WWW.KONF.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Авторефераты, диссертации, конференции
 


Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 10 |

«Фирстова Виктория Валерьевна ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНО-ИММУНОЛОГИЧЕСКОЕ ОБОСНОВАНИЕ ВЫБОРА СТРАТЕГИИ ОЦЕНКИ ПОСТВАКЦИНАЛЬНОГО ИММУНИТЕТА ПРОТИВ ЧУМЫ И ТУЛЯРЕМИИ 14.03.09 – Клиническая ...»

-- [ Страница 6 ] --

5.6. Изменения экспрессии ко-стимулирующих молекул CD28 и CD154 на поверхности Т лимфоцитов под влиянием антигенов F1 и V Задача исследования – сравнить влияние антигенов Y. pestis F1 и V на изменение экспрессии CD28 и CD154 рецепторов на поверхности цитотоксических лимфоцитов и Т хелперов в культуре спленоцитов, полученных от иммунизированных против чумы мышей и интактных животных.

Мы проанализировали изменение экспрессии CD28 и CD154 рецептора на поверхности цитотоксических лимфоцитов и Т хелперов, полученных от интактных мышей или животных, иммунизированных Y. pestis EV НИИЭГ или препаратом, на основе F1 и V антигенов чумного микроба содержащим гидроксил алюминия, под влиянием F1 и V антигенов чумного микроба.

Количество Т лимфоцитов, а также CD3+CD8+ и CD3+CD4+ субпопуляций Т лимфоцитов, экспрессирующих рецепторную молекулу CD28, статистически не различалось ((22,31±1,18), (4,49±0,39), (13,24±1,017) %, соответственно) между мышами разных групп (таблица 17).

Добавление V или F1 антигенов чумного микроба в культуру спленоцитов, полученных от интактных мышей, не приводило к увеличению экспрессии CD28 на поверхности Т лимфоцитов. При добавлении V или F1 антигенов в культуру спленоцитов, полученных от мышей, иммунизированных против чумы, происходило снижение экспрессии CD28 через 24 ч инкубации.

Анализ экспрессии CD154 рецептора показал, что лимфоциты интактных мышей в ответ на активацию их in vitro антигенами чумного микроба не увеличивают экспрессию CD154 рецептора на своей поверхности.

Таким образом, мы выявили специфическое снижение экспрессии CD28 на поверхности лимфоцитов, полученных от мышей, иммунизированных против чумы, под влиянием F1 или V антигена на поверхности CD8+ Т лимфоцитов. Под влиянием F1 антигена на поверхности Т лимфоцитов, полученных от иммунных мышей, увеличивалась экспрессия CD154 рецептора.

–  –  –

Под влиянием F1, но не V антигена увеличивается количество CD154-позитвных в популяции Т лимфоцитов, полученных от мышей иммунизированных против чумы.

5.7. Изменение экспрессии CD69 и CD86 рецепторов на поверхности CD19+ CD22+ В лимфоцитов под влиянием антигенов F1 и V Задача исследования – сравнить влияние антигенов Y. pestis F1 и V на изменение экспрессии CD69 и CD86 рецепторов на поверхности CD19+ и CD22+ лимфоцитов в культуре спленоцитов, полученных от иммунизированных против чумы мышей и интактных животных.

Мы проанализировали изменение экспрессии CD69 и CD86 рецепторов на поверхности CD19+ и CD22+ лимфоцитов в культуре спленоцитов, полученных от интактных мышей или животных, иммунизированных Y. pestis EV НИИЭГ или препаратом, на основе F1 и V антигенов чумного микроба содержащим гидроксил алюминия, в присутствии F1 и V антигенов чумного микроба.

Лимфоциты, полученные как от интактных мышей, так и иммунизированных против чумы, под влиянием УЗД или F1 антигена усиливали экспрессию CD69 и CD86 на поверхности CD19+ и CD22+ В лимфоцитов (таблица 18).

Процентное содержание CD19+ и CD22+ В лимфоцитов, Таблица 18 – экспрессирующих CD69 или CD86 рецептор

–  –  –

Добавление в культуру спленоцитов V антигена не приводило к появлению CD69 рецептора на поверхности CD19+ и CD22+ В лимфоцитов.

Анализ изменения экспрессии CD86 рецептора показал, что на поверхности CD19+ лимфоцитов, полученных от мышей, иммунизированных против чумы, под влиянием УЗД или F1 антигена увеличивается количество клеток CD19+ и CD22+ В лимфоцитов, экспрессирующих CD86 рецепторную молекулу. У интактных мышей CD19+ и CD22+ В лимфоциты также усиливали экспрессию CD86 рецептора под влиянием УЗД или F1 антигена, но процентное содержание CD19+CD86+ и CD22+CD86+ субпопуляций интактных мышей было меньшим по сравнению с иммунными.

5.8. Выявление антител к F1 и V антигенам Y. pestis в сыворотках крови иммунизированных мышей Задачи исследования – оценить уровень антител к F1 и V антигенам чумного микроба в сыворотке крови мышей, иммунизированных Y. pestis EV НИИЭГ или препаратом, на основе F1 и V антигенов Y. pestis, содержащим в качестве адъюванта гидроксил алюминия.

На 28 сутки после иммунизации мышей Y. pestis EV НИИЭГ у мышей выявляли антитела к F1 антигену в титрах от 1:200 до 1:50 (рисунок 35).

А Б Рисунок 35 – Титры антител к F1 (А) и V (Б) антигенам у мышей, иммунизированных Y. pestis EV НИИЭГ или препаратом, содержащим F1 и V антигены, адсорбированные на гидроокиси алюминия К V антигену титры антител детектировались не у всех мышей и колебались в пределах от 1:100 до 1:200.

У животных, иммунизированных препаратом, на основе F1 и V антигенов Y. pestis, содержащим гидроксил алюминия, на 28 сутки после последней иммунизации титры антител к F1 и V антигенам значительно превышали таковые у мышей, иммунизированных Y. pestis EV. Уровни антител к F1 и V антигенам колебались в пределах 1:200-1:800 и 1:400-1:1600, соответственно.

5.9. Выявление корреляций между напряженностью иммунитета к чуме у мышей и изменением экспрессии поверхностных маркеров и синтеза цитокинов под влиянием антигенов чумного микроба в системе in vitro Задачи исследования – выявить специфические показатели клеточного противочумного иммунитета у мышей коррелирующие с уровнем напряженности иммунитета к чуме.

Сравнительный анализ изменения экспрессии поверхностных маркеров TLR - 2 и TLR-9 на поверхности Т лимфоцитов и их субпопуляций под влиянием F1 и V антигенов не показал достоверных различий между группами мышей иммунизированных против чумы мышей и интактных животных (таблица 19). Мы не выявили статистически значимых различий в изменении синтеза ИЛ-4 или ФНО- лимфоцитами, полученными от интактных или иммунизированных против чумы мышей, под влиянием F1 или V антигенов (таблица 19). Оценка концентрации цитокинов ИЛ-12, ИЛ-6, ФНО-, ИЛ-10, ИЛ-4 в надосадочной жидкости культуры спленоцитов, полученных от интактных или иммунизированных против чумы животных, под влиянием F1 или V антигенов, также не выявила достоверных различий между анализируемыми группами мышей (рисунок 34). Выраженные различия в реакции лимфоцитов на антигены чумного микроба между группами иммунных и интактных мышей (таблица 19) были обнаружены по изменению экспрессии СD69, CD86, СD28 рецепторов на поверхности CD3+CD8+, CD3+, CD3+CD4+, CD22+, СD19+ субпопуляций, пролиферативной активности лимфоцитов, синтеза ИФН- Т лимфоцитами, ИФНи ИЛ-17 спленоцитами мышей. В таблице 19 представлены сводные данные напряженности противочумного иммунитета: LD50 и индекс иммунитета; и показатели Т клеточного противочумного ответа: индексы активации пролиферативной активности лимфоцитов, процентного содержания ИФН-+, CD28+, CD154+ и СD69+ Т лимфоцитов, концентрации ИФН- и ИЛ-17 в культуре спленоцитов мышей.

–  –  –

88543)** Y.pestis EV НИИЭГ Примечание – *ИА – индекс активации (соотношение показателя культуры стимулированных F1 антигеном клеток по отношению к показателю культуры клеток не стимулированных).

CD3+CD4+CD69+, CD3+CD8+CD69+, Увеличение индексов активации CD3+CD4+IFN-+, CD3+CD8+IFN-+, CD3+IFN-+, CD22+CD86+, пролиферативной активности Т и В лимфоцитов, цитокинов ИЛ-17 и ИФН- в ответ на стимуляцию спленоцитов in vitro F1 антигеном чумного микроба было выявлено в группах мышей, иммунизированных Y. pestis EV НИИЭГ и смесью антигенов чумного микроба F1 и V. Сыворотки крови этой группы мышей характеризовались высокими титрами антител к F1 и V антигенам чумного микроба (таблица 20). По сравнению с фоном, средние значения которого составляли 0,02 оптических единицы против фосфатно-солевого буфера с Твином 20, достоверное повышение величины оптических плотностей для группы животных, иммунизированных 2 Максимальное разведение сывороток, при котором выявляются антитела к антигенам чумного микроба смесью антигенов чумного микроба F1 и V, отмечали при 510-6 разведении сывороток. У мышей, иммунизированных смесью антигенов чумного микроба F1 и V, и Y. pestis EV НИИЭГ формировался выраженный противочумный иммунитет.

В группе мышей, иммунизированных F1 антигеном чумного микроба отмечали увеличение индексов активации CD3+CD8+CD69+, CD22+CD86+, и синтеза цитокина ИФН- в ответ на стимуляцию спленоцитов in vitro F1 антигеном чумного микроба. Максимальное разведение сывороток, при котором выявляли антитела к F1 антигену чумного микроба, составило 10-4. Индекс иммунитета составил 2224.

Титры сывороток против антигена F1 у мышей, иммунизированных смесью антигенов, заметно превышали те же параметры у животных, которым вводили только F1, то есть при введении двух белков, антиген V усиливал гуморальный иммунный ответ на антиген F1. Титры антител против V антигена у мышей, иммунизированных только одним белком V и смесью белков, практически совпадали.

Увеличение числа выживших у зараженных чумой мышей, иммунизированных смесью антигенов чумного микроба (F1 и V), коррелировало с появлением значительного количества CD69-позитивных и CD86-позитивных лимфоцитов в ответ на стимуляцию их in vitro F1 антигеном чумного микроба.

Таким образом, экспрессия раннего маркера активации CD69 в субпопуляциях Т хелперов и цитотоксических лимфоцитов и CD86 рецептора на поверхности CD22 лимфоцитов в ответ на стимуляцию in vitro F1 Y. pestis коррелировали с напряженностью поствакцинального иммунитета к чуме, индуцированного иммунизацией F1 или смесью F1 и V антигенов.

Обсуждение Для формирования протективного противочумного иммунитета необходима синергичная специфическая активация клеточного и гуморального звеньев иммунной системы. Многочисленные данные экспериментов показали, что уровень антител не всегда коррелирует с напряженностью иммунитета [214, 398].

По всей вероятности, активации только клеточного звена иммунитета без участия гуморальных реакций также не достаточно для защиты от заражения чумой.

Поэтому в наших исследованиях мы проводили комплексную оценку гуморальных и клеточных специфических реакций. Выбор методов анализа противочумного иммунитета основывался на особенностях иммунопатогенеза чумы.

На первом этапе после внедрения бактерий Y. pestis в организм происходит его распознавание клетками врожденного иммунитета с помощью рецепторных молекул: трансмембранных толл-подобных рецепторов (toll like receptor – TLR) и цитоплазматических нуклеотид-связывающих доменов олигомеризации. За счет активации этих рецепторных молекул запускаются механизмы врожденного иммунитета, а в дальнейшем усиливаются реакции адаптивного иммунного ответа [249].

Y. pestis Патогенные бактерии характеризуются наличием факторов патогенности, в частности белков Yop, позволяющих противостоять неспецифическим факторам иммунной защиты макроорганизма. Уже на первых этапах инфицирования Y. pestis способны подавлять механизмы врожденного иммунитета, ингибируя экспрессию TLR (в том числе TLR-2 и TLR-9) на поверхности иммунокомпетеных клеток, нарушая активационные клеточные сигналы [130].

TLR-2 рецептор выполняет роль ко-стимулирующей молекулы лимфоцитов и, вероятно, способствует формированию иммунного ответа по Th1 пути [328].

На Т лимфоцитах памяти клетках памяти рецептор TLR-2 экспрессируется постоянно, что позволяет поддерживать жизнедеятельность клетки в отсутствие специфического антигена за счет стимуляции неспецифическими антигенами других патогенов через TLR-2 [226, 271]. TLR-2 рецептор распознаёт патогенсвязанные молекулярные структуры бактерий, включая пептидогликаны, липотейхоевую кислоту, некоторые компоненты микобактерий и зимозан клеточной стенки дрожжей.

Мы провели сравнительный анализ влияния антигенов чумного микроба на изменение экспрессии TLR-2 на поверхности лимфоцитов и моноцитов, полученных от интактных и иммунизированных против чумы мышей. Результаты наших исследований показали, что под влиянием V антигена Y. pestis происходит увеличение количества Т лимфоцитов, экспрессирующих TLR-2 (в основном за счет субпопуляции Т хелперов) как в культуре спленоцитов, полученных от интактных животных, так и в культуре клеток, полученных от мышей иммунизированных против чумы.

Наши данные согласуются с результатами, полученными Sing A.[340], Kimberly P. [294], Auerbuch V. [63], свидетельствующими о взаимодействии V антигена Y. enterocolitica с TLR-2/CD14 на поверхности фагоцитов. Результатом взаимодействия V антигена Y. enterocolitica с TLR-2/CD14 является усиление синтеза ИЛ-10 макрофагами, который оказывает регулирующее влияние на формирование событий в процессе иммунопатогенеза инфекционного процесса, вызванного Y. enterocolitica [340].

Мы провели сравнительную оценку изменения экспрессии TLR-2 на поверхности моноцитов и лимфоцитов и уровня синтеза ИЛ-10 в популяции спленоцитов под влиянием антигенов чумного микроба. Результаты наших исследований показали, что в отличие от V антигена, полученного из Y. enterocolitica, под влиянием V антигена, полученного из Y. pestis усиление экспрессии TLR-2 на поверхности лимфоцитов и моноцитов не приводило к увеличению синтеза ИЛ-10.

У штаммов основного подвида Y. pestis V антиген характеризуется аминокислотной изменчивостью. В своей работе мы использовали V антиген, полученный из штамма Y. pestis у которого в V антигене произошла замена триптофана на глицин, что может быть одной из причин отсутствия активации синтеза ИЛ-10. В то же время в своих работах Kimberly P. [294], Reithmeier-Rost [307] и Sing A. [340] показали, что активация TLR-2 рецепторов не является ведущей в индукции выработки ИЛ-10 и не коррелирует со степенью вирулентности Y. pestis [340].

По данным Смольковой Е.А. [40] препарат капсульного антигена F1 усиливает экспрессию in vivo и РНК TLR-2 уже в первые часы после введения в организм экспериментальных животных с последующим усилением пролиферативной активности в центральном (тимусе) и периферическом (селезенке) органах иммунной системы [40, 340]. Результаты наших исследований показали, что препарат F1 не оказывал влияния на изменение экспрессии TLR-2 на поверхности лимфоцитов, но усиливал экспрессию на поверхности моноцитов, полученных от иммунизированных против чумы мышей или интактных животных.

Таким образом, нами показано, что V антиген индуцировал экспрессию TLR-2 на поверхности Т хелперов и моноцитов, а F1 способствовал усилению экспрессии TLR-2 на поверхности моноцитов, полученных как от иммунизированных против чумы, так и от интактных животных.

Большая роль в запуске формирования иммунного ответа против Y. pestis, являющейся внутриклеточным патогеном, принадлежит TLR-9. TLR-9 распознает ДНК бактерий, комплексы CpG хроматина-IgG, дезоксинуклеотиды с неметилированным CpG мотивом [24]. Лиганды TLR запускают сигнальные пути, с участием активации адапторного протеина MyD88 или без нее, активируют фактор транскрипции NF-B и индуцируют синтез провоспалительных цитокинов [49, 362, 363]. Усиление экспрессии TLR-9 на поверхности CD4+ лимфоцитов сопряжено с увеличением продолжительности жизни клеток без усиления их пролиферативной активности [180]. Появление TLR-9 рецептора на поверхности клеток приводит к усилению синтеза провоспалительных цитокинов, в частности интереферонов 1 типа и ИЛ-12 [234], что способствуют формированию специфического иммунного ответа и привлечению к очагу инфекции специализированных иммунокомпетентных клеток, активации фагоцитарной активности макрофагов, обеспечивающих элиминацию Y. pestis из организма.

TLR-9 экспрессируются постоянно на В лимфоцитах памяти, что позволяет поддерживать жизнедеятельность клетки в отсутствие специфического антигена за счет стимуляции неспецифическими антигенами других патогенов через TLR-9 [314]. Таким образом, TLR-9 принимают активное участие в активации иммунокомпетентных клеток и модулировании адаптивного иммунного ответа.

В нашей работе впервые было показано, что иммунокомпетентные клетки, выделенные от мышей, вакцинированных против чумы, в отличие от иммунокомпетентных клеток интактных мышей, под влиянием V антигена усиливают экспрессию TLR-9 на поверхности моноцитов и лимфоцитов. F1 антиген чумного микроба также способствовал усилению экспрессии TLR-9 на поверхности иммунных моноцитов и лимфоцитов, но менее выраженно.

Исследования по влиянию антигенов чумного микроба на экспрессию TLR-9 на поверхности иммунокомпетентных клеток практически отсутствуют.

Полученные результаты противоречивы [130, 215]. В работе Kamal U. [215] показано, что под влиянием Y.

pestis на поверхности моноцитов и В лимфоцитов крови людей происходит усиление экспрессии TLR-9. По данным работы Ivo Ricardo de Seabra Rodrigues Dias [130] под влиянием F1 антигена в клеточной моноцитарной линии отмечалось снижение экспрессии TLR-9 на поверхности клеток в течение 24 ч инкубирования. Разноречивость результатов может быть связана с особенностями условий экспериментов. В частности, если через 1 час после взаимодействия с F1 антигеном происходит снижение экспрессии TLR-9 на поверхности иммунокомпетентных клеток, то через 24 ч уровень экспрессии TLR-9 возвращается к показателям контроля [130].

Усиление экспрессии TLR на поверхности антиген-презентирующих клеток и взаимодействие с лигандами лимфоцитов для TLR-2 и TLR-9 приводит к активации В лимфоцитов [78] и CD4+ T лимфоцитов [180], что проявляется в усилении их пролиферативной активности, дифференцировке и повышенной выживаемостью за счет увеличения на их поверхности ко-экспрессирующих молекул, а также усиления синтеза ими провоспалительных цитокинов.

На следующем этапе исследований мы сравнили активацию лимфоцитов, полученных от иммунных и интактных животных, под влиянием антигенов чумного микроба.

Одним из ранних маркеров активации лимфоцитов является CD69 рецептор, который появляется на поверхности антиген- или аллерген-специфически активированных in vitro лимфоцитов [64]. Экспрессируясь на поверхности клетки рецептор CD69 действует как ко-стимулирующая молекула Т-клеточной активации и пролиферации [380]. Появление CD69 рецептора на поверхности лимфоцитов коррелирует с активацией клетки и усилением пролиферативной активности [305].

Выявление усиления экспрессии раннего маркера активации CD69 на лимфоцитарной субпопуляции Т хелперов в ответ на активацию их туберкулином используют для диагностики острых форм туберкулеза и для прогноза течения заболевания [265]. По аналогии мы оценивали изменение экспрессии CD69 маркера на поверхности Т хелперов и цитотоксических лимфоцитов под влиянием антигенов чумного микроба. Мы сравнивали изменение содержания CD69-позитивных Т хелперов и цитотоксических лимфоцитов, полученных от интактных и иммунизированных против чумы мышей, под влиянием антигенов чумного микроба.

В результате наших исследований мы впервые обнаружили, что под влиянием F1 Y. pestis на поверхности СD8+ Т лимфоцитов, полученных от мышей, иммунизированных Y. pestis EV НИИЭГ; препаратом, содержащим F1 и V антигены, адсорбированных на гидроокиси алюминия; или препаратом, содержащим F1 антиген, адсорбированным на гидроокиси алюминия, специфически усиливалась экспрессия CD69 рецептора.

В формировании иммунного ответа большая роль принадлежит лимфоцитам, которые образуют специфический клон клеток, синтезирующих антитела и осуществляющих клеточные реакции. Для обеспечения напряженного иммунитета количество специализированных клеток должно быть достаточным для элиминации возбудителя. После завершения вакцинального процесса количество антиген-специфических клеток невелико и при проникновении возбудителя в организм клон специфических клеток должен увеличиться за счет усиления пролиферации лимфоцитов.

Наши исследования показали, что лимфоциты мышей, иммунизированных Y. pestis EV НИИЭГ, в ответ на активацию антигеном F1 чумного микроба, усиливали пролиферативную активность лимфоцитов как за счет В субпопуляции, так и за счет Т субпопуляции. Лимфоциты, полученные от мышей, иммунизированных препаратом, содержащим F1 и V антигены, адсорбированные на гидроокиси алюминия, в присутствии F1 увеличивали пролиферативную активность за счет только В лимфоцитов. Полученные данные отражают разные механизмы формирования противочумного иммунитета после иммунизации живой чумной вакциной и химической на основе F1 и V антигенов. После иммунизации живой чумной вакциной кроме гуморального иммунитета активируется клеточное звено иммунитета, о чем свидетельствует пролиферация В и Т лимфоцитов в ответ на рестимуляцию лимфоцитов чумным антигеном.

Клеточно-опосредованный противочумный иммунный ответ основывается на развитии иммунного ответа по Th1 пути, который характеризуется появлением патоген-специфических Т лимфоцитов, синтезирующих ИФН-, ФНО- [132, 291]. В процессе инфекционного процесса Y. pestis способны оказывать супрессирующее действие на развитие адаптивного иммунитета препятствуя активации Т и В лимфоцитов и синтезу ими цитокинов [382]. В ряде исследований показано, что нейтрализация ИФН- и ФНО- приводит к значительному усилению бактериальной инфекции [421, 246]. Одной из главных стратегий патогенности Y. pestis является ингибирование синтеза ИФН- и ФНОМожно предположить, что в иммунном организме появляются защитные механизмы противодействующие ингибированию синтеза ИФН- и ФНО-.

Мы оценили количество CD4+ и CD8+ Т лимфоцитов, продуцирующих ИФН- и ФНО-, в ответ на активацию клеток in vitro антигенами чумного микроба. В наших экспериментах мы показали, что в культуре спленоцитов, полученных только от мышей, иммунизированных Y. pestis EV НИИЭГ или препаратом, содержащим F1 и V антигены, адсорбированные на гидроокиси алюминия, в присутствии антигенов чумного микроба происходило специфическое усиление синтеза ИФН- СD8+ лимфоцитами. СD8+ лимфоциты интактных мышей не усиливали синтез ИФН- под влиянием антигенов УЗД, F1 или V. По данным Szaba F.M. [359], Parent M.A. [285], Amedeo Amedei [55] активация именно субпопуляции СD8+ лимфоцитов и синтез ими цитокинов ИФН- и ФНО- необходимы для формирования протективного иммунитета против заражения чумой.

Большая роль в усилении бактерицидной активности макрофагов кроме ИФН-, ФНО- [252] принадлежит ИЛ-17 [247, 275]. Ил-17 играет особо важную роль при формировании мукозального противочумного иммунитета. В работе Jr-Shiuan Lin [245], показано, что синтез ИЛ-17 необходим для защиты от заражения чумой аэрозольным путем. Даже при высоких титрах антител к антигенам Y. pestis, но при низкой активности синтеза цитокинов ИФН-, ФНО-, ИЛ-17 в ответ на заражение вирулентным штаммом чумы мыши погибали [147, 285].

В наших исследованиях показано, что спленоциты, полученные от мышей, иммунизированных против чумы, в отличие от интактных животных в присутствии антигенов Y. pestis значительно усиливали синтез ИФН- и ИЛ-17.

Причем концентрация ИФН- и ИЛ-17 была выше в 2-4 раза в супернатанте культуры активированных антигенами спленоцитов, полученных от мышей, иммунизированных Y. pestis EV НИИЭГ, по сравнению с количеством этих цитокинов в культуральной жидкости, активированных спленоцитов, полученных от мышей, иммунизированных препаратом на основе F1 и V антигенов чумного микроба, содержащим гидроксил алюминия.

Добавление в среду культивирования антигенов Y. pestis приводило к усилению синтеза провоспалительных цитокинов ИЛ-6, ФНО- в культурах спленоцитов, выделенных и от интактных и от иммунизированных против чумы мышей. Усиление синтеза ИЛ-10 – противовоспалительного цитокина спленоцитами интактных и иммунизированных животных отмечали только в ответ на стимуляцию клеток УЗД или F1 антигеном Y. pestis, но не V антигеном.

Уровень синтеза ИЛ-4 в присутствии антигенов чумного микроба достоверно не изменялся.

Важную роль в контроле иммунного гомеостаза играет рецепторная молекула CD28 [235, 321, 335]. CD28 является первичной молекулой корецептором на Т лимфоцитах [308]. CD28 экспрессируется на поверхности наивных и активированных CD4+, CD8+ Т лимфоцитов и взаимодействует с рецепторными молекулами CD80 и CD86, экспрессирующимися на поверхности дендритных клеток [238]. Активация молекулы CD28 запускает диффренецировку иммунного ответа по Th2 пути, способствуя формированию герминтативных центров В лимфоцитов и переключению изотипов иммуноглобулинов [84].

Активация CD28 сопряжена с повышением продукции ИЛ-2, который, в свою очередь, вызывает Т-клеточную пролиферацию [335].

Наши исследования показали специфическое снижение экспрессии CD28 на поверхности CD8+ Т лимфоцитов, полученных от мышей, иммунизированных против чумы, под влиянием F1 или V антигена. И наоборот мы выявили увеличение CD28 рецептора на поверхности лимфоцитов, полученных от интактных мышей в ответ на стимуляцию их F1 или V антигенами.

Другим рецептором, взаимодействующим с CD80 и CD86 рецепторными молекулами, является рецептор CD154. Анализ изменения экспрессии CD154 молекулы показал, что на поверхности лимфоцитов, полученных от мышей, иммунизированных против чумы, происходит усиление экспрессии CD154 рецептора, а количество CD154-позитивных лимфоцитов, полученных от интактных животных, после активации клеток антигенами не увеличивалось.

Полученные результаты можно объяснить разными механизмами активации уже иммунокомпетентных лимфоцитов и интактных клеток. Активация лимфоцитов у иммунных животных под влиянием антигенов чумного микроба идет по CD28-независимому пути [77]. Ко-рецептором активации уже иммунокомпетентных лимфоцитов Т лимфоцитов является индуцибельная мембранная молекула CD154 [422], которая относится к семейству иммуноглобулиновых костимулирующих поверхностных молекул CD28. Наши исследования показали усиление экспрессии CD154 рецепторной молекулы в ответ на активацию антигенами чумного микроба. Таким образом, можно предположить, что в наших экспериментах мы наблюдали реактивацию антигеном чумного микроба специфических уже взаимодействующих ранее с антигенами Y. pestis лимфоцитов.

В формировании противочумного иммунитета большое участие принимают Т лимфоциты и В лимфоциты. Активация В лимфоцитов сопряжена с появлением на их поверхности CD69 и CD86 рецепторов, усилением пролиферативной активности и дальнейшим синтезом ими специфических антител.

Y. pestis После повторного проникновения в организм бактерий В лимфоциты начинают синтезировать большое количество специфических антител к различным антигенам чумного микроба. Активация В лимфоцитов сопровождается появлением на их поверхности ряда активационных молекул, в том числе CD69 и CD86, с дальнейшей активацией пролиферативной активности.

Анализ сывороток крови мышей, иммунизированных препаратом на основе F1 и V антигенов, показал наличие большого количества антител к F1 и V антигенам чумного микроба, которые детектировались в титрах 1:200-1:800 и 1:400-1:1600, соответственно. У животных, иммунизированных Y. pestis EV НИИЭГ, уровень антител к F1 и V антигенам в сыворотке крови был примерно в четыре раза меньше по сравнению с животными иммунизированными препаратами содержащими V и/или только F1 антиген.

CD19+ и CD22+ Мы проанализировали количество В лимфоцитов, экспрессирующих CD69 рецептор, в ответ на их активацию УЗД, F1 или V антигенами Y. pestis.

CD86 рецептор является ко-рецепторной молекулой CD28. При их взаимодействии запускается активация Т лимфоцитов. CD86 экпрессируются на поверхности в небольшом количестве на поверхности неактивированных В лимфоцитов [172]. Усиление экспрессии CD86 рецептора на поверхности В лимфоцитов происходит в результате активации ВСR [172], CD40 [313] или под влиянием ИЛ-4 [349] или ЛПС [197]. В результате активации CD86 рецептора В лимфоциты начинают активно синтезировать антитела преимущественно IgG1 [98].

Мы выявили появление активационных молекул CD69 и CD86 на поверхности В лимфоцитов, полученных от интактных и иммунизированных против чумы мышей, в ответ на стимуляцию антигенами чумного микроба, что свидетельствует об одинаковом начальном пути активации В лимфоцитов не зависимо от наличия или отсутствия клеток памяти.

Мы провели сравнительный анализ между наличием антител к F1 и V антигенам в крови мышей, иммунизированных разными препаратами против чумы, появлением маркеров, изменением цитокиновой активности лимфоцитов в ответ на реактивацию клеток антигенами Y. pestis и выживаемость мышей после заражения вирулентным штаммом Y. pestis 231.

Полученные результаты исследований позволяют заключить, что для выявления клеточного противочумного иммунитета у мышей необходимо проводить оценку пролиферативной активности В лимфоцитов и Т лимфоцитов;

концентрации ИЛ-17 в культуральной жидкости спленоцитов; количества CD3+CD4+ и CD3+CD8+ субпопуляций, экспрессирующих CD69 и CD154 рецепторы, в ответ на активацию спленоцитов F1 антигеном Y. pestis.

Глава 6. ОЦЕНКА ИММУННОГО ОТВЕТА У ЛЮДЕЙ ПОСЛЕ

ИММУНИЗАЦИИ ЖИВОЙ ЧУМНОЙ ВАКЦИНОЙ

Решающим критерием профилактической ценности вакцин у людей является их эпидемиологическая эффективность, которую определяют путем анализа снижения уровня заболеваемости среди вакцинированного населения.

Оценка эффективности вакцинации против чумы затруднена в связи с тем, что в последние годы отмечаются лишь спорадические случаи заболевания этой инфекцией. До настоящего времени косвенную оценку эффективности вакцинации проводят путем определения поствакцинальных титров антител к использованным для иммунизации антигенам (F1 и V) [395, 399]. Серологические методы общедоступны для широкого применения, в том числе и в полевых условиях. Эти методы достаточно эффективны для выявления циркуляции Y. pestis в популяциях грызунов во все фазы эпизоотического цикла, прогнозирования и наблюдения движения эпизоотии, оценки противоэпидемической эффективности борьбы с носителями и переносчиками чумы [124, 140, 350]. Определенное значение выявление антител против Y. pestis антигенов имеет для косвенного определения специфического противочумного иммунитета. Однако в ряде работ показано отсутствие корреляции между уровнем антител и антиинфекционной резистентностью, в частности серонегативные животные могут обладать напряженным иммунитетом к чуме [138]. Кроме того до сих пор не известно, какому из многочисленных антигенов чумного микроба принадлежит решающая роль в иммуногенезе [159, 160, 264].

Протективные свойства известных на сегодняшний день специфических антител выражены относительно слабо. Об этом свидетельствует ряд неудачных попыток серопрофилактики и серотерапии чумы и отсутствие влияния циклофосфана на уровень приобретенного иммунитета у лабораторных и диких грызунов [58]. Наличие противочумного гуморального иммунитета, обусловленное антителами к F1 и V антигенам, сообщает защиту части животных от гибели при заражении чумой. Даже при высоких титрах антител к F1 и V антигенам у приматов после вакцинации препаратом на основе F1 и V антигенов большинство животных погибает после их аэрозольного заражения вирулентным Y. pestis штаммом [242]. В тоже время, имеются примеры когда у вакцинированных против чумы людей даже при отсутствии антител к F1 антигену Y. pestis может формироваться напряженный клеточный иммунитет, которого было достаточно для защиты от заражения чумой [86, 158]. Это свидетельствует о том, что для формирования противочумного протективного иммунитета необходимо формирование специфического гуморального и клеточного иммунитета.

Оценка противочумного клеточного иммунитета затруднена. В 50-х годах ХХ века выявление клеточного противочумного иммунитета было предложено оценивать в кожных тестах с пестином [21, 41]. Пестин вызывал формирование специфической аллергической реакции, проявляющейся в виде покраснения участка кожи в месте введения пестина. Однако в ряде случаев введение аллергена в организм человека приводило к нежелательным побочным реакциям организма [42]. Поэтому был предпринят ряд попыток разработать метод in vitro, позволяющий оценивать клеточный противочумный иммунитет. В частности для выявления клеточного противочумного иммунитета оценивали изменение реакции бласттрансформации лимфоцитов [12], цитотоксической активности лимфоцитов [73, 417], изменения фенотипа клеток [396], активности синтеза ИФН- лимфоцитами [285] в ответ на рестимуляцию антигенами чумного микроба.

Однако до сих пор метод оценки клеточного противочумного иммунитета, который бы четко коррелировал с антиинфекционной резистентностью к возбудителю чумы, не предложен.

Цель данного раздела наших исследований – выявить специфические показатели, отражающие наличие противочумного гуморального и клеточного иммунитета у людей, иммунизированных вакциной на основе штамма Y. pestis EV линии НИИЭГ.

6.1. Выявление антител в сыворотках крови доноров к антигенам Y. pestis Задача исследования – выявить антитела к УЗД, F1 и V антигенам Y. pestis в сыворотках крови, полученных от людей постоянно вакцинирующихся против чумы (от 1 до 30 лет) живой чумной вакциной через один месяц после очередной иммунизации. В качестве контроля использовали сыворотку людей, неработающих с Y. pestis и его антигенами, не болевших чумой и не вакцинированных против чумы.

Результаты исследований показали, что у всех вакцинированных против чумы доноров выявляли антитела против УЗД Y. pestis. Однако антитела против УЗД Y. pestis обнаружили также в 65 % случаев в сыворотках контрольных интактных доноров.

Уровень антител к F1 антигену Y. pestis в сыворотках крови людей, через месяц после иммунизации живой чумной вакциной, колебался в пределах 1:100рисунок 36).

Рисунок 36 – Уровень антител к F1 в сыворотках крови доноров

–  –  –

вакцинированных доноров титры антител к V антигену не превышали 1:100. У пятерых доноров титры антител к V антигену Y. pestis составили 1:200.

У контрольных невакцинированных против чумы доноров в 64 % случаев титры антител не превышали 1:100. У троих контольных доноров титры антител V антигену колебались в пределах 1:400 и 1:800.

После постоянной иммунизации против чумы препаратом Y. pestis EV НИИЭГ (на протяжении более 10 лет) в большинстве случаев последующая ревакцинация не вызывала увеличения титров антител к V и F1 антигенам по сравнению с таковой до вакцинации.

Таблица 21 – Титры антител к V антигену в сыворотках крови, полученных от доноров, иммунизированных живой чумной вакциной и невакцинированных людей Количество доноров имеющих титры антител к V антигену Доноры 1:50 1:100 1:200 1:400 1:800 1:1600 Вакцинированные

–  –  –

У постоянно прививающихся против чумы людей (20 лет и более) антитела к F1 антигену через 1 год после последней вакцинации обнаруживали в титрах 1:100-1:400, либо не выявляли. Последующая ревакцинация не всегда приводила к усилению титров антител в сыворотке крови против F1 антигена Y. pestis.

Таким образом, можно заключить, что после иммунизации живой чумной вакциной антитела к V антигену появляются не у всех людей, а использование УЗД Y. pestis дает множество ложноположительных реакций, поэтому для оценки противочумного гуморального иммунитета в сыворотке крови людей выявляют уровень антител к F1 антигену Y. pestis. У первично вакцинируемых против чумы людей перед иммунизацией необходимо определять уровень антител к F1 антигену, чтобы исключить ложноположительные результаты. У постоянно прививающихся против чумы людей нельзя полностью исключить возможность ложноположительных реакций при оценке противочумного гуморального иммунитета по уровню антител к F1 антигену Y. pestis.

6.2. Изменение экспрессии рецепторных молекул в присутствии антигенов Y. pestis на поверхности В лимфоцитов, полученных от невакцинированных и иммунизированных живой чумной вакциной людей, под влиянием антигенов чумного микроба Задача данного раздела работы – выявить специфические маркеры В лимфоцитов, отражающие их специфическую активацию под влиянием антигенов чумного микроба в реакции in vitro у вакцинированных живой чумной вакциной людей.

В качестве индукторов специфической функциональной активности клеток использовали УЗД, V, Pla и F1 антигены чумного микроба.

6.2.1. Изменение экспрессии CD69 рецепторной молекулы на поверхности В-лимфоцитов При оценке изменения экспрессии CD69 рецепторной молекулы на В лимфоцитах, полученных от вакцинированных против чумы и невакцинированных доноров, в присутствии антигенов Y. pestis процентное содержание В лимфоцитов, экспрессирующих маркер ранней активации, колебалось в диапазоне (2,78±1,96) % (рисунок 37). После инкубации клеток крови в полной питательной среде в течение 24 ч процентное содержание В лимфоцитов, экспрессирующих CD69 рецептор, достоверно не изменялось и составляло (3,23±2,44) % от общей популяции CD19+ лимфоцитов (рисунок 37).

Добавление в среду инкубации УЗД или F1 Y. pestis приводило к увеличению численности В лимфоцитов, экпрессирующих маркер ранней активации CD69, как в культуре клеток, полученных от вакцинированных доноров ((11,87±5,34) и (9,67±3,35) %, соответственно), так и в культуре клеток, полученных от невакцинированных людей ((8,34±4,14) и (7,22±3,43) %, соответственно).

–  –  –

Под отрезком М1 – находятся CD19+CD69+, в остальной части – CD19+CD69- лимфоциты.

Контуром отображены цитофлюорограмы, полученные после инкубации клеток в среде в присутствии антигенов, закрашенная часть – цитофлюорограмы, полученные после инкубации клеток в среде без антигенов.

–  –  –

Присутствие в среде V или Pla антигенов чумного микроба не приводило к увеличению CD19+CD69+-лимфоцитов ((3,97±1,54) %) относительно содержания CD19+CD69+-лимфоцитов в среде без добавления антигена.

Таким образом, под влиянием УЗД или F1 Y. pestis, но не V или Pla антигенов чумного микроба, происходит неспецифическая активация В лимфоцитов, о чем свидетельствует появление на поверхности клеток CD69 рецептора.

6.2.2. Изменение экспрессии CD138 рецепторной молекулы на поверхности В лимфоцитов Задача данного раздела предполагала выявление изменений экспрессии CD138 рецептора под влиянием F1 или V антигенов чумного микроба на CD19+ поверхности В лимфоцитов в крови, полученной от людей невакцинированных и вакцинированных Y. pestis EV НИИЭГ.

Количество CD19+СD138+ клеток после инкубации в полной питательной среде составило (1,99±0,12) и (2,35±0,92) %, соответственно (рисунок 38).

Рисунок 38 – Изменение процентного содержания субпопуляций CD19+СD138+ крови, полученной от людей, неиммунных и иммунизированных живой чумной вакциной в ответ на активацию клеток in vitro F1 или V антигенами Y. Pestis Под влиянием F1 или V антигенов процентное содержание CD19+СD138+ клеток в крови, полученной от невакцинированных доноров, статистически достоверно не изменялось. Процентное содержание CD19+СD138+ клеток в крови, полученной от вакцинированных доноров, в условиях стимуляции in vitro F1 антигеном, увеличивалось до (7,05±2,22) %. Добавление в среду V антигена не вызывало достоверного увеличения процентного содержания CD19+СD138+ клеток, полученных от вакцинированных доноров.

Таким образом, мы выявили специфическое увеличение CD19+СD138+ субпопуляции лимфоцитов в крови, полученной от иммунизированных живой чумной вакциной людей, под влиянием F1, но не V антигена Y. pestis.

6.2.3. Изменение экспрессии CD86 и CD80 рецепторных молекул на поверхности В-лимфоцитов При оценке изменения экспрессии CD86 и CD80 рецепторов на поверхности В лимфоцитов, полученных от иммунизированных живой чумной вакциной или от невакцинированных доноров, под влиянием F1 чумного микроба процентное содержание В лимфоцитов, экспрессирующих CD86 и CD80 рецепторы, было примерно одинаковым и составляло (5,02±1,51) и (3,12±0,95) %, соответственно.

Инкубация клеток крови в питательной среде достоверно не изменяло CD19+CD86+ процент клеток, полученных от вакцинированных или невакцинированных доноров ((6,82±1,35) и (3,44±0,74) %, соответственно).

Инкубация клеток крови, полученных от вакцинированных доноров, в среде, содержащей F1 антиген, приводило к усилению экспрессии CD86 рецептора на поверхности В лимфоцитов до (15,46±3,34) % (рисунок 39 Б).

Клетки крови, полученные от невакцинированных доноров, под влиянием F1 антигена также усиливали экспрессию CD86 рецептора на поверхности В лимфоцитов, но не столь выраженно ((7,83±3,03) %). У двоих из 20 вакцинированных доноров и у восьми из 20 невакцинированных доноров не отмечали значительного увеличения CD19+CD86+ субпопуляции клеток под влиянием F1.

Инкубация клеток крови, полученных как от вакцинированных, так и от невакцинированных доноров, в среде, содержащей F1 антиген, не приводило к

–  –  –

Напротив делений оси 1 указаны проценты. На каждой оси двумя маркерами отображены индивидуальные данные, полученные от одного донора.

Рисунок 39 – Процентное содержание субпопуляции CD86+ В лимфоцитов, полученных от здоровых невакцинированных доноров (А) и иммунизированных живой чумной вакциной людей (Б), после инкубации клеток в течение 24 ч в среде (светлые линии) и в среде с F1 антигеном Y. pestis (темный маркер) Таким образом, на поверхности В лимфоцитов под влиянием F1 антигена происходило усиление экспрессии CD86, но не CD80 рецептора. Уровень экспрессии CD86 рецептора на поверхности В лимфоцитов в присутствии F1 антигена чумного микроба был более выраженным в группе людей, иммунизированных живой чумной вакциной, по сравнению с В лимфоцитами, выделенными от невакцинированных людей.

6.3. Изменение экспрессии поверхностных маркеров Т лимфоцитов, полученных от невакцинированных и иммунизированных живой чумной вакциной людей, под влиянием антигенов Y. pestis Задачей данного раздела работы было выявление специфических маркеров Т лимфоцитов, отражающих специфическую активацию Т лимфоцитов под влиянием антигенов чумного микроба в реакции in vitro у вакцинированных живой чумной вакциной людей.

В качестве индукторов специфической функциональной активности клеток использовали V, Pla и F1 антигены чумного микроба.

6.3.1. Изменение экспрессии CD69 рецептора на поверхности Т-лимфоцитов Задачи исследования – провести анализ появления CD69 рецептора на поверхности CD3+CD4+ и CD3+CD8+ субпопуляций лимфоцитов, полученных у людей, иммунизированных живой чумной вакциной или контрольных доноров, в ответ на активацию клеток в системе in vitro антигенами чумного микроба: F1, V или Pla. Сравнить содержание CD3+CD4+CD69+и CD3+CD8+CD69+ субпопуляций клеток крови инкубировавшихся в среде без антигенов и в присутствии антигенов чумного микроба.

Инкубация клеток крови в полной питательной среде в течение 24 ч при физиологических условиях не приводило к увеличению экспрессии CD69 рецептора на поверхности CD3+CD4+ лимфоцитов, что свидетельствовало об отсутствии активации клеток (рисунок 40).

Присутствие в среде антигена F1 приводило к увеличению пула CD3+CD4+CD69+ клеток, полученных как от вакцинированных против чумы людей, так и от контрольных доноров. Количество CD3+CD4+CD69+ клеток, выделенных от людей, иммунизированных живой чумной вакциной, под влиянием F1 антигена увеличивалось до (6,92±0,91) %.

А Б Рисунок 40 – Изменение экспрессии раннего маркера активации CD69 на Т хелперах (CD3+CD4+), полученных от вакцинированных (А) против чумы и контрольных (Б) доноров, под влиянием F1, Pla или V антигенов Y. pestis В крови, полученной от контрольных доноров, содержание CD3+CD4+CD69+ клеток в присутствии F1 антигена увеличивалось до (3,48±2,58) %. Т хелперы усиливали экспрессию CD69 рецептора на своей поверхности под влиянием F1 антигена у 8 из 12 контрольных доноров.

Добавление в среду Pla или V антигенов чумного микроба не приводило к усилению экспрессии CD69 рецептора на поверхности Т хелперов, полученных от вакцинированных против чумы или контрольных доноров.

Анализ субпопуляции цитотоксических лимфоцитов (рисунок 41), показал, что инкубация клеток крови в полной питательной среде в течение 24 ч при физиологических условиях не влияло на изменение экспрессии CD69 рецептора на поверхности клеток ((1,52±0,48) %) по сравнению с содержанием CD3+CD8+CD69+ лимфоцитов в цельной крови ((1,32±0,92) %).

Добавление в среду F1 антигена приводило к достоверному увеличению клеток, экспрессирующих CD69 рецепторную молекулу, в субпопуляции цитотоксических лимфоцитов, полученных от вакцинированных против чумы или контрольных доноров ((9,26±2,09) и (8,25±3,54) %, соответственно) по сравнению с этими же клетками, инкубировавшимися в среде без антигена.

А Б Рисунок 41 – Изменение экспрессии раннего маркера активации CD69 на цитотоксических лимфоцитах (CD3+CD8+), полученных от вакцинированных (А) против чумы и контрольных (Б) доноров, под влиянием F1, Pla или V антигенов Y. pestis Присутствие в среде Pla или V антигенов чумного микроба не приводило к достоверному усилению экспрессии CD69 рецептора на поверхности цитотоксических лимфоцитов, полученных от вакцинированных против чумы или контрольных доноров.

Таким образом, мы выявили, что F1 антиген неспецифически активирует субпопуляции Т хелперов и цитотокисческих лимфоцитов. Pla или V антигены чумного микроба не оказывают влияния на уровень экспрессии CD69рецептора на поверхности Т хелперов или цитотоксических лимфоцитов.

6.3.2. Изменение экспрессии CD95 рецептора на поверхности субпопуляций Т лимфоцитов При анализе влияния антигенов чумного микроба на появление проапоптотического рецептора CD95 на поверхности Т лимфоцитов мы показали, что через 24 ч инкубации клеток крови в полной питательной среде количество CD95-позитивных Т хелперов, полученных от вакцинированных против чумы доноров составило (3,12±2,47) %, а от контрольных доноров – (0,92±0,41) % (рисунок 42).

А Б Напротив делений оси 1 указаны проценты. На каждой оси маркерами отображены индивидуальные данные, полученные от одного донора.

Рисунок 42 – Процентное содержание субпопуляции экспрессирующих CD95+ Т хелперов, полученных от здоровых иммунизированных живой чумной вакциной людей (А) и невакцинированных доноров (Б) после инкубации клеток в течение 24 ч в среде или в среде с антигенами Y. pestis Добавление в среду F1, Pla или V антигенов чумного микроба не приводило к достоверному усилению экспрессии CD95 рецептора на поверхности Т хелперов.

Анализ субпопуляции цитотоксических лимфоцитов показал, что количество CD95-позитивных CD3+CD8+ лимфоцитов не превышало 1 % клеток после инкубации их в среде с добавлением антигенов чумного микроба или без.

6.3.3. Изменение экспрессии CD107b рецептора на поверхности субпопуляций Т лимфоцитов Следующим этапом нашего исследования была оценка влияния антигенов чумного микроба на активность цитотоксических лимфоцитов на основании сравнения количества CD3+CD8+ клеток, экспрессирующих CD107b рецептор, после культивирования их в течение 4 ч в полной питательной среде и с F1 или V антигеном Y. pestis.

Как видно из рисунка 43 достоверных изменений в содержании CD3+CD8+CD107b+ субпопуляции клеток под влиянием антигенов чумного микроба не выявили.

Рисунок 43 – Изменение процентного содержания субпопуляций CD3+CD8+CD107b+ крови, полученной от людей, неиммунных и иммунизированных живой чумной вакциной в ответ на активацию клеток in vitro F1 или V-антигеном Y. pestis в течение 4 ч 6.3.4. Изменение экспрессии CD45RO рецептора на поверхности HLA-DR+ субпопуляции Т лимфоцитов Задачи исследования – провести сравнительную оценку изменения численности СD45RO-позитивных субпопуляций CD4+ и CD8+ Т лимфоцитов,

–  –  –

Инкубация клеток крови, полученной от невакцинированных доноров в присутствии F1 антигена Y. pestis, не приводила к усилению экспрессии HLA-DR рецептора на поверхности клеток памяти Т лимфоцитов (таблица 22). В крови, полученной от вакцинированных живой чумной вакциной доноров в присутствии F1 антигена Y. pestis происходило увеличение экспрессии HLA-DR рецептора на поверхности CD3+СD45RO+ клеток, процентное содержание которых составило (9,86±3,08) % (таблица 22).

Анализ субпопуляций Т лимфоцитов показал, что маркер поздней активации HLA-DR, под влиянием F1 антигена Y. pestis появляется и на поверхности CD45RO+ Т хелперов и на поверхности CD45RO+ цитотоксических лимфоцитов, полученных от людей, иммунизированных живой чумной вакциной, но не от контрольных доноров (таблица 22).

У 2 из 30 вакцинированных доноров на поверхности субпопуляций Т-лимфоцитов памяти (CD3+СD45RO+HLA-DR+, CD3+CD4+СD45RO+HLA-DR+ и CD3+CD8+СD45RO+HLA-DR+) отмечали значительное усиление экспрессии HLA-DR рецептора (65,7; 63,02; 41,21 % и 72,34; 73,56 и 75,44 %, соответственно) (рисунок 44).

Таким образом, под влиянием F1 антигена Y. pestis лимфоциты памяти CD3+СD45RO+, полученные от людей иммунизированных живой чумной вакциной, усиливали экспрессию HLA-DR рецептора на поверхности клеток.

–  –  –

Заштрихованная область – цитофлюорограммы клеток, инкубировавшихся в среде, контур – цитофлюорограммы клеток, стимулированных F1 антигеном.

Рисунок 44 – Примеры цитофлюорограм, отражающих изменение процентного содержания субпопуляции CD3+CD45RO+HLADR+ (А1, Б1), CD3+CD4+CD45RO+HLADR+ (А2, Б2), CD3+CD8+CD45RO+HLADR+ (А3, Б3) клеток, полученных от иммунизированных живой чумной вакциной доноров (Б) и невакцинированных людей (А) под влиянием F1 Y. pestis



Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 10 |
 

Похожие работы:

«Палаткин Илья Владимирович Подготовка студентов вуза к здоровьесберегающей деятельности 13.00.01 общая педагогика, история педагогики и образования Диссертация на соискание ученой степени кандидата педагогических наук Научные руководители: доктор биологических наук, профессор,...»

«Петро ва Ю лия Геннад ь евна «ШКОЛА УХОДА ЗА ПАЦИЕНТАМИ» ПР И ПР ОВЕДЕНИИ МЕДИЦИНСКОЙ Р ЕАБИЛИТАЦИИ ПОСЛЕ ЦЕР ЕБР АЛЬНОГО ИНСУЛЬ ТА 14.01.11 – нервные болезни ДИССЕРТАЦИЯ на соискание учёной степени кандидата медицинских наук Научный руководитель: доктор медицинских наук, Пряников И.В. профессор Москва – 2015 стр ВВЕДЕНИЕ ГЛАВА 1. СПЕЦИФИКА И ОСОБЕННОСТИ ПРОВЕДЕНИЯ МЕДИЦИНСКОЙ...»

«Анохина Елена Николаевна ПОЛИМОРФИЗМЫ ГЕНОВ ПРОИ ПРОТИВОВОСПАЛИТЕЛЬНЫХ ЦИТОКИНОВ, МУТАЦИИ ГЕНОВ BRCA1/2 ПРИ ЗЛОКАЧЕСТВЕННЫХ НОВООБРАЗОВАНИЯХ ОРГАНОВ ЖЕНСКОЙ РЕПРОДУКТИВНОЙ СИСТЕМЫ 14.03.09 – клиническая иммунология, аллергология Диссертация на соискание ученой степени кандидата биологических наук Научный руководитель: доктор биологических наук Тугуз А.Р. Майкоп 2015 Оглавление Список сокращений.. 3 Введение.. 5 Глава I....»

«КОЖАРСКАЯ ГАЛИНА ВАСИЛЬЕВНА КЛИНИЧЕСКОЕ ЗНАЧЕНИЕ МАРКЕРОВ КОСТНОГО МЕТАБОЛИЗМА У БОЛЬНЫХ РАКОМ МОЛОЧНОЙ ЖЕЛЕЗЫ 14.01.12 онкология Диссертация на соискание ученой степени кандидата медицинских наук Научные руководители: доктор биологических наук, Любимова Н.В. доктор медицинских наук, Портной С.М. Москва, 2015 г....»

«Иртегова Елена Юрьевна РОЛЬ ДИСФУНКЦИИ СОСУДИСТОГО ЭНДОТЕЛИЯ И РЕГИОНАРНОГО ГЛАЗНОГО КРОВОТОКА В РАЗВИТИИ ГЛАУКОМНОЙ ОПТИЧЕСКОЙ НЕЙРОПАТИИ 14.01.07 – глазные болезни ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата медицинских наук Научный руководитель: доктор медицинских наук, профессор...»

«Ульянова Онега Владимировна МЕТОДОЛОГИЯ ПОВЫШЕНИЯ БЕЗОПАСНОСТИ БАКТЕРИАЛЬНЫХ ВАКЦИН НА МОДЕЛИ ВАКЦИННЫХ ШТАММОВ BRUCELLA ABORTUS 19 BA, FRANCISELLA TULARENSIS 15 НИИЭГ, YERSINIA PESTIS EV НИИЭГ 03.02.03 – микробиология Диссертация на соискание ученой степени доктора биологических наук Научный консультант:...»

«ХАПУГИН Анатолий Александрович РОД ROSA L. В БАССЕЙНЕ РЕКИ МОКША 03.02.01 – ботаника Диссертация на соискание ученой степени кандидата биологических наук Научный руководитель Силаева Татьяна Борисовна д.б.н., профессор САРАНСК ОГЛАВЛЕНИЕ ВВЕДЕНИЕ Глава 1. ИСТОРИЯ ИЗУЧЕНИЯ РОДА ROSA L. В БАССЕЙНЕ МОКШИ. Глава 2. КРАТКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РОДА ROSA L. 2.1. Характеристика рода Rosa L. 2.2. Систематика рода Rosa L. Глава 3....»

«ШИТОВ АЛЕКСАНДР ВИКТОРОВИЧ ВЛИЯНИЕ СЕЙСМИЧНОСТИ И СОПУТСТВУЮЩИХ ГЕОЛОГИЧЕСКИХ ПРОЦЕССОВ НА АБИОТИЧЕСКИЕ И БИОТИЧЕСКИЕ КОМПОНЕНТЫ ЭКОСИСТЕМ (НА ПРИМЕРЕ ЧУЙСКОГО ЗЕМЛЕТРЯСЕНИЯ И ЕГО АФТЕРШОКОВ) 25.00.36 – Геоэкология (науки о Земле) Диссертация на соискание ученой степени доктора геолого-минералогических наук Горно-Алтайск 201...»

«СИМАНИВ ТАРАС ОЛЕГОВИЧ ОПТИКОМИЕЛИТ И ОПТИКОМИЕЛИТ-АССОЦИИРОВАННЫЕ СИНДРОМЫ ПРИ ДЕМИЕЛИНИЗИРУЮЩИХ ЗАБОЛЕВАНИЯХ 14.01.11 – Нервные болезни ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата медицинских наук Научный руководитель: доктор медицинских наук М. Н. Захарова Москва – 2015 ОГЛАВЛЕНИЕ ВВЕДЕНИЕ Глава 1. Обзор литературы Оптиконевромиелит Аквапорины и их биологическая функция 13 Патогенез...»

«Галкин Алексей Петрович ИДЕНТИФИКАЦИЯ И АНАЛИЗ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ ПРИОНОВ И АМИЛОИДОВ В ПРОТЕОМЕ ДРОЖЖЕЙ SACCHAROMYCES CEREVISIAE Специальность 03.02.07 – генетика диссертация на соискание учной степени доктора биологических наук Научный консультант: Академик РАН С.Г. Инге-Вечтомов САНКТ-ПЕТЕРБУРГ ОГЛАВЛЕНИЕ ВВЕДЕНИЕ Глава 1. ОБЗОР ЛИТЕРАТУРЫ....»

«ПОРЫВАЕВА Антонина Павловна ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ И ПРАКТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ МОДЕЛИРОВАНИЯ ХРОНИЧЕСКОЙ ГЕРПЕСВИРУСНОЙ ИНФЕКЦИИ 03.02.02 Вирусология ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени доктора биологических наук Научный консультант: доктор медицинских наук, профессор Глинских Нина Поликарповна Екатеринбург 2015 ОГЛАВЛЕНИЕ 1 ВВЕДЕНИЕ 2 ОСНОВНАЯ ЧАСТЬ 2.1 ОБЗОР ЛИТЕРАТУРЫ...»

«АСБАГАНОВ Сергей Валентинович БИОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ИНТРОДУКЦИИ РЯБИНЫ (SORBUS L.) В ЗАПАДНОЙ СИБИРИ 03.02.01 – «Ботаника» ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата биологических наук Научный руководитель: к.б.н., с.н.с. А.Б. Горбунов Новосибирск 2014 ОГЛАВЛЕНИЕ ВВЕДЕНИЕ.. 4 Глава 1. ОБЗОР ЛИТЕРАТУРЫ.. 8 Ботаническая...»

«Карачевцев Захар Юрьевич ОЦЕНКА ПИЩЕВЫХ (АКАРИЦИДНЫХ) СВОЙСТВ РЯДА СУБТРОПИЧЕСКИХ И ТРОПИЧЕСКИХ РАСТЕНИЙ В ОТНОШЕНИИ ПАУТИННОГО КЛЕЩА TETRANYCHUS ATLANTICUS MСGREGOR Специальность: 06.01.07 – защита растений Диссертация на соискание учёной степени кандидата биологических наук Научный руководитель: Попов Сергей...»

«БАБЕШКО Кирилл Владимирович ЭКОЛОГИЧЕСКИЕ ПРЕДПОЧТЕНИЯ СФАГНОБИОНТНЫХ РАКОВИННЫХ АМЕБ И ИХ ИСПОЛЬЗОВАНИЕ ДЛЯ РЕКОНСТРУКЦИИ ГИДРОЛОГИЧЕСКОГО РЕЖИМА БОЛОТ В ГОЛОЦЕНЕ Специальность 03.02.08 – экология (биология) диссертация на соискание ученой степени кандидата биологических наук Научный руководитель: кандидат биологических наук Цыганов...»

«Брит Владислав Иванович «Эффективность методов вакцинации против ньюкаслской болезни в промышленном птицеводстве» Специальность: 06.02.02 ветеринарная микробиология, вирусология, эпизоотология, микология с микотоксикологией и иммунология ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидат ветеринарных наук Научный руководитель:...»

«Ульянова Онега Владимировна МЕТОДОЛОГИЯ ПОВЫШЕНИЯ БЕЗОПАСНОСТИ БАКТЕРИАЛЬНЫХ ВАКЦИН НА МОДЕЛИ ВАКЦИННЫХ ШТАММОВ BRUCELLA ABORTUS 19 BA, FRANCISELLA TULARENSIS 15 НИИЭГ, YERSINIA PESTIS EV НИИЭГ 03.02.03 – микробиология Диссертация на соискание ученой степени доктора биологических наук Научный консультант:...»

«Храмцов Павел Викторович ИММУНОДИАГНОСТИЧЕСКАЯ СИСТЕМА ДЛЯ ОЦЕНКИ НАПРЯЖЕННОСТИ ПОСТВАКЦИНАЛЬНОГО ИММУНИТЕТА К КОКЛЮШУ, ДИФТЕРИИ И СТОЛБНЯКУ 14.03.09 – Клиническая иммунология, аллергология Диссертация на соискание ученой степени кандидата биологических наук Научный руководитель: доктор биологических наук, Раев Михаил Борисович...»

«Якимова Татьяна Николаевна Эпидемиологический надзор за дифтерией в России в период регистрации единичных случаев заболевания 14.02.02 эпидемиология диссертация на соискание ученой степени кандидата медицинских наук Научный руководитель: доктор...»

«Моторыкина Татьяна Николаевна ЛАПЧАТКИ (РОД POTENTILLA L., ROSACEAE) ФЛОРЫ ПРИАМУРЬЯ И ПРИМОРЬЯ 03.02.01 – Ботаника Диссертация на соискание ученой степени кандидата биологических наук Научный руководитель: доктор биологических наук, старший научный сотрудник Н.С. Пробатова Хабаровск Содержание Введение... Глава 1. Природные...»

«ПОПОВ ВИКТОР СЕРГЕЕВИЧ ТЕОРЕТИЧЕСКОЕ И ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНОЕ ОБОСНОВАНИЕ ИССЛЕДОВАНИЙ СРЕДСТВ И СПОСОБОВ ИММУНОМЕТАБОЛИЧЕСКОЙ КОРРЕКЦИИ У СВИНЕЙ 06.02.02 – ветеринарная микробиология, вирусология, эпизоотология, микология с микотоксикологией и иммунология ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени доктора ветеринарных наук Научный консультант: доктор...»







 
2016 www.konf.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, диссертации, конференции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.