WWW.KONF.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Авторефераты, диссертации, конференции
 


Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 10 |

«Фирстова Виктория Валерьевна ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНО-ИММУНОЛОГИЧЕСКОЕ ОБОСНОВАНИЕ ВЫБОРА СТРАТЕГИИ ОЦЕНКИ ПОСТВАКЦИНАЛЬНОГО ИММУНИТЕТА ПРОТИВ ЧУМЫ И ТУЛЯРЕМИИ 14.03.09 – Клиническая ...»

-- [ Страница 2 ] --

В последние годы появились предположения, что роль гуморального иммунитета к туляремии играет большую роль в защите организма от туляремийной инфекции на фоне развития клеточных реакций Th1 типа [114]. В подтверждение этому свидетельствует ряд полученных данных. В частности, иммунизация мышей инактивированными бактериями F. tularensis совместно с ИЛ-12 приводит к формированию антитело-зависимого протективного иммунитета [71, 236]. Интраназальная иммунизация мышей инактивированными бактериями вакцинного штамма совместно с субъединицей холерного токсина В в качестве адъюванта способствует формированию протективного иммунитета у мышей против аэрозольного заражения бактериями вакцинного штамма F. tularensis и частичной защите от заражения SchuS4b [80].

1.1.3. Клеточное звено в формировании противотуляремийного иммунитета Ведущим защитным механизмом противотуляремийного иммунитета является клеточно-опосредованный ответ Th1-типа. Главным медиатором этого пути является ИФН-. Основными функциями ИФН- в развитии адаптивного иммунного ответа является усиление экспрессии молекул главного комплекса гистосовместимости (МНС) I и II классов на антиген презентирующих клетках, а так же активации синтеза ими цитокинов, необходимых для презентации антигена Т лимфоцитам. В ходе развития первичного иммунного ответа Т лимфоциты дифференцируются в эффектортные клетки. ИФН- способствует дифференцировке «наивных» Th0 в Th1, препятствуя появлению Th2 или подавляя их функции, оказывает помощь в генерализации CD8+ цитотоксических Т лимфоцитов [19].

В развитии инфекционного процесса и элиминации возбудителя туляремии из организма активное участие принимают обе субпопуляции Т лимфоцитов:

CD4+ и CD8+ [117]. Об этом свидетельствует тот факт, что мыши дефицитные по одной из субпопуляций Т лимфоцитов (CD4+ или CD8+) способны противостоять туляремийной инфекции. Мыши, дефицитные по обеим субпопуляциям Т лимоцитов, не погибают после заражения бактериями вакцинного штамма F. tularensis, но у них развивается хроническая туляремийная инфекция, на протяжении которой из органов высеваются бактерии F. tularensis [116, 117].

Таким образом, для полной элиминации возбудителей туляремии из макроорганизма необходимо участие обеих субпопуляций CD4+ и CD8+ лимфоцитов.

Исследование механизмов участия Т лимфоцитов в формировании иммунитета к туляремии позволили заключить, что большое значение имеют продуцируемые ими цитокины. CD4+ и CD8+ Т лимфоциты при формировании протективного иммунного ответа начинают активно синтезировать ИФН- и ИЛ-17 [116, 404]. Мыши, дефицитные по синтезу этих цитокинов более восприимчивы к туляремийной инфекции [116, 247, 257]. Однако кроме Т лимфоцитов эти цитокины могут синтезировать и другие иммунокомпетентные клетки поэтому не ясно какая именно субпопуляция клеток ответственна за обеспечение достаточного количества этих цитокинов.

Участие CD4+ в развитии иммунного процесса Часть F. tularensis не успевают покинуть фагосому и переработанные антигены бактерий презентируются с МНС II CD4+ Т-клеткам. Активированные Тh1 клетки синтезируют цитокины и экспрессируют поверхностные рецепторы, которые активируют как макрофаги, так и координируют иммунный ответ.

Макрофаги, не способные к завершенному фагоцитозу F. Tularensis, начинают экспрессировать Fas лиганд, а ФНО-, вырабатываемый Тh1 клетками, способствуют уничтожению инфицированных макрофагов. IL-2, который выделяется Тh1 лимфоцитами, индуцирует Т-клеточную пролиферацию. IL-3 и GM-CSF стимулируют развитие макрофагов из гемапоэтической стволовой клетки костного мозга. ФНО-a, ФНО- способствуют привлечению новых макрофагов к очагу инфекционного процесса.

Th2 клетки секретируют IL-4, IL-5, IL-6, которые оказывают влияние на В-клеточную пролиферацию и дифференцировку в плазматические клетки.

CD40 лиганд – мембрана – связанная эффекторная молекула на Th2 клетках – способствует рецепторному взаимодействию с В-клетками.

После завершения первичного иммунного ответа часть неполяризованных Т хелперов превращается в центральные Т хелперы памяти, которые сохраняют способность мигрировать во вторичные лимфоидные органы. Из Th1 и Th2 хелперов образуются эффекторные Т-клетки памяти, способные мигрировать в нелимфоидные ткани.

При вторичном ответе на тот же антиген эффекторные Т хелперы памяти обеспечивают немедленную защиту, продуцируя тот спектр цитокинов, который закрепился в результате первичного ответа, тогда как центральные Т хелперы памяти способны в короткие сроки дифференцироваться в эффекторные Т хелперы и играют роль усилителей ответа.

Участие CD8+ЦТЛ в развитии иммунного процесса Инфицированные фагоциты могут стать мишенями для цитотоксических лимфоцитов, если не отвечают на активацию и не способны к деструкции. CD8+ цитотоксические лимфоциты осуществляют наиболее эффективное процессирование и презентацию антигенов F. tularensis из цитозоля в комплексе с МНС I. В ряде случаев цитотоксические лимфоциты в процессе лизиса инфицированных макрофагов уничтожают и бактерии, находящиеся внутри фагоцита. Это обусловлено действием гранулизина – противомикробный пептид.

Цитотоксические лимфоциты могут так же секретировать провоспалительные цитокины ФНО-, ФНО-, GM-CSF, ИФН-, если они распознают инфицированные клетки-мишени, обеспечивая дополнительный путь для активации макрофагов и развития протективного иммунитета.

В последнее время появились публикации о роли субопуляции CD4-CD8-CD3++-NK1.1-T- клеток в развитии туляремийной инфекции. Эти клетки специфически ингибируют рост внутриклеточных бактерий (живого in vitro, вакцинного штамма) в макрофагах инфицированных мышей способствуют выживанию мышей, инфицированных F. tularensis in vivo. В дальнейшем эти клетки в селезенке превращаются в клетки-памяти.

Тем не менее классические механизмы цитотоксических Т лимфоцитов не играют важной роли в формировании протективного иммунитета против повторного заражения мышей аэрозольно живым вакцинным штаммом F. tularensis в летальной дозе.

Также большая роль принадлежит IL-12 как ключевому цитокину, способствующему активации макрофагов Тh1 типу клеток.

1.1.4. Моделирование инфекционного и вакцинного процессов туляремии Микроорганизмы F. tularensis являются патогенными для многих животных в том числе для морских свинок и мышей. Наиболее используемой моделью для изучения патогенеза туляремийной инфекции и вакцинного процесса являются мыши. В зависимости от пути проникновения и дозы F. tularensis могут вызывать формирование инфекционного процесса с клиническими проявлениями близкими к таковым у человека, а могут индуцировать формирование протективного иммунитета против заражения туляемией без признаков заболевания. Наиболее чувствительной линией считаются мыши линии C3H/HeN и BALB/c, а наиболее устойчивой к F. tularensis являются мыши линии С57BL/6J. В основном все исследования проводят на мышах линии BALB/c так как по развитию вакцинального и инфекционного процессов эта линия мышей наиболее схожа с таковыми процессами у человека [60, 143, 144]. Для мышей, так же как и для человека естественными патогенами являются два подвида F. tularensis tularensis и F. tularensis holarctica. Хотя для человека при аэрозольном заражении только F. tularensis tularensis может привести к летальному исходу, а для мышей оба подвида являются высоковирулентыми и при аэрозольном проникновении возбудителя меньше десяти бактерий приводят к летальному исходу [105].

Внутрикожный или подкожный пути введения живой туляремийной вакцины мышам индуцирует формирование длительного протективного иммунитета против подкожного заражения высоковирулентным штаммом F. tularensis tularensis, но не защищает от аэрозольного заражения микроорганизмами этого штамма. Иммунизация мышей живой туляремийной вакциной аэрозольным, внутрибрюшинным, внутрижелудочным, внутривенным, внутримышечным способами приводит к развитию заболевания с летальным исходом. При развитии вакцинального процесса бактерии живой туляремийной вакцины диссеменируют по органам эндотелиальной системы (селезенка, печень, легкие и лимфатические узлы), пролиферируют, достигая максимального количества на четвертый-седьмой дни после иммунизации, а к 14-21 суткам иммуногенеза полностью элиминируются из организма. При развитии инфекционного процесса после введения живой туляремийной вакцины мыши на четвертый-восьмой день погибают.

Таким образом, в зависимости от способа иммунизации мышей можно изучать инфекционный или вакцинальный туляремийные процессы [105].

1.1.5. Оценка напряженности противотуляремийного иммунитета Перед прививкой у вакцинируемого в обязательном порядке определяют наличие специфического иммунитета с помощью одной из серологических или кожноаллергических реакций [32]. Оценку противотуляремийного иммунитета у вакцинированных людей проводят через пять лет после вакцинации и затем один раз в два года. Ревакцинации подлежат только лица с отрицательной серологической или кожно-аллергической реакцией на туляремию.

Результаты серологических исследований получают на основании данных реакции агглютинации, реакции непрямой гемагглютинации или иммуноферментного анализа.

Реакция агглютинации (РА) может использоваться для постановки диагноза, проведения ретроспективного эпидемиологического анализа и изучении иммунологического состояния у людей, привитых против туляремии.

У заболевших туляремией людей в сыворотке крови агглютинины появляются на 10-15 день инфекции в титрах 1:50-1:100, который быстро нарастает и на четвертой-шестой неделях заболевания достигает титров 1:400-1:800 и выше. Через 6-12 месяцев после заболевания туляремийной инфекцией тиры тестируются в пределах 1:100-1:400, затем падают до 1:10-1:50 и на этом уровне могут удерживаться в течение нескольких лет. У привитых против туляремии агглютинины обнаруживаются через две-три недели в титрах 1:160-1:320, которые снижаются до 1:10-1:40 и выявляются в течение пяти-семи недель после вакцинации (иногда дольше) [32].

Реакция непрямой гемагглютинации (РНГА) является более чувствительным методом серологической диагностики и также используется как для ранней, так и ретроспективной диагностики, а также для определения иммунологического состояния привитых. У вакцинированных против туляремии антитела обнаруживаются в титрах 1:2000-1:5000 через один-полтора месяца после вакцинации и сохраняются в течение нескольких лет на уровне 1:20-1:80.

Наиболее чувствительным методом для выявления антител является иммуноферментный анализ на твердом носителе (ИФА). У больных туляремией специфические антитела обнаруживаются в ИФА между шестым и десятым днями, достигают максимальных показателей к четвертой-седьмой неделям, затем уровень их снижается, но они продолжают длительно (более 10 лет) выявляться после перенесенного заболевания. ИФА обеспечивает более раннюю (в сравнении с РА и РНГА) и эффективную иммунологическую диагностику. Титры антител у больных и вакцинированных колеблются в значительных пределах от 1:400 до 1:40000 и выше.

Для диагностики туляремии выявление антител широко используется.

Однако для оценки напряженности иммунитета выявления только антител не достаточно. Как было показано в ряде исследований наличие титров антител к антигенам туляремийного микроба не свидетельствует о защите организма от заражения туляремией. В частности, у людей, вакцинированных убитым вакцинным штаммом, появлялись специфические антитела, но не развивался клеточный специфический иммунный ответ и эти люди не были защищены от заражения туляремией [88, 169, 171, 193, 280, 326].

В последние годы склоняются к мнению, что для формирования протективного противотуляремийного иммунитета необходимо формирование как клеточного, так и гуморального иммунного ответа [141, 222, 227, 342].

Поэтому для определения напряженности противотуляремийного иммунитета необходимо оценивать гуморальный и клеточный иммунитет.

В патогенезе туляремийной инфекции значительную роль играет развитие гиперчувствительности замедленного типа (ГЗТ), выявление которой в пробе с тулярином служит методом аллергической диагностики туляремии. Метод основан на особенностях организма человека, заболевшего или переболевшего туляремией, отвечать местной аллергической реакцией в виде гиперемии и инфильтрата на введение туляремийного антигена (тулярина).

У людей, заболевших туляремией, кожная аллергическая реакция с тулярином становится положительной, начиная с третьих-пятых суток заболевания, и сохраняется на протяжении многих лет [152], благодаря чему аллергический метод служит для ранней или ретроспективной диагностики. У привитых живой туляремийной вакциной аллергическая реактивность возникает позже (через 10-15 дней после вакцинации). Аллергический ответ у вакцинированных сохраняется пять-шесть лет и может служить методом выявления поствакцинального иммунитета [32].

Кожная проба с тулярином проявляется как общая реакция организма, которая при наличии инфекционного процесса может вызвать ухудшение состояния больного; в некоторых случаях местная реакция сопровождается некрозом [29]. Поэтому взамен аллергических реакций in vivo предпочтительно использовать тесты in vitro – абсолютно безопасные для человека. Начиная с 2002 г. разрешено взамен кожной пробы с тулярином ставить реакцию лейкоцитолиза in vitro [32], которая позволяет проводить количественную оценку уровня иммунитета, и исключить дополнительную антигенную нагрузку на организм человека, вероятность развития побочных реакций. Однако реакция лейкоцитолиза очень трудоемкая и редко используется в практике.

После вакцинации, как и после перенесенной инфекции, в организме человека кроме антител к поверхностным полисахаридным антигенам F. tularensis появляются Т лимфоциты, специфичные к антигенным детерминантам белков наружной мембраны возбудителя, расположенных под капсулой. В крови людей, иммунизированных живой туляремийной вакциной помимо специфических антител, регистрируется усиление пролиферативной активности лимфоцитов в ответ на антигены туляремийного микроба, синтезируются цитокины преимущественно Th1 типа, в частности IFN- [141, 383]. Через две-четыре недели после вакцинации или начала инфекционного процесса CD4+ и CD8+ T in vitro лимфоциты в ответ на антигенную рестимуляцию начинают пролиферировать и синтезировать ИФН- [141, 383]. Активированные клетки имеют фенотип эффекторных клеток памяти CD45RA/+, CD62 [320]. Выделяют две субпопуляции клеток памяти – центральные и эффекторные. Центральные клетки памяти экспрессируют CCR рецептор и L-селектин, которые способствуют рециркуляции клеток через лимфатические узлы. Эффекторые клетки памяти не имеют CCR рецептора и L-селектина, но экспрессируют другие рецепторы, способствующие циркуляции клеток в нелимфоидных органах. Обе субпопуляции: центральные и эффекторые клетки памяти циркулируют в крови [239]. Обе субпопуляции синтезируют ИФН- и ФНО-, но только центральные клетки памяти синтезируют ИЛ-2 в ответ на стимуляцию [239, 390]. Эффекторные клетки памяти CD8+ человека и мышей проявляют большую литическую активность ex vivo по сравнению с центральными клетками памяти CD8+.

Эффекторные клетки памяти CD4+ проявляют более выраженную активность синтеза цитокинов по сравнению с центральными клетками памяти CD4+ [239].

При проникновении в организм F. tularensis или взаимодействии с антигеном туляремийного микроба in vitro эффекторые клетки памяти начинают активно синтезировать цитокины, а центральные клетки памяти – пролиферировать для увеличения пула эффекторых клеток памяти [333].

Микроэррэй анализ, проведенный на людях, иммунизированных живой туляремийной вакциной показал, что в лейкоцитах крови доноров, полученной между первыми и 14 сутками после вакцинации LVS, происходило усиление синтеза провоспалительных медиаторов и активация генов, включая усиление функциональной активности дендритных клеток с пиком на второй день [174, 175]. Подобно инфекционному процессу при вакцинальном ответе усиливался синтез специфических IgM, IgA и IgG сыворотке крови через две недели после вакцинации, которые обнаруживались в дальнейшем, по крайней мере, в течение полутора лет [141, 383].

При исследовании вакцинального процесса у мышей выявляют наличие специфических антител и иммунных лимфоцитов. В сыворотке иммунных мышей обнаруживается большое количество IgM и IgG (с преобладанием подклассов IgG2a IgG2c). Для выявления F. tularensis – специфических лимфоцитов оценивают, синтез цитокинов и пролиферативную активность клеток, хотя методы до конца не разработаны. Проблемы выявления F. tularensis – специфических Т лимфоцитов, заключается в появлении большого количества специфических субпопуляций Т лимфоцитов к широкому спектру белков F. tularensis [387].

Таким образом, оценку эффективности вакцинации против туляремии проводят на основании выявления антител к ЛПС и оценке накожной пробы с тулярином.

1.1.6. Современные методы оценки противотуляремийного иммунитета На территории Российской Федерации имеются природные очаги туляремии эпизоотическая активность которых подтверждается спорадической заболеваемостью туляремией людей, выделением возбудителя туляремийной инфекции от грызунов, а также из объектов внешней среды.

Единственно эффективной вакциной против туляремии является аттенуированный штамм F. tularensis subsp. holarctica (type B), использующийся в качестве живой туляремийной вакцины в России с 1952 г. В 1956 г этот штамм был передан в США, где учеными была проведена дополнительная селекция иммуногенных колоний из полученного штамма и на основе микроорганизмов из этих колоний была получена американская живая туляремийная вакцина (LVS) [373].

В России вакцинопрофилактике против туляремии подлежит все население, проживающее на энзоотичных по туляремии территориях, начиная с семилетнего возраста, а в очагах полевого типа – начиная с 14 лет. Для профилактики туляремии в России используется вакцина туляремийная живая сухая, которая содержит лиофилизированную культуру живых микробов штамма F. tularensis 15 НИИЭГ. Через 20-30 дней после иммунизации человека туляремийная вакцина обеспечивает развитие иммунитета продолжительностью до пяти лет.

В ряде исследований было показано, что введение живой туляремийной вакцины человеку обеспечивает формирование протективного иммунитета против туляремии, но этого иммунитета не достаточно против аэрозольного заражения высоковирулентным штамом типа А [128]. В совместных исследованиях российских и американских ученых было показано, что культура LVS легко диссоциируется на колонии двух типов: с большей и меньшей иммуногенностью [149, 373]. В связи с этим существует опасность получения серии вакцины с низкой иммуногенностью. Кроме того живая туляремийная вакцина, в частности LVS, в зависимости от индивидуальных особенностей организма человека может не индуцировать протективный противотуляремийный иммунитет [263, 325]. В связи с этим, а также в связи неизвестным генетическим механизмом аттенуации штамма F. tularensis, в Америке живая туляремийная вакцина используется очень ограниченно [123].

Учитывая, что существующая в настоящее время живая туляремийная вакцина несовершенна ученые продолжают выбирать штаммы, которые можно аттенуировать с целью получения штамма в качестве кандидата в вакцинные.

Также предпринимаются попытки создать субъединичную вакцину против туляремии [282, 374]. Для конструирования субъединичной вакцины необходимо выделить иммуногенные антигены. В настоящее время в России продолжаются работы по совершенствованию химической туляремийной вакцины на основе поверхностных антигенов F. tularensis, содержащих ЛПС и белки [220].

F. tularensis Поиск иммуногенных антигенов ведется несколькими методами. После вакцинации/заболевания у людей формируются антитела и появляются специфические Т-лимфоциты, которые можно выявить в иммунологических реакциях in vitro [209]. Обнаружено, что синтез антител и Т лимфоциты памяти образуются как к полисахаридным, так и к белковым компонентам бактерий F. tularensis.

Альтернатинвая стратегия поиска иммуногенных антигенов F. tularensis это обратная вакцинология, которая заключается в проведении геномного сиквенса и выборе белков, экспрессирующихся на поверхности клетки [127, 185]. Геномный сиквенс F. tularensis subspecies tularensis (strain SchuS4) и F. tularensis LVS практически завершен. Проведение протеомного анализа также может быть полезным при выборе иммуногенных компонентов F. tularensis.

Прежде чем конструировать вакцину необходимо определить основные требования к ее действию. Различные разработки по получению убитой вакцины против туляремийной инфекции до сих пор не увенчались успехом. Это объясняется тем, что F. tularensis являются внутриклеточными патогенами, которые требуют определенного времени персистенции в организме для выработки протективного иммунитета против заражения туляремией [283]. В защите организма от туляремийной инфекции ведущую роль играет клеточный иммунитет, поэтому химическая вакцина помимо антигенов, содержащих Th1 эпитопы, должна содержать компоненты, индуцирующие ИФН- и ИЛ-12. В качестве основы для химической туляремийной вакцины рассматриваются белки F. tularensis, стимулирующие преимущественно T-клеточный ответ, и нетоксичный липополисахарид [282]. При формировании противотуляремийного иммунитета важна активация как В, так и Т лимфоцитов. Причем для защиты от высоковирулентного штамма F. tularensis внутри популяции Т лимфоцитов необходима активация и CD4+ и CD8+ клеток.

Таким образом, для создания корпускулярной вакцины против F. tularensis в состав препарат необходимо высоковирулентного штамма включить компоненты, индуцирующие синтез цитокинов по Th1 типу [337]. Для индукции синтеза Th1 цитокинов презентация антигена должна пройти с участием MHC-I. Для этого можно использовать современные адъюванты, которые способствуют презентации антигена MHC-I.

Таким образом, при создании новой вакцины против возбудителя туляремии необходимо проводить оценку специфической активации и клеточного и гуморального звеньев иммунитета.

1.2. Иммунологические аспекты чумы 1.2.1. Иммунопатогенез чумы Чума – зоонозная бактериальная инфекция. Возбудителем чумы являются факультативные внутриклеточные грам-отрицательные бактерии Y. pestis с размерами (0,5-0,8)10-6 м в ширину и (0,8-1)10-6 м в длину [11, 281].

Yersinia pestis относятся к типовому виду рода Yersinia семейства

Enterobacteriaceae. К роду Yersinia относится еще шестнадцать видов бактерий:

Y. pseudotuberculosis, Y. enterocolitica, Y. intermedia, Y. ruckeri, Y. frederiksenii, Y. kristensenii и др. [94]. По ряду иммунобиологических свойств Yersinia pestis схожа с Y. pseudotuberculosis и Y. enterocolitica, хотя патогенез и эпидемиология инфекций, вызываемых этими бактериями, различны [11]. Пути передачи возбудителей инфекции могут быть различными: трансмиссивный, контактнобытовой, водный, алиментарный и воздушно-капельный [28, 35].

Входные ворота возбудителя инфекции определяют клиническую форму заболевания. Не зависимо от пути передачи чумная инфекция имеет тенденцию к генерализации процесса, что часто приводит к сепсису. В большинстве случаев в области заражения не детектируются видимые изменения. Кожные проявления при чуме могут быть связаны с появлением карбункула, который впоследствии может подвергнуться некрозу. При бубонной чуме возбудитель током лимфы переносится в регионарный лимфатический узел, где формирует первичный бубон, в котором микроб интенсивно размножается и вызывает воспалительный процесс с геморрагической инфильтрацией. После инкубационного периода, длящегося 3-7 дней, у зараженных людей появляются гриппоподобные симптомы.

Большинство пациентов испытывают резкое повышение температуры, озноб, головные и мышечные боли, слабость, тошноту и рвоту [33].

Через некоторое время после начала заболевания бактерии Y. pestis могут прорвать первичный бубон и с током лимфы перенестись в соседние лимфатические узлы, формируя в них первичные бубоны второго порядка. В процессе образования бубонов развивается гиперплазия ретикуло-эндотелиальной системы, сопровождающаяся некрозом. Если не лечить заболевание, то бактерии диссеменируют в кровь и развивается септицемия. При дальнейшем распространении Y. pestis по организму гематогенным путем формируются вторичные бубоны, которые появляются в больших количествах в разных местах и имеют меньший размер, чем первичные бубоны. Следствием генерализации процесса может быть вторичная пневмония. С этого момента больной становится источником инфекции, передающейся аэрозольным путем и причиной появления первичной легочной чумы у окружающих его людей [11].

Легочная форма чумы – прогрессирующее заболевание и если не использовать антибиотики в течение 20 ч после появления симптомов заболевания наступает летальный исход [89].

Классические механизмы формирования иммунного ответа при проникновении патогенного микроорганизма в легкие заключаются в инициации активного синтеза цитокинов и хемокинов, прежде всего ФНО-, ИЛ-1, ИЛ-6, ИЛ-8 и интерферонов для привлечения в очаг инфекции иммунокомпетентных клеток [139]. Основная роль при легочной инфекции в обеспечении защитных антиинфекционных реакций отводится нейтрофилам, которые в большом количестве содержатся в костном мозге и лишь незначительная часть их циркулирует в кровотоке. В ответ на инфицирование легких в течение первых часов происходит активный выброс нейтрофилов из костного мозга в кровь, откуда нейтрофилы устремляются в легкие [318].

В течение первых 12-24 ч после проникновения бактерий Y. pestis в макроорганизм из костного мозга также происходит активный рекрутинг нейтрофилов в кровяное русло. На следующем этапе борьбы с патогенном необходимо поступление нейтрофилов в легкие. Для проникновения нейтрофилов к очагу инфекции необходимы сигналы, т.е. синтез цитокинов и хемокинов в очаге инфекции иммунокомпетентными клетками. Однако уровень цитокинов и хемокинов остается низким в месте проникновения возбудителя чумы благодаря способности Y. pestis ингибировать синтез цитокинов и хемокинов. В результате в очаге воспаления количество клеток, способных уничтожить Y. pestis, остается недостаточным для полной элиминации возбудителя чумы [378].

При высоких дозах заражения Y. pestis аэрозольным путем на модели мышей показано, что развивается пневмония, переходящая в септецимию. После интраназального заражения стремительно инфицируются все органы, включая селезенку, в течение 36 ч [208]. В самом начале инфекционного процесса, вызванного высоковирулентными штаммами Y. pestis, в крови увеличивается количество белков, бикарбонатов, что свидетельствует о поражении почек и печени, дегидратации организма. Через 60 ч в легких детектируется большое количество бактерий, полиморфноядерных нейтрофилов, отек, бронхопневмония, некротические изменения [208]. Затем развивается септицемия, вызывающая приток в кровь большого количества лейкоцитов, которые активируясь начинают синтезировать в большом количестве провоспалительные цитокины в первую очередь ИЛ-1, ФНО-, ИЛ-6 и тромбоцит-активирующий фактор. В результате увеличивается проницаемость сосудов и в кровяной ток в большом количестве поступают электролиты, а клетки покидают кровяное русло. В связи с вазолидацией, вызванной высокой концентрацией провоспалительных цитокинов тучные клетки начинают продуцировать гистамин. Развивается гипоксия тканей.

Появляется тахикардия, растет температура. Смерть после заражения чумой наступает в результате инфекционнотоксического шока – поражения сосудистого аппарата с нарушением кровообращения и кровоснабжения сердца, поражения надпочечников, печени, нервной системы, костного мозга, селезенки и отека легких [33].

1.2.2. Особенности неспецифического иммунного ответа при чуме Одним из признаков патогенности бактерий является способность их к адгезии и инвазии в макроорганизме [218]. Способность Y. pestis адгезироваться к поверхности эукариотических клеток макроорганизма обусловлена проявлением активностей белков PsaA (pH 6 антиген) [156], YopE [237] и Ail [224].

Белок Ail (attachment-invasion locus) отвечает главным образом за адгезию к эпителиальным клеткам и моноцитам [156]. После того как Y. pestis связалась с через Ail с клеткой хозяина активируются Yop-белки, которые начинают проникать в эпителиальные и фагоцитирующие клетки и модулировать их функции [409]. Кроме того Ail способствует аутоаггрегации бактерий и образованию биопленки, что снижает эффективность защитных сил макроорганизма против бактерий [225]. Белок Ail, по всей видимости, требует участия сывороточных компонентов для проявления своих активностей, а также участвует во внеклеточном распространения Y. pestis.

После проникновения в организм бактерии Y. pestis захватываются фагоцитами, в первую очередь нейтрофилами, макрофагами и дендритными клетками. Распознавание микроба иммунокомпетентными клетками происходит с участием толл-подобных рецепторов (TLR), экспрессирующихся на поверхности клеток. TLR распознают консервативные участки бактерий (липиды, белки, протеины, нуклеиновые кислоты), так называемые патогенассоциированные молекулярные паттерны (PAMPs). Как только TLR связываются с лигандами бактерий, эукариотическая клетка активируется и запускает синтез провоспалительных цитокинов [211], дендритные клетки и макрофаги начинают созревать и мигрировать к лимфатическим узлам [49]. Активация TLR запускает каскад иммунологических реакций. TLR обеспечивают важную связь между врожденным и адаптивным иммунитетом. Активация TLR приводит к экспрессии ко-стимулирующих молекул на фагоцитах и превращению их в эффективные антиген-презентирующие клетки. Связывание микробных компонентов с TLR стимулирует бактерицидную активность фагоцитов и способствует активации Т-клеток.

Структурную основу внешней мембраны клеточной стенки Y. pestis составляет ЛПС подобный ЛПС у R-мутантов грамотрицательных бактерий [18].

На поверхности клеточной стенки бактерий выявляются пилеобразные или фимбриоподобные структуры, имеющие белковую природу [2].

После проникновения грамотрицательных микроорганизмов внутрь макроорганизма ЛПС бактерий распознается TLR-4 [361]. Однако бактерии Y. pestis способны ингибировать полноценный иммунный ответ макроорганизма.

В частности, бактерии Y. pestis, культивируемые в блохе (при температуре 21-26 С) имеют типичную гексаацилированную структуру ЛПС, которая активирует TLR-4-ассоциированные сигналы для выработки провоспалительных цитокинов (ФНО-а, ИЛ-1, ИЛ-6, ИЛ-8) [137]. После поступления возбудителя в теплокровный организм при температуре 37 С начинается продукция тетраацилированного ЛПС, который не способен стимулировать TLR-4 [267]. Эти изменения структуры ЛПС микроба, вероятно, предотвращают активацию макрофагов, секрецию провоспалительных цитокинов, активацию и созревание дендритных клеток, необходимых для развития адаптивного иммунного ответа [137].

Бактерии Y. pestis взаимодействуют с TLR-2, и в большей степени активируют TLR-9, количество которых резко увеличивается на поверхности макрофагов после взаимодействия их с возбудителем чумы. Активация TLR-9 на дендритных клетках приводит к усилению синтеза ими интерферонов [215].

Y. pestis относится к числу факультативных внутриклеточных паразитов.

Бактерии Y. pestis, поглощенные макрофагами через CCR5 молекулы, выживают и начинают активно размножаться в их фаголизосомах [146]. Возбудители чумы размножаются не только в макрофагах, но также и в дендритных клетках и моноцитах [258]. Этому способствует активатор плазминогена Pla Y. pestis, который взаимодействует с лектиновым рецептором CD205, экспрессирующимся на поверхности фагоцитов и используемым для захвата и презентации антигенов [420]. Единственными клетками, способными в этот период элиминировать Y. pestis, являются нейтрофилы. Но даже нейтрофилы на поздних стадиях чумы теряют способность фагоцитировать Y. pestis [133].

Попав внутрь фаголизосом макрофагов Y. pestis в течение первых 1-4 ч начинают продуцировать факторы патогенности: Yop, F1- и V-антигены [288, 297]. Yop белки, которые способны парализовать цитоскелет клетки, тем самым предотвращают презентацию антигенов Y. pestis лимфоцитам [381]. Начиная с 1-2 дня инфекционного процесса факторы патогенности ингибируют формирование специфического иммунного ответа: супрессируется выработка провоспалительных цитокинов (ФНО-а, ИЛ-1, ИЛ-6, ИЛ-8), ингибируется Fc-рецептор-зависимый фагоцитоз, тормозится хемотаксис нейтрофилов, нарушаются апоптотические механизмы защиты организма.

Механизм выживания, размножения и синтеза новых антигенов бактериями Y. pestis в макрофагах играют важную роль на ранних стадиях инфекционного процесса (1-2 сут). Об этом косвенно свидетельствует тот факт, что на 2-4 сут после проникновения возбудителя чумы в макроорганизм Y. pestis детектируются в основном в макрофагах. Вероятно Y. pestis используют макрофаги как укрытие от действия других иммунных эффекторных клеток.

Проникнув внутрь антигенпрезентирующих клеток хозяина Y. pestis с током лимфы из места укуса блохи переносится в регионарные лимфатические узлы [346]. Pla гидролизует плазминоген в организме хозяина и переводит его в плазмин, который повреждает ткани макроорганизма, обуславливая неконтролируемый протеолиз и способствуя дальнейшей диссеменации Y. pestis [229].

Проникнув в регионарный лимфатический узел, возбудитель чумы продолжают свое размножение, вызывая воспалительный процесс, захватывающий все соседние лимфатические узлы и прилегающую к ним подкожную клетчатку. В результате активного размножения бактерии индуцируют формирование гемморагий, тромбозов и некротических изменений [332].

Y. pestis После выхода из макрофагов попадают во внеклеточное пространство и разносятся током крови по организму. Благодаря появлению новых антигенов у Y.pestis бактерии приобретают возможность выживать и размножаться уже внеклеточно [295].

Выживанию микробов вне клеток способствует их устойчивость к комплемент-зависимому лизису [59, 72, 377]. В отличие от энтеропатогенных Yersinia, которые устойчивы к комплементу в условиях культивирования при температуре 37 °C, но не при температуре 26 C [377], бактерии Y. pestis характеризуются устойчивостью к комплемент-зависимому лизису не зависимо от условий роста (как при температуре 26 С, так и при температуре 37 С) [59].

Формирование устойчивости Y. pestis к фагоцитозу обусловлено особой структурой ЛПС, наличию F1, V и pH 6 антигенов и Yop белков. Y. pestis характеризуется устойчивостью к комплемент-зависимому лизису благодаря наличию Ail белка [72]. Экспериментально показано, что Y. pestis дефицитные по экспрессии Ail становятся высоко чувствительными к комплемент-зависимому лизису [72].

В процессе размножения Y. pestis внутри макрофагов на поверхности бактерий начинает экспрессироваться F1, формируя капсулу. F1 представляет собой белок, состоящий из двух компонентов с одинаковыми антигенными свойствами, имеющий молекулярную массу 300 кДа. Оба компонента распадаются на субъединицы с молекулярными массами от 15 до 17 кДа [223] и легко образуют исходный, высокомолекулярный комплекс. Упаковка молекулы F1 происходит за счет водородных и гидрофобных взаимодействий без образования дисульфидных связей [254]. B-клеточный эпитоп, доступный для антител, выглядит как гидрофильная петля на поверхности полимерной молекулы [419]. Кодирует синтез F1 плазмида pFra. У ряда видов животных наличие антител против F1 полностью защищает организм от любой из форм чумы, включая легочную форму [55].

Капсула, образованная F1, ингибирует фагоцитоз нейтрофилами и макрофагами за счет секреции III типа, предотвращая рецепторные взаимодействия микроб-фагоцит, что необходимо для фагоцитоза [133].

Капсульный антиген F1 истощает систему комплемента за счет избирательной активации C2 и C4 компонентов системы комплемента сыворотки человека и таким образом препятствует комплемент-опосредованной опсонизации бактерий [412]. При его длительном воздействии на макрофаги (в течение 36 ч) выявлен выраженный цитопатический эффект [7], возможно, за счет способности образовывать в двухслойных фосфолипидных мембранах последних поры проницаемые для воды.

Y. pestis Рецепторные взаимодействия и фагоцитирующих клеток, предотвращают фимбрии PsaA (pH 6 антиген), также исключая фагоцитоз [412].

pH 6 антиген экспрессируется Y. pestis только при температуре 37 С, при рН ниже шести единиц [76] и в условиях низкой концентрации ионов магния [204]. pH 6 антиген принадлежит к классу адгезинов. pH 6-антиген синтезируется Y. pestis внутри фагосом макрофагов, и, вероятно, способствует выходу Y. pestis из фагосомы. Как только Y. pestis покидают макрофаг, pH 6-антиген может связываться с апо-В-липопротеином, который полностью покрывает поверхность бактерии и, таким образом, препятствует распознаванию Y. pestis клетками иммунной системы и способствует дальнейшему размножению бактерий в организме [255]. PsaA способствует агглютинации эритроцитов [76], связывает некоторые подклассы иммуноглобулинов G (IgG) человека через Fc-рецепторы [418]. Также PsaA может связываться с гликосфинголипидами или липидыми рецепторами фосфатидилхолина в дыхательном тракте [177].

V антиген является антигеном чумного микроба, обеспечивающим ингибирование ряда фагоцитарных реакций клеток хозяина. V антиген кодируется плазмидой pCad и экспрессируются только во время стаза; синтез при делении клеток в присутствии избытка ионов кальция подавляется. V антиген ингибирует хемотаксис нейтрофилов [252], супрессирует синтез ИФН- и ФНО- - цитокинов, обязательных для неспецифической активации профессиональных фагоцитов и формирования гранулем [298], за счет стимуляции продукции интерлейкина 10 – репрессора профоспалительных цитоикнов [285]. V антиген играет ключевую роль в регуляции системы секреции III типа всех патогенных для человека видов рода Yersinia [290], формируя пору изнутри или снаружи клетки между эукариотической и бактериальной клеткой через которую транслоцируются Yop белки [111], в частности YscF [269].

Белки внешней мембраны (Yop) кодируются плазмидой pCad [112]. Белки, кодируемые плазмидой pCad, рассматривают как единую систему (вирулон Yop), которая позволяет бактериям, находясь внеклеточно, обезвреживать клетки, участвующие в иммунном ответе хозяина за счет разрушения их связи и апоптоза.

Вирулон Yop состоит из Yop белков и аппарата их секреции III типа – Ysc. В состав аппарата Ysc входит 25 белков. По функциям условно белки Yops делят на две группы: внутриклеточные эффекторы (YopE, YopH, YpkA/YopO, YopP/YopJ, YopM, YopT), и белки, формирующие аппарат транслокации (YopB, YopD, LcrV), обеспечивающий доставку эффекторов внутрь эукариотических клеток через плазматическую мембрану. Секреция белков Yop запускается при контакте с эукариотическими клетками и контролируется белками вирулона (YopN, TyeA, LcrG), закрывающими бактериальный секреторный канал, вероятно, в виде затвора. В функционировании системы участвуют также шапероны, названные белками Syc, которые находятся в бактериальном цитозоле. Транскрипция генов контролируется температурой и активностью аппарата секреции III типа [382].

В ингибирование фагоцитоза из Yop-белков вовлечены YopH, YopE, YopT, и YopO, которые снижают подвижность цитоскелета фагоцитов [312], а YopH также супрессирует продукцию активных форм кислорода фагоцитами. YopH дефосфорилирует клеточные структуры хозяина за счет тирозинфосфотазной активности [289], а YopE обладает цитотоксичностью за счет способности деполимеризовать сеть актиновых микрофиламентов фагоцитарной клетки [311].

Антифагоцитарная активность YopE, вероятно, связана со способностью YopE специфически связываться с N-ацетилглюкозамином, предотвращая тем самым взаимодействие лизоцима с олигосахаридным остатком на поверхности Y. pestis и лизис клеточной стенки бактерии [312]. YpkA/YopO обладает

Ser/Thr-фосфокиназной активностью [192]. YopH и YopE ингибируют фагоцитоз[289, 312].

1.2.3. Особенности формирования адаптивного иммунного ответа против Y. pestis Взаимодействие дендритных клеток с бактериями запускает процессы созревания дендритных клеток и миграции их в лимфатические узлы для презентации антигенов Y. pestis иммунокомпетентным клеткам. Таким образом, одними из первых клеток, которые способствуют формированию адаптивного иммунного ответа, являются дендритные клетки [284, 336].

Для формирования протективного противочумного иммунитета необходима специфическая активация клеточного и гуморального звеньев иммунной системы.

Медиаторами клеточного иммунитета являются цитотоксические лимфоциты, Т-хеперы 1 типа (Тh1), провоспалительные цитокины (в первую очередь ИФН- и ФНО-), активированный макрофаги, натуральные киллеры и ряд других вспомогательных клеток молекул. Медиаторами гуморального иммунного ответа являются В-лимфоциты и специфические антитела, синтезируемые ими [29, 53].

Натуральные киллеры, которые относятся к популяции Т-лимфоцитов, способны проникать в очаг воспаления и уничтожать клетки Y. pestis без распознавания антигенных детерминант микроба. Однако, уже на второй день инфекции за счет YopM белков, синтезируемых Y. pestis, происходит гибель натуральных киллеров и снижение секреции ИФН-, что приводит к уменьшению продукции макрофагами NO-.

Через 4-5 дней после начала инфекционного процесса Т- и В-лимфоциты начинают формировать специфический иммунный ответ против Y. pestis.

Активация Т- и В-лимфоцитов зависит не только от образования TCR-MHC связи, но также и от индукции ко-стимулирующих молекул и синтеза Y. pestis цитокинов/хемокинов. Бактерии способны ингибировать синтез цитокинов и активацию лимфоцитов используя Yop-белки. Инактивация Т-лимфоцитов Yop-белками приводит к отсутствию активации синтеза провоспалительных цитокинов ИФН- и ФНО-, которые стимулируют формирование иммунного ответа.

Yersinia Бактерии влияют на адаптивный иммунитет, оказывая супрессирующее действие на активацию Т-лимфоцитов. YopH индуцирует апоптоз Т-лимфоцитов по митохондриальному пути исключая таким образом участие этих клеток в формировании иммунного ответа. Т лимфоциты не запускают синтез ИЛ-2 и других цитокинов, В-лимфоциты неспособны экспрессировать ко-стимулирующую молекулу В7.2 в ответ на антигенную стимуляцию. Блокирование активации В и Т лимфоцитов Y. pestis обусловлено супрессией активирующих сигналов рецепторов, связавшихся с антигеном [54].

Известно, что антитела против возбудителя чумы играют важную роль в защите организма от заражения чумой, но механизмы протективности до конца не изучены [344]. В экспериментах было показано, что сыворотка, полученная от выздоравливающих от чумы доноров, а также сыворотка, содержащая антитела против F1/V, введенная мышам защищала их от аэрозольного заражения чумой [190]. Тем не менее, исследования, проведенные на приматах, показали, что пассивное введение антител против F1/V в организм животных, не предохраняло их от аэрозольного заражения чумой [73]. Полученные данные позволяют заключить, что выявление антител против F1/V Y. pestis, по крайней мере, стандартными методами ИФА, не достаточно для заключения о наличии протективного противочумного иммунитета.

В связи с существованием F1-негативных штаммов Y. pestis, большое внимание было уделено изучению механизмов антител против V антигена, способствующих формированию протективного противочумного иммунитета.

Известно, что V антиген снижает синтез ИЛ-10 [87], в результате чего гранулема в месте скопления бактерий Y. pestis и пораженных/активированных ими иммунокомпетентных клеток не образуется [340]. Также V антиген снижает хемотаксис нейтрофилов к очагу воспаления [389]. Нейтрализация активности V антигена специфическими антителами способствует сохранению нормальной фагоцитарной активности макрофагов и нейтрофилов в отношении бактерий Y. pestis [113, 388]. По всей видимости, при экспрессии V антигена микроорганизмами Y. pestis ингибируется опсонофагоцитарный механизм [163, 290]. Для оценки протективности иммунитета против заражения чумой предложено оценивать опсонофагоцитарную активность фагоцитов [268].

Для формирования протективного противочумного иммунитета необходимо развитие специфических клеточных реакций. Ключевая роль в формировании клеточного иммунитета по всей видимости отводится Т лимфоцитам.

Т лимфоциты, синтезирующие ИФН- и ФНО-, активируют бактерицидную активность макрофагов и усиливают продукцию активных форм кислорода и NO- радикалов. Бактерии Y. pestis способны нарушать функции макрофагов и могут размножаться внутри наивных макрофагов [210] и макрофагов подверженных влиянию ИФН- после инфицирования клеток [299]. Однако если макрофаги обработать ИФН- и ФНО- перед заражением клеточной культуры Y. pestis бактериями уровень репликации бактерий внутри макрофагов значительно снижается [252]. Таким образом, антитела способствуют поглощению бактерий, а ИФН- и ФНО- нарушают механизмы выживания бактерий внутри фагоцитов [344].

Y. pestis Проникнув в организм бактерии нарушают механизмы формирования клеточного иммунного ответа различными способами. Например, Y. pestis продуцируют молекулы-антагонисты NO-, синтезируемому макрофагами [298, 331]. Yop белки, вырабатываемые Y. pestis, супрессируют клеточный ответ, ингибируя функциональную активность Т-лимфоцитов и дендритных клеток [87, 199, 382]. Учитывая высокую супрессирующую активность Y. pestis в отношении клеточных реакций можно предположить, что без участия специфических антител не возможно формирование протективного иммунного ответа [344].

Активированные Т-лимфоциты участвуют в активации В-лимфоцитов, презентируя им Т-зависимые антигены и индуцируя выработку специфических антител [385]. Пассивный перенос Т-лимфоцитов, выделенных из организма животного, иммунизированного живой чумной вакциной, способствуют формированию протективного иммунитета [285].

Большое значение клеточного противочумного иммунитета в защите от чумы подтверждается тем фактом, что некоторые животные, несмотря на низкие титры противочумных антител, выживали после заражения чумной инфекцией.

Например, морские свинки, приматы после иммунизации живой чумной вакциной выживали после заражения чумой даже на фоне выявления низких титров антител против возбудителей чумы [138]. Более того при введении ИФН- и ФНО- перед заражением чумой все животные выживали, даже при выявлении минимальных или не детектируемых титров антител [285].

1.2.4. Современное состояние иммунопрофилактики чумы В борьбе с чумой использовали разные типы вакцин: живую и убитую цельноклеточные вакцины, а также химическую вакцину на основе F1 и V антигенов чумного микроба.

Живая цельноклеточная вакцина представляет собой аттенуированный вакцинный штамм EV, который был получен после 76 пассажей на плотных Y. pestis питательных средах вирулентного штамма [183]. Аттенуация вирулентного штамма Y. pestis обусловлена потерей 102-kb pgm локуса, содержащего оперон сидерофора – йерсиниабактина [161, 162]. Живая цельноклеточная вакцина эффективна против бубонной и легочной формы чумы.

В настоящее время эту вакцину используют только в России и Китае [158].

В 60-е годы была создана убитая цельноклеточная вакцина, которая применялась во Вьетнаме для иммунизации солдат американской армии. Для приготовления вакцины использовали убитые цельноклеточные бактерии, инактивированные нагреванием. Убитая цельноклеточная вакцина показала свою эффективность против бубонной, но не легочной формы чумы [315].

Несмотря на относительную эффективность живой и убитой цельноклеточных вакцин они характеризуются рядом возможных побочных эффектов: болью в месте введения, эритемой, регионарной лимфапатией, головной болью, температурой до 38,5-39,5 С, слабостью, отсутствием аппетита.

Обе вакцины требуют ежегодной ревакцинации [315].

Конструирование эффективной чумной вакцины ведется по нескольким направлениям: создание субъединичной вакцины на основе рекомбинантных белков, вакцины с использованием в качестве системы доставки бактерии, вирусов, предпринимаются попытки экспрессии антигенов чумного микроба в растениях, разрабатываются ДНК-вакцины, а также новые аттенуированные штаммы Y. pestis [6, 10].

Одной из перспективных разработок является создание субъединичной вакцины на основе F1 и V антигенов Y. pestis. Прототип этой вакцины защищает мелких лабораторных животных от заражения чумой наиболее распространенными путями: аэрозольным, интраназальным, подкожным и характеризуется напряженным противочумным иммунитетом [301].

Протективный специфический иммунитет обеспечивается в первую очередь антителами, преимущественно IgG1, против F1 и V антигенов Y. pestis. В связи с тем, что lcrV ген характеризуется полиморфизмом в разных штаммах Y. pestis [38, 57], вероятно, необходимо введение дополнительного антигена(ов) в прототип вакцины. В качестве возможных кандидатов рассматривают множество антигенов, в частности, ЛПС, антигены Pla, PsaA, YadBC, YscF, YpkA, YopH, YopE, YopK,YopM, YopN, YopD и YscC [153, 356].



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 10 |
 

Похожие работы:

«ПОПОВ ВИКТОР СЕРГЕЕВИЧ ТЕОРЕТИЧЕСКОЕ И ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНОЕ ОБОСНОВАНИЕ ИССЛЕДОВАНИЙ СРЕДСТВ И СПОСОБОВ ИММУНОМЕТАБОЛИЧЕСКОЙ КОРРЕКЦИИ У СВИНЕЙ 06.02.02 – ветеринарная микробиология, вирусология, эпизоотология, микология с микотоксикологией и иммунология ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени доктора ветеринарных наук Научный консультант: доктор...»

«Палаткин Илья Владимирович Подготовка студентов вуза к здоровьесберегающей деятельности 13.00.01 общая педагогика, история педагогики и образования Диссертация на соискание ученой степени кандидата педагогических наук Научные руководители: доктор биологических наук, профессор,...»

«ЕГОРОВА Ангелина Иннокентьевна МОРФОФУНКЦИОНАЛЬНЫЕ ОСОБЕННОСТИ СТРУКТУРЫ ЩИТОВИДНОЙ ЖЕЛЕЗЫ У МУЖЧИН КОРЕННОЙ И НЕКОРЕННОЙ НАЦИОНАЛЬНОСТИ ЯКУТИИ В РАЗНЫЕ СЕЗОНЫ ГОДА 03.03.04 – клеточная биология, цитология, гистология Диссертация на соискание ученой степени кандидата биологических наук Научные руководители: доктор медицинских наук, профессор Д.К....»

«Карачевцев Захар Юрьевич ОЦЕНКА ПИЩЕВЫХ (АКАРИЦИДНЫХ) СВОЙСТВ РЯДА СУБТРОПИЧЕСКИХ И ТРОПИЧЕСКИХ РАСТЕНИЙ В ОТНОШЕНИИ ПАУТИННОГО КЛЕЩА TETRANYCHUS ATLANTICUS MСGREGOR Специальность: 06.01.07 – защита растений Диссертация на соискание учёной степени кандидата биологических наук Научный руководитель: Попов Сергей...»

«Петренко Дмитрий Владимирович Влияние производства фосфорных удобрений на содержание стронция в ландшафтах Специальность 03.02.08 экология Диссертация на соискание ученой степени кандидата биологических наук Научный руководитель: доктор биологических наук, профессор Белюченко Иван Степанович Москва – 2014 г. Содержание Введение Глава 1.Состояние изученности вопроса и цель работы 1.1 Экологическая...»

«Горовой Александр Иванович БИОЛОГИЧЕСКИ АКТИВНЫЕ ВЕЩЕСТВА ДРЕВЕСНОЙ ЗЕЛЕНИ И ШИШЕК PINUS KORAIENSIS (ПОЛУЧЕНИЕ, СОСТАВ, ИСПОЛЬЗОВАНИЕ) 03.02.14 – биологические ресурсы Диссертация на соискание ученой степени кандидата биологических наук Научный руководитель: доктор биологических наук, профессор Тагильцев Ю. Г. Хабаровск – 2015 СОДЕРЖАНИЕ стр Введение.. 4 Глава 1 Обзор...»

«Доронин Максим Игоревич ЭКСПРЕСС-МЕТОДЫ ВЫЯВЛЕНИЯ ВИРУСА ИНФЕКЦИОННОГО НЕКРОЗА ГЕМОПОЭТИЧЕСКОЙ ТКАНИ ЛОСОСЕВЫХ РЫБ 03.02.02 «Вирусология» Диссертация на соискание ученой степени кандидата биологических наук Научный руководитель: доктор биологических наук, Мудрак Наталья Станиславовна Владимир 2015 ОГЛАВЛЕНИЕ 1 ВВЕДЕНИЕ 2 ОБЗОР ЛИТЕРАТУРЫ 2.1 Характеристика возбудителя инфекционного...»

«БАБЕШКО Кирилл Владимирович ЭКОЛОГИЧЕСКИЕ ПРЕДПОЧТЕНИЯ СФАГНОБИОНТНЫХ РАКОВИННЫХ АМЕБ И ИХ ИСПОЛЬЗОВАНИЕ ДЛЯ РЕКОНСТРУКЦИИ ГИДРОЛОГИЧЕСКОГО РЕЖИМА БОЛОТ В ГОЛОЦЕНЕ Специальность 03.02.08 – экология (биология) диссертация на соискание ученой степени кандидата биологических наук Научный руководитель: кандидат биологических наук Цыганов...»

«ХАПУГИН Анатолий Александрович РОД ROSA L. В БАССЕЙНЕ РЕКИ МОКША 03.02.01 – ботаника Диссертация на соискание ученой степени кандидата биологических наук Научный руководитель Силаева Татьяна Борисовна д.б.н., профессор САРАНСК ОГЛАВЛЕНИЕ ВВЕДЕНИЕ Глава 1. ИСТОРИЯ ИЗУЧЕНИЯ РОДА ROSA L. В БАССЕЙНЕ МОКШИ. Глава 2. КРАТКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РОДА ROSA L. 2.1. Характеристика рода Rosa L. 2.2. Систематика рода Rosa L. Глава 3....»

«Хохлова Светлана Викторовна ИНДИВИДУАЛИЗАЦИЯ ЛЕЧЕНИЯ БОЛЬНЫХ РАКОМ ЯИЧНИКОВ 14.01.12-онкология ДИССЕРТАЦИЯ На соискание ученой степени доктора медицинских наук Научный консультант: Доктор медицинских наук, профессор Горбунова В.А Москва 2015 ОГЛАВЛЕНИЕ Введение Глава 1. Обзор литературы 1.1. Общая характеристика рака яичников 1.1.1. Молекулярно-биологические и...»

«Серёгин Сергей Викторович Оптимизация конструкций рекомбинантных ДНК для получения иммунобиологических препаратов 03.01.03 – молекулярная биология Диссертация на соискание ученой степени доктора биологических наук Научный консультант: доктор биологических наук Бажан Сергей Иванович...»

«Ульянова Онега Владимировна МЕТОДОЛОГИЯ ПОВЫШЕНИЯ БЕЗОПАСНОСТИ БАКТЕРИАЛЬНЫХ ВАКЦИН НА МОДЕЛИ ВАКЦИННЫХ ШТАММОВ BRUCELLA ABORTUS 19 BA, FRANCISELLA TULARENSIS 15 НИИЭГ, YERSINIA PESTIS EV НИИЭГ 03.02.03 – микробиология Диссертация на соискание ученой степени доктора биологических наук Научный консультант:...»

«Якимова Татьяна Николаевна Эпидемиологический надзор за дифтерией в России в период регистрации единичных случаев заболевания 14.02.02 эпидемиология диссертация на соискание ученой степени кандидата медицинских наук Научный руководитель: доктор...»

«СЕРГЕЕВА ЛЮДМИЛА ВАСИЛЬЕВНА ПРИМЕНЕНИЕ БАКТЕРИАЛЬНЫХ ЗАКВАСОК ДЛЯ ОПТИМИЗАЦИИ ФУНКЦИОНАЛЬНО-ТЕХНОЛОГИЧЕСКИХ СВОЙСТВ МЯСНОГО СЫРЬЯ И УЛУЧШЕНИЯ КАЧЕСТВА ПОЛУЧАЕМОЙ ПРОДУКЦИИ Специальность 03.01.06 – биотехнология ( в том числе бионанотехнологии) Диссертация на соискание ученой степени кандидата биологических наук Научный руководитель Доктор биологических наук, профессор Кадималиев Д.А. САРАНСК 2014 ОГЛАВЛЕНИЕ ВВЕДЕНИЕ.....»

«Степина Елена Владимировна ЭКОЛОГО-ФЛОРИСТИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА СТЕПНОЙ РАСТИТЕЛЬНОСТИ ЮГО-ЗАПАДНЫХ РАЙОНОВ САРАТОВСКОЙ ОБЛАСТИ 03.02.08 – экология (биологические науки) Диссертация на соискание ученой степени кандидата биологических наук Научный руководитель: доктор...»

«СИДОРОВА ТАТЬЯНА АЛЕКСАНДРОВНА ОСОБЕННОСТИ АДАПТИВНЫХ РЕАКЦИЙ У ДЕВУШЕК К УСЛОВИЯМ ГОРОДСКОЙ СРЕДЫ 03.02.08 Экология Диссертация на соискание ученой степени кандидата биологических наук Научный руководитель: доктор биологических наук, доцент Драгич О.А. Омск-2015 СОДЕРЖАНИЕ Введение.. Глава 1 Обзор литературы.. 1.1. Механизмы адаптации организма человека к окружающей среде 1.2. Закономерности развития...»

«Доронин Максим Игоревич ЭКСПРЕСС-МЕТОДЫ ВЫЯВЛЕНИЯ ВИРУСА ИНФЕКЦИОННОГО НЕКРОЗА ГЕМОПОЭТИЧЕСКОЙ ТКАНИ ЛОСОСЕВЫХ РЫБ 03.02.02 «Вирусология» Диссертация на соискание ученой степени кандидата биологических наук Научный руководитель: доктор биологических наук, Мудрак Наталья Станиславовна Владимир 2015 ОГЛАВЛЕНИЕ 1 ВВЕДЕНИЕ 2 ОБЗОР ЛИТЕРАТУРЫ 2.1 Характеристика возбудителя инфекционного...»

«Регузова Алёна Юрьевна Исследование специфической активности полиэпитопных Т-клеточных ВИЧ-1 иммуногенов, полученных с использованием различных стратегий проектирования 03.01.03 – «молекулярная биология» Диссертация на соискание ученой степени кандидата биологических наук Научные...»

«БРИТАНОВ Николай Григорьевич ГИГИЕНИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ПЕРЕПРОФИЛИРОВАНИЯ ИЛИ ЛИКВИДАЦИИ ОБЪЕКТОВ ПО ХРАНЕНИЮ И УНИЧТОЖЕНИЮ ХИМИЧЕСКОГО ОРУЖИЯ 14.02.01 Гигиена Диссертация на соискание ученой степени доктора медицинских наук Научный консультант: доктор медицинских наук, профессор...»

«Брит Владислав Иванович «Эффективность методов вакцинации против ньюкаслской болезни в промышленном птицеводстве» Специальность: 06.02.02 ветеринарная микробиология, вирусология, эпизоотология, микология с микотоксикологией и иммунология ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидат ветеринарных наук Научный руководитель:...»







 
2016 www.konf.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, диссертации, конференции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.