WWW.KONF.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Авторефераты, диссертации, конференции
 


Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |

«МИКРОЦИРКУЛЯТОРНЫЕ ЭФФЕКТЫ БИОЛОГИЧЕСКОЙ АКТИВНОСТИ АПИПРОДУКТА ИЗ ТРУТНЕВОГО РАСПЛОДА В УСЛОВИЯХ ПОВЫШЕННОГО ДВИГАТЕЛЬНОГО РЕЖИМА (ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНО-ГИСТОФИЗИОЛОГИЧЕСКОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ) ...»

-- [ Страница 2 ] --

морфологическая перестройка миокарда, выражающаяся в повышении отношения числа капилляров к числу мышечных волокон в сердечной мышце [175].

Гипертрофия выступает одной из основных реакций сердца на регулярную физическую нагрузку [201, 297, 301]. Механизм гипертрофии, ведущим образом, заключается в увеличении массы отдельных кардиомиоцитов без увеличения их числа. При этом увеличение нагрузки стимулирует синтез белков, приводящий к увеличению клеточной массы.

[221, 231].

Предполагается следующая динамика увеличения спортивного сердца [212]:

Релаксация.

1.

Развитие удлинения волокон миокарда.

2.

Утолщение волокон миокарда.

3.

С другой стороны, гипертрофия левого желудочка сердца является опасным явлением, связанным с развитием сердечной недостаточности, коронарной патологии, и внезапной сердечной смертью [51, 61, 73].

Чрезмерные физические и психологические нагрузки при занятиях спортом вследствие перенапряжения могут приводить к дистрофии миокарда, [37, 50, при этом в мышце наблюдаются резкие сдвиги 61, 62, 63], ангиоархитектоники, особенно со стороны капилляров [4].

В работах Н.Г. Герасимовой [47], М.Е. Евсеевой [69], Т.М. Нуржановой [150] отмечается, что при хроническом физическом перенапряжении имеют место деструктивные изменения кардиомиоцитов, их миофибрилл, митохондрий, саркоплазматической сети и рибосом, обеднение артериолярной сети. Наблюдаются признаки дистрофии миокарда (белковая и жировая дегенерация, фиброзные, некротические изменения, глыбчатый распад кардиомиоцитов).

Заключение. Анализ отечественной и зарубежной литературы свидетельствует о широком спектре применения адаптогенов природного происхождения, в том числе и при повышенных физических нагрузках. При этом, недостаточно освещены вопросы влияния апипродуктов, в том числе апипродукта Билар, на систему микроциркуляции спортсменов, что и послужило основанием для выбора темы диссертационной работы.

ГЛАВА II МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЯ

2.1 Организация исследования на животных Для выполнения целей и задач исследования нами проведены опыты на белых беспородных мышах – самцах массой 18-22 г. Животные были получены из Центрального питомника лабораторных животных Российской Академии медицинских наук, пос. Крюково Московской области.

В экспериментальную и контрольную группу брали мышей одинаковой массы (по 40 мышей в каждой группе). Взвешивание животных проводилось на 1-й, 5-й, 10-й, 15-й, и 21-й дни исследования. Взвешивание животных проводили натощак, непосредственно перед введением Билара или дистиллированной воды в контроле на весах Vibra AJH – 420 CE (Shinko DENSHI, Япония), имеющих разрешающую способность до 0,001 г.

Эксперименты осуществлялись в осенне-зимний период. Все опыты проводили в одно и то же время суток. Животных содержали в соответствии с правилами, принятыми Европейской конвенцией по защите позвоночных животных, используемых для экспериментальных и иных целей, Страсбург, 1986 [68]. Животные содержались в стандартных условиях вивария.

Умерщвление животных осуществляли декапитацией в соответствии с «Правилами проведения работ с использованием экспериментальных животных», утвержденными приказом МЗ СССР № 742 от 13.11.1984 [28].

В течение 21-го дня животные получали водный раствор Билара per os в дозировке 10 мг/кг [36]. Апипродукт Билар был предоставлен ООО МИП «Апипродукт», г. Брянск, Россия (Патент №2473355). При введении препарат растворяли в 0,3 мл дистиллированной воды и через зонд вводили мышам в желудок ежедневно, утром, натощак. Животным КГ вводили аналогичный объем дистиллированной воды.

Выносливость мышей при физических нагрузках оценивали по тесту продолжительности бега в третбане. В работе использовали ленточный третбан традиционной конструкции со ступенчатой регуляцией скорости движения ленты с электростимуляцией для побуждения животных к бегу.

Одновременно определялась работоспособность у четырех животных. Все животные предварительно отбирались на способности к бегу в третбане. Для этого за 5 дней до начала эксперимента мыши подвергались бегу в третбане со скоростью движения ленты 12 м/мин [234], и отбраковывались те особи, которые были не в состоянии бежать более 3 минут (всего 8%).

Животные из каждой группы подвергались ежедневным тренировочным нагрузкам в режиме высокой мощности нагрузки [234], которая моделировалась бегом на третбане со скоростью 29 – 31 м/мин.

Продолжительность ежедневных тренировок мышей составляла 5 минут.

Выносливость мышей тестировали на 1-й, 5-й, 10-й, 15-й, и 21-й дни тренировки на фоне введения апипродукта Билар (или дистиллированной воды в контроле). Тестирование выносливости проводилось в тех же условиях, что и тренировка. Выносливость тестировалась через 1 час после введения апипродукта Билар [155], до полного утомления, критерием которого было отсутствие реакции мышей на раздражение электрическим током лапок и хвоста животных Продолжительность бега [274].

регистрировали в секундах.

Исследование микрогемодинамики проводили в области кожи правой тазовой конечности мыши в течение 3 минут с помощью лазерного анализатора «ЛАКК-М» (НПП «ЛАЗМА», Россия). Шерсть перед исследованием с правой тазовой конечности мыши предварительно удаляли.

Исследование проводилось в состоянии покоя, через час после введения Билара, и сразу после окончания бега в третбане. Исследование микрогемодинамики проводилось в 1-й, 10-й и 21-й дни эксперимента.

Часть животных (по 5 мышей из каждой группы) в 1-й, 10-й и 21-й день эксперимента забивалась декапитацией, и осуществлялся забор крови.

Сердце и четырехглавая мышца бедра правой тазовой конечности в 1-ый и 21-й дни извлекались для проведения гистологических исследований [259].

В крови определялись следующие показатели: количество эритроцитов (1012/л), концентрация гемоглобина (г/л), количество тромбоцитов (109/л), количество лейкоцитов(109/л), лейкоцитарная формула (процентное отношение палочкоядерных нейтрофилов, сегментоядерных нейтрофилов, лимфоцитов, моноцитов и эозинофилов, %). Также был проведен анализ изменения активности ферментов: щелочной фосфатазы (ЩФ, МЕ/л), аспартатаминотрансферазы (ACT, МЕ/л) и аланинаминотрансферазы (АЛТ, МЕ/л), а также иммуноглобулинов: IgG, IgM, IgA (г/л). Анализ образцов крови был проведен клинической лабораторией Брянского клиникодиагностического центра.

Для гистологических исследований использовали кусочки срединной части миокарда левого желудочка сердца и четырехглавую мышцу бедра правой тазовой конечности. Полученный материал фиксировали в 10% растворе забуференного материала [82]. Материал, уплотнённый путем заливки в парафин, использовали для получения срезов на санном микротоме СМ - 1 (Россия), которые затем окрашивались гематоксилином-эозином на аппарате для гистологической окраски тканей АГ-12-6-6 (Россия). На гистологических препаратах сердца измеряли: максимальный (max) и минимальный (min) диаметр ядер клеток, толщину соединительнотканных прослоек сердца и толщину мышечных волокон сердца. На основании измерений вычисляли объем ядер кардиомиоцитов [128]:

= *AB2 На гистологических препаратах четырехглавой мышцы бедра измеряли: максимальный (max) и минимальный (min) диаметр ядер миосимпласта, толщину эндомизия и толщину мышечных волокон. Для измерения использовали фотографии, полученные с использованием цифровой фотокамеры Panasonic DMC-LS85 на микроскопе JENAMED2 (Германия), окуляр GF – PW 10, объективы 3.2х/0,06, 10х/0,20, 20х/0,40, 40х/0,65, 100х/1.30. Измерения проводились с использованием программы AxioVision Rel 4.8.

Названия анатомических структур и образований приведены в соответствии с Международной анатомической ветеринарной номенклатурой

– Nommica anatomica Veterinaria 1994 [305], гистологических структур Международной гистологической номенклатурой [135]. Статистическую обработку данных проводили с использованием критерия Стьюдента и критерия Манна-Уитни на персональном компьютере Asus PR05DIP.

2.2 Организация исследования в группах лыжников гонщиков В исследовании приняли участие лыжники гонщики мужского пола двух возрастных групп: 12-15 лет (54 человека), 18-20 лет (58 человек), которые на протяжении 21-го дня ежедневно употребляли Билар в расчете 10 мг/кг массы тела. Прием апипродукта осуществлялся утром, натощак.

Контрольная группа спортсменов принимала в качестве плацебо картофельный крахмал.

Все участники эксперимента были проинформированы о целях, методах, возможных побочных эффектах, продолжительности исследования.

После этого у лыжников гонщиков было получено письменное согласие на их участие в эксперименте.

Исследование ЛДФ проводилось до приема апипродукта Билар, в 1-й, 10-й и 21-й дни исследования (лыжники гонщики 12-15 лет, лыжники гонщики 18-20 лет), а также через 30-ть дней после окончания приема апипродукта Билар (лыжники гонщики 18-20 лет).

2.2.1Лазерная допплеровская флоуметрия микроциркуляции крови В исследовании применялся метод лазерной допплеровской флоуметрии, в котором для диагностики состояния микроциркуляции в ткани применяется зондирование участка ткани лазерным излучением. При этом обработка отраженного сигнала базируется на выделении допплеровского сдвига частоты, который пропорционален скорости движения эритроцитов. В ходе работы регистрируется флоуметрия – изменение потока крови в системе микроциркуляции.

В исследовании использовался лазерный анализатор капиллярного кровотока ЛАКК-М (НПП «Лазма», Россия). Запись ЛДФ – граммы проводили на ладонной поверхности 4 пальца правой кисти, при этом датчик прикрепляли перпендикулярно ладонной поверхности. ЛДФ - грамма записывалась в течение 5 минут. Исследования проводили в состоянии покоя, после предварительной адаптации обследуемых к температуре в помещении.

На рисунке 1 показана ЛДФ-грамма испытуемого, отражающая временную изменчивость ПМ, который в каждый момент времени определяется концентрацией эритроцитов в зондируемой области и их усредненной скоростью.

Рис. 1. ЛДФ-грамма испытуемого 18 лет Метод ЛДФ представляет интегральную информацию по большому количеству эритроцитов, одновременно находящемуся в исследуемом объеме ткани (характеризует кровоток в объеме ткани 1-1,5 мм3 и около 3,4 х 104 эритроцитов) [90,191]. При проведении ЛДФ регистрируемый сигнал (ПМ – параметр микроциркуляции) характеризуется как интегральная характеристика подвижности эритроцитов в исследуемом объеме ткани. При учете скорости движения эритроцитов по разным сосудам, можно оценить их распределение в исследуемом объеме ткани в определенный момент. При этом, поскольку запись ведется в мониторинговом режиме, то регистрируемый ПМ является статистически усредненной величиной и характеризует поток эритроцитов в единицу времени через единицу объема ткани (перфузионных единиц (п.е.)). Высокое значение ПМ свидетельствует о высоком уровне перфузии тканей, но также может свидетельствовать о застое крови в венулярной части системы микроцируляции крови.

Система микроциркуляции характеризуется постоянной изменчивостью как во времени, так и в пространстве, что проявляется во флуктуациях тканевого кровотока [88]. С этим связано относительно невысокая воспроизводимость результатов ЛДФ, что иногда рассматривается как недостаток данной методики. Но при этом, колебания кровотока, связанные с высокой изменчивостью микрокровотока выступают в качестве объективной характеристики уровня жизнедеятельности тканей. Изменения ритмических колебаний кровотока позволяют получить информацию о соотношениях активных и пассивных механизмов в регуляции микроциркуляторного кровотока.

Метод ЛДФ позволяет охарактеризовать периодические изменения перфузии тканей кровью, которые протекают с различной частотой и амплитудой. Осцилляции или флаксмоции, которые характеризуют колебания кровотока, отражают изменения и приспособление системы микроциркуляции к меняющимся гемодинамическим условиям, как одну из важных характеристик процесса жизнедеятельности. Частотные и амплитудные характеристики флаксмоций кровотока изменчивы в каждый момент, что отражается в виде такой характеристики потока эритроцитов, как или среднее квадратичное отклонение (СКО, перфузионных единиц (п.е.)) статистически значимых колебаний скорости движения эритроцитов.

СКО позволяет оценить состояние системы микроциркуляции и сохранность механизмов ее модуляции. Функционирование механизмов модуляции системы микроцируляции тем лучше, чем выше значение СКО.

В механизмах модуляции тканевого кровотока выделяются две составляющие [92]:

I. Активные механизмы, к которым относятся:

1. Вазомоции.

2. Нейрогенные влияния на сосудистый тонус.

3. Метаболические влияния на сосудистый тонус.

II. Пассивные механизмы, включающие в себя:

1. Респираторные флуктуации.

2. Пульсовые флуктуации.

2.2.2 Оптическая тканевая оксиметрия Оптическая тканевая оксиметрия используется для оценки изменения объемной фракции гемоглобина и среднего относительного уровня кислородной сатурации (оксигенации) (SO2) крови в микроциркуляторном русле. SO2 определяется исходя из разницы в оптических свойствах оксигенированных (HbО2) и дезоксигенированных (Hb) фракций гемоглобина, которые содержатся в исследуемом объеме крови, при зонировании в красном (длина волны излучения составляет 0,65 мкм) и зеленом (длина волны излучения составляет 0,53 мкм) диапазонах излучений.

[191].

В зону обследования при использовании оптической тканевой оксиметрии попадают артериолы, венулы, капилляры и артериовенозные шунты, поскольку глубина зондирования тканей составляет от 1 до 3 мм. При этом информация воспринимается одновременно со всех выше перечисленных частей, поэтому показатель SO2 отражает усредненное по всему микрососудистому руслу содержание HbО2 в крови и выступает средним арифметическим для артериальной и венозной крови в исследуемом объеме ткани. В большинстве случаев параметр SO2 для артериальной крови практически не изменяется и составляет постоянную величину. При этом, поскольку в микрососудистом русле венозной крови с более низким содержанием SO2 содержится в несколько раз больше, чем артериальной крови с высоким содержанием SO2, то данный показатель характеризует содержание кислорода в венозной части микроциркуляторного русла, и позволяет оценить потребление кислорода тканями [115]. Оптическая тканевая оксиметрия позволяет также оценить величину удельного потребления кислорода тканями U (усл. ед.) и концентрацию эритроцитов в исследуемом объеме крови Vr (%), определить индекс перфузионной сатурации кислорода в крови Sm (усл.ед.). Показатель сатурации кислорода (SpO2) в артериальной крови системного круга кровообращения регистрировался с помощью пульсоксиметра.

2.2.3 Лазерный флуоресцентный анализ В основе лазерного флуоресцентного анализа, используемого в приборе ЛАКК – М, лежит регистрация фотонов, которые испускают молекулы при переходе из электронно-возбужденного состояния в основное состояние.

Восстановленные пиридин-нуклеотиды НАДН и НАДФН (440—480 нм) и окисленные флавопротеиды (510—540 нм) флуоресцируют в синей и желтозеленой областях спектра.

В исследовании проводилось изучение спектров флуоресценции восстановленной формы никотинамидадениндинуклеотида (НАДН) и окисленной формы флавинадениндинуклеотида (ФАД). Степень утилизации кислорода определялась с использованием флуоресцентного показателя потребления кислорода (ФПК) коферментов, которые участвуют в дыхательной цепи. ФПК обратно пропорционален редокс-отношению:

ФПК = АНАДН/АФАД, где АНАДН – амплитуда излучения флуоресценции восстановленного фермента никотинамидадениндинуклеотида;

АФАД – амплитуда излучения флуоресценции окисленного флавинадениндинуклеотида.

2.3 Характеристика апипродукта Билар Порошок Билар получают методом вакуумного высушивания биомассы из трутневых личинок. Он характеризуется как желтое, порошкообразное вещество со сладковатым, хлебным вкусом и специфическим запахом (табл.1). Он не содержит механических примесей и полностью растворяется в воде. Он не токсичен и не патогенен [164].

–  –  –

В порошке Билар содержится следующие витамины: (мг/100мл):

+j – токоферол – 600; –токоферол – 370; витамины группы В (В1, В2, В3,В5, В6); – каротин. В порошке Билар также присутствуют желчные кислоты (мкг/мл): холестерол – 0,13, дезоксихолевая – 1,35, урсодезоксихолевая – 0,043, литохолевая – 1,3 [164]. В трутневом расплоде содержится 0,307±0,015 нмоль/100 г тестостерона; 410,0±65,4 нмоль/100 г пролактина;

51,32±8,69 нмоль/100 г прогестерона и 677,6±170,3 нмоль/100 г эстрадиола [36].

ГЛАВА III РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ

3.1 Масса тела мышей Одним из критериев для отбора животных для проведения эксперимента являлась их начальная масса тела, которая находилась в пределах 18-22 г. Это позволило сформировать группы с близкими средними значениями массы тела и провести оценку динамики изменения показателя во время эксперимента. Из данных, представленных на рисунке 2, следует, что увеличение массы тела животных разной степени, в зависимости от срока применения апипродукта, было отмечено как в ЭГ, так и КГ, что объясняется продолжающимся ростом и развитием животных, а также воздействием физической нагрузки.

–  –  –

ЭГ КГ

–  –  –

Рис. 2. Изменение массы тела мышей при введении апипродукта Билар при беговых нагрузках Обращает на себя внимание тот факт, что в первые 5-ть дней эксперимента рост массы тела в обеих группах оказался минимальным, изменяясь в КГ от 19,89±0,32 г. в 1-й день до 20,10±0,54 г. на 5-й день исследования (табл.4).

В ЭГ прирост массы тела составил 0,18 г., от 20,07 ± 0,32 г. в 1-й день до 20,25±0,78 г. на 5-й день. С 5-го дня по 15-й день интенсивность нарастания массы тела увеличилась с опережающим ростом в ЭГ. За данный отрезок времени масса животных из КГ выросла до 21,63±0,60 г., а в ЭГ – до 22,18±1,34 г.

Таблица 4. Изменение массы тела мышей при введении апипродукта Билар при беговых нагрузках (M±m), (n=80) Группы 1 день 5 день 10 день 15 день 21 день ЭГ, г.

20,07±0,32 20,25±0,78 21,28±1,14 22,18±1,34 23,36±1,53 КГ, г. 19,89±0,32 20,10±0,54 20,97±0,53 21,63±0,60 21,95±0,48 Р Р0,05 P 0,05 P 0,05 P 0,05 P 0,05 Р – достоверность различий.

Наибольшие различия по массе тела между животными КГ и ЭГ наблюдаются в период от 15-го дня до 21-го дня эксперимента. На данном этапе исследования масса тела у особей КГ увеличилась до 21,95±0,48 г., а в ЭГ - до 23,36±1,53 г. Сходной тенденции изменения массы тела, при отсутствии достоверных различий (Р0,5) между ЭГ и КГ животных допустимо дать следующие объяснения. На начальных этапах тренировки происходит интенсивное снижение жировой ткани и небольшое увеличение мышечной ткани. Незначительное увеличение массы тела животных в ходе тренировки также возможно объяснить дополнительными энергетическими затратами в связи с адаптационными перестройками физиологических функций и регуляторных механизмов организма.

Большие различия между ЭГ и КГ животных, начиная с 15-го дня эксперимента, следует искать в положительном влиянии биологически активных веществ, содержащихся в Биларе, на течение пластических процессов во время тренировочных физических нагрузок. В результате у ЭГ животных опережающими темпами увеличивается мышечная масса, тогда как у КГ животных рост массы тела обусловлен исключительно воздействием физической нагрузки и проявляется тренировочным эффектом.

Так вес животных ЭГ на 21-й день увеличивается на 5% по отношению к 15му дню эксперимента, в КГ прибавка в весе составляет 2% (P0,5). Масса животных к концу эксперимента по сравнению с исходными показателями в ЭГ возрастает на 16% (P0,5), в КГ на 10% (P0,5).

Близкую направленность изменения массы тела у лыжников гонщиков обнаружил В.Л. Ростовцев с соавторами [173] в условиях применения комплекса растительных адаптогенов. Авторами показано достоверное повышение мышечной массы тела и незначительное повышение жировой массы тела в результате трехнедельного приема адаптогенов. Формирование активного компонента состава тела, по данным авторов, тесно коррелирует с повышением концентрации в организме эндогенного тестостерона и кортизола.

Таким образом, степень отмечаемых изменений в сравниваемых группах остается незначительной. Более тонкая оценка выраженности воздействия Билара получена в дальнейшей части исследования, где проводилась оценка физической выносливости животных.

3.2. Выносливость животных при введении Билара на фоне физических нагрузок Повышенная физическая нагрузка вызывает возникновение гипоксического состояния, которое приводит к снижению выносливости.

При этом большое значение приобретают адаптогены, способствующие более экономному расходованию энергетических ресурсов, выполнению большей по объему работы и ускорению восстановительной способности организма к повторным нагрузкам. Исходя из этого, нами выполнено исследование по применению адаптогена Билар для повышения физической выносливости организма белых мышей в условиях выполнения физической нагрузки до отказа от работы.

Проведенные исследования позволяют заключить, что ежедневное применение Билара до выполнения физической нагрузки в дозе 10 мг/кг является весьма перспективным средством, позволяющим повысить физические возможности организма экспериментальных животных.

Показатели длительности бега на третбане у белых мышей ЭГ превышали аналогичные показатели в КГ. Как следует из данных таблицы 5, в первые 10-ть дней существенных различий по продолжительности бега животных практически не обнаружено.

Таблица 5. Продолжительность бега мышей при введении апипродукта Билар (M±m), (n=80) Группы 1 день 5 день 10 день 15 день 21 день ЭГ, с 616,00±33,28 772,60±33,28 775,80±37,01 1811,30±181,22 2114,50±130,22 КГ, с 608,00±21,74 699,80±43,00 769,00±52,91 648,60±46,52 869,50±56,40 Р Р 0,05 Р 0,05 Р 0,05 Р0,05 Р0,05 Р – достоверность различий.

Так, у мышей КГ от 1-го к 10-му дню продолжительность бега животных выросла от 608,00±21,74 с. до 769,50±52,91 с., или на 27%, а у животных ЭГ за данный период время бега увеличилось на 26% от 616,00±33,28 с. до 775,50±37,01 с. В дальнейшем, у мышей ЭГ продолжительность бега увеличивалась со значительным градиентом, что косвенно указывает на включение в работу адаптогена за счет его аккумулирующего воздействия. В частности, к 15-му дню продолжительность бега достоверно увеличилась на 133% по сравнению с показателем на 10-й день эксперимента и достигла 1811,30±181,22 с. (рис.3).

–  –  –

Рис. 3. Продолжительность бега мышей при введении апипродукта Билар (* - Р – достоверность различий (Р0,05)) У мышей из КГ за этот отрезок времени происходит недостоверное снижение времени бега до 648,60±46,52 с, что опосредовано отражает утомление организма в результате хронического недовосстановления.

Постановка нагрузочного теста в более отдаленные от момента начала курса приема апипродукта углубляла различия по времени работы между животными КГ и ЭГ. Причем у животных КГ средняя продолжительность выполнения теста статистически недостоверно увеличилась, относительно значения на 10-й день эксперимента. Дальнейшая регистрация на 21-й день показала время бега равное 869,50±56,40 с.

У мышей ЭГ по мере увеличения продолжительности приема апипродукта продолжительность бега статистически надежно повышалась.

На 21-й день эксперимента показатель времени бега достигает 2114,50±130,22 с., что на 17% достоверно выше, чем показатель на 15-й день эксперимента. Данные курсового применения апипродукта Билар у животных ЭГ показывают, что за весь период исследования продолжительность бега до полного утомления достоверно выросла в 3,5 раза, тогда как у животных КГ выносливость увеличилась на 43%.

Полученные результаты позволяют сделать заключение о том, что в результате курсового приема Билара в течение 21-го дня повышенный уровень выносливости отмечается, начиная с 15-го дня приема, и нарастает до его завершения. Полученные результаты позволяют рекомендовать апипродукт Билар для вывода организма на пик физических возможностей при подготовке к длительной физической нагрузке.

3.3 Особенности микроциркуляции у мышей при введении Билара 3.3.1 Микроциркуляция у мышей в состоянии покоя до физической нагрузки При анализе полученных данных, характеризующих уровень перфузии в кожных покровах животных, были обнаружены колебания ПМ, отражающие изменения интенсивности микрокровотока (рис.4).

–  –  –

Рис. 4. Динамика изменения ПМ у мышей при приеме апипродукта Билар (* - Р – достоверность различий (Р0,05)) В 1-й день эксперимента до физической нагрузки величина ПМ в ЭГ составила 8,76±0,25 п.е., в КГ - 11,80±0,73 п.е. Данные результаты представлены в таблице 6.

–  –  –

К 10-му дню эксперимента отмечается сходная тенденция снижения значений данного показателя как в ЭГ, так и КГ до 7,26±1,06 п.е. и 7,86±4,07 п.е., соответственно, что свидетельствует о формировании острой фазы адаптации организма мышей на предельные физические нагрузки (табл.7).

–  –  –

Р – достоверность;

P10 – коэффициент достоверности между ЭГ в 21 день после нагрузки и КГ в 21 день после нагрузки;

P12 – коэффициент достоверности между ЭГ в 21 день до нагрузки и КГ в 21 день после нагрузки.

P13 – коэффициент достоверности между ЭГ в 21 день до нагрузки и ЭГ в 1 день до нагрузки.

P14 – коэффициент достоверности между ЭГ в 21 день после нагрузки и ЭГ в 21 день после нагрузки.

P15 – коэффициент достоверности между КГ в 21 день до нагрузки и КГ в 1 день до нагрузки.

P16 – коэффициент достоверности между ЭГ в 21 день после нагрузки и ЭГ в 1 день после нагрузки.

Анализ динамики показателя перфузии на протяжении трех недель приема препарата выявил снижение интенсивности кровотока от 1-го к 21-му дню, что свидетельствует о снижении функциональных возможностей системы микроциркуляции, вызванных утомлением. Однако градиент снижения показателя ПМ оказался неодинаковым у животных КГ и ЭГ.

В частности, в ЭГ животных за первые 10-ть дней снижение ПМ составило 21%, а к 21 дню по отношению к 10-му дню – 12%. В то же время у мышей КГ за первые 10-ть дней снижение равнялось 50% и продолжало активно снижаться к 21-му дню на 95%. Если в ЭГ за все время эксперимента достоверное снижение интенсивности кровотока составило 35%, то в КГ показатель интенсивности статистически надежно уменьшился на 193%.

Отсюда следует, что применение апипродукта повышает устойчивость системы микроциркуляции и, тем самым, снижает темп формирования утомления за время эксперимента.

Уровень колеблемости эритроцитов (флакс), оценивался по показателю среднего квадратического отклонения (СКО) (рис.5). Динамика изменения уровня флакса до физической нагрузки имеет сходную тенденцию с изменением ПМ с 1-го по 21-й день эксперимента. Обращает на себя внимание высокий показатель флакса на начало исследования как в КГ п.е, так и ЭГ - 10,28±0,94 п.е. Однако к 10-му дню эксперимента уровень флакса снижается до 3,54±0,51 п.е. или в 2,9 раза в ЭГ и до 6,10±3,29 п.е. или в 1,5 раза в КГ.

12

–  –  –

Рис. 5. Динамика изменения СКО у мышей при приеме апипродукта Билар (* - Р – достоверность различий (Р0,05)) К 21-му дню снижение показателя флакса сменяется незначительным ростом до 3,93±1,13 п.е. при продолжающемся снижении в КГ до минимальной величины - 4,40±2,11 п.е. Несмотря на минимальную величину СКО в ЭГ тенденция смены ее снижения на рост свидетельствует о положительном сдвиге одной из важнейших характеристик устойчивого функционирования системы микроциркуляции, что может быть отнесено на счет курсового применения Билара.

Нелинейные характеристики системы микроциркуляции в значительной мере опосредуются состоянием колебательных процессов.

Выполненный вейвлет-анализ амплитудно-частотного спектра позволил обнаружить особенности в работе активных и пассивных механизмов модуляции кровотока. Из активных механизмов, прекапиллярные сфинктеры являются одними из главных регуляторов поставки крови в систему обменных сосудов [89, 101, 215]. Количество функционирующих капилляров регулируется дилатацией или констрикцией прекапиллярных сфинктеров.

При этом А.И. Крупаткин и В.В.Сидоров [105] отмечают, что тонус сосуда находится в обратной зависимости от величины показателя нормированной амплитуды миогенных (вазомоторных) колебаний. Динамика изменения данных показателей представлена на рисунке 6.

–  –  –

Рис. 6. Динамика изменения Ам у мышей при приеме апипродукта Билар (* - Р – достоверность различий (Р0,05)) В ЭГ при изначально высоком значении Ам (21,97±1,63 п.е) происходит недостоверное снижение данного показателя вначале до 19,68±1,00 на 10-й день и статистически значимое снижение до 15,64±0,66 п.е на 21-й день (P0,05). В КГ показатель Ам колебаний до начала исследования составляет 19,19±1,78 п.е., затем повышается до 23,08±0,99 п.е. к 10-му дню исследования и достоверно снижается в 1,8 раза до 12,91±0,68 п.е. к 21-му дню исследования (P0,05).

К активным тонусформирующим факторам относится и показатель амплитуды нейрогенных колебаний. У животных ЭГ Ан колебаний за время исследования повышается в первые дней едва заметно от 10-ть 16,10±1,60 п.е. до 16,97±1,38 п.е. Однако во вторые 10-ть дней исследования показатель амплитуды достоверно повышается на 27% и равняется 20,38±1,57 п.е. (P0,05). В КГ в первые 10-ть дней показатель Ан колебаний достоверно повышается от 10,10±0,32 п.е. до 19,56±1,74 п.е. (P0,05) с последующим снижением на 19% до 16,48±1,55 п.е.

Из пассивных механизмов следует отметить больший вклад респираторных колебаний по сравнению с пульсовыми колебаниями в обеих группах. Так, у ЭГ животных показатель Ад колебаний повышается от 1-го до 10-го дня с 8,36±1,15 п.е. до 11,79±0,86 п.е. и далее к 21-му дню незначительно снижается до 10,93±0,54 п.е. У мышей КГ показатель Ад колебаний менее выражено повышается от 7,94±1,08 п.е. в 1-й день до 8,06±1,77 п.е. на 10-й день и до 11,32±1,43 п.е. к концу исследования.

Амплитуда пульсовых колебаний у мышей ЭГ в первые 10-ть дней практически не повышается и составляет 3,09±0,63 п.е. в 1-й день и 3,04±0,08 п.е. на 10-й день. В дальнейшем отмечается достоверный рост на 207% по сравнению с исходным показателем и на 212% по сравнению с 10-м днем, достигающий величины 9,49±1,06 п.е.

Для мышей характерна высокая интенсивность обменных процессов, сопровождающаяся активным потреблением кислорода. В результате у мышей обеих групп в состоянии покоя вначале эксперимента показатель сатурации кислорода составляет 43,98±1,10% у мышей ЭГ и 40,68±1,60% у животных КГ. Однако уже через 10-ть дней эксперимента наблюдаются достоверные различия по показателю SO2. Причем у животных ЭГ показатель практически не изменяется (42,79±2,24%), тогда как в КГ наблюдается достоверное снижение (31,07±1,58%) показателя на 31% по сравнению с исходной величиной в КГ и на 38% по сравнению с 10-м днем исследования (P0,05). Из этого следует, что в КГ под воздействием тренировочных нагрузок в результате накапливающегося утомления нарастает потребление кислорода. У мышей, принимающих адаптоген, наблюдаем устойчивость организма по отношению к рабочей гипоксии.

Более того, на 21-й день исследования у мышей ЭГ потребление кислорода стремительно снижается на 38% по сравнению с исходной величиной и на 42% в сравнении с показателем на 10-й день (P0,05). В результате показатель сатурации кислорода в смешанной крови микроциркуляторного русла возрастает до 60,90±3,65%. У животных КГ, напротив, величина SO2 остается низкой (34,30±1,26%), что указывает на высокий уровень диффузии кислорода из крови в ткани.

На снижение потребления кислорода тканями у мышей ЭГ по мере потребления Билара указывает и динамика показателя U. В частности, у животных ЭГ его значение от 1-го к 10-му дню незначительно увеличивается от 1,80±0,14 усл. ед. до 1,98±0,12 усл. ед., а, в последствии, к 21-му дню понижается до 1,77±0,12 усл. ед. На этом фоне у мышей КГ наблюдается плавный рост показателя U от 2,10±0,52 усл. ед. вначале до 2,70±0,41 усл. ед.

на 10-й день и далее до 3,10±0,67 усл. ед., что на 48% недостоверно выше по сравнению с исходным показателем.

Курсовое применение Билара несущественно влияет на показатель концентрации эритроцитов в зондируемом объеме крови. При этом у животных ЭГ отмечается небольшое превышение показателя по сравнению с КГ. В процессе исследования в обеих группах отмечается снижение его величины от 14,04±0,69% вначале до 12,57±0,26% в конце исследования у животных ЭГ и от 12,94±1,18% в 1-й день до 11,17±1,27% на 21-й день в КГ.

Таким образом, систематические физические нагрузки, которые выполняли животные обеих групп, оказывают функциональную нагрузку на систему микроциркуляции. В результате изменяется показатель перфузии, реактивность микрососудов, показатель насыщения крови кислородом, что в своей совокупности свидетельствует о состоянии хронического утомления или неполного восстановления. В этих условиях курсовое применение Билара, повышает адаптационный потенциал системы микроциркуляции, повышает устойчивость организма к формированию функциональной рабочей гипоксии.

3.3.2 Микроциркуляция у мышей после выполнения физической нагрузки до полного утомления Физическая нагрузка, выполняемая животными ЭГ и КГ до полного утомления, сопровождается выраженными изменениями в системе микроциркуляции. По данным исследования у животных ЭГ в 1-ый день показатель интенсивности микроциркуляции недостоверно повышается по сравнению с покоем до 11,58±1,43 п.е. (табл. 6). Спустя 10-ть дней после приема Билара величина перфузии снижается до 9,13±1,20 п.е., что свидетельствует о перестройке в работе организма, вызванной применением адаптогена (табл. 7). В дальнейшем, к 21-му дню эксперимента ПМ достоверно повышается до 15,47±2,26 п.е. (P0,05) (табл. 8). Следовательно, после перестройки в работе системы микроциркуляции на 10-й день, вызванной приемом Билара, система переключается на режим расширенного использования функциональных возможностей по обеспечению тканевого обмена.

Совершенно иная ситуация возникает в КГ. В первые 10-ть дней, в ответ на физическую нагрузку, организм реагирует повышением своих резервных возможностей и при этом величина ПМ достоверно повышается до 17,57±1,43 п.е. По всей видимости, это является верхней границей функциональных возможностей организма животного, после чего продолжающаяся физическая нагрузка приводит к статистически надежному понижению величины интенсивности до 12,93±1,56 п.е. (P0,05).

Сходная по направленности динамика отмечается и по величине показателя СКО. В 1-ый день эксперимента в обеих группах регистрируется исходно высокая величина СКО равная 9,15±1,14 п.е. в ЭГ и 9,30±1,12 п.е. в КГ. В дальнейшем, после 10-ти дней систематических нагрузок до полного утомления, уровень колеблемости недостоверно снижается до 6,77±1,02 п.е. в ЭГ, а в КГ снижение до 2,33±0,78 п.е. носит статистически достоверный характер. На момент завершения эксперимента величина показателя несущественно повышается как в ЭГ, так и КГ до 7,67±0,82 п.е. и 3,23±0,79 п.е., соответственно.

Таким образом, у животных ЭГ употребление Билара сохраняет высокую колеблемость эритроцитов на протяжении всего периода исследования, тогда как в КГ уровень флакса достоверно снижается, начиная с 10-го дня эксперимента, что свидетельствует о снижении функциональных возможностей системы микроциркуляции в целом [89, 101, 131].

Адекватная поставка пластического и энергетического материала к функционирующим органам через систему микроциркуляции обеспечивается за счет согласованной работы активного и пассивного механизмов регуляции. Очевидным является факт усиления во время физической нагрузки воздействия на микрососуды симпатического отдела вегетативной нервной системы.

Известно, что последняя повышает тонус сосудов артериолярного звена микроциркуляторного русла [147]. Вопрос заключается лишь в том, обладает ли Билар способностью снижать чувствительность микрососудов к симпатическим влияниям и обладают ли его вещества трофотропным эффектом. Для этого нами проанализирована динамика величины амплитуды тонусформирующих факторов. По данным исследования вначале эксперимента показатель Ан колебаний одинаково максимально высокий в ЭГ (20,21±2,47 п.е.) и КГ (21,84±1,81 п.е.). Через 10-ть дней физических нагрузок происходит плавное снижение Ан колебаний до 18,86±1,59 п.е. в ЭГ и 19,41±2,31 п.е. в КГ. В дальнейшем ситуация изменяется таким образом, что в КГ величина Ан колебаний продолжает снижаться до минимальной величины 16,59±1,40 п.е. и становится достоверно ниже исходного показателя, тогда как в ЭГ наблюдается тенденция роста Ан колебаний до 19,90±2,09 п.е. Обнаруженная динамика показателей во второй половине эксперимента свидетельствует в пользу усиления влияния биологически активных веществ Билара на реактивность сравнительно крупных артериол, сохраняя их высокую пропускную способность.

Еще более выраженная реакция на физическую нагрузку выявлена со стороны прекапиллярных сфинктеров, уровень функционирования которых оценивается по величине амплитуды миогенных колебаний. По данным исследования на начало эксперимента величина Ам колебаний примерно одинаково высокая в ЭГ животных (20,06±1,13 п.е.) и КГ (21,66±1,60 п.е.). К 10-му дню эксперимента показатель амплитуды снижается, причем градиент снижения оказался выше по сравнению с Ан колебаний и составил 16,70±1,28 п.е. в ЭГ и 17,71±1,49 п.е. в КГ. Дальнейшая физическая работа на момент окончания эксперимента сопровождалась тенденцией роста Ам колебаний в ЭГ до 18,04±1,92 п.е. и достоверным снижением до 14,98±0,77 п.е. в КГ (P0,05).

Существенные изменения наблюдаются и со стороны факторов, обеспечивающих работу пассивного механизма модуляции кровотока.

Следует обратить внимание на достоверно больший вклад респираторных колебаний по сравнению с пульсовыми у животных обеих групп. Отличием в динамике показателей амплитуды является тенденция роста амплитуды колебаний по мере увеличения продолжительности тренировочных занятий, что наиболее характерно для Ад колебаний животных из КГ. Так, вначале исследования величина Ад колебаний равняется 9,93±0,72 п.е., но через дней показатель Ад колебаний достоверно повышается до 10-ть 12,99±1,31 п.е. (P0,05) и продолжает оставаться высоким на 21-й день эксперимента (12,70±1,48 п.е.). У животных ЭГ величина Ад колебаний вначале составляет 10,51±0,89 п.е. Через 10-ть дней показатель увеличился до 11,15±1,03 п.е. и незначительно снизился к окончанию эксперимента до 9,22±0,91 п.е. На наш взгляд, высокие значения амплитуды дыхательных колебаний у животных обеих групп обусловлены исходно высокой частотой дыхания, характерной для лабораторных мышей.

Динамика показателя амплитуды пульсовых колебаний несколько иная у животных КГ и ЭГ. А именно, если вначале эксперимента величина амплитуды пульсовых колебаний примерно одинаковая у животных КГ (4,41±0,60 п.е.) и ЭГ (4,74±1,18 п.е.), то на момент окончания исследования у мышей ЭГ показатель Ас колебаний достоверно повышается в 2,2 раза и достигает 10,59±0,78 п.е., тогда как в КГ ее величина несущественно повышается до 4,67±0,55 п.е. Рост амплитуды пульсовых колебаний хорошо согласуется с динамикой повышения амплитуды нейрогенных и миогенных колебаний, которые обеспечивают расширение сосудов артериолярного звена и облегчают проникновение пульсовых колебаний в систему микроциркуляции.

Систематические физические нагрузки до полного утомления требуют повышенной поставки кислорода с одной стороны для протекания окислительно-восстановительных реакций с образованием АТФ, а с другой для устранения недоокисленных продуктов и устранения кислородного долга.

Поэтому, начиная с первых тренировочных нагрузок, снижается показатель сатурации кислорода у животных ЭГ до 37,13±1,17% и до 36,28±1,06% в КГ. За первые 10-ть дней эксперимента отмечается небольшое повышение показателя сатурации кислорода, что соответствует снижению уровня диффузии кислорода из крови в ткани. Так, у мышей ЭГ величина SO2 повышается до 45,77±2,61% а в КГ - до 48,53±1,35%. Обращает на себя внимание усиление различий между значениями в 1-й и 10-й день у животных обеих групп. При этом большие различия наблюдаются у мышей КГ - 12%, тогда как в ЭГ уровень различий достигает 8%.

По нашему предположению снижение показателя сатурации кислорода в ЭГ указывает на усиление воздействия адаптогена, направленное на обеспечение более полной диффузии кислорода из крови в ткани.

Подтверждением служит величина показателя сатурации кислорода на 21-й день эксперимента. Оказалось, что в ЭГ показатель SO2 снижается до 39,70±0,95% по сравнению с 10-м днем, а в КГ отмечается достоверный рост до 62,03±3,20%. Следовательно, у животных ЭГ, под воздействием биологически активных веществ апипродукта Билар, облегчается диффузия кислорода с понижением его содержания в крови. Тогда как в КГ возможности резко снижаются, по всей видимости, в результате развивающегося утомления.

На резкое снижение скорости потребления кислорода у животных КГ указывает и изменение показателя Sm на 21-й день исследования. Если в 1-й и 10-й день величина показателя Sm у животных КГ изменялась в пределах от 2,93±0,20 усл. ед. и 2,80±0,21 усл. ед. соответственно, то на момент завершения эксперимента значение достоверно выросло в 2,9 раза по сравнению с 10-м днем и в 2,7 раза по сравнению с 1-м днем (P0,05). У животных ЭГ величина показателя Sm колебалась менее значимо от 3,77±0,39 усл. ед. в 1-й день до 5,88±0,77 усл. ед. на 10-й день и до 2,90±0,21 усл. ед. на 21-й день исследования. Следовательно, у мышей ЭГ на протяжении всего эксперимента сохраняется высокая скорость потребления кислорода.

У животных ЭГ по сравнению с КГ сравнительно высокие показатели удельного потребления кислорода тканями. Так, в 1-й день исследования после физической нагрузки величина U равнялась 2,70±0,46 усл. ед. К 10-му дню величина снизилась до 1,64±0,13 усл. ед. с последующим повышением на 21-й день до 2,50±0,22 усл. ед. В КГ показатель U оказался максимально высоким в 1-й день (2,30±0,31 усл. ед.), к 10-му дню его величина уменьшилась до 1,53±0,09 усл. ед. и незначительно увеличилась к окончанию исследования до 1,60±0,10 усл. ед.

Следует обратить внимание на единство ответной реакции на физическую нагрузку регионарного и центрального отделов системы кровообращения. Это убедительно отражает рост концентрации эритроцитов в зондируемом объеме крови. В работе показано, что применение Билара способствует росту концентрации эритроцитов в зондируемом объеме крови.

В частности, вначале экспериментальных исследований концентрация эритроцитов у мышей ЭГ равнялась 12,00±1,05%, через 10-ть дней показатель вырос до 15,80±0,72%, а к завершению эксперимента достиг максимальной величины – 17,47±0,29% (P0,05). У животных КГ при исходной величине 11,33±1,21% к 10-му дню значение Vr также выросло до 15,07±0,41%, но к 21-му дню концентрация эритроцитов достоверно снизилась до 10,20±1,01% (P0,05). Рост концентрации эритроцитов под воздействием адаптогена растительного происхождения (солодки голой) наблюдала в своих исследованиях О. В. Резенькова [169], который автор связывает с усилением эритропоэза, вызванного биологически активными веществами, содержащимися в растении.

Таким образом, курсовое применение Билара у мышей ЭГ во время систематических физических нагрузок, выполняемых до полного утомления, расширяет функциональные возможности системы микроциркуляции по транспорту кислорода и повышает устойчивость организм к развитию утомления в течение трехнедельного тренировочного процесса. На этом фоне у животных КГ компенсаторные процессы и устойчивость организма к утомлению сохраняется до 10-го дня систематических физических нагрузок.

В дальнейшем, к 21-му дню эффективность функционирования системы микроциркуляции снижается, как и возможности по транспорту кислорода.

–  –  –

а б Рис. 7. Количество эритроцитов (а) и концентрация гемоглобина (б) в крови белых мышей при приеме Билара (** - Р – достоверность различий (Р0,01)) Следует отметить достоверное снижение количества эритроцитов (P0,01) как в ЭГ, так и КГ мышей на 10-й день опыта, что является нормальной неспецифической реакцией на регулярные физические нагрузки при условии роста функциональных возможностей организма. К 21-му дню эксперимента количество эритроцитов в ЭГ возрастает и достоверно (P0,01) превышает данный показатель в КГ на 16%. О.В. Резенькова [169] в своих исследованиях также отмечает достоверное увеличение количества эритроцитов в ЭГ при приеме адаптогена (экстракта солодки) и выполнении физической нагрузки. Вероятно, апипродукт стимулирует эритропоэз и выход эритроцитов в кровяное русло, тем самым повышая концентрацию гемоглобина. Сходные результаты получены А. А. Мельниковым и А.Д. Викуловым [138], которые объясняют повышение концентрации гемоглобина появлением в крови молодых эритроцитов с большим объемом и повышенным содержанием гемоглобина.

Вслед за динамикой изменения содержания эритроцитов в крови, наблюдаются подобные изменения по содержанию гемоглобина у белых мышей ЭГ и КГ (рис. 7 б). К 10-му дню уменьшение концентрации гемоглобина составило 19% в ЭГ и 16% в КГ. К 21-му дню снижение сменяется ростом концентрации на 9% в ЭГ и на 3% - в КГ. Динамика полученных результатов согласуется с мнениями [23] о том, что концентрация гемоглобина в крови зависит от общего количества эритроцитов и содержания в каждом из них гемоглобина. Умеренный прирост гемоглобина имеет преимущества для транспорта кислорода в условиях физической нагрузки [252, 253].

Также необходимо отметить изменение количества тромбоцитов в крови мышей (рис. 8 а).

–  –  –

ЭГ КГ

–  –  –

Достоверное снижение (Р0,01) в ЭГ к 21-му дню количества тромбоцитов на 32% по сравнению с 10-м днем уменьшает возможность образования тромбоцитарных агрегатов в крови и, как следствие, снижает вязкость крови, предупреждает развитие шунтирования обменных сосудов и способствует более гомогенному тканевому кровотоку, раскрытию дополнительных капилляров и повышению функциональной плотности капилляров, что, в своей совокупности, улучшает оксигенацию тканей.

Важное значение для оценки иммунобиологического статуса организма имеет содержание лейкоцитов в крови (рис. 8 б). Количество лейкоцитов снижается к 21-му дню в 2 раза как в ЭГ, так и КГ. В обычных

–  –  –

1,1±0,1 2,3±0,2 Р20,01 1,9±0,2 5,2±0,2 Р30,01 22,1±0,4 22,1±0,4 СН,% 26,3±0,3 31,5±1,1 Р20,01 27,2±0,3 29,6±0,7 Р30,05 61,6±1,2 61,6±1,2 Л,% 64,9±0,6 64,3±0,9 55,3±0,5 58,1±0,9 Р30,05 12,1±0,4 12,1±0,4 М,% 1 5,1±0,1 0,9±0,1 Р20,01 12,5±0,4 6,1±0,3 Р30,01 0,9±0,1 0,9±0,1 Э,% 1 1,0±0,2 3,1±0,2 Р20,01 1,0±0,1 3,1±0,2 Р30,01 Р – достоверность;Р2 – коэффициент достоверности между ЭГ в 10 день и КГ в 10 день; Р3 – коэффициент достоверности между ЭГ в 10 день и КГ в 10 день; ПН палочкоядерные нейтрофилы; СН - сегментоядерные нейтрофилы; Л - лимфоциты; М моноциты; Э - эозинофилы.

В лейкоформуле мышей наблюдаются следующие изменения:

содержание палочкоядерных нейтрофилов снижается к 10-му дню исследования (табл. 9) в ЭГ и КГ на 65% и 26%, соответственно (Р0,01). В дальнейшем, к увеличивается содержание палочкоядерных 21-му нейтрофилов, при этом значение в ЭГ (1,9±0,2%) достоверно (Р0,01) ниже, чем в КГ (5,2±0,2%). Содержание сегментоядерных клеток на 10-й день достоверно (Р0,01) ниже у мышей из ЭГ на 17% по сравнению с КГ, к 21-му дню значение в ЭГ достоверно (Р0,05) ниже на 8%, чем в КГ, что свидетельствует о повышении защитной функции организма.

К 21-му дню эксперимента снижается содержание лимфоцитов в крови мышей обеих групп, при этом показатель в ЭГ достоверно (Р0,05) ниже показателя КГ. Увеличение содержания моноцитов до 12,5±0,4% в ЭГ к 21му дню эксперимента свидетельствует об их участии в регуляции функциональной активности других клеток (эозинофилов) и обеспечении реакции неспецифической защиты организма против микробов. В лейкоформуле мышей КГ уровень эозинофилов повышается к 10-му дню и сохраняет свое значение к 21-му дню эксперимента, при этом содержание эозинофилов в КГ достоверно выше (Р0,01) чем в ЭГ. Базофилы не были обнаружены ни в одной из проб.

Таким образом, наблюдается понижение уровня лейкоцитов в крови и изменения в лейкоформуле, которые в общем контексте могут свидетельствовать об адаптации организма и повышении защитной функции организма. Достоверное снижение количества тромбоцитов и отдельных видов лейкоцитов у животных ЭГ облегчает кровоток, способствуя росту его скорости. В работе В.В. Баранова [19] показано, что повышение скорости кровотока свыше 200 мкм/с улучшает диссоциацию оксигемоглобина.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |
 

Похожие работы:

«_ ТЕМИРОВ Николай Николаевич КОРРЕКЦИЯ АФАКИИ РАЗЛИЧНОГО ГЕНЕЗА МУЛЬТИФОКАЛЬНЫМИ ИНТРАОКУЛЯРНЫМИ ЛИНЗАМИ С АСИММЕТРИЧНОЙ РОТАЦИОННОЙ ОПТИКОЙ Специальность 14.01.07 – «Глазные болезни» ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата медицинских наук Научный руководитель: доктор медицинских...»

«Доронин Максим Игоревич ЭКСПРЕСС-МЕТОДЫ ВЫЯВЛЕНИЯ ВИРУСА ИНФЕКЦИОННОГО НЕКРОЗА ГЕМОПОЭТИЧЕСКОЙ ТКАНИ ЛОСОСЕВЫХ РЫБ 03.02.02 «Вирусология» Диссертация на соискание ученой степени кандидата биологических наук Научный руководитель: доктор биологических наук, Мудрак Наталья Станиславовна Владимир 2015 ОГЛАВЛЕНИЕ 1 ВВЕДЕНИЕ 2 ОБЗОР ЛИТЕРАТУРЫ 2.1 Характеристика возбудителя инфекционного...»

«Сухарьков Андрей Юрьевич РАЗРАБОТКА МЕТОДОВ ОЦЕНКИ ОРАЛЬНОЙ АНТИРАБИЧЕСКОЙ ВАКЦИНАЦИИ ЖИВОТНЫХ 03.02.02 «Вирусология» Диссертация на соискание ученой степени кандидата биологических наук Научный руководитель: кандидат ветеринарных наук, Метлин Артем Евгеньевич Владимир 2014 ОГЛАВЛЕНИЕ 1 ВВЕДЕНИЕ 2 ОБЗОР ЛИТЕРАТУРЫ 2.1 Характеристика возбудителя бешенства 2.2 Эпизоотологические...»

«Будилова Елена Вениаминовна Эволюция жизненного цикла человека: анализ глобальных данных и моделирование 03.02.08 – Экология Диссертация на соискание ученой степени доктора биологических наук Научный консультант доктор биологических наук, профессор А.Т. Терехин Москва 2015 Посвящается моим родителям, детям и мужу с любовью. Содержание Введение.. 5 1. Теория эволюции жизненного цикла. 19...»

«СЕРГЕЕВА ЛЮДМИЛА ВАСИЛЬЕВНА ПРИМЕНЕНИЕ БАКТЕРИАЛЬНЫХ ЗАКВАСОК ДЛЯ ОПТИМИЗАЦИИ ФУНКЦИОНАЛЬНО-ТЕХНОЛОГИЧЕСКИХ СВОЙСТВ МЯСНОГО СЫРЬЯ И УЛУЧШЕНИЯ КАЧЕСТВА ПОЛУЧАЕМОЙ ПРОДУКЦИИ Специальность 03.01.06 – биотехнология ( в том числе бионанотехнологии) Диссертация на соискание ученой степени кандидата биологических наук Научный руководитель Доктор биологических наук, профессор Кадималиев Д.А. САРАНСК 2014 ОГЛАВЛЕНИЕ ВВЕДЕНИЕ.....»

«Любас Артем Александрович ПАЛЕОРЕКОНСТРУКЦИЯ СРЕДЫ ОБИТАНИЯ ПРЕСНОВОДНЫХ МОЛЛЮСКОВ В НЕОГЕН-ЧЕТВЕРТИЧНЫХ ВОДОТОКАХ С ЭКСТРЕМАЛЬНЫМИ ПРИРОДНЫМИ УСЛОВИЯМИ Специальность 25.00.25 – геоморфология и эволюционная география Диссертация на соискание ученой степени кандидата географических наук Научный руководитель: доктор биологических наук...»

«Абдуллоев Хушбахт Сатторович ИММУНОБИОЛОГИЧЕСКИЕ СВОЙСТВА ВИРУСА ИНФЕКЦИОННОГО БРОНХИТА КУР ГЕНОТИПА QX 06.02.02 «ветеринарная микробиология, вирусология, эпизоотология, микология с микотоксикологией и иммунология» Диссертация на соискание ученой степени кандидата ветеринарных наук Научный руководитель: доктор биологических наук, профессор Макаров Владимир Владимирович...»

«Шапурко Валентина Николаевна РЕСУРСЫ И ЭКОЛОГИЧЕСКОЕ КАЧЕСТВО ЛЕКАРСТВЕННЫХ РАСТЕНИЙ (НА ПРИМЕРЕ БРЯНСКОЙ ОБЛАСТИ) Специальность 03.02.08 – экология (биологические науки) Диссертация на соискание ученой степени кандидата биологических наук Научный руководитель: доктор...»

«Петро ва Ю лия Геннад ь евна «ШКОЛА УХОДА ЗА ПАЦИЕНТАМИ» ПР И ПР ОВЕДЕНИИ МЕДИЦИНСКОЙ Р ЕАБИЛИТАЦИИ ПОСЛЕ ЦЕР ЕБР АЛЬНОГО ИНСУЛЬ ТА 14.01.11 – нервные болезни ДИССЕРТАЦИЯ на соискание учёной степени кандидата медицинских наук Научный руководитель: доктор медицинских наук, Пряников И.В. профессор Москва – 2015 стр ВВЕДЕНИЕ ГЛАВА 1. СПЕЦИФИКА И ОСОБЕННОСТИ ПРОВЕДЕНИЯ МЕДИЦИНСКОЙ...»

«Баранов Михаил Евгеньевич Экологический эффект биогенных наночастиц ферригидрита при ремедиации нефтезагрязненных почвенных субстратов Специальность (03.02.08) – Экология (биология) Диссертация на соискание ученой степени кандидата биологических наук Научный руководитель: кандидат...»

«БРИТАНОВ Николай Григорьевич ГИГИЕНИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ПЕРЕПРОФИЛИРОВАНИЯ ИЛИ ЛИКВИДАЦИИ ОБЪЕКТОВ ПО ХРАНЕНИЮ И УНИЧТОЖЕНИЮ ХИМИЧЕСКОГО ОРУЖИЯ 14.02.01 Гигиена Диссертация на соискание ученой степени доктора медицинских наук Научный консультант: доктор медицинских наук, профессор...»

«Петренко Дмитрий Владимирович Влияние производства фосфорных удобрений на содержание стронция в ландшафтах Специальность 03.02.08 экология Диссертация на соискание ученой степени кандидата биологических наук Научный руководитель: доктор биологических наук, профессор Белюченко Иван Степанович Москва – 2014 г. Содержание Введение Глава 1.Состояние изученности вопроса и цель работы 1.1 Экологическая...»

«ДЕНИСЕНКО ВАДИМ СЕРГЕЕВИЧ ОПЕРЕЖАЮЩАЯ ФИЗИЧЕСКАЯ ПОДГОТОВКА СТУДЕНТОВ УЧЕБНЫХ ЗАВЕДЕНИЙ СФЕРЫ ФИЗИЧЕСКОЙ КУЛЬТУРЫ В КОНТЕКСТЕ ОБЕСПЕЧЕНИЯ НЕПРЕРЫВНОСТИ ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ 13.00.04 – Теория и методика физического воспитания, спортивной тренировки, оздоровительной и адаптивной физической культуры ДИССЕРТАЦИЯ на соискание...»

«Радугина Елена Александровна РЕГУЛЯЦИЯ МОРФОГЕНЕЗА РЕГЕНЕРИРУЮЩЕГО ХВОСТА ТРИТОНА В НОРМЕ И В УСЛОВИЯХ ИЗМЕНЕННОЙ ГРАВИТАЦИОННОЙ НАГРУЗКИ 03.03.05 – биология развития, эмбриология Диссертация на соискание ученой степени кандидата биологических наук Научный руководитель: Доктор биологических наук Э.Н. Григорян Москва – 2015 Оглавление Введение Обзор литературы 1 Регенерация...»

«КОЖАРСКАЯ ГАЛИНА ВАСИЛЬЕВНА КЛИНИЧЕСКОЕ ЗНАЧЕНИЕ МАРКЕРОВ КОСТНОГО МЕТАБОЛИЗМА У БОЛЬНЫХ РАКОМ МОЛОЧНОЙ ЖЕЛЕЗЫ 14.01.12 онкология Диссертация на соискание ученой степени кандидата медицинских наук Научные руководители: доктор биологических наук, Любимова Н.В. доктор медицинских наук, Портной С.М. Москва, 2015 г....»

«Трубилин Александр Владимирович СРАВНИТЕЛЬНАЯ КЛИНИКО-МОРФОЛОГИЧЕСКАЯ ОЦЕНКА КАПСУЛОРЕКСИСА ПРИ ПРОВЕДЕНИИ ФАКОЭМУЛЬСИФИКАЦИИ КАТАРАКТЫ НА ОСНОВЕ ФЕМТОЛАЗЕРНОЙ И МЕХАНИЧЕСКИХ ТЕХНОЛОГИЙ 14.01.07 – глазные болезни Диссертация на соискание ученой степени кандидата медицинских наук Научный...»

«Цвиркун Ольга Валентиновна ЭПИДЕМИЧЕСКИЙ ПРОЦЕСС КОРИ В РАЗЛИЧНЫЕ ПЕРИОДЫ ВАКЦИНОПРОФИЛАКТИКИ. 14.02.02 – эпидемиология ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени доктора медицинских наук Научный консультант: заслуженный деятель науки РФ, лауреат Государственной премии СССР профессор, доктор медицинских наук Ющенко Галина Васильевна Москва – 20 Содержание...»

«Тюрин Владимир Анатольевич МАРАЛ (CERVUS ELAPHUS SIBIRICUS SEVERTZOV, 1873) В ВОСТОЧНОМ САЯНЕ (РАСПРОСТРАНЕНИЕ, ЭКОЛОГИЯ, ОПТИМИЗАЦИЯ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ) Специальность 03.02.08 – Экология (биологические науки) Диссертация на соискание ученой степени кандидата биологических наук Научный руководитель: Д-р биол. наук, профессор М.Н. Смирнов Красноярск 201 Содержание Введение.. 4 Глава 1. Изученность экологии марала.. Биология марала.. 9...»

«Шемякина Анна Викторовна БИОЛОГИЧЕСКИ АКТИВНЫЕ ВЕЩЕСТВА ДАЛЬНЕВОСТОЧНЫХ ПРЕДСТАВИТЕЛЕЙ РОДА BETULA L. 03.02.14 – Биологические ресурсы Диссертация на соискание ученой степени кандидата биологических наук Научный руководитель: доктор биологических наук, профессор Колесникова Р.Д. Хабаровск – 20 СОДЕРЖАНИЕ ВВЕДЕНИЕ.. ГЛАВА 1 ОБЗОР ЛИТЕРАТУРЫ ПО ТЕМЕ ИССЛЕДОВАНИЙ. 1.1 Общие...»

«Палаткин Илья Владимирович Подготовка студентов вуза к здоровьесберегающей деятельности 13.00.01 общая педагогика, история педагогики и образования Диссертация на соискание ученой степени кандидата педагогических наук Научные руководители: доктор биологических наук, профессор,...»







 
2016 www.konf.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, диссертации, конференции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.