WWW.KONF.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Авторефераты, диссертации, конференции
 


Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 | 10 |   ...   | 12 |

«КОНЦЕПЦИЯ ОПТИМИЗАЦИИ ФУНКЦИОНАЛЬНОГО СОСТОЯНИЯ И ПОВЫШЕНИЯ АДАПТАЦИОННЫХ ВОЗМОЖНОСТЕЙ ЧЕЛОВЕКА ...»

-- [ Страница 8 ] --

Под воздействием профилактических занятий отмечено уменьшение на 13,8 % количества дезадаптированных студенток и увеличение на 22,5 % количества девушек с высокой СА. В контрольной группе достоверных изменений в значениях не обнаружено.

Проведенный нами констатирующий эксперимент показал, что нормальный уровень ВУ у лиц ЭГ, низкий – у представителей КГ. Выполнение упражнений оздоровительной направленности способствовало повышению уровня ВУ у девушек ЭГ в 2 раза (с 15,0 до 30,0 %), а у студенток КГ – на 6,3 % (с 10,0 до 16,3 %).

Оценивая в целом изменения нервно-психического состояния студенток под влиянием направленных профилактических занятий, можно констатировать улучшение нервно-эмоционально-вегетативных функций у девушек и повышение их СА.

Прослеживая динамику физической подготовленности у девушек ЭГ, следует обратить внимание на достоверный рост ее показателей по результатам контрольных тестов, хотя некоторые из них у девушек ЭГ были ниже, чем у девушек КГ (табл. 39).

Следует отметить, что после проведения эксперимента средние значения изучаемых показателей у девушек КГ в отдельных случая стали даже несколько ниже исходных. Эти данные показывают, что занятия физической культурой в

–  –  –

Рассмотрим результаты апробации методики профилактики дезадаптивных состояний, полученные в результате обследования студентов колледжа экспериментальной и контрольной группах (табл. 40).

–  –  –

Примечание. В скобках указано количество студентов. Отличия значения критерия Фишера от значения аналогичного показателя у юношей экспериментальной и контрольной групп: до профилактических и общеразвивающих занятий: * при p 0,05; ** при p 0,01.

У большинства юношей колледжа ЭГ до профилактических занятий доминирует средний уровень тревоги с тенденцией к низкому (32 %). На долю среднего уровня (с тенденцией к высокому) и высокому приходится соответственно 28,0 и 12,0 %. После проведения профилактических занятий у юношей ЭГ выявлена несколько иная картина в распределении их по уровням тревоги. Таким образом, установлено достоверное уменьшение количества лиц с высоким уровнем тревоги (с 12 до 2,0 %, эмп = 2,11; p 0,05). Также при использовании комплексов оздоровительной тренировки на 28,0 % возросло количество лиц со средним уровнем тревоги (с тенденцией к низкому).

У юношей колледжа, отнесенных к контрольной группе, доминирует (так же как и у юношей экспериментальной группы) средний уровень тревоги (с тенденцией к низкому). После завершения эксперимента большинство юношейстудентов (38,0 %) уже отнесены к группе со средним уровнем тревоги (с тенденцией к высокому). У юношей КГ, посещающих традиционные занятия с общеразвивающей подготовкой, достоверных изменений в уровне тревоги не обнаружено.

Оценка результатов ПР показала, что большая часть юношей колледжа экспериментальной группы имеют хорошую работоспособность (32,0 %). После профилактических мероприятий количество лиц с хорошей работоспособностью возрастает до 40,0 %. Количество лиц с удовлетворительной работоспособностью уменьшается с 24,0 до 10,0 %.

Как показали исследования, юноши КГ до проведения эксперимента демонстрировали преимущественно среднюю (34,0 %) и хорошую (30,0 %) физическую работоспособность. При применении общеразвивающих упражнений в традиционном режиме физического воспитания в течение трех месяцев формирующего эксперимента количество юношей колледжа со средним уровнем физической работоспособности увеличилось на 14,0 %.

В рамках экспериментальной работы мы оценивали значение коэффициента Хильдебранта (Q), который характеризует состояние вегетативного баланса испытуемых. Установлено, что у большинства юношей колледжа экспериментальной и контрольной групп выявляется нормотония, т.е.

определяется сбалансированность симпатических и парасимпатических эффектов в регулировании функций. Однако при сопоставлении результатов пробы у юношей ЭГ не выявлено существенных изменений показателей в ответ на проводимые профилактические упражнения. В КГ неожиданно обнаружены несколько иные изменения. До проведения эксперимента зафиксировано 32,0 % юношей с преобладанием симпатической активности, а в конце эксперимента, после традиционных общеразвивающих занятий в рамках расписания выявляется симпатикотония только у 12,0 % лиц (эмп = 2,48; p 0,05). Кроме того, к концу эксперимента возросло количество юношей с ваготонической реакцией, что можно считать благоприятным прогностическим признаком.





Таким образом, на основании вышесказанного можно утверждать, что разработанные нами профилактические мероприятия, применяемые у юношей ЭГ, улучшают психоэмоциональную сферу и эффективно повышают их физическую работоспособность (на что они и были собственно нацелены), но не вызывают значительного изменения вегетативных функций. У юношей КГ использовавших общеразвивающие упражнения в общем режиме подготовки, достоверно не выявлено снижение уровня тревоги и физической работоспособности, но у них в значительной степени нормализуется вегетативный баланс организма.

Дадим характеристику уровню адаптированности студентов колледжа на этапе формирующего эксперимента по методике СА. Исследования показали, что половина юношей колледжа, отнесенных к ЭГ, имеют нормальную СА, а 20,0 %

– социально дезадаптированы. После проведения профилактических занятий количество дезадаптированных юношей достоверно снизилось до 8,0 % (эмп = 1,76; p 0,05). В КГ до эксперимента нормальную СА имели 56,0 % юношей колледжа, а после эксперимента – 50,0 %. Количество дезадаптированных юношей в контрольной группе уменьшилось незначительно (всего на 4,0 %).

Проанализируем результаты, характеризующие психофизический статус девушек ЭГ колледжа (табл. 41), большинство из них (42,%) имеют средний уровень тревоги (с тенденцией к высокому), а 24,0 % – высокий.

После завершения формирующего эксперимента по профилактике дезадаптивных состояний выявлено достоверное уменьшение до 8,0 % количества девушек с высоким уровнем тревоги (эмп = 2,25; p 0,05).

–  –  –

Примечание. В скобках указано количество студентов. Отличия значения критерия Фишера от значения аналогичного показателя у девушек экспериментальной и контрольной групп: до профилактических и общеразвивающих занятий: * при p 0,05; ** при p 0,01.

Также возрастает количество лиц со средним уровнем тревоги (с тенденцией к низкому) (с 14,0 до 40,0 %). У девушек КГ, не участвующих в профилактических занятиях, существенных изменений в уровне тревоги не наблюдается.

Сравнение результатов ПР у девушек экспериментальной группы колледжа показало, что 42,0 % из них имеют среднюю физическую работоспособность.

После выполнения упражнений по нашей методике на 14,0 % увеличилось количество девушек с хорошей работоспособностью (эмп = 1,81; p 0,05). В КГ также наблюдается рост значения аналогичного показателя на 14,0 %.

При оценке показателей вегетативного статуса установлено преобладание нормотонического типа регуляции функций. Это касается девушек колледжа как экспериментальной, так и контрольной группы.

Как указывалось ранее, у юношей после применения разработанных нами комплексов профилактических занятий не обнаружено существенных изменений вегетативного баланса. К концу формирующего эксперимента количество девушек с ваготонией достоверно уменьшается, а нормотонией – увеличивается.

В КГ количество девушек с симпатикотонией увеличивается на 16,0 %, а с нормотоническим типом реакции уменьшается на 18,0 %.

Используя материалы обследования студентов, сравним значения СА, полученные в ходе экспериментальной работы. До профилактических занятий в ЭГ у 60,0 % девушек колледжа была нормальная СА. После выполнения намеченной нами программы оздоровительно-профилактической направленности количество дезадаптированных девушек уменьшилось в 2 раза. Количество девушек с высокой социальной адаптированностью повысилось на 24,0 % (с 12,0 до 36,0 %) (эмп = 2,90; p 0,01). В КГ также наблюдается рост лиц с высокой СА.

Таким образом, изучение психофизического статуса студентов колледжа, получающих комплекс профилактических занятий (экспериментальная группа), и занимающихся по традиционной системе физического воспитания (контрольная группа), позволило сделать определенные выводы по поводу соотношения у студентов двух групп адаптационно-дезадаптационных процессов.

1. Использование нашей методики способствует снижению количества студентов колледжа с высоким уровнем тревоги и социальной дезадаптацией. При этом одновременно происходило увеличение числа лиц с хорошей физической работоспособностью. Совместное применение отобранных нами средств физического воздействия на организм не вызывает в полной мере изменения вегетативного баланса обследуемых, так как ВНС трудно поддается регулирующим (корригирующим) влияниям.

2. Проведенная оценка распределения студентов колледжа по уровням адаптации на основе методики ПФД показала, что, действительно трехмесячные профилактические занятия действительно приводят к росту числа адаптированных юношей и девушек (минимизируются дезадаптационные процессы). Наиболее заметен этот процесс у юношей. Как было выяснено, юноши колледжа (в том числе и вуза) в меньшей степени подвержены дезадаптационным расстройствам, чем девушки. В то же время у юношей легче происходит нормализация дезадаптивного состояния, т.е. переход в режим активной адаптации. Девушки, по сравнению с юношами, трудно поддаются корригирующим воздействиям извне; их более трудно «удержать» в адаптационном состоянии и «перевести» из дезадаптационного состояния в адаптационное (см. модель адаптационно-дезадаптационного перехода).

Так как мерой напряженности адаптации является характер внутри- и межсистемных связей, то оценивались сопряженные связи между психофизическими показателями студентов. Корреляционный анализ данных показал, что у юношей экспериментальной группы социальная адаптированность обратно коррелировала с уровнем тревоги (r = –0,63; p 0,01), а уровень тревоги прямо коррелировал с физической работоспособностью (r = –0,55; p 0,05). В свою очередь, физическая работоспособность связана с социальной адаптированностью (r = 0,55; p 0,05). В контрольной группе у юношей обнаружена слабая отрицательная связь между социальной адаптированностью и коэффициентом Хильдебранта (r = –0,49; p 0,05) и положительная связь между коэффициентом Хильдебранта и уровнем тревоги (r = 0,45; p 0,05).

У девушек экспериментальной группы уровень тревоги связан сильной обратной связью с физической работоспособностью (r = 0,76; p 0,01). Средней степени связь отмечена между социальной адаптированностью и физической работоспособностью (r = 0,52; p 0,05). У девушек контрольной группы определена прямая связь между социальной адаптированностью и физической работоспособностью (r = 0,47; p 0,05) и обратная связь между физической работоспособностью и социальной адаптированностью (r = –0,46; p 0,05).

Таким образом, апробация разработанной профилактической методики на студентах вуза и колледжа показала ее эффективность в стабилизации адаптационного состояния как у юношей, так и девушек. У юношей и девушек экспериментальных групп, посещающих профилактические занятия формируются более прочные корреляционные связи, свидетельствующие об определенном характере зависимости между психофизическими показателями.

В заключение следует сказать, что применение разработанной методики способствует нормализации психофизического состояния, тем самым минимизирует дезадаптационные проявления в студенческой социальной среде в период учебно-трудовой деятельности. Разработанный комплекс оздоровительно-профилактических мероприятий, направленный на активизацию мозга, оптимизацию функционального состояния, повышение физических и адаптационных возможностей, можно использовать для предупреждения нарушений процесса адаптации на разных этапах обучения.

Как следует из полученных в ходе исследования данных, у студентов после применения данной методики улучшаются основные характеристики нервнопсихического состояния (повышается уровень устойчивости к стрессовым факторам, снижается уровень ситуативной тревожности), растет количество социально адаптированных учащихся.

В лучшую сторону изменяются показатели физической подготовленности.

В частности, улучшаются силовые и скоростно-силовые характеристики, совершенствуются двигательные координации, растет подвижность в суставах и эластичность связочного аппарата. Вышеуказанные изменения положительным образом сказываются и на самочувствии студентов.

Выявлено благоприятное влияние разработанной методики профилактики дезадаптивных состояний на психофизическое состояние студентов, что позволяет рекомендовать ее использование с целью предупреждения нарушений процессов адаптации, возникающих в процессе обучения.

7.3. Эффективность проведения оздоровительно-профилактических мероприятий Поскольку основной задачей наших профилактических занятий являлось повышение психофизического статуса адаптированных и частично адаптированных студентов, предупреждение развития у них дезадаптационных процессов (с целью недопущения их «перехода» в группу дезадаптированных), то чрезвычайно важно рассмотреть результаты применения профилактической методики в ЭГ и КГ, полученные на основе методики определения ТПФД, и тем самым конкретизировать направленность дезадаптационных процессов в ходе экспериментальной работы (табл. 42, 43).

Как было указано ранее, дезадаптированные студенты, выявленные нашей методикой, не входили в экспериментальную и контрольную группы на этапе констатирующего и формирующего эксперимента.

Первоначально рассмотрим результаты распределения юношей вуза по степени адаптированности (рис.40).

До проведения профилактических занятий 80,0 % юношей ЭГ были адаптированы, а 20,0 % – частично адаптированы; 75,0 % юношей КГ, были хорошо адаптированы к условиям среды, а 25,0 % – незначительные нарушения процессов адаптации, т.е. были частично адаптированы.

После проведения формирующего эксперимента результаты в ЭГ оказались следующими: 1) количество адаптированных юношей не изменилось; 2) количество частично адаптированных юношей уменьшилось до 16,7 %; 3) количество дезадаптированных юношей составило 3,3 %. В КГ количество адаптированных и частично адаптированных юношей уменьшилось соответственно на 5,0 % и 6,7 %.

Выявлено 11,7 % дезадаптированных юношей (эмп = 1,82; p 0,05).

–  –  –

Примечание. Достоверные различия критерия Фишера с аналогичными данными до профилактических и общеразвивающих занятий: * при p 0,05;

** при p 0,01; + при p 0,05 в сравнении с аналогичным значением у юношей экспериментальной группы после профилактических занятий.

80 80,0 75,0 80,0 70,0

–  –  –

А Б А Б ЭГ КГ Рис. 40. Диаграммы состояния адаптационно-дезадаптационных процессов у юношей вуза экспериментальной и контрольной групп: * – отличие значения критерия Фишера от значения аналогичного показателя у юношей при p 0,05 Анализ полученных результатов показывает, что профилактические мероприятия позволили сохранить адаптационное состояние у юношей и не допустили значительного «перехода» адаптированных и частично адаптированных юношей в дезадаптированную группу. У юношей КГ, не использующих оздоровительные средства, в большей степени возникают нарушения процессов адаптации.

Приведем анализ данных, полученных у девушек вуза (рис. 41).

70,0 70 65,0 62,5 55,0

–  –  –

А Б А Б ЭГ КГ Рис.41. Диаграммы, характеризующие состояние адаптационнодезадаптационных процессов у девушек вуза экспериментальной и контрольной групп: * отличие значения критерия Фишера от значения аналогичного показателя у девушек при p 0,05 В ЭГ на долю адаптированных и частично адаптированных студенток приходится соответственно 65,0 и 35,0 %. После проведения профилактических занятий значения показателей не изменились. В ЭГ 6,2 % дезадаптированных девушек. В КГ до применения оздоровительных мероприятий количество адаптированных девушек составило 70,0 %, а частично адаптированных к условиям жизнедеятельности – 30,0 %. После завершения формирующего эксперимента выявлено существенное снижение количества адаптированных девушек. В группе частично адаптированных процентный состав не изменился, количество дезадаптированных девушек составило 15,0 % (эмп = 1,84; p 0,05).

Результаты оценки адаптированности юношей колледжа по методике определения ТПФД следующие (табл.43).

В ЭГ 70,0 % юношей колледжа адаптированы к условиям среды, чуть более четверти (30,0 %) – частично адаптированы. После проведения профилактических занятий на 16,0 % увеличилось количество адаптированных юношей. С 30,0 до 10,0 % сократилось количество частично адаптированных юношей (эмп = 2,57;

p 0,01).

Таблица 43 Распределение студентов колледжа контрольной и экспериментальной групп по степени адаптированности (данные методики определения ТПФД), %

–  –  –

Полученные результаты мы считает в целом весьма удовлетворительными, так как основной задачей профилактических мероприятий являлось предотвращение «перехода» адаптированных и частично адаптированных лиц в группу дезадаптированных.

В КГ до проведения экспериментальной работы выявлено 62,0 % адаптированных юношей, 38,0 % – частично адаптированных. Результаты формирующего эксперимента показывают следующее: на 6,0 % увеличилось количество адаптированных юношей колледжа; на 14,0 % снизилось число частично адаптированных; выявлено 8,0 % дезадаптированных лиц мужского пола. Таким образом, отсутствие профилактических занятий отрицательно сказывается на стабильности соотношения «адаптированные студенты – частично адаптированные студенты – дезадаптированные студенты» (не способствует сохранению процентного соотношения частично адаптированных и дезадаптированных лиц).

Результаты, полученные в ходе анализа состояния дезадаптационных процессов у девушек колледжа, на основе методики определения ТПФД, показывают, что в ЭГ больше половины девушек (64,0 %) адаптированы, 36,0 % – частично адаптированы. После трехмесячных профилактических занятий повысилось количество адаптированных девушек на 8,0 %. Частично адаптированных девушек уменьшилось на 20,0 %. Количество дезадаптированных девушек составило 12,0 %.

В КГ количество частично адаптированных девушек сократилось на 24,0 % (эмп = 2,73; p 0,01). В данном случае частично адаптированные девушки «перешли» в группу дезадаптированных студенток. Нами замечено, что девушки, по сравнению с юношами, трудно поддаются переходу из дезадаптивного состояния в адаптивное. Все вышесказанное позволяет сделать вывод о том, что у студентов после применения комплекса профилактических мероприятий происходит уменьшение дезадаптивных расстройств.

Мы посчитали возможным также предоставить результаты академической успеваемости и умственной продуктивности участников эксперимента.

Рассмотрим данные значения у юношей вуза и колледжа (табл. 44).

Как видно из таблицы 44, у юношей ЭГ до применения профилактических занятий (в зимнюю сессию), средняя экзаменационная оценка составляла (3,5 + 0,15) балла, а после использования нашей оздоровительной методики (в

–  –  –

У юношей колледжа ЭГ и КГ экзаменационный балл имеет тенденцию к росту. Более существенно повышается умственная продуктивность: в ЭГ – на 286 усл. ед., а в КГ – на 203 усл. ед. Результаты анализа академической успеваемости девушек вуза и колледжа представлены в таблице 45.

До и после профилактических занятий у девушек ЭГ вуза средняя экзаменационная оценка составила соответственно (4,0 + 0,11) и (4,4 + 0,12) балла (tэмп = 2,50; p 0,05). Текущий рейтинг превышал предыдущий на 6,6 балла.

Сравнительный анализ результатов в КГ не выявил достоверных различий аналогичных показателей. При оценке умственной продуктивности девушек ЭГ и КГ также не выявлено значительных отличий в значениях изучаемых показателей.

–  –  –

до профилактических и общеразвивающих занятий.

У девушек ЭГ и КГ колледжа до и после применения упражнений оздоровительно-профилактической и общеразвивающей направленности средний экзаменационный балл повышается незначительно. Напротив, у них наблюдался достоверный рост умственной продуктивности. Разница в значениях показателей, характеризующих продуктивность умственной работы, в ЭГ составляет 372 усл.

ед., а в КГ – 233 усл. ед.

Таким образом, можно сделать следующие выводы:

1. Разработанные нами методики определения и профилактики дезадаптивных состояний позволяют в целом охарактеризовать состояние и направленность адаптационно-дезадаптационных процессов в студенческих группах, стабилизировать состояние активной адаптации у студентов и тем самым предупредить (минимизировать) «переход» лиц с устойчивой адаптацией в дезадаптационное состояние;

2. Применение средств физической культуры оздоровительнопрофилактической направленности, оптимизирующих функциональное (психоэмоциональное) состояние, повышающих физические резервы, расширяющих адаптационные возможности, приводит к снижению количества дезадаптированных студентов;

3. Совершенно точно определено, что применение разработанной нами профилактической методики повышает академическую успеваемость студентов (в частности, экзаменационный и рейтинговый балл), а у студентов колледжей – и умственную продуктивность.

ОБСУЖДЕНИЕ РЕЗУЛЬТАТОВ

Обсуждение результатов исследования следует начать с анализа данных по условиям обучения студентов. Проведенная санитарно-техническая и санитарногигиеническая оценка учебных корпусов, мастерских, спортивных сооружений, учебных помещений, оборудования и иного имущества ЧГУ указывает на их удовлетворительное состояние, что в целом создает условия для проведения образовательной деятельности, трудового обучения и занятий физической культурой в вузе. Вместе с тем проведенная оценка условий обучения студентов выявила ряд нарушений санитарно-гигиенических норм.

Совершенно очевидно, что изменение условий обучения студентов может негативно влиять на функциональное состояние и адаптационные возможности обучающихся.

Не вызывает сомнения, что существенным недостатком в организации учебно-трудовой деятельности в вузе является отсутствие столовой в одном из учебных корпусов университета. Это обстоятельство вынуждает студентов питаться всухомятку. Кроме того, в течение учебного дня студентам приходится посещать близлежащие столовые и кафе, что при дефиците времени (перерывы между парами составляют 10 мин) создает неблагоприятные условия для приема пищи при стрессовом воздействии (из-за опоздания на занятия). По этой причине некоторые студенты вообще не принимают пищу длительное время. Полученные нами данные негативным образом сказываются на состоянии органов пищеварения. В ходе проведенного ранее исследования было обнаружено, что у юношей и девушек к концу обучения увеличивается количество заболеваний желудочно-кишечного тракта соответственно на 8,0 и 3,6 %.

Сходные данные по этой проблеме представлены в работе О.Б. Сахаровой с соавт. [246]. Согласно данным этой работы, в обеденное время столовой пользуется только половина студентов, остальные принимают пищу «на ходу», либо обходятся без обеда. Для 58,0 % респондентов основная причина этого заключается в недостатке времени, отведенного на прием пищи в перерывах между занятиями. В соответствии с расписанием занятий, только в течение трех из шести учебных дней в неделю студенты успевают пообедать.

Наряду с этим, было также обнаружено изменение теплового режима в зимний период обучения и снижение освещенности в аудиториях вуза. Возможно, нарушение данных факторов учебной среды негативным образом влияет на состояние здоровья студентов. В связи с вышеизложенным, отметим, что снижение температуры воздуха ниже допустимого значения повышает риск развития простудных заболеваний, а снижение освещенности дает дополнительную нагрузку на орган зрения, повышая вероятность заболеваний глаза и его придаточного аппарата.

Результаты исследования свидетельствуют, что серьезной проблемой является нарушение составления учебного расписания. Установлено превышение дневной аудиторной нагрузки, которая доходит до 8-10 академических часов, не соблюдается ранговая шкала трудности предметов, допускаются «окна» между занятиями и т.д. Несомненно, данные обстоятельства изменяют функциональное состояние организма студентов, способствуют развитию переутомления и возникновению нервно-психических расстройств.

Необходимо отметить, что вышеперечисленные недостатки в организации учебного процесса описаны другими авторами. А.М. Аслоньянц с соавт. [22], изучая условия обучения студентов медицинского колледжа, выявили ряд отклонений от гигиенических норм, которые могут способствовать ухудшению здоровья учащихся. Установлено достоверное повышение средних значений температуры и относительной влажности воздуха к концу занятий. Выявлено нарушение организации питания и медицинского обслуживания студентов, отмечается низкая оснащенность кабинами личной гигиены. Расписание занятий для студентов составлено нерационально, так как не отвечает гигиеническим требованиям и не учитывает специфику адаптации функциональных систем организма учащихся к учебной нагрузке.

Отдельно следует остановиться на условиях проживания студентов в общежитиях. В нашем исследовании были получены убедительные результаты, свидетельствующие о том, что данная проблема нуждается в пристальном внимании администрации вуза. Не секрет, что руководство вуза заинтересовано в наборе большого количества иногородних студентов. Вместе с тем в вузах не всегда в вузах имеются свободные площади для размещения студентов. Как правило, это ведет к нарушению условий проживания иногородних студентов.

Так, нами установлено, что 56,3 % студентов ЧГУ живут на площади с нормой 4 м2 на одного человека, 40,1 % студентов – на площади с нормой 5,0-5,3 м2 на одного человека (при санитарной норме 6 м2). Понятно, что данное обстоятельство настораживает отношение самих студентов к проживанию в общежитии. Некоторые авторы [297] указывают на сильное недоверие студентов к администрации общежитий и университета. Немало студентов испытывают дискомфорт из-за условий проживания (37,0 % студентов не чувствуют себя защищенными в общежитии, 33,0 % жалуются на нарушение правил проживания другими студентами, 49,2 % не устраивает качество уборки, а 52,0 % не удовлетворены коммунальными условиями). Р.Т. Камилова (2001) выявила сильную корреляционную связь между низким уровнем физического развития и неудовлетворительными условиями проживания (жилая площадью до 6 м2 на одного члена семьи) учащихся (r = –0,83) (r = –0,68).

По мнению О.В. Якубенко [324], здоровье студентов и удовлетворенность ими жизнью в значительной степени зависят от социально-гигиенических параметров быта и организации учебного процесса в вузе, а успешность адаптации во многом определяется режимом учебного труда и условиями обучения. Вместе с тем существенный вклад в формирование дезадаптивных состояний вносит образ жизни. Но здесь следует учитывать связь негативных факторов образа жизни с адаптационными способностями студентов в процессе обучения. Н.С. Козлов [121] выявил влияние состояния здоровья и занятий физической культурой на процесс адаптации студентов I курса к обучению в вузе.

Проведенное нами изучение состояния здоровья студентов по функциональным системам дало интересные результаты. Выявлены нарушения в 13 системах организма студентов. По-видимому, такое большое количество системных изменений связано с воздействием комплекса негативных факторов, а также со значительной интенсификацией учебного процесса. Как отмечалось выше, наиболее чувствительными к воздействию факторов среды являются центральная, периферическая и вегетативная нервные системы. Обращает на себя внимание еще один факт: студенты жалуются в основном на повышенную усталость, снижение работоспособности и слабость. Н.А. Агаджанян, И.В. Радыш выявили изменение корреляционных отношений между показателями [7] настроения и параметрами психического здоровья студентов и установили высокую прямую корреляционную связь: в группе женщин (r = 0,65), в группе мужчин (r = 0,41).

Разные формы вегетативного реагирования организма студентов обусловливают разносторонний характер функциональных изменений.

Неоднозначность вегетативного тонуса, внутрисистемных и межсистемных взаимосвязей способствует формированию различных типов вегетативного реагирования на различные факторы учебно-трудовой деятельности студентов.

Кортико-висцеральные расстройства с включением гипоталамо-гипофизарной системы приводят к изменению адаптационных механизмов и развитию дезадаптивных состояний. Вегетативные дисфункции представляют собой симптомокомплекс, который проявляется в виде нарушений вегетативной регуляции висцеральных органов.

Как отмечалось ранее, умственные нагрузки в сочетании со стрессовыми ситуациями, возникающими в повседневной учебной деятельности и особенно в период сессии, негативно сказываются на здоровье и приводят к развитию соматических заболеваний. Как свидетельствуют наши наблюдения, в таких условиях у студентов обнаруживаются выраженные вегетативные дисфункции, зачастую граничащие с патологией: повышенная возбудимость, тремор конечностей, чувство страха, раздражительность и плаксивость, изменение когнитивных функций. Отмечены речевые нарушения, вазолабильность кожных покровов и расстройство терморегуляции. Значительная выраженность нервнопсиховегетативных симптомов, по-видимому, свидетельствует о длительной стимуляции структур головного мозга, ответственных за реализацию мотивационно-эмоционального поведения.

Вместе с тем анализ распределения студентов по типам акцентуаций характера показал, что у юношей в процессе обучения формируется истерический тип акцентуаций характера, а у девушек – психоастенический. Поскольку каждый тип указывает на слабые места характера, то можно предвидеть факторы, способные вызвать психогенные реакции, ведущие к дезадаптации студентов.

В нашем исследовании показано, что существенный вклад в формирование дезадаптивных состояний вносит образ жизни современных студентов.

Проведенная гигиеническая оценка социально-бытовых условий и образа жизни студентов подтверждает это положение. Понятно, что жилищные условия, характер питания, финансовое положение, вредные привычки, отношение к своему здоровью, занятиям физической культурой у студентов, проживающих в семье родителей и в общежитии, отличаются. Эта зависимость подтверждается результатами статистической обработки наших данных. Статистически значимые различия у городских юношей, по сравнению с иногородними, выявляются по финансовым источникам и материальному обеспечению, питанию, организации досуга и т.д., а у девушек – по представлению о будущей профессии, по отношению к здоровому образу жизни, жалобам на здоровье, жизненным приоритетам.

Следует акцентировать внимание на стрессовых ситуациях, возникающих у студентов в быту, поскольку данные ситуации также вносят существенный вклад в развитие дезадаптивных процессов. По нашим данным, бытовые стрессовые ситуации испытывают 34,6 % юношей, проживающих дома с родителями, и 36,0 % юношей, проживающих в общежитии. Девушки аналогично подвергаются воздействию бытового стресса (соответственно в 44,7 и 48,0 % случаях). Исходя из этого, можно предположить возрастание роли бытовых факторов в формировании эмоционального состояния учащихся.

Исследования образа жизни студентов многочисленны. Имеются сведения других авторов, подтверждающие наши результаты. Так, И.В. Тюряпина [285], изучая психоэмоциональное состояние студентов-первокурсников, проживающих в общежитии, установила, что у 22,1 % учащихся выявляется наличие одного или двух депрессивных симптомов ситуативного генеза, раздражительность и бессонница обнаружена у 36,0 % первокурсников, а у 25,3 % студентов – повышенная восприимчивость к внешним стрессорам. Как уже отмечалось, эти состояния сказываются на продуктивности интеллектуальной деятельности. Итак, в работе Т.Н. Семенковой с соавт. [252] делается вывод о необходимости совершенствования и создания наиболее комфортных условий для умственной деятельности студентов, повышения их академической успеваемости и укрепления здоровья.

Как уже отмечалось, условия обучения оказывают выраженное воздействие на функциональные системы организма студентов. Поскольку деятельность любой функциональной системы направлена на достижение полезного приспособительного результата, то в условиях повседневного обучения в вузе значительное воздействие оказывается на кардиореспираторную систему, которая выступает в качестве надсистемы, объединяющей сердечно-сосудистую и дыхательную системы. Каждая из них вносит определенный вклад в обеспечение организма кислородом. Ввиду того, что сердечно-сосудистая система активно участвует в приспособительной деятельности организма, чаще всего в ней возникают морфофункциональные изменения. Это проявляется либо в увеличении, либо в снижении ее функциональной активности.

Остановимся на особенностях системы кровообращения, выявленных у студентов. Нами обнаружено, что у студентов, проживающих в общежитии, происходит усиление деятельности сердечно-сосудистой системы по сравнению с учащимися, проживающими в семье родителей. Очевидно, что это связано с более активным образом жизни иногородних студентов. Действительно, проживание в общежитии требует разносторонней деятельности, связанной с обеспечением быта (приобретение продуктов питания, приготовление пищи, уборка помещения и т.д.). По нашим сведениям, у 43,3 % юношей-первокурсников, проживающих дома с родителями, и у 50,0 % юношей, проживающих в общежитии, частота сердечных сокращений выше нормы. У девушек-первокурсниц, проживающих в семье и в общежитии, пульс выше нормы соответственно в 26,7 и 56,7 % случаях.

Кроме того, комплексное исследование выявляет у девушек, проживающих в общежитии, достоверное снижение средних значений систолического, диастолического и среднединамического артериального давления, рост систолического и минутного объемов крови. Причем следует отметить, что напряжение системы кровообращения у девушек-первокурсниц, более выражено, чем у юношей.

На активизацию сердечнососудистой системы студентов университета указывают исследования, проведенные Е.А. Захариной [100]. Автор отмечает, что у 42,2 % юношей и у 69,1 % девушек отмечается повышенная частота сердечных сокращений в состоянии покоя. При оценке показателей артериального давления отмечено некоторое его повышение по отношению к нормальному давлению. На более поздних этапах обучения отмечается некоторая адаптация системы кровообращения к социально-бытовым условиям. Это особенно четко проявляется у юношей и девушек IV курса, проживающих как в общежитии, так и в домашних условиях. Стабилизацию кровообращения в этот период можно рассмотреть не как признак усугубления деятельности сердечнососудистой системы, а как способность к оптимизации функции.

Сравнительный анализ средних значений жизненной емкости легких показывает, что величина этого показателя у девушек I курса, проживающих в общежитии, выше, чем у девушек, проживающих в домашних условиях, и составляет соответственно (3,0 + 0,55) и (2,8 + 0,46) л. У юношей аналогичные показатели ниже и равны соответственно (3,7 + 0,14) и (4,0 + 0,09) л. Известно, что показатели жизненной емкости легких составляли у юношей (3,7 + 2,1) л, а у девушек – (2, 8 + 1,6) л.

По имеющимся сведениям, большинство юношей-первокурсников, проживающих в семье родителей, имеют лучшие значения пробы Генчи, чем юноши, проживающие в общежитии. Также следует отметить, что у большинства юношей IV курса, проживающих дома с родителями, значения пробы Штанге выше, чем у юношей, проживающих в общежитии. Что касается противоречивости этих данных, то частично это может быть связано с изменением устойчивости организма к недостатку кислорода на разных этапах адаптации студентов к обучению. Известно также, что при нарушении адаптационных процессов происходят изменения на уровне биологического окисления, что приводит к изменению дыхательных функциональных проб.

В нашем исследовании мы обнаружили изменения вегетативного статуса юношей и девушек в зависимости от разных условий проживания. В этой связи следует выделить значимость данных параметров для оценки функционального состояния. Так как вегетативные паттерны, регистрируемые на периферии, представляют собой проявление динамического равновесия между эрготропными и трофотропными системами. Не исключено, что это равновесие может нарушаться при эмоциональном перенапряжении у студентов. Эмоциональный стресс нарушает внутрисистемные и межсистемные отношения функциональных систем, вследствие чего происходит рассинхронизация основных биоритмов и возникновение дисфункций.

По нашим данным, функционирование организма студентов, проживающих в семье, сводится к преобладанию вагусных влияний на сердце и ослаблению симпатических эффектов. Напротив, у юношей, проживающих в общежитии, повышается тоническая активность симпатической нервной системы. Но здесь все-таки следует уточнить взаимодействие между двумя процессами, которые мы пытались разграничить. По-видимому, у иногородних студентов, проживающих в общежитии, также происходит активизация вегетативного звена в связи с адаптивной деятельностью. Однако следует отметить, что, анализируя полученные средние значения вегетативных параметров, мы можем судить лишь об общей тенденции вегетативных констант. Вместе с тем, перспективным является индивидуально-типологический подход в оценке вегетативного гомеостаза и межсистемного взаимодействия. Сейчас очевидно, что в реакциях адаптации к условиям обучения и проживания наиболее полно раскрываются индивидуально-типологические черты реагирования биосистем и адаптационные возможности организма.

Интересно отметить, что индекс напряжения регуляторных систем у юношей и девушек, проживающих в общежитии, выше, чем у студентов, проживающих с родителями. Можно предположить, что характеристика взаимосвязанных функций и теснота их связи являются важнейшими критериями, отражающими генетически обусловленную или сформированную способность центральной нервной системы к синхронизации функциональных систем организма студентов в процессе обучения и проживания в разных социальнобытовых условиях.

Таким образом, при определении количественных и качественных адаптационных сдвигов в ответ на воздействие тех или иных внешних факторов среды, необходимо учитывать последовательность включения различных компенсаторно-приспособительных реакций организма, а также их взаимодействие и интенсивность. Адаптационные изменения зависят, в свою очередь, от скорости и интенсивности воздействия фактора, вследствие этого адаптационные реакции регулируются и устанавливаются прежде всего на уровне временной координации функций, и лишь потом возникают обменные, энергетические и структурные изменения.

Кроме изменений вегетативного статуса учащихся имеются сдвиги, отражающие всю совокупность влияний условий обучения и проживания студентов на их физическое состояние студентов. На начальном этапе обучения в вузе (на I курсе), когда происходит активное приспособление к условиям среды обитания, по большинству показателей физического состояния, как у юношей, так и девушек, имеющих разные места проживания, не наблюдается. Повидимому, в условиях активного приспособления происходит сглаживание различий, поэтому четко выявить изменения физического статуса у студентов, проживающих дома и в общежитии, не представляется возможным. На более позднем этапе обучения (к IV курсу), когда адаптация к условиям обучения и проживания практически завершена, такие различия более заметны (особенно в тестовых упражнениях на скорость и выносливость). В сравнительном плане по развитию скоростных качеств и выносливости юноши и девушки IV курса, проживающие в общежитии, превосходят сверстников, проживающих с родителями.

Согласно нашему исследованию, уровень физической подготовленности большинства девушек в возрасте 18–20 лет ниже среднего, а девушек 21 года – низкий. У юношей данных возрастных периодов обнаружена аналогичная динамика физической подготовленности. Особенно настораживает резкое снижение физического резерва организма студенческой молодежи к IV–V курсам.

Последнее обстоятельство мы напрямую связываем c прекращением регулярных занятий физической культурой в вузе, с большой учебной загруженностью, с нарастанием нервно-психического напряжения, с нарушением режима дня и отдыха студентов-старшекурсников. По нашим сведениям, незначительное количество студентов делает утреннюю зарядку, а спортивные секции посещают единицы. Наблюдается широкое распространение вредных привычек у студентов.

Поскольку очевидна взаимосвязь этих факторов со здоровьем, то можно утверждать, что негативные тенденции образа жизни студенческой молодежи отрицательно сказываются и на ее физической подготовленности, особенно старшекурсников.

Полученные нами данные подтверждают и другие исследователи, изучающие проблему здоровья студентов. Вместе с тем существует мнение, что уровень физического здоровья и физической подготовленности студентов очень низкий [225]. Показанное снижение физических резервов приводит к напряжению функционирования систем организма обучающихся и его компенсаторноадаптационных резервов. Известно, что компенсация нарушенных функций всегда является “физиологической мерой” организма, направленной на восстановление его рабочих констант. Всякий компенсаторный механизм направлен на восстановление конкретных нарушенных функций. Именно это и определяет мобилизацию соответствующих резервов и состав компенсаторноадаптационных механизмов – динамических, быстро возникающих средств аварийного обеспечения организма.

На основании вышеизложенного можно утверждать, что уровень физической подготовленности студентов университета не обеспечивает нормальные адаптационные возможности. Критическим периодом для студентов, оказывающим негативное воздействие на процессы адаптации, являются последние два года обучения в вузе. Состояние здоровья студентов в этот период напрямую зависит от совершенства компенсаторно-адаптационных механизмов.

Крайнее их истощение приводит к нарушению морфофункционального статуса организма; студенты с признаками дезадаптационных реакций имеют измененный компонентный состав тела.

Известно, что восстановление нарушенных функций организма осуществляется за счет включения компенсаторно-адаптационных реакций, направленных на сохранение рабочих констант гомеостаза. Осуществление компенсации нарушенных функций и развертывание адаптационных реакций начинается с включения циркуляторных и респираторных систем, что обеспечивает переход на новый, более адекватный уровень функционирования.

Изучение функциональных резервов у студентов позволило понять некоторые закономерности адаптивной реакции к условиям обучения и проживания студентов. Следует отметить, что адаптационные возможности организма студентов зависят от функционального состояния сердечно-сосудистой системы и дыхания, которые выступают индикаторами адаптивных реакций студентов во время учебно-трудовой деятельности и в различных условиях проживания. Юноши-первокурсники, проживающие дома с родителями и в общежитии, имеют сосудистый тип регуляции кровообращения, адаптационный потенциал, соответствующий напряжению механизмов адаптации, удовлетворительные функциональные резервы кардиореспираторной системы.

Отличительной особенностью девушек I курса является доминирование у них сердечного типа регуляции кровообращения при напряжении адаптационных резервов и удовлетворительных значениях индекса Скибинской. Понятно, что изменение функционального состояния и адаптационных возможностей студентов в зависимости от условий проживания и гендерных различий свидетельствует о многовариантности функционирования циркуляторной и респираторной систем. Учитывая значения индекса Робинсона, наблюдаемые у юношей и девушек I курса, проживающих в общежитии, данных студентов можно отнести к группе риска по заболеваниям системы кровообращения.

Вероятнее всего, проживание в общежитии в условиях активной адаптации к обучению в вузе предъявляет повышенные требования к компенсаторно-приспособительным возможностям организма, которые не безграничны и в этих условиях достаточно быстро истощаются. Следовательно, эффективность начального периода адаптации к обучению и общий результат приспособления во многом зависят от исходных функциональных возможностей.

На мобилизацию функции кровообращения и напряжение механизмов адаптации студентов к обучению в вузе указывают результаты исследований Н.Я Прокопьева с соавт. [211], которые выявили рост частоты сердечных сокращений, диастолического артериального давления и иных показателей в процессе обучения. К концу первого семестра показатели кардиогемодинамики восстанавливались. Изучение адаптационного потенциала показало, что в начале обучения в вузе здоровье учащихся является удовлетворительным. И наконец, с уверенность можно сказать, что успешность адаптации к учебе зависит от уровня двигательной активности.

Таким образом, адаптация организма к социально-бытовым условиям строится на основе сомато-висцерального взаимодействия функциональных систем организма. Причем этот морфофункциональный синхроноз обеспечивает такое сочетание нервных и гуморальных ансамблей, которое вызывает доминирование именно тех функций организма, которые сиюминутно необходимы для достижения полезного приспособительного результата. В то же время регуляция функций в режиме дня студентов протекает тем совершенней, чем больший диапазон возможностей предоставляют организму его физиологические нормы и чем больше физиологические резервы организма. Если же регуляция происходит за пределами границы нормы, возникает перенапряжение функциональных возможностей организма, нарушение переходного характера реагирования на любое воздействие.

Как показывают исследования Л.А. Проскуряковой, Е.Н. Лобыкиной [219], у студентов достаточно часто отмечается снижение функциональных возможностей сердечно-сосудистой и дыхательной систем в период обучения в вузе. При обсуждении данного вопроса следует иметь в виду, что у студентов с низким уровнем адаптации индекс адаптированности достоверно связан с такими компонентами субъективного благополучия, как напряженность (r = –0,28), самооценка здоровья (r = 0,29), удовлетворенность повседневной деятельностью (r = 0,30) [38].

Анализ психоэмоциональных резервов студентов показывает, что их психическое здоровье в целом удовлетворительное. Основным показателем, характеризующим резервные возможности психики, способность противостоять стрессовым факторам, является нервно-психическая устойчивость. Нами установлено, что нервно-психическая устойчивость у большинства юношейпервокурсников, проживающих дома и в общежитии, ниже средней, а у юношейчетверокурсников – выше средней. Независимо от условий проживания у девушек данный показатель имеет значение ниже среднего. На наш взгляд, эти данные подтверждают положение о том, что в начале обучения, в период приспособления у студентов понижается порог реагирования на факторы учебного процесса и на социально-бытовые условия проживания. К старшим курсам юноши, лучше адаптируются, чем девушки. Как нам представляется, у девушек более лабильное эмоциональное состояние. Причем, среди девушек, проживающих в семье родителей, больше высокотревожных личностей, чем среди девушек из общежития. По-видимому, чрезмерная опека родителей и семейные проблемы повышают ситуативную и личностную тревожность. Кроме того, изначально эти студенты могут быть со слабым физическим и психическим здоровьем, что обусловливает стремление родителей дать образование своим детям в родном городе.

Изучая социальную адаптацию городских и иногородних первокурсников, С.В. Свиридов [247] установил, что условия проживания студентов влияют на их приспособление к жизни в вузе. Главенствующую роль здесь играют жилищные проблемы, от которых зависит степень адаптированности студента к новым нагрузкам.

Данный автор указывает, что в выигрышном положение находятся студенты, проживающие в городе, которым не нужно приспосабливаться к новым бытовым условиям. Наиболее сложной и продолжительной оказалась адаптация большинства иногородних первокурсников, проживающих в общежитии. Как следует из описанных выше параметров, выявление студентов с нарушениями процессов адаптации позволяет проводить с ними оздоровительнопрофилактическую работу. В целом изменения большинства показателей адаптации можно считать удовлетворительными.

Приведем анализ сведений, связанных с разработкой и апробацией методов определения дезадаптивных состояний у студентов. Распределение студентов по типам психофизической дезадаптации показало, что больше половины студентов как в начале, так и в конце обучения в вузе имеют адаптированный тип.

Следовательно, у большинства студентов на протяжении всего периода обучения в вузе определяется устойчивая адаптация к жизнедеятельности. Однако наши наблюдения показали, что на первом курсе больше юношей с физической дезадаптацией, а на IV курсе – с психологической дезадаптацией. Большинство девушек I и IV курсов психологически дезадаптированы. Можно предположить, что условия обучения и проживания, (факторы образа жизни студентов) вызывают преимущественное изменение их психических функций.



Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 | 10 |   ...   | 12 |
 


Похожие работы:

«Шинкаренко Андрей Семенович Формирование безопасного и здорового образа жизни школьников на современном этапе развития общества Специальность 13.00.01– общая педагогика, история педагогики и образования Диссертация на соискание ученой степени кандидата педагогических наук Научные...»

«УШАКОВА ЯНА ВЛАДИМИРОВНА ИСПОЛЬЗОВАНИЕ ТЕХНОЛОГИЙ ДНК-МАРКИРОВАНИЯ В СЕЛЕКЦИОННО-ГЕНЕТИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЯХ ЯБЛОНИ Специальность 06.01.05. – селекция и семеноводство сельскохозяйственных растений ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата биологических наук Научный руководитель: кандидат биологических...»

«БРИТАНОВ Николай Григорьевич ГИГИЕНИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ПЕРЕПРОФИЛИРОВАНИЯ ИЛИ ЛИКВИДАЦИИ ОБЪЕКТОВ ПО ХРАНЕНИЮ И УНИЧТОЖЕНИЮ ХИМИЧЕСКОГО ОРУЖИЯ 14.02.01 Гигиена Диссертация на соискание ученой степени доктора медицинских наук Научный консультант: доктор медицинских наук, профессор...»

«АБДУЛЛАЕВ Ренат Абдуллаевич ГЕНЕТИЧЕСКОЕ РАЗНООБРАЗИЕ МЕСТНЫХ ФОРМ ЯЧМЕНЯ ИЗ ДАГЕСТАНА ПО АДАПТИВНО ВАЖНЫМ ПРИЗНАКАМ Шифр и наименование специальности 03.02.07 – генетика 06.01.05 – селекция и семеноводство сельскохозяйственных растений ДИССЕРТАЦИЯ на соискание учёной степени кандидата...»

«БАБЕШКО Кирилл Владимирович ЭКОЛОГИЧЕСКИЕ ПРЕДПОЧТЕНИЯ СФАГНОБИОНТНЫХ РАКОВИННЫХ АМЕБ И ИХ ИСПОЛЬЗОВАНИЕ ДЛЯ РЕКОНСТРУКЦИИ ГИДРОЛОГИЧЕСКОГО РЕЖИМА БОЛОТ В ГОЛОЦЕНЕ Специальность 03.02.08 – экология (биология) диссертация на соискание ученой степени кандидата биологических наук Научный руководитель: кандидат биологических наук Цыганов...»

«Брит Владислав Иванович «Эффективность методов вакцинации против ньюкаслской болезни в промышленном птицеводстве» Специальность: 06.02.02 ветеринарная микробиология, вирусология, эпизоотология, микология с микотоксикологией и иммунология ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидат ветеринарных наук Научный руководитель:...»

«Мухаммед Тауфик Ахмед Каид ХАРАКТЕРИСТИКА ГЕНОТИПОВ С ХОРОШИМ КАЧЕСТВОМ КЛЕЙКОВИНЫ, ОТОБРАННЫХ ИЗ ГИБРИДНЫХ ПОПУЛЯЦИЙ АЛЛОЦИТОПЛАЗМАТИЧЕСКОЙ ЯРОВОЙ ПШЕНИЦЫ МЯГКОЙ С ИСПОЛЬЗОВАНИЕМ ДНК-МАРКЕРОВ Специальность 06.01.05 – селекция и семеноводство сельскохозяйственных растений Диссертация на соискание ученой степени кандидата сельскохозяйственных наук Научный...»

«ТУРТУЕВА ТАТЬЯНА АНАТОЛЬЕВНА РАЗРАБОТКА СБОРА НЕЙРОПРОТЕКТИВНОГО И ЭКСТРАКТА СУХОГО НА ЕГО ОСНОВЕ 14.04.02 фармацевтическая химия, фармакогнозия ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата фармацевтических наук Научный руководитель: доктор фармацевтических наук, профессор НИКОЛАЕВА ГАЛИНА ГРИГОРЬЕВНА Улан-Удэ – 2015 ОГЛАВЛЕНИЕ...»

«Кузнецова Наталья Владимировна СОВРЕМЕННОЕ ГИДРОБИОЛОГИЧЕСКОЕ СОСТОЯНИЕ РЕКИ ЯХРОМА КАК МОДЕЛЬНОЙ МАЛОЙ РЕКИ ПОДМОСКОВЬЯ 03.02.10 – гидробиология Диссертация на соискание ученой степени кандидата биологических наук...»

«КЛЁНИНА АНАСТАСИЯ АЛЕКСАНДРОВНА УЖОВЫЕ ЗМЕИ (COLUBRIDAE) ВОЛЖСКОГО БАССЕЙНА: МОРФОЛОГИЯ, ПИТАНИЕ, РАЗМНОЖЕНИЕ Специальность 03.02.08 – экология (биология) (биологические науки) Диссертация на соискание ученой степени кандидата биологических наук Научный руководитель: кандидат биологических наук, доцент Бакиев А.Г. Тольятти – 2015 СОДЕРЖАНИЕ ВВЕДЕНИЕ ГЛАВА 1. К...»

«Абдуллоев Хушбахт Сатторович ИММУНОБИОЛОГИЧЕСКИЕ СВОЙСТВА ВИРУСА ИНФЕКЦИОННОГО БРОНХИТА КУР ГЕНОТИПА QX 06.02.02 «ветеринарная микробиология, вирусология, эпизоотология, микология с микотоксикологией и иммунология» Диссертация на соискание ученой степени кандидата ветеринарных наук Научный руководитель: доктор биологических наук, профессор Макаров Владимир Владимирович...»

«Доронин Максим Игоревич ЭКСПРЕСС-МЕТОДЫ ВЫЯВЛЕНИЯ ВИРУСА ИНФЕКЦИОННОГО НЕКРОЗА ГЕМОПОЭТИЧЕСКОЙ ТКАНИ ЛОСОСЕВЫХ РЫБ 03.02.02 «Вирусология» Диссертация на соискание ученой степени кандидата биологических наук Научный руководитель: доктор биологических наук, Мудрак Наталья Станиславовна Владимир 2015 ОГЛАВЛЕНИЕ 1 ВВЕДЕНИЕ 2 ОБЗОР ЛИТЕРАТУРЫ 2.1 Характеристика возбудителя инфекционного...»

«СЕТДЕКОВ РИНАТ АБДУЛХАКОВИЧ РАЗРАБОТКА НОВЫХ СРЕДСТВ СПЕЦИФИЧЕСКОЙ ПРОФИЛАКТИКИ И ЛЕЧЕНИЯ ЭШЕРИХИОЗОВ ТЕЛЯТ И ПОРОСЯТ 06.02.02 – ветеринарная микробиология, вирусология, эпизоотология, микология с микотоксикологией и иммунология Диссертация на соискание ученой степени доктора ветеринарных наук Научный консультант: доктор ветеринарных наук, профессор, заслуженный деятель науки РФ и РТ Юсупов...»

«_ ТЕМИРОВ Николай Николаевич КОРРЕКЦИЯ АФАКИИ РАЗЛИЧНОГО ГЕНЕЗА МУЛЬТИФОКАЛЬНЫМИ ИНТРАОКУЛЯРНЫМИ ЛИНЗАМИ С АСИММЕТРИЧНОЙ РОТАЦИОННОЙ ОПТИКОЙ Специальность 14.01.07 – «Глазные болезни» ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата медицинских наук Научный руководитель: доктор медицинских...»

«Кириллин Егор Владимирович ЭКОЛОГИЯ ОВЦЕБЫКА (OVIBOS MOSCHATUS ZIMMERMANN, 1780) В ТУНДРОВОЙ ЗОНЕ ЯКУТИИ 03.02.08 – экология Диссертация на соискание ученой степени кандидата биологических наук Научный руководитель: д. б. н., профессор Мордосов И. И. Якутск – 2015 Содержание Введение.. Глава 1. Краткая физико-географическая...»

«Сафранкова Екатерина Алексеевна КОМПЛЕКСНАЯ ЛИХЕНОИНДИКАЦИЯ ОБЩЕГО СОСТОЯНИЯ АТМОСФЕРЫ УРБОЭКОСИСТЕМ Специальность 03.02.08 – экология (биологические науки) Диссертация на соискание ученой степени кандидата биологических наук Научный руководитель: доктор...»

«Головань Екатерина Викторовна Ресурсы декоративных растений для озеленения внутриквартальных территорий (на примере г. Владивостока) 03.02.14 – биологические ресурсы Диссертация на соискание ученой степени кандидата биологических наук Научный руководитель: д.б.н., доцент О.В. Храпко Владивосток — Оглавление Введение Глава 1. Современные подходы...»

«Алексеев Иван Викторович РАЗВИТИЕ КОМПЛЕКСНОГО ИНЖЕНЕРНО-ГЕОЛОГИЧЕСКОГО И МИКРОБИОЛОГИЧЕСКОГО МОНИТОРИНГА НА ЯКОВЛЕВСКОМ РУДНИКЕ ДЛЯ ПОВЫШЕНИЯ БЕЗОПАСНОСТИ ВЕДЕНИЯ ОЧИСТНЫХ РАБОТ ПОД НЕОСУШЕННЫМИ ВОДОНОСНЫМИ ГОРИЗОНТАМИ Специальность 25.00.08 – Инженерная геология,...»

«Куяров Артём Александрович РОЛЬ НОРМАЛЬНОЙ МИКРОФЛОРЫ И ЛИЗОЦИМА В ВЫБОРЕ ПРОБИОТИЧЕСКИХ ШТАММОВ ДЛЯ ПРОФИЛАКТИКИ АЛЛЕРГИЧЕСКИХ ЗАБОЛЕВАНИЙ У СТУДЕНЧЕСКОЙ МОЛОДЕЖИ СЕВЕРА 03.02.03 – микробиология 03.01.06 – биотехнология (в том числе бионанотехнологии) Диссертация на соискание учёной степени кандидата...»

«Брит Владислав Иванович «Эффективность методов вакцинации против ньюкаслской болезни в промышленном птицеводстве» Специальность: 06.02.02 ветеринарная микробиология, вирусология, эпизоотология, микология с микотоксикологией и иммунология ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидат ветеринарных наук Научный руководитель:...»







 
2016 www.konf.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, диссертации, конференции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.