% характеризует иммунный ответ как вторичный. При вычислении cut-off для общего количества противокоревых IgG-антител у больных оказалось, что при общем количестве специфических IgG выше 11,583 Ме/мл с вероятностью более 99% иммунный ответ соответствует вторичному типу.

При оценке антиген-индуцированного пролиферативного ответа установлено, что лимфоциты впервые привитых детей до вакцинации не отвечали пролиферативной реакцией на добавление в культуру антигенов вирусов кори или краснухи; через неделю после вакцинации также не отмечалось пролиферации в ответ на внесение антигенов; хорошо выраженная пролиферация получена через 6 недель после вакцинации (Рисунок 4). Перед ревакцинацией (через 5-6 лет после первичной вакцинации) исходно отмечалась отчетливая пролиферация на оба антигена, уровень которой был значимо ниже уровня впервые привитых детей через 6 недель после вакцинации (p 0,01).

Через неделю после ревакцинации обнаружено значимое снижение, по сравнению с исходным, пролиферативного ответа как на ФГА, так и на антигены вируса кори и вируса краснухи; и через 6 недель после ревакцинации выявлено значимое, по сравнению с исходным, повышение уровня пролиферации на оба применявшихся антигена (p 0,05). При проведении ROC-анализа для оценки специфичности и чувствительности этого метода установлено, что для впервые привитых уровень cut-off на антигены краснухи составил 12,5%.

В группе ревакцинированных cut-off на антигены кори составил 14%, а для антигенов вирусов краснухи cut-off оказался равен 13,5%. При оценке специфически индуцированной пролиферации лимфоцитов на антигены вирусов кори и краснухи независимо от прививочного анамнеза cut-off для антигенов кори составил 12%, а для антигенов краснухи - 12,5%.

–  –  –

Рисунок 4 Антиген-индуцированная пролиферация лимфоцитов периферической крови детей, привитых вакциной Приорикс (М±SE).

Исследование спонтанной и ФГА-индуцированной продукции цитокинов in vitro лимфоцитами периферической крови привитых детей выявило, что через 1 неделю после вакцинации продукция IL-1 повышается, а IL-2, IL-4 и ILснижается. Спонтанная продукция IL-10, TNF- и IFN- повышается на 7ой день после вакцинации, а индуцированная – падает через 1 неделю и повышается через 6 недель после прививки. В группе ревакцинированных детей также наблюдался подъем спонтанной и индуцированной продукции IL и IL -4; спонтанная продукция TNF- и IFN- повышалась через 1 неделю и оставалась повышенной через 6 недель после ревакцинации.

При оценке антиген-индуцированной продукции цитокинов in vitro лимфоцитами периферической крови привитых детей установлено (Рисунок 5), что у впервые привитых детей добавление антигенов вирусов кори или краснухи не вызывали значимого синтеза цитокинов ни до вакцинации, ни через 1 неделю после нее; через 6 недель отмечалось значимое повышение продукции IL-4, TNFи IFN- в ответ на антигены вирусов кори, а для краснухи – только IFN-.

В группе ревакцинированных детей антиген-индуцированный синтез цитокинов отмечался еще до ревакцинации, что свидетельствует в пользу присутствия в организме раннее привитых детей антигенспецифичеких Т-клеток памяти. Через 1 неделю, а тем более через 6 недель после ревакцинации, синтез цитокинов в ответ на антигены вирусов кори и краснухи усиливался в несколько раз. Уровень продукции цитокинов лимфоцитами периферической крови при стимуляции антигенами вирусов кори и краснухи у впервые привитых и ревакцинированных детей различался на порядок, и в группе ревакцинированных детей спектр цитокинов, отвечающих на вирусные антигены, был значительно шире, чем у впервые привитых; это свидетельствует в пользу синтеза цитокинов именно антигенспецифическими Т-клетками памяти.

–  –  –

Рисунок 5 Антиген-индуцированная продукция цитокинов in vitro лимфоцитами периферической крови детей, привитых вакциной Приорикс.

* – p 0,05 по сравнению со спонтанным уровнем продукции.

При оценке специфически индуцированной дегрануляции цитотоксических клеток у впервые привитых и ревакцинированных детей отмечено, что спонтанный уровень дегрануляции CD8high лимфоцитов во всех группах детей не превышал 1% (Рисунок 6). Антиген-индуцированная дегрануляция CD8high клеток у впервые привитых детей как до вакцинации, так и через неделю после нее не отличалась от спонтанного уровня; через 6 недель после вакцинации было обнаружено значимое (p 0,001) повышение количества дегранулировавших CD8high лимфоцитов как при добавлении антигенов вируса кори, так и вируса краснухи. Перед ревакцинацией уровень специфической дегрануляции CD8high клеток был значимо ниже, чем у первично привитых детей через 6 недель после прививки (p 0,01). Через 7 дней после ревакцинации обнаружено статистически значимое (p 0,05) повышение процента дегранулировавших CD8high клеток как в ответ на антигены вируса кори, так и краснухи, через 6 недель после ревакцинации выявлена тенденция к снижению дегрануляции.

–  –  –

Рисунок 6 Антиген-индуцированная дегрануляция CD8high лимфоцитов периферической крови детей, привитых вакциной Приорикс.

–  –  –

Математическое моделирование процессов формирования и поддержания иммунологической памяти у детей, привитых Приорикс Исходя из концепции о связи различных параметров иммунной системы с результатами вакцинации, на первом этапе наших исследований в качестве потенциальных маркеров-предикторов результативности прививки Приорикс были выбраны параметры, входящие в классический иммунный статус (количество лейкоцитов и лимфоцитов, абсолютные и относительные количества субпопуляций CD3+, CD3+CD4+, CD3+CD8+, CD3-CD19+ CD3-CD16/56+, и общее количество IgM, IgG и IgA), а также содержание в сыворотке трех наиболее часто исследуемых цитокинов-маркеров Th1- и Th2-типа иммунного ответа IFN-, IL-4 и провоспалительного цитокина TNF-. Всего было проанализировано 19 параметров до вакцинации, через 1 неделю и через 4 недели после прививки. Для оценки результата вакцинации были использованы данные о количестве специфических сывороточных антител против антигенов вирусов кори, краснухи и эпидемического паротита класса IgG и субклассов специфических антител: IgG1, IgG2, IgG3, IgG4, измеренные через 4 недели и через 1 год после вакцинации.

Используя метод прогнозирования с помощью байесовских сетей, были выявлены 7 предикторов для предсказания формирования защитного уровня специфических антител через 4 недели после прививки Приорикс против вирусов краснухи [IFN-], [CD3+], [лимфоциты%], [CD19+%], [TNF-], [IgM] и [IL-4], 7 предикторов для аналогичного прогнозирования для иммунного ответа на вирусы эпидемического паротита [IFN-], [CD3+], [лимфоциты], [CD19+%], [CD3+CD8+%], [CD3+CD4+%] и [CD3+%] и 4 предиктора для вирусов кори [CD3+CD4+], [CD3-CD16/56+], [IgA] и [IL-4]. Оценка качества прогнозирования методом 2 продемонстрировала высокий уровень значимости (p 0,05) на независимой выборке привитых. Предложенный метод оценки эффективности прививки позволяет еще до вакцинации из общего контингента привитых выделить когорту лиц, попадающих в группу риска, то есть угрожаемых по отсутствию защитных уровней специфических антител через месяц после прививки (первичные вакцинальные неудачи). Таких людей, по статистике, 5-10%.

С помощью многомерного корреляционного анализа были выявлены 3 предиктора поддержания защитного уровня антител через 1 год после прививки для вирусов эпидемического паротита [IL-4], [TNF-] и [IgA] и 2 предиктора для вирусов кори [IL-4] и [лимфоциты]. Для вирусов краснухи такие расчеты не проводили, т.к. ни один ребенок из исследованной когорты не продемонстрировал снижения противокраснушных антител ниже защитного уровня через 1 год после прививки. Для каждого из предикторов был определен пороговый критерий cut off.

Для вирусов эпидемического паротита имеем следующую классификацию:

Если [IgA] 0,45 мг/мл, [IL-4] 1,5 пг/мл, [TNF-] 0,6 пг/мл, то, скорее всего, через 1 год антитела к эпидемическому паротиту будут ниже защитного уровня.

Если [IgA] 0,65 мг/мл или [IL-4] 3 пг/мл или [TNF-] 0,7 пг/мл, то, скорее всего, через 1 год антитела к эпидемическому паротиту будут выше защитного уровня.

Если 0,45 мг/мл [IgA] 0,65 мг/мл, 1,5 пг/мл [IL-4] 3 пг/мл, 0,6 пг/мл [TNF-] 0,7 пг/мл, то результат вакцинации через 1 год попадет в "серую зону".

Для вирусов кори значения cut off выглядят следующим образом:

Если [IL-4] 2,0 пг/мл и [лимфоциты] 5000 в мм3 то, скорее всего, через 1 год после вакцинации будет снижение противокоревых IgG.

Если [IL-4] 2,0 пг/мл или [лимфоциты] 5000 в мм3, то, скорее всего, через 1 год после вакцинации будет отмечаться стабильный результат или подъем количества специфических IgG против кори.

Предложенный метод позволяет еще до прививки выделить когорту лиц (группу риска), угрожаемых по быстрому снижению уровней антител в крови ниже защитного (вторичные вакцинальные неудачи). Такие люди составляют примерно 10% от общего количества привитых.

Качество прогноза, оцененное методом 2 на независимой выборке привитых, также было значимым (p 0,05).

Попытка спрогнозировать абсолютное количество специфических антител, образовавшихся через 4 недели и 1 год после прививки, методом главных компонент оказалась неудачной, поскольку было выявлено, что параметры иммунного статуса связаны между собой и иммунная система реагирует как целостная система, а не как некая сумма отдельных параметров. Тем не менее, применив регрессионный анализ, нам удалось выделить 6 параметров для прогнозирования количества специфических противокоревых IgG через 4 недели после прививки, 2 параметра для прогнозирования количества антител против краснухи и 5 параметров для прогнозирования уровня специфических IgG против вируса эпидемического паротита. Используя коэффициенты, рассчитанные для этих параметров в результате регрессионного анализа, были предложены 3 формулы, позволяющие по исходным значениям выбранных показателей иммунного статуса рассчитать количества специфических IgG антител против вирусов кори, краснухи и эпидемического паротита, которые образуются через 4 недели после прививки.

[IgG корь] = -2,25 + 0,031[CD3+%] + 0,064[CD3-CD16/56+%] + 0,244[TNF-] – 0,417[IgM] + 0,042[IgG] + 0,008[лимфоциты%] [IgG краснуха] = 66,443 – 5,412[IgG] + 23,834[IgM] [IgG паротит] = – 9,537 – 3,812[CD3+8+%] – 0,041[CD3-CD16/56+] + 5,105[CD3-CD16/56+%] + 2,374[CD3+%] – 1,363[CD3+4+%] Качество прогнозирования, оцененное на независимой выборке привитых детей, оказалось вполне удовлетворительным.

Расчет прогнозируемого количества специфических антител к антигенам вирусов кори, краснухи и эпидемического паротита предложено использовать как вспомогательный к методу оценки вероятности результатов вакцинации с помощью Байесовской сети, особенно в тех случаях, когда прогнозируемая вероятность неудачной вакцинации (нет защитных уровней специфических антител) близка к 50:50.

Спрогнозированные с помощью разработанных моделей результаты вакцинации для детей группы 3, привитых одновременно с инъекцией иммунокорректора полиоксидоний были сопоставлены с реально полученными у этих детей значениями уровней специфических IgG против вирусов кори, краснухи и эпидемического паротита как через 4 недели, так и через год после прививки. Проверка гипотезы о неслучайном распределении реальных и предсказанных результатов вакцинации дала значимые результаты (p 0,05).

На основании проведенного математического анализа был предложен конструктивный алгоритм прогнозирования и выявления первичных и вторичных вакцинальных неудач, а также принятия решений проведения специфической иммунопрофилактики у детей из групп риска (Рисунок 8).

Для реализации алгоритма следует:

1. Перед вакцинацией провести лабораторное исследование иммунного статуса, включающее в себя определение абсолютного и относительного количества лимфоцитов, их субпопуляций CD3+, CD3+CD4+, CD3+CD8+, CD19+, общих иммуноглобулинов классов M, G, A и концентрации сывороточных цитокинов TNF-, IL-4 и IFN-.

2. Опрашивая байесовскую сеть по результатам анализа, выделить лиц, прогнозируемых как первичные вакцинальные неудачи (прогнозируемый уровень специфических антител через 4 недели после прививки ниже защитного).

3. Выделенную когорту «вероятных первичных вакцинальных неудач» необходимо привить и вызвать на контроль через 1-2 месяца после прививки для оценки реального уровня специфических антител. Такая тактика существенно облегчает поиск незащищенных в результате прививки людей и снижает нагрузку на лабораторию.

4. Если лабораторно подтверждена реальная вакцинальная неудача – повторить обследование через 1 год, если специфические антитела так и не появились, решить вопрос о дополнительной ревакцинации индивидуально.

5. Среди лиц, способных выработать, согласно прогнозу, защитные уровни специфических антител через 4 недели после прививки, на основании значений порогового критерия cut off следует выделить лиц, относящихся к группе риска, то есть угрожаемых по быстрой потере защитных уровней антител (вторичные вакцинальные неудачи).

6. Всех, для кого оба прогноза оказались удачными – привить и отпустить на 5 лет до срока положенной по графику ревакцинации.

7. Когорту людей, для которых спрогнозирован риск вторичных вакцинальных неудач, необходимо привить и пригласить для оценки эффективности прививки через 1 год для контроля наличия защитных уровней специфических антител.

В случае наличия защитного уровня антител – повторить контроль через 8.

2 года.

В случае утери защитных уровней антител – решить вопрос о дополнительной ревакцинации индивидуально.

–  –  –

Рисунок 8 Блок-схема алгоритма прогнозирования и принятия решений при первичных и вторичных вакцинальных неудачах Своевременное выявление когорты лиц, угрожаемых по первичной или вторичной вакцинальной неудаче, позволяет рассматривать вопрос об индивидуальном подходе к вакцинации для этих людей. Одним из вариантов решения проблемы невысокого или нестойкого иммунного ответа на прививку может быть использование иммунокорректора, например полиоксидония, одновременно с вакцинацией.

В нашей работе было показано, что у детей, привитых одновременно с инъекцией полиоксидония, количество антител было значимо более высоким, чем у группы сравнения. Другой вариант – составление индивидуального графика ревакцинаций. Сроки и количество ревакцинаций – это некая средняя по популяции, однако, возможно людям, относящимся к группам риска, то есть склонным давать низкий или нестойкий антительный ответ на прививку, необходима дополнительная, закрепляющая (или поддерживающая) ревакцинация. Третий немаловажный момент, таким людям нужно проверять специфический клеточный иммунитет.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Таким образом, в результате проведенных нами исследований было показано, что на введение антигенов вакцины Приорикс иммунная система реагирует именно как целостная система. Несмотря на то, что не было отмечено каких-либо осложнений от прививки у наблюдаемой нами когорты детей, результаты исследований свидетельствуют, что при вакцинации вся иммунная система приходит в движение. Иммунная система – саморегулирующаяся, хорошо сбалансированная и многократно защищенная от возможных нарушений система. Тем не менее, при введении антигенов происходят, да и должны происходить, отклонения ее параметров от состояния «нормы покоя»

к состоянию «нормы реакции» иммунной системы на прививку. Так, мы наблюдали снижение или, напротив, повышение количества лимфоцитов некоторых субпопуляций, провоспалительных цитокинов, общего IgE в крови привитых детей. За счет механизмов контроля и саморегуляции эти отклонения самопроизвольно возвращались к исходному уровню через месяцполтора после прививки. Но любое исследование включает лишь малую выборку из всех прививаемых детей. На уровне генеральной совокупности начинают работать законы больших чисел, следовательно, можно предположить, что обязательно найдется некое количество людей, у которых, по разным причинам, механизмы контроля и саморегуляции могут оказаться несостоятельными. В этом случае отклонения, которые мы наблюдаем как «норму реакции» иммунитета на прививку, могут трансформироваться в «норму патологии» развившихся осложнений после прививки. Транзиторное снижение количества лимфоцитов основных субпопуляций в крови привитых может обернуться повышенной чувствительностью к интеркурентным заболеваниям. Излишнее повышение продукции провоспалительных или снижение противовоспалительных цитокинов может реализоваться в температурную реакцию на прививку. Слишком интенсивное повышение Th17 или недостаточная активность Treg и других супрессорных субпопуляций может развернуться в аутоиммунную патологию, а дисбаланс в регуляции Th1/Th2 хелперов может привести к реализации аллергической реакции, особенно у лиц с соответствующей предрасположенностью. Различия в реакциях отдельных индивидуумов могут быть связаны как с генетической составляющей, так и с действием факторов окружающей среды. Из всего вышесказанного можно сделать вывод, что даже если нам удастся сделать идеальную вакцину, а к этому, конечно, нужно стремиться, то и такая вакцина не даст 100% гарантии безопасности вакцинации. Если мы вводим вакцину, то иммунная система должна ответить на нее, а значит должны возникнуть отклонения, та самая «норма реакции» иммунитета. Как бы хороша ни была вакцина, всегда найдутся организмы, в которых, по ряду вышеперечисленных причин, возникнут нарушения саморегуляции и проявятся нежелательные явления, трактуемые как осложнения. Если какое-то нежелательное событие может случиться, то есть вероятность его более 0, то, с одной стороны, мы должны минимизировать риски наступления этого события (сюда следует отнести более ответственный подход врача к оценке состояния ребенка до прививки), а с другой стороны, быть готовым к тому, что такое может случиться (сюда бы я отнесла более тщательное наблюдение за привитым не только в первые минуты, но и месяц-полтора после вакцинации).

В результате проведенных нами исследований было показано, что вакцина Приорикс высокоэффективна, так как дает высокий процент сероконверсий в ответ на все три вируса, входящие в ее состав.

Несмотря на это, были выявлены отдельные дети, не развившие защитных антител на тот или иной вирус вакцины. Так, были дети, дающие высокий ответ на все три компонента, хорошо ответившие на два, или один из трех вирусов, тогда как на остальные вирусы ответ либо вовсе отсутствовал, либо определялись следы специфических антител ниже защитного уровня. Сходные результаты были получены и при оценке специфического клеточного иммунного ответа. У некоторых детей результаты тестирования практически не отличались от значений cut off, тогда как у других превышали пороговый уровень в несколько раз. У отдельных детей наблюдалось превалирование специфического гуморального или клеточного ответа, но подавляющее большинство имело в равной степени и тот и другой тип ответа. Следовательно, можно предполагать, что даже если нам удастся создать идеальную вакцину, даже она не сможет обеспечить на 100% эффективную защиту. Всегда найдутся индивидуумы, у которых в силу генетической предрасположенности или воздействий факторов среды не разовьется защитный иммунитет на прививку. Формирующаяся в результате работы адаптивного иммунного ответа иммунологическая память включает в себя Т- и В-клеточное звено. Каждое из этих звеньев состоит из центральных и эффекторных клеток памяти. Так, Т-эффекторы находятся преимущественно в тканях и при повторном попадании антигена в организм любая антигенпрезентирующая клетка, находящаяся рядом, способна быстро представить им антиген и активизировать их цитотоксическую и цитокинпродуцирующую функцию. Если антигена попало в организм немного, то этим все и заканчивается, если же это массированное инфицирование, или за долгие годы после прививки количество специфических к данному антигену Т-эффекторов памяти истощилось, то в дело включаются центральные клетки памяти. Сами они практически не обладают цитотоксическими свойствами, но активно пролиферируют в ответ на антиген и формируют новый пул Тэффекторов, способных выполнять цитотоксическую функцию в ответ на данный антиген. Подобным образом работает и В-клеточное звено иммунной памяти. В этом случае клетками-эффекторами являются плазмоциты (РС), синтезирующие антитела. Долгие годы РС способны выживать в костном мозге и селезенке, продуцируя защитные антитела. Однако, поскольку ниша для гомеостатической поддержки РС ограничена, все новые РС, образующиеся на последующие инфекционные атаки, постепенно вытесняют ранее образовавшиеся РС. Постепенно уровень антител снижается и может упасть ниже защитных титров, что мы наблюдали у вакцинированных в детстве взрослых, заболевших корью. В этой ситуации очень важна роль сформированных при вакцинации Bm - центрального звена В-клеточной памяти. До тех пор, пока в организме присутствовали защитные антитела, Bm не активизировались, но как только при повторном попадании антигена в иммунный организм сниженного уровня антител не хватило для блокировки всех внедрившихся вирусов, Bm активизируются, бурно пролиферируют и образуют новые плазмоциты, синтезирующие новые антитела. Этот процесс при вторичном иммунном ответе идет намного быстрее, чем при первичном, однако все-таки требует некоторого времени. За это время вирус успевает внедриться и размножиться. Конечно, быстрый и сильный прирост высокоавидных антител прерывает возможность вирусов выходить в жидкие среды организма и таким путем заражать новые клетки, но нужно помнить, что на поверхности зараженных клеток остались оболочки внедрившихся вирусов, содержащие, кроме всего прочего, и белок слияния (F-протеин). Этот белок способен осуществить слияние инфицированной и интактной клетки организма.

Таким образом, вирус имеет возможность, пусть намного медленнее, чем при выходе в жидкие среды организма, но продолжать развиваться. Для остановки этого пути развития заболевания необходимо подключение специфических цитотоксических Т-лимфоцитов, которые избирательно уничтожают зараженные клетки организма вместе со всеми находящимися в них вирусами.

Таким образом, можно утверждать, что разные звенья иммунологической памяти не просто дублируют друг друга, а выполняют разные функции. Задачи эффекторных Т- и В-клеток различаются. Так, специфические антитела связывают вирус даже еще до внедрения в организм, например, секреторные IgA в слизи, или сразу при инфицировании, не давая ему внедриться в клетки организма-хозяина. В то же время, Т-эффекторы осуществляют свою активность уже после внедрения вируса в клетки хозяина, т.к. способны распознать и уничтожить такие зараженные клетки. Центральные Т- и Влимфоциты памяти являются своеобразным резервом адаптивного иммунитета. Если по каким-либо причинам Т- и В-эффекторы не справляются – подключаются центральные резервы и продуцируют пополнение Т-эффекторов и плазмоцитов. В результате, привитой человек даже утерявший в процессе жизни защитный титр антител, хотя и заболевает при повторном контакте с вирусом, но болеет чаще нетяжелыми, атипичными и даже стертыми формами, поскольку имеющиеся в его организме центральные Т- и В-клетки памяти способны в короткие сроки наладить адекватную защиту.

Для решения задачи повышения эффективности прививки весьма перспективным представляется стратегия выявления когорты лиц, угрожаемых по развитию первичной или вторичной вакцинальной неудачи еще до проведения вакцинации на основании анализа иммунологического статуса ребенка.

Имея четкие критерии такого выделения, можно стандартно прививать не попавших в группы риска, а тех, у кого была спрогнозирована потенциальная первичная или вторичная вакцинальная неудача, следует прививать по индивидуальному графику с обязательным мониторированием количества образовавшихся после прививки специфических антител. В результате нашей работы удалось выделить показатели иммунного статуса детей до вакцинации в качестве прогностических критериев, позволяющих предсказать первичные или вторичные вакцинальные неудачи. Предложенный нами алгоритм позволяет своевременно выявлять детей, угрожаемых по низкому и непродолжительному иммунному ответу на прививки. На основании проведенных нами исследований результатов однократного введения полиоксидония одновременно с прививкой было выявлено, что у детей с исходно сниженными показателями иммунного статуса использование иммунокорректора приводило к повышению количества специфических антител на антигены вакцины. Основываясь на этом наблюдении, предложено использовать полиоксидоний одновременно с вакцинацией для группы детей, спрогнозированных как возможные первичные или вторичные вакцинальные неудачи. Другим возможным вариантом коррекции низкого или нестойкого иммунного ответа на прививку является введение для таких детей дополнительной бустирующей дозы вакцины. Оба предложенных варианта требуют дополнительного исследования и наблюдения. Разработанный нами алгоритм прогнозирования первичных и вторичных вакцинальных неудач позволит выделить когорту угрожаемых лиц из общей массы прививаемых детей до вакцинации и оценить влияние той или другой тактики ведения на высоту и длительность поддержания защитного иммунитета. Другой более фундаментальной задачей является изучение регуляторной функции иммунной системы и возможности воздействия на нее. Полученные в результате новые знания позволят разработать новые физиологичные методы повышения эффективности и безопасности вакцинации.

ВЫВОДЫ:

1. В группе здоровых детей показатели иммунного статуса соответствовали возрастной норме, а в группе «иммунокомпрометированных» детей были значимо снижены. Направленность количественных изменений в составе основных субпопуляций лимфоцитов после вакцинации определяется исходным состоянием иммунной системы и обусловлена либо перераспределением лимфоцитов из крови в лимфоидные органы, либо активацией лимфоцитов в ответ на антиген и формированием иммунологической памяти.

2. Вакцинация Приорикс не сопровождается аллергизацией детей, не имевших ранее аллергических реакций, что подтверждается отсутствием повышения у них IL-5, транзиторное повышение общих IgE у детей с атопическим дерматитом и ответивших на вакцинацию по типу Th2 нормализуется через месяц после вакцинации без клинических проявлений обострения аллергии.

Транзиторное повышение количества Th17 и их основного цитокина ILА в крови привитых возвращается к исходному уровню через 6 недель после прививки без каких-либо клинических проявлений, вероятно, благодаря своевременному включению регуляторных механизмов иммунного ответа.

При вакцинации Приориксом, гуморальный иммунный ответ формируется неравномерно на компоненты вакцины. Максимальный ответ наблюдался на антигены вируса краснухи, среднее положение занимал ответ на вирус кори, наихудшие параметры продемонстрировал гуморальный иммунный ответ на вирус эпидемического паротита. Это выражалось в проценте сероконверсий, количестве специфических IgG-антител, их авидности и продолжительности сохранения защитных уровней антител во времени.

В процессе созревания специфического гуморального иммунного ответа 5.

происходит переключение субклассов специфических антител с IgG3 на IgG1. Клетки памяти продуцируют, в основном, антитела IgG1. Вирус кори способен тормозить процесс переключения субклассов специфичных к нему антител. Доказано, что по спектру субклассов с вероятностью более 95% можно разделить первичный и вторичный иммунный ответ, независимо от способа его индукции (инфекция или вакцинация).

Спектр субклассов специфических IgG зависит от вида антигена, возраста прививаемого и срока, прошедшего с момента прививки.

При потере защитных уровней антител активация сохранившихся специфических B клеток памяти способна быстро, но не мгновенно, произвести большое количество высокоавидных антител преимущественно IgG1-субкласса. Это приводит к тому, что ранее привитой человек может заболеть при контакте с диким вирусом, но, благодаря быстрой реакции клеток иммунной памяти, будет болеть нетяжелыми, стертыми формами заболевания.

Оценка количества и функциональной активности Т-клеток памяти в 7.

реакции антиген-индуцированного пролиферативного ответа на антигены вирусов кори и краснухи, индукции продукции цитокинов антигенами этих вирусов (функция Т-хелперов памяти) и реакции специфически индуцированной дегрануляции цитотоксических CD8hi лимфоцитов (эффекторные Т-клетки памяти) позволила с вероятностью более 98% определить наличие или отсутствие специфического клеточного иммунного ответа. Эти специфические Т-клетки памяти способны длительно сохраняться в иммунном организме.

Выявлены прямые корреляции между отдельными звеньями специфического гуморального ответа на три составных вируса вакцины, а также между различными звеньями специфического клеточного иммунного ответа, и обратные (отрицательные) корреляционные связи между звеньями специфического гуморального и клеточного иммунного ответа.

9. Применение полиоксидония одновременно с вакцинацией в группе «иммунокомпрометированных» детей увеличивает количество специфических антител на все три компонента вакцины до уровня группы здоровых детей без нарушения их состояния здоровья.

10.Методами математического моделирования выявлены предикторы (параметры иммунного статуса), позволяющие с 95% вероятностью прогнозировать полноценность формирования гуморального иммунного ответа через 4 недели после прививки и поддержание в течение 1 года защитных уровней специфических IgG-антител на вакцину Приорикс. Предложены формулы для расчета абсолютного количество специфических IgG-антител, образующихся через 4 недели после прививки против вирусов кори, краснухи и эпидемического паротита.

11. Разработан алгоритм, позволяющий до проведения вакцинации против кори, краснухи и эпидемического паротита прогнозировать формирование первичных (отсутствие защитных уровней антител через 4 недели после прививки) и вторичных (истощение уровня специфических антител через 1 год после вакцинации) вакцинальных неудач для подбора индивидуальных схем вакцинации детям из этих групп риска.

ПРАКТИЧЕСКИЕ РЕКОМЕНДАЦИИ И ПЕРСПЕКТИВЫ

На основании проведенных исследований можно предложить следующие практические рекомендации:

1. Рекомендовать использовать метод оценки соотношения IgG1- и IgG3субклассов специфических антител к антигенам вирусов кори, краснухи и эпидемического паротита для разделения первичного и вторичного иммунного ответа у привитых или больных этими инфекциями. Для этого следует использовать значения порогового критерия cut off, представленные в Таблице. Это позволит четко определить, был ли данный больной с неясным прививочным анамнезом действительно привит в детстве и со временем утерял защитные антитела (такой больной отвечает на инфекцию по типу вторичного иммунного ответа), либо он не был реально привит и отвечает на инфекцию первичным иммунным ответом, что важно для анализа структуры заболеваемости.

–  –  –

40 Если процент специфических антител субкласса IgG1 от общего количества антител на данный антиген составляет менее значения cut off, а процент антител субкласса IgG3 – более значения cut off, то с вероятностью более 99% это первичный иммунный ответ. Если, напротив, процент специфических IgG1 больше значения cut off, а для IgG3 – меньше cut off, то это – вторичный тип иммунного ответа.

2. Рекомендовать использовать для оценки специфического клеточного иммунного ответа на антигены кори и краснухи тест специфически индуцированной дегрануляции CD8hi лимфоцитов. Этот тест не рестриктирован по HLA, прост в использовании и дает результат на следующий день после постановки. Для интерпретации результатов следует использовать значения порогового критерия cut off и «серой зоны», которые составили для антигенов вирусов кори, 2,005% (1,17-2,035%) и для антигенов вирусов краснухи 1,77% (1,305-2,015%). Если полученные результаты теста превышают значение cut off, то с вероятностью 98% это свидетельствует о наличии специфического клеточного иммунного ответа на данный антиген, тем более сильного, чем выше процент дегранулирующих лимфоцитов. При превышении границы серой зоны правильность предсказания доходит до 100%.

3. Рекомендовать использовать разработанный нами конструктивный алгоритм, позволяющий на основании значений показателей иммунного статуса, определенных до вакцинации, выявить лиц группы риска, предрасположенных к низкому или непродолжительному гуморальному иммунному ответу на прививку против кори, краснухи и эпидемического паротита, с целью подбора для них индивидуальных схем вакцинации и ревакцинации.

4. Рекомендовать использовать иммунокорректор полиоксидоний в дозе 3 мг в/м однократно одновременно с введением вакцины Приорикс у детей со сниженными показателями иммунного статуса из групп риска с целью повышения уровня специфических антител на антигены вакцины.

В качестве перспектив проведенного исследования мы предполагаем на основе разработанного алгоритма выявить до прививки лиц, угрожаемых по развитию первичной или вторичной вакцинальной неудачи, и привить этих людей с использованием различных иммунокорректоров с целью получить более высокий (защитный) и продолжительный уровень специфических антител на антигены вакцины. Предполагается также прицельно исследовать у таких людей их специфический клеточный иммунный ответ на антигены вакцины, а также исследовать перспективу введения дополнительной бустирующей ревакцинации для лиц с вторичными вакцинальными неудачами.

СПИСОК РАБОТ, ОПУБЛИКОВАННЫХ ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИИ

1. Топтыгина, А.П. Влияние вакцинации детей живыми вирусными вакцинами на дифференцировку Т- хелперов. Изменение соотношений Th1/Th2. / А.П. Топтыгина, Н.А. Солдатенкова, Т.А. Мамаева, С.Н. Кокаровцева, В.А. Алешкин, А.Л. Пухальский // 5 конгресс РААКИ «Современные пробемы аллергологии, иммунологии и иммунофармакологии»: сб. тр. – М. 2002. – С. 602.

2. Pukhalsky, A.L. Cytokine profile after rubella vaccine inoculation:

evidence of the immunosuppressive effect of vaccination. / A.L.

Pukhalsky, G.V. Shmarina, M.S. Bliacher, I.M. Fedorova, A.P.

Toptygina, J.J. Fisenko, V.A. Alioshkin //. Mediat. Inflamm. – 2003. – V.12(4). – P.203-207.

3. Топтыгина, А.П. Особенности гуморального ответа на коревые антигены у детей, привитых вакциной «Приорикс» /А.П. Топтыгина, Н.А. Солдатенкова, Т.А. Мамаева, В.А. Алешкин, А.Л. Пухальский// 2 Конгресс педиатров-инфекционистов России «Актуальные вопросы инфекционной патологии у детей»: сб. тр. – М., 2003. – С. 195.

4. Топтыгина, А.П. Спектр субклассов протевокоревых иммуноглобулинов G у лиц, перенесших корь / А.П. Топтыгина, А.Л. Пухальский, Т.А. Мамаева, В.А. Алешкин // Бюлл. экспер. биол. – 2004. – Т.

137(3). – С. 293-295.

5. Топтыгина, А.П. Иммуномодулирующие эффекты живой вирусной вакцины «Приорикс» / А.П. Топтыгина, А.Л. Пухальский, М.С. Бляхер, Н.А.

Солдатенкова, В.А. Алешкин // 3-й конгресс педиатров-инфекционистов России: сб. тр. М., 2004 г. – С. 229.



Pages:     | 1 || 3 |
 

Похожие работы:

«Солнцев Роман Викторович Лесоводственная эффективность осушительной мелиорации в заболоченных сосняках и на их вырубках в условиях Среднего Урала (на примере стационара «Северный»). 06.03.02. – Лесоведение, лесоводство, лесоустройство и лесная таксация. АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата сельскохозяйственных наук Екатеринбург – 2014 Работа выполнена на кафедре лесной таксации и лесоустройства ФГБОУ ВПО «Уральский государственный лесотехнический...»

«АНДОСОВА ЛАРИСА ДМИТРИЕВНА КЛИНИКО-ЛАБОРАТОРНЫЕ АСПЕКТЫ В ОЦЕНКЕ ЗАБОЛЕВАНИЙ ШЕЙКИ МАТКИ ПРИ ПАПИЛЛОМАВИРУСНОЙ ИНФЕКЦИИ 14.03.10 – клиническая лабораторная диагностика Автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора медицинских наук Нижний Новгород – 2014 Работа выполнена в ГБОУ ВПО «Нижегородская государственная медицинская академия» Минздрава России Научный консультант: Конторщикова Клавдия Николаевна – доктор биологических наук, профессор Официальные оппоненты:...»

«ГУЛЬ ШАХ ШАХ МАХМУД БИОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ ЦИТРУСОВОЙ МИНИРУЮЩЕЙ МОЛИ (Phyllocnistis citrella Stainton) В УСЛОВИЯХ ЮГО-ВОСТОЧНОГО АФГАНИСТАНА Специальность 06.01.07 – Защита растений АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата сельскохозяйственных наук Душанбе – 2014 Работа выполнена на кафедре защиты растений Таджикского аграрного университета им. Шириншоха Шотемура Научный руководитель: Кахаров Кахар Хабибуллаевич доктор сельскохозяйственных наук,...»

«Арбузова Елена Николаевна ПРОЕКТИРОВАНИЕ РЕФЛЕКСИВНОЙ СИСТЕМЫ ОБУЧЕНИЯ С ПРИМЕНЕНИЕМ ИННОВАЦИОННОГО УЧЕБНО-МЕТОДИЧЕСКОГО КОМПЛЕКСА ПО МЕТОДИКЕ ОБУЧЕНИЯ БИОЛОГИИ Специальность 13.00.02 – Теория и методика обучения и воспитания (биология, уровень профессионального образования) АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени доктора педагогических наук Москва Работа выполнена на кафедре биологии, экологии и методики обучения биологии ГБОУ ВПО города Москвы «Московский...»

«АНДРЕЕВА НАДЕЖДА МИХАЙЛОВНА МЕТОДИКА ИСПОЛЬЗОВАНИЯ ДОРОЖНЫХ КАРТ ПРИ ЭЛЕКТРОННОМ ОБУЧЕНИИ СТУДЕНТОВ ИНФОРМАТИКЕ (на примере экономических и биологических направлений подготовки) 13.00.02 – Теория и методика обучения и воспитания (информатика, уровень профессионального образования) АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата педагогических наук Красноярск – 2015 Работа выполнена в Федеральном государственном автономном образовательном учреждении высшего...»

«СОФРОНОВА Октябрина Николаевна МИКРОБИОЛОГИЧЕСКИЕ И ЭКОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ ШТАММОВ ИЕРСИНИЙ, ЦИРКУЛИРУЮЩИХ НА ТЕРРИТОРИИ ЯКУТИИ 03.02.03 – микробиология АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата медицинских наук Санкт-Петербург – 2014 Работа выполнена в Федеральном бюджетном учреждении науки «СанктПетербургский научноисследовательский институт эпидемиологии и микробиологии им. Пастера» Научный руководитель: Заслуженный деятель науки РФ, доктор...»

«ВАНГЕЛИ СЕРГЕЙ ВАЛЕРЬЕВИЧ СРАВНИТЕЛЬНАЯ УЛЬТРАСТРУКТУРНАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА КУЛЬТУР КЛЕТОК, ХРОНИЧЕСКИ ИНФИЦИРОВАННЫХ ВИРУСОМ ЛЕЙКОЗА КРУПНОГО РОГАТОГО СКОТА 06.02.02 – ветеринарная микробиология, вирусология, эпизоотология, микология с микотоксикологией и иммунология Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата ветеринарных наук Москва – 201 Работа выполнена в Федеральном государственном бюджетном научном учреждении научно-исследовательский институт...»

«НЕСТЕРОВ Александр Александрович УСОВЕРШЕНСТВОВАНИЕ ТЕХНОЛОГИИ ИЗГОТОВЛЕНИЯ ВАКЦИН ПРОТИВ ИНФЕКЦИОННОГО РИНОТРАХЕИТА КРУПНОГО РОГАТОГО СКОТА 06.02.02 «Ветеринарная микробиология, вирусология, эпизоотология, микология с микотоксикологией и иммунология» Aвтореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата ветеринарных наук Владимир – 2015 Работа выполнена в федеральном государственном бюджетном учреждении «Федеральный центр охраны здоровья животных» (ФГБУ «ВНИИЗЖ»)....»

«Овчинникова Зинаида Алексеевна ГИГИЕНИЧЕСКАЯ ОЦЕНКА ВЛИЯНИЯ УСЛОВИЙ ОБУЧЕНИЯ НА ЗДОРОВЬЕ ШКОЛЬНИКОВ МЕДИКО-БИОЛОГИЧЕСКИХ КЛАССОВ 14.02.01 – гигиена Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата медицинских наук Москва 2015 Работа выполнена на кафедре гигиены государственного бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Российский национальный исследовательский медицинский университет им. Н. И. Пирогова» Минздрава России Научный...»

«Дандал Али Шебли ПАТОГЕНЕТИЧЕСКИЕ СВОЙСТВА ВИРУСА ИНФЕКЦИОННОГО БРОНХИТА КУР 06.02.02 «ветеринарная микробиология, вирусология, эпизоотология, микология с микотоксикологией и иммунология» АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата ветеринарных наук Владимир-2015 Работа выполнена в ФГБУ «Федеральный центр охраны здоровья животных» (ФГБУ «ВНИИЗЖ) Россельхознадзора и в ФГБАОУ ВПО «Российский университет дружбы народов» Научный руководитель: Макаров Владимир...»

«ГУТОР Сергей Сергеевич ПРОГНОСТИЧЕСКАЯ ЗНАЧИМОСТЬ МОРФОЛОГИЧЕСКИХ И МОЛЕКУЛЯРНЫХ ПОКАЗАТЕЛЕЙ СОСТОЯНИЯ МИОКАРДА ДЛЯ ИСХОДОВ ХИРУРГИЧЕСКОГО ЛЕЧЕНИЯ БОЛЬНЫХ ИШЕМИЧЕСКОЙ КАРДИОМИОПАТИЕЙ 03.03.04 – клеточная биология, цитология, гистология Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата медицинских наук Томск – 2014 Работа выполнена в Государственном бюджетном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Сибирский государственный медицинский...»

«ГОРЕЛИК Светлана Гиршевна МЕДИКО-СОЦИАЛЬНАЯ РЕАБИЛИТАЦИЯ ПАЦИЕНТОВ ХИРУРГИЧЕСКОГО ПРОФИЛЯ В СТАРЧЕСКОМ ВОЗРАСТЕ 14.01.30 – геронтология и гериатрия Автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора медицинских наук Самара 2015 Работа выполнена в Федеральном государственном бюджетном образовательном учреждении дополнительного профессионального образования «Институт повышения квалификации Федерального медико-биологического агентства» доктор медицинских наук, доцент...»

«Степина Елена Владимировна ЭКОЛОГО-ФЛОРИСТИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА СТЕПНОЙ РАСТИТЕЛЬНОСТИ ЮГО-ЗАПАДНЫХ РАЙОНОВ САРАТОВСКОЙ ОБЛАСТИ 03.02.08 – экология (биологические науки) Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата биологических наук Саратов – 2015 Работа выполнена в Балашовском институте (филиале) федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Саратовский государственный университет имени Н.Г....»

«Потапов Григорий Сергеевич СТРУКТУРА НАСЕЛЕНИЯ ШМЕЛЕЙ (HYMENOPTERA: APIDAE, BOMBUS LATR.) ЕВРОПЕЙСКОГО СЕВЕРА РОССИИ 03.02.08 – Экология (биология) АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата биологических наук Томск – 2015 Работа выполнена в Федеральном государственном бюджетном учреждении науки Институте экологических проблем Севера Уральского отделения Российской академии наук, в лаборатории экологии популяций и сообществ. Научный руководитель: доктор...»

«КОМИССАР АЛЛА БОРИСОВНА КЛИНИКО-ОФТАЛЬМИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ХРОНИЧЕСКОГО ЭНДОГЕННОГО ХОРИОРЕТИНИТА У КОШЕК 06.02.04 – ветеринарная хирургия АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата ветеринарных наук Москва 2014 Работа выполнена на кафедре биологии и патологии мелких домашних, лабораторных и экзотических животных факультета ветеринарной медицины ФГБОУ ВПО «Московская государственная академия ветеринарной медицины и биотехнологии имени К. И. Скрябина»...»

«АФГОНОВ МУХАММАДАЛИ МИРАЛИЕВИЧ Системно-деятельностный подход к гуманитарно-краеведческой воспитательной деятельности в общеобразовательных учреждениях Республики Таджикистан 13.00.01 общая педагогика, история педагогики и образования (педагогические науки) АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени доктора педагогических наук Душанбе 2015 Работа выполнена на общеуниверситетской кафедре педагогики Таджикского национального университета доктор педагогических наук,...»

«Жакова Светлана Николаевна РЕПРОДУКТИВНАЯ БИОЛОГИЯ НЕКОТОРЫХ ВИДОВ И КУЛЬТИВАРОВ РОДА СИРЕНЬ (SYRINGA L.) 03.02.01 – ботаника Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата биологических наук Пермь – 2015 Работа выполнена на кафедре ботаники и генетики растений Федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Пермский государственный национальный исследовательский университет» Научный руководитель:...»

«ДОБРЕНЬКОВ ДМИТРИЙ СЕРГЕЕВИЧ ХАРАКТЕРИСТИКА БИОЦЕНОТИЧЕСКИХ ОТНОШЕНИЙ БАКТЕРИАЛЬНЫХ СООБЩЕСТВ ПОЛОСТИ РТА И МИКРОЭКОЛОГИЧЕСКОЕ ОБОСНОВАНИЕ ПРИНЦИПОВ БИОКОРРЕКЦИИ 03.02.03 – Микробиология Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата медицинских наук Волгоград Работа выполнена в Государственном бюджетном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Волгоградский государственный медицинский университет» Министерства здравоохранения...»

«ВОЛОДИНА ИРИНА АЛЕКСАНДРОВНА ОЦЕНКА ИСХОДНОГО МАТЕРИАЛА ЛЮЦЕРНЫ ИЗМЕНЧИВОЙ ДЛЯ СЕЛЕКЦИИ ВЫСОКОПРОДУКТИВНЫХ СОРТОВ В УСЛОВИЯХ СРЕДНЕГО ПОВОЛЖЬЯ 06.01.05 – селекция и семеноводство сельскохозяйственных растений АВТОРЕФЕРАТ диссертация на соискание ученой степени кандидата сельскохозяйственных наук Пенза 2015 Диссертационная работа выполнена в Федеральном государственном бюджетном научном учреждении «Поволжский научно-исследовательский институт селекции и семеноводства имени...»

«Сусарев Сергей Викторович ЭКОЛОГО-ФАУНИСТИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАЗНОУСЫХ ЧЕШУЕКРЫЛЫХ (HETEROCERA, LEPIDOPTERA) МОРДОВИИ 03.02.08 – экология (биологические науки) Автореферат диссертации на соискание учной степени кандидата биологических наук Саратов – 2015 Работа выполнена в Федеральном государственном бюджетном учреждении высшего профессионального образования «Мордовский государственный университет им. Н. П. Огарва» на кафедре зоологии Научный руководитель: Аникин Василий...»







 
2016 www.konf.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, диссертации, конференции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.