WWW.KONF.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Авторефераты, диссертации, конференции
 


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |

«ЦИТОАРХИТЕКТОНИКА И СВОЙСТВА ПОВЕРХНОСТИ ЛИМФОЦИТОВ У ЗДОРОВЫХ ЛЮДЕЙ (ДОНОРОВ) И ПРИ РАЗВИТИИИ ЛИМФОПРОЛИФЕРАТИВНЫХ ПРОЦЕССОВ НА ОСНОВЕ АТОМНО-СИЛОВОЙ МИКРОСКОПИИ ...»

-- [ Страница 4 ] --

Длина пучков элементов цитоскелета лимфобластов больных ОМЛ снизилась на 26% (р0,05) по сравнению с донорами (см. табл. 21).

Под влиянием ФГА ПП лимфоцитов больных ОМЛ увеличился на 42% (р0,05) по сравнению с контролем (табл. 22).

–  –  –

ИТМЛ лимфоцитов больных ОМЛ увеличился соответственно на 188% (р0,05) по сравнению с донорами.

Под влиянием ФГА индекс пролиферации лимфоцитов больных ОМЛ увеличился на 43% (р0,05) по сравнению с контролем (рис. 59).

%

–  –  –

Рис. 59. Пролиферативный потенциал лимфоцитов в условиях стимуляции ФГА.

В клетках больных ОМЛ, инкубированных с ФГА, ядрышек не выявлено.

В группе больных ОЛЛ в условиях митогенной стимуляции ФГА все клеточные формы лейкосуспензии имели правильные округлые контуры цитоплазмы и ядра, которое занимало большую часть клетки. В группе микроцитов модуль Юнга увеличился в области ядра и околоядерного пространства соответственно на 155% и 36% (р0,05) по сравнению с клетками доноров (см. табл. 18).

Площадь поверхности и объем микроцитов больных ОЛЛ уменьшились соответственно на 28% и 38% (р0,05) по сравнению с клетками доноров (см.

табл. 19). Поверхность микроцитов больных ОЛЛ была представлена морфологическими образованиями с мелкими заостренными вершинами, при этом на мембране присутствовали порообразные углубления (рис. 60).

Рис. 60. Рельеф поверхности микроцитов больных ОЛЛ: 1 – возвышение плазмалеммы, 2

– заостренное морфологическое образование, 3 – порообразное углубление.

Высота глобулярных выступов на поверхности микроцитов больных ОЛЛ увеличилась на 9% (р0,05) по сравнению с контролем. В группе пациентов с ОЛЛ установлено уменьшение ширины выступов на 53% (р0,05; см.

табл. 23). Глубина и ширина инвагинаций плазмалеммы микроцитов увеличилась соответственно на 298% и 126% (р0,05) по сравнению с контролем.

Для «жестких» микроцитов больных ОЛЛ были характерны более мелкие фибриллярные структуры цитоскелета по сравнению с клетками доноров (рис. 61).

Рис. 61. Элементы цитоскелета микроцитов больных ОЛЛ (стрелкой показаны пучки цитоскелетных структур).

В субпопуляции нормоцитов больных ОЛЛ общая жесткость клеток увеличилась на 10% (р0,05) по сравнению с контролем (см. табл. 17). В перинуклеарной области нормоцитов жесткость возросла на 35% (р0,05; см.

табл. 18).

Площадь поверхности и объем нормоцитов больных ОЛЛ возросли соответственно на 12% и 17% (р0,05), при этом их диаметр увеличился на 34% (р0,05) по сравнению с нормоцитами доноров (см. табл. 19). Под влиянием ФГА рельеф плазмалеммы нормоцитов больных ОЛЛ сглажен (рис. 62).

Рис. 62. Рельеф поверхности нормоцитов больных ОЛЛ.

Высота и ширина глобулярных выступов нормоцитов больных ОЛЛ снизились соответственно на 99% и 91% (р0,05) по сравнению с клетками доноров. Количество глобул на поверхности нормоцитов больных ОЛЛ увеличилось на 26% (р0,05) по сравнению с нормоцитами доноров (см. табл.

20). Глубина, ширина и количество инвагинаций клеток больных ОЛЛ снизились соответственно на 96%, 75% и 70% (р0,05).

Элементы цитоскелета нормоцитов больных ОЛЛ располагались длинными тонкими пучками от ядра к периферии клетки (рис. 63).

Жесткость лимфобластов больных ОЛЛ увеличилась в области ядра и околоядерного пространства соответственно на 63% и 68% (р0,05), а по краю цитоплазмы снизилась на 33% (р0,05) по сравнению с клетками доноров (см. табл. 18).

Рис. 63. Элементы цитоскелета нормоцитов больных ОЛЛ (стрелкой показаны пучки цитоскелетных структур).

Площадь поверхности лимфобластов больных ОЛЛ увеличилась на 5% (р0,05), а высота уменьшилась на 39% (р0,05) в сравнении с клетками доноров (см. табл. 19). Под влиянием ФГА рельеф поверхности лимфобластов больных ОЛЛ сглажен, в небольшом количестве были визуализированы мелкие округлые выступы (рис. 64).

Рис. 64. Рельеф поверхности лимфобластов больных ОЛЛ.

Для лимфобластов больных ОЛЛ в стадии обострения характерно снижение высоты и количества глобулярных выступов соответственно на 68% и 77% (р0,05) по сравнению с клетками доноров (см. табл. 20). Ширина выступов у клеток больных ОЛЛ в период острого течения болезни увеличилась на 178% (р0,05).

Элементы цитоскелета в бластах больных ОЛЛ были представлены густой сетью, что не позволило визуализировать отдельно лежащие пучки. Филаменты располагались плотными скоплениями в зоне околоядерного пространства (рис. 65).

Рис. 64. Элементы цитоскелета лимфобластов больных ОЛЛ.

Под влиянием ФГА ПП лимфоцитов больных ОЛЛ увеличился на 17% (р0,05) по сравнению с клетками доноров (см. табл. 22).

Число мигрировавших клеток больных ОЛЛ снизился на 51% (р0,05) по сравнению с донорами. ИТМЛ лимфоцитов больных ОЛЛ увеличился на 168% (р0,05) по сравнению с контролем.

Под влиянием ФГА индекс пролиферации лимфоцитов больных ОЛЛ увеличился на 99% (р0,05) по сравнению с клетками доноров.

Общее число ядрышек больных ОЛЛ снизилось на 32% (р0,05) по сравнению с контролем (табл. 24). Число ядрышек на одно ядро в лимфоцитах больных ОЛЛ уменьшилось на 8% (р0,05) по сравнению с донорами.

Таблица 24. Число ядрышек в лимфоцитах в условиях стимуляции ФГА

–  –  –

Примечание: а – статистически достоверные различия между значениями лимфоцитов доноров и больных лейкозом по критерию Стьюдента при р0,05.

В состоянии ремиссии у больных ОЛЛ под влиянием ФГА микроцитов не обнаружено. Нормоциты больных ОЛЛ в ремиссии имели овальную или вытянутую форму. Для них характерно снижение жесткости в перинуклеарной зоне и по периферии цитоплазмы соответственно на 16% и 27% (р0,05) по сравнению с клетками доноров.

Площадь поверхности нормоцитов больных ОЛЛ в ремиссии снизилась на 24% (р0,05), а объем увеличился на 87% (р0,05) по сравнению с клетками доноров. Рельеф поверхности нормоцитов больных ОЛЛ в ремиссии представлен крупными глобулами и инвагинациями (рис. 65).

Рис. 65. Рельеф поверхности нормоцитов больных ОЛЛ в ремиссии (стрелкой показана глобула).

Высота и ширина глобулярных выступов нормоцитов больных ОЛЛ в ремиссии снизались соответственно на 39% и 85% (р0,05) по сравнению с клетками доноров. Число глобул на поверхности нормоцитов больных ОЛЛ в ремиссии увеличилось на 190% по сравнению с нормоцитами доноров (см.

табл. 20). Глубина инвагинаций и их количество на мембране нормоцитов больных ОЛЛ в ремиссии увеличились соответственно на 31% и 391% (р0,05) по сравнению с группой доноров. Ширина углублений клеток больных ОЛЛ в ремиссии возросла на 68,8% (р0,05).

Структуры цитоскелета нормоцитов больных ОЛЛ в ремиссии собраны плотным скоплением с одного полюса клетки (рис. 66).

Длина цитоскелетных структур нормоцитов больных ОЛЛ в ремиссии снизилась на 43% (р0,05) по сравнению с клетками доноров (см. табл. 22).

Рис. 66.Элементы цитоскелета нормоцитов больных ОЛЛ в ремиссии (стрелкой показаны пучки цитоскелетных структур).

Для лимфобластов больных ОЛЛ в ремиссии характерна округлая правильная форма ядра и ровные контуры цитоплазмы, которая располагалась тонким ободком. Встречались бластные формы с ядром, смещенным к периферии, и широким участком цитоплазмы. Жесткость лимфобластов в группе пациентов с ОЛЛ в состоянии ремиссии болезни снижена на 45% (р0,05) по сравнению с группой доноров (см. табл. 17). Диапазон колебаний жесткости лимфобластов составил от 3,3±0,8 до 4±0,1 мПа.

Площадь поверхности и объем лимфобластов больных ОЛЛ в ремиссии увеличились соответственно на 61% и 77% (р0,05), а диаметр уменьшился на 22% (р0,05) по сравнению с бластами доноров. На поверхности бластов больных ОЛЛ в ремиссии наблюдали мелкие остроконечные глобулярные выступы (рис. 67).

Рис. 67. Рельеф поверхности лимфобластов больных ОЛЛ в ремиссии (стрелкой показаны остроконечные глобулярные выступы).

Для лимфобластов больных ОЛЛ в стадии ремиссии характерно снижение высоты и количества глобулярных выступов соответственно на 37% и 23% (р0,05) по сравнению с клетками доноров (см. табл. 20). Глубина инвагинаций и их количество на поверхности клеток больных ОЛЛ в ремиссии снизились соответственно на 16% и 55%(р0,05). Ширина углублений плазмалеммы у больных ОЛЛ в ремиссии увеличилась на 247% (р0,05) по сравнению с донорами.

В бластах больных ОЛЛ в ремиссии элементы цитоскелета были представлены тонкими структурами, отходящими от ядра к периферии клетки (рис. 68).

Рис. 68. Элементы цитоскелета лимфобластов больных ОЛЛ в ремиссии (стрелкой показаны пучки цитоскелетных структур).

Под влиянием ФГА ПП лимфоцитов больных ОЛЛ в ремиссии увеличился на 86% (р0,05) по сравнению с клетками доноров (см. табл. 22).

Число мигрировавших клеток больных ОЛЛ в ремиссии снизилось на 42% (р0,05) по сравнению с донорами. ИТМЛ лимфоцитов больных ОЛЛ в ремиссии увеличился на 86% (р0,05) по сравнению с контролем.

Пролиферативный потенциал больных ОЛЛ в ремиссии снизился на 47% (р0,05) по сравнению с группой доноров. Число ядрышек на одно ядро в лимфоцитах больных ОЛЛ в ремиссии возросло на 108% (р0,05) по сравнению с донорами.

В группе больных ХЛЛ микроциты имели округлую форму и ядро, занимающее большую часть клетки. Модуль Юнга микроцитов больных ХЛЛ под влиянием ФГА снизился на 82% (р0,05) по сравнению с донорами (см.

табл. 17). Для клеток больных ХЛЛ характерно снижение модуля Юнга в зоне ядра и перинуклеарной области соответственно на 78% и 82% (р0,05), по сравнению с группой доноров. Жесткость микроцитов больных ХЛЛ снизилась по краю цитоплазмы на 84% (р0,05) по сравнению с донорами.

Площадь поверхности, объем и высота микроцитов больных ХЛЛ снизились соответственно на 84%, 70% и 69% (р0,05) по сравнению с лимфоцитами доноров (см. табл. 19). Рельеф поверхности микроцитов больных ХЛЛ представлен однотипными округлыми глобулярными структурами и небольшим количеством инвагинаций (рис. 69).

Рис. 69. Рельеф поверхности микроцитов больных ХЛЛ.

Высота глобулярных структур на поверхности микроцитов больных ХЛЛ и их количество снизились соответственно на 4% и 40% (р0,05) по сравнению с контролем (см. табл. 20). Глубина и ширина инвагинаций плазмалеммы микроцитов больных ХЛЛ увеличились соответственно на 48% и 173,7% (р0,05). Число углублений на поверхности клеток больных ХЛЛ возросло на 76% (р0,05) по сравнению с группой доноров.

Структуры цитоскелета микроцитов больных ХЛЛ представляли собой тонкие фибриллы, расходящиеся от ядра клетки радиально (рис. 70).

Нормоциты больных ХЛЛ овальной формы с вытянутым ядром и неправильными контурами цитоплазмы. В субпопуляции нормоцитов модуль Юнга снизился на 52% (р0,05; см. табл. 17). В зоне ядра и околоядерного пространства значения модуля Юнга снизились соответственно на 36% и 83% (р0,05) по сравнению клетками доноров.

Рис. 70. Элементы цитоскелета микроцитов больных ХЛЛ (стрелкой показаны пучки цитоскелетных структур).

Площадь поверхности уменьшилась на 29% (р0,05), а их объем увеличился на 70% (р0,05) по сравнению с нормоцитами доноров. На клеточной поверхности нормоцитов больных ХЛЛ наблюдали крупные выступы разнообразной формы (рис. 71).

Рис. 71. Рельеф поверхности нормоцитов больных ХЛЛ (стрелкой показан крупный выступ).

Высота и ширина глобулярных выступов нормоцитов больных ХЛЛ снизились соответственно на 9% и 61% (р0,05) по сравнению с контролем.

Число глобул на поверхности нормоцитов увеличилось на 173% (р0,05; см.

табл. 20). Глубина инвагинаций и их количество на мембране нормоцитов больных ХЛЛ увеличились соответственно на 133% и 45% (р0,05) по сравнению с клетками доноров.

Элементы цитоскелета нормоцитов больных ХЛЛ были представлены в виде тонких фибрилл и более широких пучков, расходящихся радиально от ядра клетки (рис. 72).

Рис. 72. Элементы цитоскелета нормоцитов больных ХЛЛ (стрелкой показаны пучки цитоскелетных структур).

Длина цитоскелетных структур нормоцитов больных ХЛЛ уменьшилась на 42% (р0,05) по сравнению с клетками доноров (см. табл. 21).

Лимфобласты больных ХЛЛ имели ядро, состоящее из нескольких лопостей, и широкий ободок цитоплазмы с многочисленными выростами по периферии. Жесткость таких клеток снижалась на 31% (р0,05) по сравнению с группой доноров. Причем выраженное снижение жесткости отмечено в зоне ядра и перинуклеарного пространства соответственно на 63% и 73% (р0,05).

Площадь поверхности лимфобластов увеличилась на 84% (р0,05), а диаметр снизился на 27% (р0,05) по сравнению с клетками доноров. Под воздействием ФГА в лейкосуспензиях больных ХЛЛ появлялись бластные формы с бульбарными и зернистыми структурами на поверхности (рис. 73).

Рис. 73. Рельеф поверхности лимфобластов больных ХЛЛ: 1 – бульбарные образования, 2

– зернистые образования.

На поверхности лимфобластов больных ХЛЛ увеличивалось число выступов и их ширина соответственно на 39% и 50% (р0,05) по сравнению с контролем. Для лимфобластов больных ХЛЛ характерно также увеличение ширины инвагинаций и их количества соответственно на 65% и 35% (р0,05) по сравнению с донорами.

Элементы цитоскелета в лимфобластах больных ХЛЛ располагались плотными скоплениями в зоне околоядерного пространства (рис. 74).

Рис. 74. Элементы цитоскелета лимфобластов больных ХЛЛ (стрелкой показаны пучки цитоскелетных структур).

Длина пучков элементов цитоскелета лимфобластов больных ХЛЛ снизилась на 59% (р0,05) по сравнению с контролем (см. табл. 21).

Под влиянием ФГА ПП лимфоцитов больных ХЛЛ увеличился на 74% (р0,05) по сравнению с клетками доноров (см. табл. 22). Число мигрировавших лимфоцитов больных ХЛЛ снизилось на 39% (р0,05) по сравнению с группой доноров (см. табл. 23).

В результате воздействия ФГА пролиферативный потенциал лимфоцитов больных ХЛЛ снизился на 49% (р0,05), а число ядрышек на одно ядро возросло на 100% (р0,05) по сравнению с донорами.

Таким образом, под влиянием ФГА в лейкосуспензии крови, как здоровых людей, так и больных лейкозом наблюдали появление микроцитов, нормоцитов и бластов. В суспензии больных ОЛЛ в ремиссии микроцитов не обнаружено. Для микроцитов больных различными формами лейкоза характерны наименьшие значения площади поверхности, объема и высоты клеток по сравнению с клетками доноров. Рельеф микроцитов сглажен, особенно это выражено в группе больных ОМЛ. Под влиянием ФГА в суспензии лимфоцитов больных ОЛЛ идентифицированы микроциты с самой высокой жесткостью клеточной поверхности. Субпопуляция микроцитов с наименьшей жесткостью выявлена в группе больных ХЛЛ. Достоверных различий в организации структур цитоскелета между микроцитами здоровых доноров и больных лейкозом не обнаружено.

Субпопуляция нормоцитов в группе больных лейкозом представлена более крупными клетками по сравнению с донорами. Так, площадь поверхности нормоцитов больных ОЛЛ увеличена по сравнению с донорами и другими группами лейкозов. Наибольший объем нормоцитов характерен для больных ОЛЛ в ремиссии.

Изменения рельефа поверхности в ряду микроциты – нормоциты имели неоднозначный характер в разных группах. Так, для больных ОЛЛ характерно сглаживание рельефа клеточной поверхности, а в группе больных ОМЛ и ХЛЛ на плазмалемме визуализировали структуры неправильной формы.

Наибольшее значение модуля Юнга нормоцитов отмечено в группах больных ОМЛ и ХЛЛ. При этом длина пучков цитоскелета «жестких» нормоцитов больных ОМЛ и ХЛЛ была меньше, чем длина цитоскелетных структур доноров и больных ОЛЛ.

Для бластных форм больных лейкозом характерно увеличение морфологических параметров по сравнению с донорами. Наиболее выраженные изменения рельефа поверхности наблюдали в группе больных ОЛЛ в ремиссии.

Так, на поверхности нормоцитов визуализировали крупные глобулы и инвагинации, а на поверхности лимфобластов наблюдали мелкие округлые структуры. Под влиянием ФГА лимфобласты во всех группах имели наименьшую жесткость по сравнению с микроцитами и нормоцитами. Причем, лимфобласты здоровых людей и больных ОЛЛ имели одинаковую жесткость клеточной поверхности. Для клеток здоровых доноров характерна наибольшая длина цитоскелетных структур. Самые короткие фибриллы цитоскелета были в группе больных ХЛЛ.

ПП лимфоцитов больных лейкозом увеличился. Максимальные значения ПП отмечены в группе больных ОЛЛ в ремиссии. Миграционная активность лимфоцитов больных лейкозом снизилась по сравнению с группой доноров.

Снижение миграции опухолевых клеток сопровождалось уменьшением длины пучков цитоскелета в трех субпопуляциях клеток. Лимфоциты больных ХЛЛ обладали наименьшей пролиферативной активностью в ответ на стимуляцию ФГА, при этом для них характерно наибольшее число ядрышек.

Пролиферативная активность опухолевых клеток в группах больных различными формами лейкоза изменялась неоднозначно. Индекс пролиферации существенно возрастал в группах больных ОМЛ и ОЛЛ, при этом в группах ОЛЛ в ремиссии и ХЛЛ снижен по сравнению с контролем.

4.3. Сравнительный анализ структурно-функциональных свойств лимфоцитов в условиях митогенной стимуляции В группе доноров проанализированы морфология и функциональные параметры субпопуляции митоген-стимулированных нормоцитов. В качестве контроля были выбраны нормоциты без митогенной стимуляции. В результате проведенного анализа установлено снижение площади поверхности и объема клеток, стимулированных Кон А, соответственно на 8% и 3% (р0,05), стимулированных ФГА – соответственно на 21% и 20% (р0,05) по сравнению с контрольной группой (рис. 75).

–  –  –

Рис. 75. Геометрические параметры лимфоцитов доноров.

Заряд клеточной поверхности под влиянием митогенов изменялся неоднозначно. Так, в пробах с Кон А ПП лимфоцитов увеличился на 77% (р0,05), а в пробах с ФГА – снизился на 10% (р0,05) по сравнению с контролем (рис. 76).

–  –  –

Рис. 76. Потенциал поверхности и модуль Юнга лимфоцитов доноров.

Митогены приводили к повышению жесткости клеточной поверхности:

под влиянием Кон А и ФГА она увеличилась соответственно на 110% и 82% (р0,05) по сравнению с контролем (см. рисунок 76). Жесткость нормоцитов, стимулированных Кон А и ФГА, увеличилась по периферии цитоплазмы соответственно на 87% и 134% (р0,05). В зоне ядра клеток, инкубированных с ФГА, жесткость возросла на 139% (р0,05) по сравнению с контролем. В субпопуляции Кон А-стимулированных нормоцитов достоверных различий между жесткостью в области перинуклеарного пространства в исследуемых группах не установлено.

Несмотря на то, что в субпопуляции более жестких нормоцитов, инкубированных с ФГА, длина пучков структур цитоскелета возросла на 60% (р0,05) по сравнению с контрольной группой (рис. 77), двигательная активность клеток снизилась на 13% (р0,05; рисунок 78).

–  –  –

Рис. 77. Длина пучков элементов цитоскелета лимфоцитов доноров.

Однако под действием Кон А длина структур цитоскелета достоверно не отличалась от контроля, но двигательная активность снизилась на 61% (р0,05) по сравнению с контрольной группой (см. рисунок 78).

–  –  –

Рис. 78. Число мигрировавших клеток доноров.

В условиях митогенной стимуляции существенно изменилась морфология клеточной поверхности нормоцитов. Под влиянием Кон А глубина и ширина инвагинаций возросли соответственно на 47% и 55% (р0,05) по сравнению с нормоцитами контрольной группы (рис. 79).

–  –  –

Рис. 79. Морфометрические параметры инвагинаций на поверхности лимфоцитов доноров.

Ширина глобулярных образований снизилась на 79% (р0,05). При этом количество глобул и инвагинаций на поверхности микроцитов уменьшилось соответственно на 71% и 70% (р0,05) по сравнению с контролем (рис. 80)

–  –  –

Рис. 80. Морфометрические параметры глобул на поверхности лимфоцитов доноров.

Под влиянием ФГА, высота глобулярных структур, глубина и ширина инвагинаций увеличились соответственно на 96%, 177% и 300% (р0,05) по сравнению с контролем. Количество глобул и инвагинаций снизилось соответственно на 17% и 52% (р0,05) по сравнению с контролем.

В группах лимфоцитов, стимулированных Кон А и ФГА, общее число ядрышек возросло соответственно на 255% и 60% (р0,05) по сравнению с контрольной группой (рис. 81). Число ядрышек на одно ядро в лимфоцитах, стимулированных Кон А, возросло на 92% (р0,05) по сравнению с контролем.

–  –  –

Рис. 81. Число ядрышек в лимфоцитах доноров.

В группе больных ОМЛ проводили сравнительный анализ морфофункциональных параметров Кон А- и ФГА-стимулированных нормоцитов. Контролем служила субпопуляция нормоцитов периферической крови больных, не подвергавшихся воздействию митогенов. Под влиянием Кон А площадь поверхности нормоцитов увеличилась на 28% (р0,05), а в пробах с ФГА – на 20% (р0,05) по сравнению с контрольной группой (рис. 82). Объем клетки снизился на 84% (р0,05) в условиях ФГА-стимуляции лимфоцитов, в то время как под влиянием Кон А объем клетки достоверно не отличался от контроля.

–  –  –

Рис. 82. Геометрические параметры лимфоцитов больных ОМЛ.

ПП лимфоцитов больных ОМЛ существенно увеличился при митогенной стимуляции. Наиболее выраженное увеличение ПП отмечали на мембране клеток под влиянием Кон А на 556% (р0,05), в то время как с ФГА – на 46% (р0,05) по сравнению с контролем (рис. 83).

–  –  –

Рис. 83. Потенциал поверхности и модуль Юнга лимфоцитов больных ОМЛ.

Под влиянием Кон А и ФГА жесткость нормоцитов больных ОМЛ увеличилась соответственно на 33% и 30% (р0,05) по сравнению с контролем (см. рисунок 83). При этом жесткость нормоцитов, стимулированных Кон А, по периферии цитоплазмы возросла на 211% (р0,05), в пробе с ФГА была без изменений по сравнению с клетками контрольной группы.

Длина цитоскелетных структур «жестких» нормоцитов, стимулированных Кон А и ФГА, снизилась соответственно на 22% и 41% (р0,05) по сравнению с контролем (рис. 84).

–  –  –

Рис. 84. Длина пучков элементов цитоскелета лимфоцитов больных ОМЛ.

Однако, несмотря на уменьшение длины элементов цитоскелета в клетках под влиянием митогенов их двигательная активность изменялась неоднозначно. Так, под влиянием Кон А двигательная активность лимфоцитов больных ОМЛ снизилась на 13% (р0,05), а под влиянием ФГА увеличилась на 168% (р0,05) по сравнению с контролем (рис. 85).

–  –  –

Рис. 85. Число мигрировавших клеток больных ОМЛ.

В условиях митогенных стимулов морфология клеточной поверхности нормоцитов изменялась неоднозначно. При стимуляции Кон А, отмечено снижение высоты и ширины глобулярных структур поверхности соответственно на 94% и 88% (р0,05; рисунок 86), и снижение глубины и ширины инвагинаций плазмалеммы соответственно на 65% и 79% (р0,05) по сравнению с контрольной группой (рис. 87), при этом количество глобул и инвагинаций на поверхности нормоцитов увеличилось соответственно на 56% и 60% (р0,05).

–  –  –

Рис. 87. Морфометрические параметры инвагинаций на поверхности лимфоцитов больных ОМЛ.

При стимуляции клеток ФГА высота и ширина глобулярных образований на поверхности снизились соответственно на 7% и 14% (р0,05) по сравнению с контролем. Глубина инвагинаций нормоцитов увеличилась на 104% (р0,05), а их ширина уменьшилась на 27% (р0,05). Количество глобул и инвагинаций на поверхности нормоцитов, стимулированных ФГА, увеличилось соответственно на 458% и 235% (р0,05) по сравнению с контролем.

Под действием Кон А число ядрышек в лимфоцитах больных ОМЛ увеличилось на 276% (р0,05) по сравнению с контролем (рис. 88), однако под влиянием ФГА не обнаружено ядрышек в клетках.

–  –  –

Рис. 88. Число ядрышек в лимфоцитах больных ОМЛ.

В группе больных ОЛЛ сравнительный анализ проводили между субпопуляциями бластных форм в условиях митогенной стимуляции и без нее. В субпопуляции лимфобластов, стимулированных Кон А, площадь поверхности и объем увеличились соответственно на 2% и 3% (р0,05) по сравнению с контролем (рис. 89). Для лимфобластов из проб с ФГА было характерно снижение площади поверхности на 3% (р0,05) и увеличением объема на 5% (р0,05) по сравнению с клетками из контрольной группы.

–  –  –

Рис. 89. Геометрические параметры лимфоцитов больных ОЛЛ.

ПП лимфоцитов больных ОЛЛ под влиянием Кон А увеличился на 98% (р0,05), а под действием ФГА уменьшился на 20% (р0,05) по сравнению с контролем (рис. 90).

–  –  –

Рис. 90. Потенциал поверхности и модуль Юнга лимфоцитов больных ОЛЛ.

Под влиянием митогенов Кон А и ФГА жесткость лимфобластов больных ОЛЛ возросла соответственно на 261% и 278% (р0,05) по сравнению с контролем (см. рисунок 90). Жесткость лимфобластов, стимулированных Кон А, увеличилась в зоне ядра и по краю цитоплазмы соответственно на 283% и 205% (р0,05) по сравнению с контрольной группой. Жесткость бластов, стимулированных ФГА, увеличилась в области ядра на 288% (р0,05) по сравнению с контролем.

Число мигрировавших лимфоцитов больных ОЛЛ как под влиянием Кон А, так и ФГА снизился соответственно на 75% и 39% (р0,05) по сравнению с контролем (рис. 91).

–  –  –

Рис. 91. Число мигрировавших клеток больных ОЛЛ.

Морфология поверхности лимфобластов под влиянием митогенов приобрела шероховатость. В субпопуляции лимфобластов, стимулированных Кон А, установлено увеличение глубины инвагинаций плазмалеммы на 17% (р0,05) по сравнению с контролем (рис. 92).

–  –  –

Рис. 92. Морфологические параметры инвагинаций на поверхности лимфоцитов больных ОЛЛ.

Высота и ширина глобулярных выступов на поверхности лимфобластов, стимулированных ФГА, возросли соответственно на 86% и 28% (р0,05) по сравнению с контрольной группой (рис. 93). Достоверных различий в количестве морфологических образований на поверхности между экспериментальными группами не выявлено.

–  –  –

Рис. 93. Морфологические параметры глобул на поверхности лимфоцитов больных ОЛЛ.

В условиях митогенной стимуляции изменился пролиферативный потенциал лимфоцитов. Под действием Кон А установлено снижение пролиферации бластов больных ОЛЛ на 82% (р0,05), а под влиянием ФГА – увеличение на 17% (р0,05) по сравнению с контролем (рис. 94).

% 60

–  –  –

Рис. 94. Пролиферативный потенциал лимфоцитов больных ОЛЛ.

Под действием Кон А общее число ядрышек в лимфоцитах снизилось на 21% (р0,05), а количество ядрышек на одно ядро возросло на 66% (р0,05) по сравнению с контролем (рис. 95). Для лимфоцитов, стимулированных ФГА, было характерно снижение общего количества ядрышек и числа ядрышек на одно ядро соответственно на 86% и 62% (р0,05) по сравнению с контрольной группой.

–  –  –

Рис. 95. Число ядрышек в лимфоцитах больных ОЛЛ.

В группе больных ОЛЛ в ремиссии проводили сравнительный анализ субпопуляции нормоцитов, стимулированных Кон А и ФГА с параметрами нормоцитов больных ОЛЛ в ремиссии без митогенной стимуляции. Для Кон А-стимулированных нормоцитов было характерно снижение площади поверхности и объема соответственно на 64% и 66% (р0,05) по сравнению с контролем (рис. 96). Объем нормоцитов, стимулированных ФГА, увеличился на 6% (р0,05), а площадь поверхности снизилась на 28% (р0,05) по сравнению с контрольной группой.

–  –  –

Рис. 96. Геометрические параметры лимфоцитов больных ОЛЛ в ремиссии.

ПП лимфоцитов больных ОЛЛ в ремиссии под действием митогенов Кон А и ФГА повысился соответственно на 368% и 418% (р0,05) по сравнению с контрольной группой (рис. 97).

–  –  –

Рис. 97. Потенциал поверхности и модуль Юнга лимфоцитов больных ОЛЛ в ремиссии.

Для нормоцитов больных ОЛЛ в ремиссии, инкубированных с Кон А, было характерно снижение жесткости на 36% (р0,05), а для нормоцитов, стимулированных ФГА, – ее увеличение на 200% (р0,05) по сравнению с контрольной группой (см. рисунок 97). Жесткость нормоцитов больных ОЛЛ в ремиссии, стимулированных ФГА, увеличилась в зоне ядра и по периферии цитоплазмы соответственно на 122% и 235% (р0,05) по сравнению с контролем. В пробе с Кон А по краю клетки и в области ядра происходило незначительное снижение жесткости.

Число мигрировавших лимфоцитов, стимулированных Кон А, снизилось на 58% (р0,05), стимулированных ФГА – на 33% (р0,05) по сравнению с контрольной группой (рис. 98).

–  –  –

Рис. 98. Число мигрировавших лимфоцитов больных ОЛЛ в ремиссии.

В периферической крови больных ОЛЛ в ремиссии циркулировали лимфоциты с двумя типа клеточной поверхности. При стимуляции митогенами Кон А и ФГА рельеф поверхности всех нормоцитов в лейкосупензиях был одинаков. Рельеф поверхности как Кон А-стимулированны, так и ФГАстимулированных нормоцитов сравнивали с двумя типами клеточных поверхностей нормоцитов из контрольной группы.

Морфология поверхности нормоцитов под влиянием Кон А была сглаженной как по сравнению с нормоцитами первого типа, так и второго типа контроля. Высота глобулярных выступов поверхности увеличивалась на 32% (р0,05), при снижении их количества на 77% по сравнению с контролем 1 (рис. 99). Глубина инвагинаций плазмалеммы нормоцитов больных ОЛЛ в ремиссии снизилась на 98% (р0,05) по сравнению с контролем 1 (рис. 100).

В сравнении с контролем 2 количество и высота глобул нормоцитов снизились соответственно на 44% и 83% (р0,05). Глубина инвагинаций плазмалеммы уменьшилась на 79% (р0,05), а их общее количество возросло на 150% (р0,05) по сравнению с контролем 2.

–  –  –

Рис. 100. Морфологические параметры инвагинаций на поверхности лимфоцитов больных ОЛЛ в ремиссии.

Количество и высота глобулярных выступов нормоцитов увеличились соответственно на 40% и 1050% (р0,05) по сравнению с контролем 1. Глубина инвагинаций плазмалеммы нормоцитов снизилась на 10% (р0,05), а их количество увеличилось на 603% (р0,05) по сравнению с контролем 1. В сравнении с контрольной группой 2 количество и высота глобул на поверхности нормоцитов больных ОЛЛ в ремиссии возросли соответственно на 236% и 46% (р0,05). Количество и глубина инвагинаций плазмалеммы нормоцитов увеличились соответственно на 2010% и 686% (р0,05) по сравнению с контролем 2.

В популяции лимфоцитов больных ОЛЛ в ремиссии в пробах с Кон А общее количество ядрышек и их число на одно ядро увеличились соответственно на 45% и 50% (р0,05) по сравнению с контролем (рис. 101). Для лимфоцитов, стимулированных ФГА, было характерно снижение общего числа ядрышек на 22% (р0,05), и увеличение их количества на одно ядро на 93% (р0,05) по сравнению с контрольной группой.

–  –  –

Рис. 101. Число ядрышек в лимфоцитах больных ОЛЛ в ремиссии.

В группе больных ХЛЛ после лечения сравнительный анализ морфофункциональных параметров проводили между субпопуляциями митогенстимулированных бластов и контролем в качестве которого, использовали параметры лимфобластов больных ХЛЛ без митогенной стимуляции. Под влиянием митогенов площадь поверхности и объем лимфобластов существенно возросли по сравнению с контролем. Так, в пробах с Кон А площадь поверхности и объем увеличились соответственно на 190% и 118% (р0,05), а с ФГА – соответственно на 29% и 35% (р0,05) по сравнению с контролем (рис. 102).

–  –  –

Рис. 102. Геометрические параметры лимфоцитов больных ХЛЛ после лечения.

ПП лимфоцитов больных ХЛЛ под действием Кон А увеличился на 168% (р0,05), а под действием ФГА снизился на 39% (р0,05) по сравнению с контролем (рис. 103).

–  –  –

Рис. 103. Потенциал поверхности и модуль Юнга лимфоцитов больных ХЛЛ после лечения.

Под действием митогенов Кон А и ФГА жесткость лимфобластов больных ХЛЛ снизилась соответственно на 85% и 81% (р0,05) по сравнению с контролем (см. рисунок 103). При этом в области ядра жесткость уменьшилась на 89% (р0,05) у лимфобластов, стимулированных Кон А, и на 93% (р0,05) у лимфобластов из проб с ФГА.

Длина пучков цитоскелета в пробах с Кон А увеличилась на 171% (р0,05) по сравнению с контролем (рис. 104). В пробах с ФГА достоверных изменений длины элементов цитоскелета не выявлено.

мкм 2,5 1,5 0,5

–  –  –

Рис. 104. Длина пучков элементов цитоскелета лимфоцитов больных ХЛЛ после лечения.

Под влиянием Кон А миграционная активность лимфоцитов снизилась на 62% (р0,05), в пробах с ФГА число мигрировавших лимфоцитов снизилось на 38% (р0,05) по сравнению с контролем (рис. 105).

–  –  –

Рис. 105. Число мигрировавших лимфоцитов больных ХЛЛ после лечения.

Рельеф поверхности бластов под влиянием митогенов был сглажен. В пробах с Кон А высота и ширина глобулярных выступов, а также глубина и ширина инвагинаций плазмалеммы бластов снизились соответственно на 95% и 90% (р0,05), 81% и 54% (р0,05) по сравнению с контролем (рис.

106). Высота и ширина глобул лимфобластов, стимулированных ФГА, снизились соответственно на 22% и 92% (р0,05) по сравнению с контролем.

Глубина и ширина инвагинаций мембраны лимфобластов уменьшились соответственно на 76% и 80% (р0,05; рисунок 107). Количество глобул и инвагинаций на поверхности лимфобластов, стимулированных ФГА, увеличилось на 347% и 202% (р0,05) по сравнению с контролем.

–  –  –

Рис. 107. Морфологические параметры инвагинаций на поверхности лимфоцитов больных ХЛЛ после лечения.

Индекс пролиферации лимфобластов больных ХЛЛ под действием митогенов снизился. Пролиферация Кон А-стимулированных клеток уменьшилась на 88% (р0,05), а ФГА-стимулированных на 85% (р0,05) по сравнению с контролем (рис. 108).

%

–  –  –

Рис. 108. Пролиферативный потенциал лимфоцитов больных ХЛЛ после лечения.

Под действием Кон А и ФГА количество ядрышек в лимфоцитах снизилось соответственно на 74% и 64% (р0,05) по сравнению с контрольной группой (рис. 109).

3,5 2,5 1,5 0,5

–  –  –

Рис. 109. Число ядрышек в лимфоцитах больных ХЛЛ после лечения.

Таким образом, в условиях митогенной стимуляции через 48 ч инкубации наблюдали образование трех субпопуляций клеток: микроцитов, нормоцитов и бластов во всех экспериментальных пробах.

В группе здоровых людей под влиянием митогенов появлялись нормоциты мелких размеров с измененными свойствами поверхности. Так, под влиянием Кон А ПП увеличился, а при стимуляции ФГА ПП – снизился.

Жесткость поверхности клеток в обеих экспериментальных группах возросла, причем наиболее выражено в условиях Кон А-стимуляции. Изменения свойств поверхности сопровождались перестройками ее структуры. Как под влиянием Кон А, так и ФГА наблюдали увеличение размеров глобул и инвагинаций клеточной поверхности на фоне снижения их количества. Выявленные особенности свойств клеточной поверхности и ее структуры сопровождались снижением двигательной активности митоген-стимулированных клеток. Для «жестких» ФГА-стимулированных нормоцитов было характерно снижение длины элементов цитоскелета, в то время как для Кон Астимулированных лимфоцитов изменений в длине не выявлено. Под действием как Кон А, так и ФГА произошло увеличение количества ядрышек в клетках доноров.

В группе больных ОМЛ под действием митогенов площадь поверхности нормоцитов возросла, а объем клеток достоверно снизился в пробах с ФГА.

ПП клеток увеличился, причем наиболее выраженное его повышение отмечали в условиях Кон А-стимуляции. Одновременно с деполяризацией клеточной поверхности нормоцитов произошло увеличение ее жесткости как при стимуляции Кон А, так и ФГА, которое сопровождалось изменением морфологии поверхности.

В частности установлено снижение размеров глобулярных структуру при одновременном увеличении их количества. Несмотря на схожий характер изменений структурно-функциональных свойств мембраны нормоцитов их миграционная активность снизились при стимуляции Кон А, и увеличилась при стимуляции ФГА. При этом длина пучков цитоскелета уменьшилась как в пробах с Кон А, так и с ФГА. Под действием Кон А произошло увеличение ядрышек в клетках больных ОМЛ.

В группе больных ОЛЛ наблюдали образование крупных лимфобластов под влиянием Кон А-стимуляции, однако в пробах ФГА-стимулированных клеток установлено снижение площади поверхности на фоне увеличения объема. ПП лимфоцитов возрастал в пробах с Кон А и уменьшался в пробах с ФГА. При разнонаправленном изменении ПП для лимфобластов было характерно повышение жесткости как под действием обоих митогенов. Изменения рельефа поверхности сопровождались увеличением инвагинаций на поверхности плазмалеммы Кон А-стимулированных лимфобластов, и увеличением глобул на поверхности ФГА-стимулированных клеток. Миграционная активность «жестких» лимфоцитов снижалась, причем в большей степени в пробах с Кон А. Кроме того, для Кон А-стимулированных бластов были характерны короткие пучки цитоскелета. Лимфоциты больных ОЛЛ на стимуляцию Кон А отвечали снижением пролиферации, а на ФГА – ее повышением. При этом общее количество ядрышек в лимфобластах снизилось как при Кон А-, так и при ФГА-стимуляции.

В группе больных ОЛЛ в ремиссии под действием Кон А идентифицированы нормоциты мелких размеров. Площадь поверхности ФГА-стимулированных лимфоцитов снизилась, а объем увеличился. ПП митоген-стимулированных лимфоцитов был снижен. В пробах с Кон А Жесткость лимфоцитов снизилась, в то время как с ФГА возросла. Для Кон А-стимулированных лимфоцитов был характерен сглаженный рельеф поверхности по сравнению с первым и вторым контролем. В субпопуляции ФГА-стимулированных нормоцитов наблюдали рифленую поверхность нормоцитов как по сравнению с контролем 1, так и контролем 2. Изменение цитоархитектоники Кон Астимулированных нормоцитов происходило одновременно со снижением их миграционной активности. Под действием Кон А наблюдали увеличение количества ядрышек в лимфоцитах, а под действием ФГА – снижение общего числа ядрышек, но увеличение их количества на одно ядро.

В группе больных ХЛЛ под действием митогенов образовывались крупные лимфобласты. ПП Кон А-стимулированных клеток возрастал, а ФГАстимулированных снижался. Жесткость клеточной мембраны лимфобластов снизилась как под действием Кон А, так и ФГА. Рельеф поверхности лимфобластов в условиях митогенной стимуляции был сглажен. Миграционная активность ФГА-стимулированных лимфобластов снизилась, при этом длина элементов цитоскелета не изменилась. Для Кон А-стимулированных клеток было характерно увеличение длины пучков цитоскелета, при этом их подвижность уменьшилась. Пролиферативная активность лимфоцитов больных ХЛЛ под действием митогенов снизилась. Количество ядрышек в клетках уменьшилось.

Глава 5. ОБСУЖДЕНИЕ РЕЗУЛЬТАТОВ ИССЛЕДОВАНИЯ

Результаты экспериментальных исследований, представленные в данной работе, расширяют современные представления функциональном статусе клеточных форм, циркулирующих в крови больных различными формами лейкоза.

Установлено, что в группе больных ОМЛ в суспензии лимфоцитов отсутствуют бластные формы. Клетки правильной округлой формы. ОМЛ объединяют группу болезней с нарушением пролиферации клетокпредшественников миелоидного ряда (Волкова М.А., 2007), в связи с чем, бластов среди субпопуляции лимфоцитов не наблюдается. Тем не менее, лимфоциты больных ОМЛ имеют свои характерные особенности: упругоэластические свойства снижены, объем циркулирующих лимфоцитов увеличен. Не смотря на то, что форма лимфоцитов не отличается от таковой у здоровых людей, цитоархитектоника поверхности имеет характерные особенности. В частности, на поверхности лимфоцитов больных ОМЛ увеличено число глобулярных выступов, которые собраны в структуры дугообразной формы. Вероятно, в данном случае реализуется установленный ранее механизм тесной связи субпопуляций лимфоцитов с иммунофенотипическими особенностями миелобластов, который проявляется в непосредственном взаимодействии между молекулами CD7 и HLA-DR, локализованными на поверхности миелобластов и рецепторами лимфоцитов (Колбацкая О.П. и др., 2012).

Возрастание жесткости лимфоцитов больных ОМЛ создает определенные затруднения при продвижении клеток по капиллярам циркуляторного русла (Dong C., 2005). Вместе с тем, после измерения модуля Юнга в различных участках клеточной поверхности, установлено, что по краю цитоплазмы упруго-эластические свойства сохраняются и эта область более «мягкая» по сравнению с зоной ядра и перинуклеарного пространства, где отмечено максимальное скопление глобулярных структур и установлены высокие значения модуля Юнга.

Известно, что упруго-эластические свойства клеток крови тесно связаны с организацией подмембранных структур цитоскелета (Gatfield J. et al., 2005), однако в проведенном исследовании существенных различий в расположении и длине элементов цитоскелета между лимфоцитами доноров и больных ОМЛ не выявлено. Тем не менее, установлено повышение заряда клеточной поверхности и миграционной активности лимфоцитов больных ОМЛ. Вероятно, перераспределение электрических зарядов на поверхности клеток и как следствие деполяризация мембран лимфоцитов на фоне увеличения их миграционной активности способствует адгезии «жестких» клеток к сосудистой стенке (Cernuda-Morollon E., Redley A.J., 2006). В результате, клетки не способны деформироваться при прохождении через мелкие капилляры, что может провоцировать нарушения микроциркуляции крови.

Показано, повышение поверхностного потенциала лимфоцитов при гемобластозах может быть связано как с перераспределением молекул холестерола клеточной мембраны (Moores B. еt al., 2010), так и с снижением скорости трансформации глобулярного актина в полимерную форму, вследствие чего активируются ионные каналы (Negulaev Y. et al., 1996), участвующие в формировании электрического заряда клетки.

Для больных ОЛЛ характерно присутствие в периферическом русле бластных форм. Согласно данным литературы такой тип лейкоза характеризуется наличием незрелых лимфобластов, из которых 70% составляет пре-Вклеточный тип, недифференцирующийся в зрелые лимфоциты (Мовчан Л.В., 2012). Бластные формы имеют неправильные контуры цитоплазмы и ядра.

Полагаем, что это связано с особенностями организации структур цитоскелета, в частности микротрубочек (Small J.V. et al., 2002). Нами установлено, что фибриллы цитоскелета бластов больных ОЛЛ располагаются в виде отдельных нитей, значительно превышающих длину цитоскелетных пучков доноров. Миграционная активность этих клеток повышена, их жесткость, в области ядра и по периферии, снижена. Согласно данным литературы, уменьшение жесткости в области ядра является признаком диффузного распределения хроматина, что указывает на интенсификацию синтетических процессов в клетке (Mazumder A., 2008). Снижение значений модуля Юнга на периферии цитоплазмы может создавать условия для формирования ламеллоподий и фокальных контактов (Morrison E.E., 2007). Это предположение согласуется с полученными нами, данными о перестройке структур цитоскелета и увеличении миграционной активности лимфобластов больных ОЛЛ. Объем и площадь поверхности лимфобластов увеличены, их высота снижена, что указывает на способность распластываться на подложке. Рельеф поверхности лимфобластов больных ОЛЛ сглажен: утрата части морфологических образований, снижение высоты глобулярных выступов и их общего количества. Увеличение поверхностного потенциала клеток способствует повышению адгезии к сосудистому эндотелию (Cernuda-Morollon E., Redley A.J., 2006). Не исключено, что подобные изменения функциональных параметров и структуры могут спровоцировать выход «мягких» лимфобластов больных ОЛЛ в ткани и способствовать формированию метастатических очагов.

В группе пациентов больных ОЛЛ, находящихся в состоянии ремиссии болезни, для которых характерно улучшение клинической симптоматики и гематологических данных – атипичные бласты в костном мозге не превышают 5%, показатели периферической крови близки к норме (O, Brien S., Keating M.J., 2005), бластных форм не обнаружено. Однако размеры лимфоцитов увеличены. Причем, так же как и для лимфобластов в период острого течения ОЛЛ, так и для лимфоцитов в период ремиссии сохранялось ключевое свойство – способность клеток распластываться на подложке.

В состоянии ремиссии ОЛЛ в периферической крови больных выявлено присутствие двух типов лимфоцитов с разной конфигурацией поверхности.

Так, для первого типа клеток было характерно наличие мелких глобул и крупных инвагинаций, а для второго – крупных глобулярных образований сферической формы и редко встречающиеся мелкие инвагинации. Высота глобулярных выступов клеток с первым типом поверхности снижена по сравнению со структурами плазмалеммы здоровых людей. Высота и ширина глобул клеток второго типа напротив, превышала аналогичные размеры глобулярных структур на поверхности лимфоцитов доноров. Глобулы и инвагинации лимфоцитов больных ОЛЛ в ремиссии, как с первым типом клеточной поверхности, так и со вторым значительно превышали размеры аналогичных структур лимфоцитов больных лимфобластным лейкозом на стадии обострения. В лимфоцитах двух морфологических типов характерно снижение жесткости в области ядра и по периферии цитоплазмы аналогично клеткам больных лимфолейкозом на стадии обострения. Не исключено, что появление двух морфологически разнородных популяций клеток является следствием воздействия химиотерапии (Barret A.J., 2009).

Для лимфоцитов больных ОЛЛ в ремиссии установлено увеличение потенциала поверхности. Элементы цитоскелета клеток собраны в короткие пучки, располагающиеся в околоядерной зоне, миграционная активность снижена. Сохраняющаяся деполяризация мембраны лимфоцитов и сниженная жесткость указывают на потенциальные возможности клеток к адгезии и проникновению через эндотелий в ткани (Молавева Р.Н., 2003). Однако сниженная миграционная активность и значительное укорочение структур цитоскелета и их локализация в зоне ядра препятствуют активному движению клеток. Следовательно, в результате использования химиотерапевтических схем подавляется развитие бластных форм, но потенциальная способность лимфоцитов к миграции в ткани сохраняется.

В периферической крови пациентов больных ХЛЛ после лечения обнаружены бластные и пролимфоцитарные формы клеток. Согласно классификации ВОЗ (2008), ХЛЛ является одним из видов дифференцированной лимфомы с низкой степенью злокачественности, которая медленно прогрессирует. Бластные формы больных ХЛЛ имеют увеличенные размеры, на поверхности их мембраны присутствуют крупные глобулярные выступы, собранные в виде скоплений неправильной формы. Не исключено, что появление такой картины микрорельефа может быть связано с деградацией липидного слоя мембраны. Так, по данным Казаряна П.А. с соавт. (2011) повышенная активность АТФазы и преобладание процессов деградации глицерофосфолипидов в клетках больных ХЛЛ, приводит к значительному нарушению метаболизма фосфоинозитидов и подавлению функциональной активности мембран.

Жесткость клеток больных ХЛЛ выше как по сравнению с клетками доноров, так и с клетками больных различными типами лейкозов. Для них, как и для клеток ОЛЛ в ремиссии, характерно увеличение потенциала поверхности, снижение миграционной активности, расположение элементов цитоскелета в околоядерной зоне, увеличение числа ядрышек в ядре. Следовательно, свойства клеточной поверхности форм лимфоидного ряда сходны во время течения хронического лейкоза после лечения и в состоянии ремиссии острого лимфобластного лейкоза.

Проанализировав функциональные свойства и морфологию клеточных форм в группе больных ОЛЛ и ХЛЛ, мы установили принципиальные различия между свойствами бластов и характером расположения в них структур цитоскелета:

1) жесткость клеток в группе больных ХЛЛ повышена и снижена у больных ОЛЛ;

2) миграционная активность клеток в группе больных ОЛЛ увеличена, а у больных ХЛЛ снижена;

3) элементы цитоскелета в группе больных ХЛЛ короткие и располагаются вокруг ядра, а в клетках больных ОЛЛ длинные и в виде пучков, расходящихся по всей цитоплазме.

Для всех клеток исследованных форм лейкоза установлено увеличение потенциала поверхности, что создает условия для повышения адгезии клеток к стенке эндотелия.

В клетках всех типов лейкоза количество ядрышек в ядре возросло, причины подобных изменений в ядрышковом аппарате разнообразны. Так, увеличение числа ядрышек в лимфобластах больных ОЛЛ согласуется с данными литературы и указывает на патологическое изменение ядрышковых организаторов на хромосомах вследствие хромосомных аббераций (Закурдаева К.А. c соавт., 2010). Кроме того, показано, что увеличению числа ядрышек способствует повышенная активность РНК-полимеразы, которая участвует в формировании опухолевого фенотипа (Drygin D. et al., 2010). В свою очередь, РНК-полимераза способна связываться с белком филамином и изменять его сродство к актину (Deng W. et al., 2012). Следовательно, можно предположить непосредственное участие РНК-полимеразы в формировании метастатического потенциала бластов больных ОЛЛ.



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |
 

Похожие работы:

«Серёгин Сергей Викторович Оптимизация конструкций рекомбинантных ДНК для получения иммунобиологических препаратов 03.01.03 – молекулярная биология Диссертация на соискание ученой степени доктора биологических наук Научный консультант: доктор биологических наук Бажан Сергей Иванович...»

«ПИМЕНОВА ЕКАТЕРИНА ВЛАДИМИРОВНА РАЗРАБОТКА МЕТОДА ОЦЕНКИ ЦИТОТОКСИЧНОСТИ АНТИГЕНОВ ВОЗБУДИТЕЛЯ МЕЛИОИДОЗА IN VITRO НА МОДЕЛИ ПЕРЕВИВАЕМЫХ КЛЕТОЧНЫХ КУЛЬТУР 03.02.03 – микробиология Диссертация на соискание ученой степени кандидата медицинских наук Научный руководитель: доктор...»

«БРИТАНОВ Николай Григорьевич ГИГИЕНИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ПЕРЕПРОФИЛИРОВАНИЯ ИЛИ ЛИКВИДАЦИИ ОБЪЕКТОВ ПО ХРАНЕНИЮ И УНИЧТОЖЕНИЮ ХИМИЧЕСКОГО ОРУЖИЯ 14.02.01 Гигиена Диссертация на соискание ученой степени доктора медицинских наук Научный консультант: доктор медицинских наук, профессор...»

«Кириллин Егор Владимирович ЭКОЛОГИЯ ОВЦЕБЫКА (OVIBOS MOSCHATUS ZIMMERMANN, 1780) В ТУНДРОВОЙ ЗОНЕ ЯКУТИИ 03.02.08 – экология Диссертация на соискание ученой степени кандидата биологических наук Научный руководитель: д. б. н., профессор Мордосов И. И. Якутск – 2015 Содержание Введение.. Глава 1. Краткая физико-географическая...»

«КОВАЛЕВА АННА ВАЛЕРЬЕВНА ПРИМЕНЕНИЕ ФИТОСИРОПОВ И ФИТОЭКСТРАКТОВ В ПРОИЗВОДСТВЕ ХЛЕБОБУЛОЧНЫХ ИЗДЕЛИЙ Специальность 05.18.01 – Технология обработки, хранения и переработки злаковых, бобовых культур, крупяных продуктов, плодоовощной продукции и виноградарства Диссертация на соискание ученой степени кандидата технических наук Научный руководитель: доктор...»

«ПОЛУЭКТОВА ЕКАТЕРИНА ВИКТОРОВНА ФИТОТОКСИЧЕСКИЕ МЕТАБОЛИТЫ ГРИБА PARAPHOMA SP. ВИЗР 1.46 И ПЕРСПЕКТИВЫ ИХ ПРАКТИЧЕСКОГО ИСПОЛЬЗОВАНИЯ Шифр и наименование специальности: 03.02.12 – микология ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата биологических наук Научный руководитель: Берестецкий А.О. кандидат биологических наук Санкт-Петербург...»

«ДОРОНИН Игорь Владимирович Cистематика, филогения и распространение скальных ящериц надвидовых комплексов Darevskia (praticola), Darevskia (caucasica) и Darevskia (saxicola) 03.02.04 – зоология Диссертация на соискание ученой степени кандидата биологических наук Научный руководитель: доктор биологических наук, заслуженный эколог РФ Б.С. Туниев Санкт-Петербург Оглавление Стр....»

«Любас Артем Александрович ПАЛЕОРЕКОНСТРУКЦИЯ СРЕДЫ ОБИТАНИЯ ПРЕСНОВОДНЫХ МОЛЛЮСКОВ В НЕОГЕН-ЧЕТВЕРТИЧНЫХ ВОДОТОКАХ С ЭКСТРЕМАЛЬНЫМИ ПРИРОДНЫМИ УСЛОВИЯМИ Специальность 25.00.25 – геоморфология и эволюционная география Диссертация на соискание ученой степени кандидата географических наук Научный руководитель: доктор биологических наук...»

«БРИТАНОВ Николай Григорьевич ГИГИЕНИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ПЕРЕПРОФИЛИРОВАНИЯ ИЛИ ЛИКВИДАЦИИ ОБЪЕКТОВ ПО ХРАНЕНИЮ И УНИЧТОЖЕНИЮ ХИМИЧЕСКОГО ОРУЖИЯ 14.02.01 Гигиена Диссертация на соискание ученой степени доктора медицинских наук Научный консультант: доктор медицинских наук, профессор...»

«Гуськов Валентин Юрьевич МОРФОЛОГИЧЕСКАЯ И ГЕНЕТИЧЕСКАЯ ИЗМЕНЧИВОСТЬ БУРОГО МЕДВЕДЯ URSUS ARCTOS LINNAEUS, 1758 ДАЛЬНЕГО ВОСТОКА РОССИИ 03.02.04 – зоология Диссертация на соискание ученой степени кандидата биологических наук Научный руководитель доктор биологических наук, с.н.с. А.П. Крюков Владивосток – 2015 Оглавление Введение Глава 1. Обзор...»

«ШУБНИКОВА ЕЛЕНА ВЛАДИМИРОВНА ВЛИЯНИЕ ФИЗИКО-ХИМИЧЕСКИХ ФАКТОРОВ И ФОРМ АДАПТИВНОЙ ИЗМЕНЧИВОСТИ НА ЧУВСТВИТЕЛЬНОСТЬ ПАТОГЕННЫХ БУРКХОЛЬДЕРИЙ К ХИМИОТЕРАПЕВТИЧЕСКИМ ПРЕПАРАТАМ 03.02.03 –...»

«ПОДОЛЬНИКОВА ЮЛИЯ АЛЕКСАНДРОВНА ОСОБЕННОСТИ СВОБОДНОРАДИКАЛЬНОГО СТАТУСА МОЛОКА КОРОВ УРБАНИЗИРОВАННОЙ ТЕРРИТОРИИ (НА ПРИМЕРЕ ОМСКОЙ ОБЛАСТИ) Специальность: 03.02.08 – экология ДИССЕРТАЦИЯ на соискание степени кандидата биологических наук Научный руководитель: Заслуженный работник высшей школы РФ доктор...»

«Петро ва Ю лия Геннад ь евна «ШКОЛА УХОДА ЗА ПАЦИЕНТАМИ» ПР И ПР ОВЕДЕНИИ МЕДИЦИНСКОЙ Р ЕАБИЛИТАЦИИ ПОСЛЕ ЦЕР ЕБР АЛЬНОГО ИНСУЛЬ ТА 14.01.11 – нервные болезни ДИССЕРТАЦИЯ на соискание учёной степени кандидата медицинских наук Научный руководитель: доктор медицинских наук, Пряников И.В. профессор Москва – 2015 стр ВВЕДЕНИЕ ГЛАВА 1. СПЕЦИФИКА И ОСОБЕННОСТИ ПРОВЕДЕНИЯ МЕДИЦИНСКОЙ...»

«АБДУЛЛАЕВ Ренат Абдуллаевич ГЕНЕТИЧЕСКОЕ РАЗНООБРАЗИЕ МЕСТНЫХ ФОРМ ЯЧМЕНЯ ИЗ ДАГЕСТАНА ПО АДАПТИВНО ВАЖНЫМ ПРИЗНАКАМ Шифр и наименование специальности 03.02.07 – генетика 06.01.05 – селекция и семеноводство сельскохозяйственных растений ДИССЕРТАЦИЯ на соискание учёной степени кандидата...»

«Смешливая Наталья Владимировна ЭКОЛОГО-ФИЗИОЛОГИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ РЕПРОДУКТИВНОЙ ФУНКЦИИ СИГОВЫХ РЫБ ОБЬ-ИРТЫШСКОГО БАССЕЙНА 03.02.06 Ихтиология Диссертация на соискание учёной степени кандидата биологических наук Научный руководитель кандидат биологических наук, доцент Семенченко С.М. Тюмень – 2015 ОГЛАВЛЕНИЕ...»

«Храмцов Павел Викторович ИММУНОДИАГНОСТИЧЕСКАЯ СИСТЕМА ДЛЯ ОЦЕНКИ НАПРЯЖЕННОСТИ ПОСТВАКЦИНАЛЬНОГО ИММУНИТЕТА К КОКЛЮШУ, ДИФТЕРИИ И СТОЛБНЯКУ 14.03.09 – Клиническая иммунология, аллергология Диссертация на соискание ученой степени кандидата биологических наук Научный руководитель: доктор биологических наук, Раев Михаил Борисович...»

«БЕСЕДИНА Екатерина Николаевна УСОВЕРШЕНСТВОВАНИЕ МЕТОДА КЛОНАЛЬНОГО МИКРОРАЗМНОЖЕНИЯ ПОДВОЕВ ЯБЛОНИ IN VITRO Специальность 06.01.08 – плодоводство, виноградарство Диссертация на соискание учёной степени кандидата сельскохозяйственных наук Научный руководитель – кандидат биологических наук Л.Л. Бунцевич Краснодар 201 Содержание...»

«АСБАГАНОВ Сергей Валентинович БИОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ИНТРОДУКЦИИ РЯБИНЫ (SORBUS L.) В ЗАПАДНОЙ СИБИРИ 03.02.01 – «Ботаника» ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата биологических наук Научный руководитель: к.б.н., с.н.с. А.Б. Горбунов Новосибирск 2014 ОГЛАВЛЕНИЕ ВВЕДЕНИЕ.. 4 Глава 1. ОБЗОР ЛИТЕРАТУРЫ.. 8 Ботаническая...»

«КОНОНОВА ЕКАТЕРИНА АЛЕКСАНДРОВНА ЭКОЛОГО-БИОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ НОВЫХ СОРТОВ СТЕВИИ Stevia rebaudiana (Bertoni) Hemsley ПРИ ВВЕДЕНИИ В КУЛЬТУРУ В ЦЕНТРАЛЬНОМ ПРЕДКАВКАЗЬЕ по специальности 06.01.05 – селекция и семеноводство сельскохозяйственных растений Диссертация на соискание ученой степени кандидата...»

«Тюрин Владимир Анатольевич МАРАЛ (CERVUS ELAPHUS SIBIRICUS SEVERTZOV, 1873) В ВОСТОЧНОМ САЯНЕ (РАСПРОСТРАНЕНИЕ, ЭКОЛОГИЯ, ОПТИМИЗАЦИЯ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ) Специальность 03.02.08 – Экология (биологические науки) Диссертация на соискание ученой степени кандидата биологических наук Научный руководитель: Д-р биол. наук, профессор М.Н. Смирнов Красноярск 201 Содержание Введение.. 4 Глава 1. Изученность экологии марала.. Биология марала.. 9...»







 
2016 www.konf.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, диссертации, конференции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.