WWW.KONF.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Авторефераты, диссертации, конференции
 


Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |   ...   | 12 |

«КОНЦЕПЦИЯ ОПТИМИЗАЦИИ ФУНКЦИОНАЛЬНОГО СОСТОЯНИЯ И ПОВЫШЕНИЯ АДАПТАЦИОННЫХ ВОЗМОЖНОСТЕЙ ЧЕЛОВЕКА ...»

-- [ Страница 7 ] --

В тесте «подъем туловища в сед» большинство студенток сравниваемых групп имеют средний результат. Результат «ниже среднего» зафиксирован у 26,7 % городских и 6,6 % иногородних девушек-первокурсниц (эмп = 1,67; p 0,05).

Обобщенный анализ полученных данных, показывает, что физические резервы у обследуемых студентов в целом удовлетворительные. Рассматривая влияние условий проживания на физические возможности, нельзя дать однозначного ответа о четких изменениях тех или иных кондиционных параметров в зависимости от социально-бытовых факторов. Основываясь на полученных данных можно сделать некоторые обобщения:

во-первых, в ряде тестов (например, на скорость и выносливость) студенты, проживающие в общежитии, показывают результаты лучше, чем учащиеся, проживающие в семьях. В ряде других тестовых упражнений («прыжок в длину с места», «силовая гимнастика») результаты у иногородних студентов несколько «скромнее»;

во-вторых, к IV курсу обучения уровень физической подготовленности как юношей, так и девушек резко снижается.

Эти факты свидетельствуют о том, что специфическим критерием несовершенства функционального реагирования организма студентов являются физические возможности студентов, которые ослабевают в ходе учебной деятельности. С учетом того, что мерой напряжения адаптационных механизмов является исходный запас физических сил (физические возможности), оценивались сопряженные связи исследуемых параметров (рис. 27).

Рис. 27. Корреляционные плеяды параметров физического состояния юношей (А) и девушек (Б): светлые кружки – показатели у студентов, проживающих дома; заштрихованные – у лиц, проживающих в общежитии. Обозначение показателей: см. «Принятые сокращения»

Изучение коэффициентов парной корреляции свидетельствует о зависимости физического состояния студентов от условий быта. Так, у юношей, проживающих в городских квартирах с родителями, установлены прямые корреляционные связи средней силы физической работоспособности с силовыми показателями студентов r = 0,50 (p 0,01), с индексом Шаповаловой, отражающим развитие преимущественно скоростно-силовых двигательных качеств r = 0,57 (p 0,01), т.е. при увеличении силовых характеристик юношей растет их физическая подготовленность. Между тем у иногородних юношей, проживающих в общежитиях университета, взаимосвязи между показателями силовой гимнастики и физической работоспособности не выявлено. Однако установлена прямая связь между силой мышц кисти руки и количеством подтягиваний на перекладине r = 0,54 (p 0,01): чем больше силовые показатели мышечной силы кисти руки, тем больше количество подтягиваний на перекладине.

У девушек, проживающих в семьях с родителями, наиболее взаимосвязанными оказались показатели мышечной силы кисти руки и скоростно-силовые показатели r = 0,71 (p 0,01). На уровне средней связи выявлено влияние скоростно-силовых качеств девушек на показатели силовой гимнастики (количество подъемов туловища в сед) r = 0,52 (p 0,01), на физическую работоспособность r = 0,50 (p 0,01). У девушек, проживающих в условиях общежития, мышечная сила кисти рук обратно коррелировала с физической работоспособностью r = –0,58 (p 0,01), т.е. чем ниже силовые возможности кисти руки, тем больше физическая работоспособность.

Таким образом, изучение резервных возможностей организма показало, что условия проживания сказываются и на физической подготовленности студентов, особенно старшекурсников. Обобщенный анализ полученных данных, показывает, что физические резервы у обследуемых студентов в целом удовлетворительные, но по некоторым тестам они соответствуют крайним значениям, т. е. высокому или низкому уровню физической подготовленности.

Данное обстоятельство, на наш взгляд, определяет конечный приспособительный результат в адаптивной деятельности. Рассматривая влияние условий проживания на физические возможности, нельзя дать однозначного ответа о четких изменениях тех или иных кондиционных параметров в зависимости от социальнобытовых факторов. Однако можно отметить следующие выводы: во-первых, в некоторых тестах (например, на скорость и выносливость) студенты, проживающие в общежитии, показывают результаты лучше, чем учащиеся, проживающие в семьях. По ряду других тестовых упражнений («прыжок в длину с места», «силовая гимнастика») результаты у иногородних студентов несколько «скромнее»; во-вторых, к курсу обучения уровень физической IV подготовленности как юношей, так и девушек резко снижается. Только сопоставление полученных данных позволяет выявить различия в уровнях физической подготовленности на другом (более позднем) этапе обучения.

Гендерные особенности физических резервов проявляются в следующем: у большинства юношей I курса скоростные характеристики, показатели в беге на выносливость и результаты контрольного теста прыжок в длину с места лучше, чем аналогичные значения у девушек того же возраста. На IV курсе у юношей выявляются более высокие значения в упражнении прыжок в длину с места по сравнению с девушками-четверокурсницами. В возрастном плане у юношей и девушек I курса показатели физической подготовленности по всем контрольным тестам лучше, чем у юношей IV курса.

6.2. Физиологическая характеристика функциональных резервов студентов

Успешная адаптация к условиям обучения и проживания осуществляется за счет имеющихся функциональных резервов организма студентов, поэтому их изучение и оценка имеет ключевое значение в приспособительной деятельности.

В таблице 27 представлены наиболее значимые параметры функциональных систем организма юношей, характеризующие их резервные возможности.

Проанализируем средние значения показателей, обеспечивающих функциональные резервы у юношей I курса, проживающих в семье родителей и в общежитии. Следует сразу отметить, что значение КВ находится около нижней границы нормы, и нельзя точно оценить, имеется ли у данных испытуемых

–  –  –

У юношей IV курса, проживающих с родителями, КВ незначительно выше, чем у юношей IV курса, проживающих в общежитии. Можно полагать, что домашние условия способствуют ослаблению деятельности ССС и ведут к уменьшению ее резервных возможностей. Вероятнее всего, это связано с ограничением двигательной активности (снижению активной работы на обеспечение жизнедеятельности) лиц, проживающих дома.

Средние показатели ИССР у юношей IV курса свидетельствуют о сбалансированном типе (сердечно-сосудистом) регуляции кровообращения и достаточных функциональных возможностях этой системы. Но адаптационное состояние достигается у юношей, проживающих в общежитии, при большем напряжении регуляторных систем, чем у юношей, проживающих дома. В целом состояние резервных возможностей кардиореспираторной системы юношейчетверокурсников можно считать удовлетворительным.

У девушек I курса, проживающих с родителями и в общежитии, отмечаются более существенные различия в показателях, характеризующих функциональные резервы организма (табл. 28).

–  –  –

Установлены достоверные различия в показателе ИССР. Значения данного показателя у девушек I курса, проживающих в семьях, составляют (91,0 + 3,13) %, а у девушек, проживающих в общежитии, – (76,5 + 3,60) % (tэмп = 3,09;

р 0,01). Значения этого показателя, меньшие 90 %, указывают на преобладание сердечного типа регуляции кардиогемодинамики, что является неблагоприятным прогностическим признаком. Поскольку только сердечнососудистый тип способен обеспечить нормальный кровоток в организме, а доминирование одного механизма приводит к его истощению и патофизиологическим изменениям в системе кровоснабжения тканей.

Сравнительная оценка АП показывает, что значение АП у девушекпервокурсниц, проживающих в домашних условиях, соответствует удовлетворительной адаптации (2,1 + 0,06) балла, а у девушек-первокурсниц, проживающих в условиях общежития, средний показатель АП составляет (2,7 + 0,23) балла и соответствует напряжению механизмов адаптации (tэмп = 2,60; р 0,05).

Обнаружены также достоверные различия в значениях ИС. Но эти значения ИС оцениваются как удовлетворительные (находятся в диапазоне 1029 усл. ед.). Как показали исследования, у девушек IV курса, проживающих в общежитии, среднее значение АП находится в зоне напряжения механизмов адаптации, в отличие от аналогичного показателя у девушек IV курса, проживающих в семьях (соответственно (2,0 + 0,09) и (2,6 + 0,21) балла при tэмп = 2,72; р 0,01). Средние значения ИС достоверно различаются (28,1 + 3,12 и 20,1 + 2,02 при tэмп = 2,15; р 0,05). Но эти значения нельзя считать низкими, по критериям оценки они соответствуют удовлетворительному состоянию резервов кардиореспираторной системы.

Оценка индивидуальных значений функциональных резервов выявила ряд особенностей. Полученные показатели у юношей, проживающих в семье родителей и в общежитии, представлены в таблице 29.

Рассмотрим данные коэффициента выносливости у юношей I и IV курсов, проживающих в разных социально-бытовых условиях (рис. 28).

Установлено, что нормальные значения КВ определяются у 53,3 % юношей I курса, проживающих в семье родителей и у 30,0 % юношей I курса, проживающих в общежитии (эмп = 1,81; p 0,05). Ниже нормы данный показатель соответственно у 40,0 и 63,3 % юношей-первокурсников (эмп = 1,78;

p 0,05).

–  –  –

Примечание. В скобках указано количество студентов; * – отличие критерия Фишера от значения аналогичного показателя у юношей, проживающих дома, при p 0,05.

Поскольку низкие значения показателя свидетельствуют об усилении деятельности ССС, то можно утверждать, что у значительной части юношей I курса, проживающих в общежитии, функциональный запас слишком низок и может истощиться в первую очередь. В этой связи студентов, у которых могут возникнуть нарушения системы кровообращения, можно отнести в группу риска.

Студенты с низкими и ниже среднего значениями ИР составляют группу риска по заболеваниям системы кровообращения.

70 63,3* 53,3

–  –  –

В связи с вышеизложенным, крайне актуальным представляется сопоставление данных по эти критериям оценки. Итак, ИР низкие и ниже среднего обнаружены: у 33,5 % юношей I курса, проживающих в домашних условиях, и у 63,4 % юношей I курса, проживающих в общежитии; у 16,7 % юношей IV курса, проживающих в семье родителей, и у 36,7 % юношей IV курса, проживающих в общежитии.

В таблице дана оценка функциональных резервов девушек, проживающих дома с родителями и в общежитии.

–  –  –

Примечание. В скобках указано количество студентов. * Отличие критерия Фишера от значения аналогичного показателя у девушек, проживающих дома, при p 0,05; ** – при p 0,01.

Результаты проведенного исследования показывают, что более значительные изменения показателей, определяющих функциональные резервы, происходят у девушек I курса, проживающих в общежитии. Известно, что тип регуляции кровообращения определяет функциональный запас и надежность этой системы.

На рисунке 29 представлена диаграмма ИССР у обследуемых студенток.

Установлено, что сердечный тип кровообращения имеют 53,3 % девушек I курса, проживающих с родителями в городских квартирах, и 90,0 % девушек I курса, проживающих в общежитии. У студенток IV курса, проживающих дома и в общежитии, данный тип кровообращения составляет соответственно 50,0 и 46,7 %. По-видимому, в сложившихся условиях жизнедеятельности данный механизм у лиц женского пола обеспечивает наиболее устойчивую адаптивноприспоспособительную деятельность.

90,0** 53,3

–  –  –

Рис. 29. Значения индекса сердечно-сосудистой регуляции у девушек, проживающих дома с родителями (А) и в общежитии (Б): * – отличие критерия Фишера от значения аналогичного показателя у девушек, проживающих дома, при p 0,05; ** – при p 0,01 Остановимся теперь на оценке АП у студенток. Как показали исследования, удовлетворительная адаптация наблюдается у девушек I курса: 50,0 % – девушки, проживающие в городе в семье родителей; 53,4 % – иногородние девушки, проживающих в общежитии. Напряжение механизмов адаптации обнаружено соответственно у 46,7 и 23,3 % девушек (эмп = 1,89; p 0,05). Следует обратить внимание на то, что у 20,0 % девушек I курса, проживающих в общежитии, наблюдается срыв адаптационных механизмов.

В рамках данного исследования для изучения функциональных резервов сердечно-сосудистой и дыхательной систем у студенток была проведена оценка ИС (рис.

30). По нашим данным почти все девушки I курса, проживающие дома с родителями (96,7 %), имеют удовлетворительные возможности кардиореспираторых функций. Такие возможности обнаружены у 73,3 % девушек I курса, проживающих в общежитии (эмп = 2,73; p 0,01). Между тем хорошее состояние резервов наблюдается только у 3,3 % девушек-первокурсниц, проживающих дома, и у 26,7 % девушек-первокурсниц, проживающих в общежитии (эмп = 2,73; p 0,01).

96,7 73,3** 73,3*

–  –  –

Рис. 30. Значения индекса Скибинской у девушек, проживающих с родителями (А) и в общежитии (Б): * – отличие критерия Фишера от значения аналогичного показателя у девушек, проживающих дома, при p 0,05; ** – при p 0,01 Среди девушек-четверокурсниц выявляется несколько иная картина распределения показателя: удовлетворительные резервы имеет половина студенток (50,0 %), проживающих дома, и почти две трети студенток (73,3 %), проживающих в общежитии (эмп = 1,84; p 0,05). Хорошие возможности кровообращения и дыхания выявлены соответственно у 46,7 и 16,7 % лиц женского пола обследуемых групп (эмп = 2,73; p 0,01).

Хорошо известно, что основным параметром, определяющим деятельность системы кровообращения (ее усиление или ослабление), является коэффициент выносливости. С учетом этого обстоятельства оценивались сопряженные связи данного параметра с показателями кровообращения. У юношей, проживающих в семьях с родителями, установлены статистически значимые корреляции средней силы между коэффициентом выносливости и кардиогемодинамическими показателями: частотой сердечных сокращений r = 0,59 (p 0,01), пульсовым давлением r = –0,58 (p 0,01), систолическим объемом крови r = –0,50 (p 0,01);

слабой силы – между коэффициентом выносливости и субъективным благополучием юношей r = –0,46 (p 0,05). Проживание юношей в условиях общежития способствует расширению числа корреляций между функциональными параметрами кровообращения. В частности, упрочняется связь между коэффициентом выносливости и пульсовым давлением r = = 0,73 (p 0,01). Также выявляются положительные связи между коэффициентом выносливости и задержкой дыхания на вдохе r = 0,56 (p 0,01), физической работоспособностью r = 0,52 (p 0,01), физическим состоянием юношей r = –0,52 (p 0,01).

У городских девушек, проживающих дома с родителями, отмечена слабая связь между коэффициентом выносливости (функциональной активностью) системы кровообращения и задержкой дыхания на выдохе r = 0,36 (p 0,05) и обратная связь – с астеническим состоянием r = –0,36 (p 0,05). Напротив, у иногородних девушек, проживающих в общежитии, коэффициент выносливости сильно связан с частотой сердечных сокращений r = 0,73 (p 0,01) и коррелировал с индексом Робинсона, отражающим риск развития заболеваний системы кровообращения r = 0,54 (p 0,01).

Таким образом, на основании полученных сведений можно сделать некоторые заключения о роли социально-бытовых факторов и условий обучения студентов на их функциональные возможности. Если первоначально рассматривать тип кровообращения как наиболее значимый адаптационный механизм, то, с нашей точки зрения, наиболее оптимальным является сердечнососудистый тип саморегуляции кровообращения, в котором задействованы два регуляторных звена, а доминирование одного из них приводит к напряжению функции и преждевременному истощению. Как видно, у значительной части наших испытуемых (преимущественно у девушек) регуляция деятельности ССС сводится к преобладанию сердечного компонента регуляции, над сосудистым.

Данное обстоятельство, несомненно, приводит к изменению активности ССС, на что указывают различные вариации КВ, т. е. происходит либо усиление деятельности, либо ее ослабление. Как следствие, такие проявления со стороны функциональных систем приводят к напряжению компенсаторноприспособительных реакций организма и повышению адаптационного потенциала, снижению индекса Скибинской.

Оценка распределения студентов по индексу Робинсона выявляет группу риска по заболеваниям системы кровообращения (артериальная гипертония, гипотония, вегетососудистая дистония, нарушение ритма сердца). Можно предположить, что нарушение регуляторных влияний со стороны ССС и ослабление ее деятельности являются результатом воздействия многочисленных фактров: условий проживания, образа жизни, учебного процесса (например, длительного 6–8-часового ограничения движений в процессе обучения), стрессов, вредных привычек и т.д.

Гендерные различия в функциональных резервах сводятся к тому, что у значительной части девушек I курса коэффициент выносливости выше номы, что указывает на ослабление деятельности сердечно-сосудистой системы, а у юношей определяется либо норма, либо усиление функциональной активности кровообращения. Юношей-первокурсников больше, чем девушек, относится к группе риска по заболеваниям сердечно-сосудистой системы. У них также выше степень напряжения адаптационных механизмов.

Охарактеризуем возрастные аспекты функциональной адаптации. У юношей-четверокурсников ослабление деятельности кровообращения более существенное, чем у юношей-первокурсников. Кроме того, у старшекурсников доминирует сердечно-сосудистый тип регуляции кровообращения, а у юношей младшего курса – сердечный. Юношей с напряжением механизмов адаптации в начале обучения больше, чем в конце обучения. Однако к завершению обучения среди юношей появляются лица со срывом адаптации.

Итак, функциональные резервы организма (коэффициент выносливости, индекс сердечно-сосудистой регуляции, адаптационный потенциал системы кровообращения) отражают тот запас организма, который определяет его адаптированность. На основании обнаруженных корреляционных связей можно отметить, что регуляция кардиореспираторных функций в различных социальнобытовых условиях протекает тем совершенней, чем больший диапазон возможностей предоставляют организму его физиологические нормы. Если же регуляция происходит за пределами границы нормы, то возникает перенапряжение функциональных возможностей организма и риск развития дезадаптации.

6.3. Физиологическая характеристика психоэмоциональных резервов студентов В настоящее время особое внимание уделяется психоэмоциональным резервам современных студентов, так как учащиеся в современных условиях продолжительное время находятся под воздействием предельных психических нагрузок. Нами изучены некоторые показатели студентов (юношей и девушек), характеризующие их психоэмоциональное состояние и резервные возможности (табл. 31, 32).

Как видно из таблицы 31, низкие оценки по ШСБ (2–3 стена) имеют 56,0 %, юношей I курса, проживающих с родителями, и 18,0 % юношей I курса, проживающих в общежитии (эмп = 4,07; p 0,01).

В то же время средние оценки в тесте (4–7 стенов) выявлены соответственно у 24,0 и 66,0 % юношей-первокурсников (эмп = 4,36; p 0,01).

–  –  –

Среди юношей IV курса, проживающих в разных социально-бытовых условиях, доминируют средние оценки, которые свидетельствуют о низкой выраженности качества (лица с такими оценками характеризуются умеренным субъективным благополучием). Нам представляются интересными данные по выявлению алекситимии у студентов.

Следует сразу отметить, что у большинства юношей I курса, проживающих в семье родителей и в общежитии, выявляется неалекситимический тип личности.

Это указывает на отсутствие затрудненности в вербализации эмоционального состояния у обследуемых лиц.

У 60,0 % юношей IV курса, проживающих дома, и у 76,0 % юношей из общежития алекситимия отсутствует (эмп = 1,73; p 0,05), а у 20,0 % юношей, проживающих дома, и 8,0 % юношей, проживающих в общежитии, она присутствует. Поскольку алекситимия является характерным признаком стрессовой ситуации, то можно констатировать, что юноши, проживающие дома с родителями, больше подвержены эмоциональным переживаниям, и возможно одной из причин этого являются неблагополучные взаимоотношения в семье.

Прежде чем перейти к оценке ШАС, рассмотрим данные НПУ у студентов.

В ходе работы установлено, что у большинства юношей I курса, проживающих дома с родителями и в общежитии, значения НПУ ниже среднего.

Это обстоятельство указывает на нервно-психическую неустойчивость первокурсников и большой риск дезадаптации в стрессе. Такой риск минимален у 64,0 % юношей IV курса, проживающих с родителями, и у 36,0 % юношей, проживающих в общежитиях университета (эмп = 2,84; p 0,01). НПУ ниже средней в рассматриваемых группах соответственно у 6,0 и 34,0 % обследуемых (эмп = 3,75; p 0,01).

На рисунке 31 представлена диаграмма выраженности астении у юношей, которая является одним из самых распространенных синдромов.

Исследования показывают, что у значительного большинства юношей I и IV курсов, вне зависимости от места их проживания, астения отсутствует.

Умеренная астения наблюдается в 12,0 % случаев у юношей I курса, проживающих дома, и у 2,0 % юношей I курса, проживающих в условиях общежития (эмп = 2,11; p 0,05).

90 84,0 80,0 80 72,0 70 60,0*

–  –  –

Умеренная астения встречается у 4,0 юношей IV курса, проживающих в городских квартирах с родителями, и у 20,0 % иногородних юношей, проживающих в общежитиях университета (эмп = 2,62; p 0,01). Астенизация юношей (физическая и психическая истощаемость, повышенная утомляемость, раздражительность, нарушение сна), скорее всего, связана с высокой учебной нагрузкой на старших курсах, а также с социально-бытовыми условиями проживания.

Рассмотрим более подробно значения СТ у юношей (рис. 32). Установлено, что умеренная СТ выявляется у 52,0 % юношей I курса, живущих с родителями, и у 80,0 % юношей I курса, проживающих в общежитии (эмп = 3,01; p 0,01).

Соответственно высокая СТ определяется в 28,0 и 6,0 % случаев (эмп = = 3,10; p 0,01). У юношей-четверокурсников, проживающих дома, значение СТ (24,0 %) больше, чем у юношей, проживающих в общежитии (10,0 %) (эмп = 1,90; p 0,05). Следует сказать, что СТ как состояние характеризуется субъективно переживаемыми эмоциями: напряжением, беспокойством, озабоченностью, нервозностью. Очевидно, что это состояние возникает у юношей, проживающих в семье родителей как эмоциональная реакция на стрессовую ситуацию.

80 80,0** 70 56,0 60 52,0 46,0

–  –  –

Согласно результатам исследования, умеренная ЛТ наблюдается у большинства юношей I курса, проживающих дома (56,0 %), и у 32,0 % юношей I курса, проживающих в общежитии (эмп = 2,44; p 0,01). Половина юношей I курса, проживающих без поддержки, родителей имеют высокую ЛТ, а большинство юношей IV курса – умеренную. По-видимому, наличие или отсутствие материальной помощи родителей все же формирует устойчивые индивидуальные характеристики личности юношей, т. е. предрасположенность их к тревоге (угрозе) существования. С течением времени (в частности, к концу обучения) такие негативные тенденции ослабевают.

Перейдем к рассмотрению результатов показателей, характеризующих психоэмоциональные резервы студенток (табл. 32).

–  –  –

Обследование девушек по ШСБ позволило выявить особенности их распределения по таким составляющим, как эмоциональный комфорт и удовлетворенность повседневной жизнью.

Как показали исследования, умеренное субъективное благополучие встречается у 46,0 и 52,0 % девушек I курса, проживающих с родителями и в общежитии. Большинство девушек IV курса также имеют средние оценки в тесте, свидетельствующие о низкой выраженности состояния благополучия и об отсутствии у них серьезных проблем, связанных со здоровьем. Между тем 2,0 % девушек-четверокурсниц, проживающих в условия общежития, склонны к депрессии и тревогам, а 6,0 % – испытывают эмоциональный дискомфорт.

Изучение склонности к алекситимии показало следующие результаты:

1) алекситимия отсутствует у 50,0 % городских девушек I курса, живущих с родителями, и у 68,0 % иногородних девушек-сокурсниц, проживающих в общежитии (эмп = 1,84; p 0,05); 2) большинство девушек IV курса относятся к группе риска по алекситимии. К тому же 24,0 % студенток данного курса, проживающих вне дома (т. е. в общежитии), имеют алекситимический тип личности.

В нашей работе мы выявили уровень НПУ, который определяет эмоциональный резерв. По имеющимся данным, больше половины девушек I и IV курсов независимо от мест проживания имеют уровень нервно-психической устойчивости ниже среднего.

У 76,0 и 80,0 % студенток I курса астения отсутствует. У девушек IV курса, имеющих разные условия быта, фиксируются иные данные. Астения отсутствует у 6,0 % девушек, проживающих в семье родителей, и 54,0 % у девушек, проживающих в общежитии (эмп = 5,78; p 0,01). У большинства девушекчетверокурсниц, проживающих с родителями, наблюдается умеренная астения.

Обратимся к параметрам СТ у девушек (рис. 33), которые в определенной степени характеризуют естественную особенность каждого индивидуума.

74,0** 54,0 60 52,0 46,0

–  –  –

Показано, что умеренная СТ характерна для подавляющего большинства студенток I курса, проживающих с родителями (52,0 %) и в общежитии (74,0 %) (эмп = 2,30; p 0,01). Среди студенток IV курса обучения также доминирует умеренная СТ. Рассматривая состояние ЛТ у студенток, можно точно сказать, что примерно половина обследуемых девушек – это высокотревожные личности.

Сравнительный анализ СА показал, что нормальная СА встречается у 52,0 % девушек, проживающих в городских квартирах с родителями, и у 34,0 % девушек, живущих в общежитиях вуза (эмп = 1,83; p 0,05) (рис. 34).

Результаты исследования показывают, что девушки I курса, проживающие в общежитии, более социально адаптированы, чем студентки, проживающие в семьях с родителями. Так, 66,0 % девушек IV курса, проживающих дома, и 34,0 % девушек, проживающих в общежитии, имеют нормальную социальную адаптированность.

–  –  –

Рис. 34. Значения показателей социальной адаптированности у девушек, проживающих дома (А) и в общежитии (Б): * – отличие значения критерия Фишера от значения аналогичного показателя у девушек, проживающих дома, при p 0,05; ** – при p 0,01 Очевидно, что психоэмоциональное состояние активно влияет на функциональные системы организма студентов и, в свою очередь, характеризует адаптационный резерв. Подтверждением этому могут служить выявленные корреляции показателей у юношей и девушек, проживающих дома с родителями и в общежитии (табл. 33).

По характеру взаимосвязей психоэмоциональных характеристик у студентов, проживающих в разных социально-бытовых условиях, видно, что состояние их эмоционально-личностной сферы различное. Обратные связи средней силы выявлены у юношей, проживающих дома: между алекситимией и социальной адаптированностью r = –0,55 (p 0,01); между нервно-психической устойчивостью и социальной адаптированностью r = –0,51 (p 0,01); между ситуативной тревожностью и социальной адаптированностью r = –0,46 (p 0,05).

У девушек, поживающих дома, обнаружена прямая связь между нервнопсихической устойчивостью и алекситимией r = 0,57 (p 0,01). В то же время социальная адаптированность девушек обратно коррелирует с алекситимией и нервно-психической устойчивостью r = –0,48 (p 0,01).

–  –  –

Примечание. Обозначение показателей: см. в перечне сокращений.

Проживание в общежитии способствует уменьшению числа корреляций, что обусловлено некоторой нестабильностью эмоциональной сферы этих студентов. Так, у иногородних юношей, проживающих в общежитии, установлена обратная связь между алекситимией и социальной адаптированностью r = –0,46 (p 0,05), а у девушек выявлена корреляционная зависимость между нервнопсихической устойчивостью и ситуативной тревожностью r = 0,55 (p 0,01), нервно-психической устойчивостью и алекситимией r = 0,52 (p 0,01).

Подводя итог, следует сказать, что эмоциональное состояние у студентов лабильно, а нервно-психические резервы в целом удовлетворительные. Но все же следует выделить его некоторые особенности в связи с разными социальнобытовыми условиями жизнедеятельности. Так, у обследуемых юношей доминирует умеренное субъективное благополучие. Алекситимия выявлена у большого количества студентов, проживающих с родителями. Нервно-психическая устойчивость в начале обучения (на I курсе) у большинства юношей ниже среднего значения, а к концу обучения (на IV курсе) – выше среднего. Астения у большинства лиц мужского пола отсутствует, но у юношей-первокурсников проживающих дома, данное состояние более выражено, чем у юношейчетверокурсников, проживающих в общежитии. У большинства обследуемых юношей тревожность умеренная. У студентов, проживающих дома, ситуативная (реактивная) тревожность наблюдается чаще, чем у студентов-юношей их общежития. Напротив, высокотревожных студентов больше проживает в общежитии, а юношей с социальной дезадаптацией – в семье родителей.

Среди девушек, так же как и среди юношей, преобладают студентки с умеренным субъективным благополучием. Но к концу обучения появляются девушки с эмоциональным дискомфортом и алекситимией. Нервно-психическая устойчивость у девушек находится на уровне «ниже средней». К концу обучения в вузе умеренная астения выявляется у большинства девушек, проживающих в семье. Среди девушек-первокурсниц, проживающих дома, больше высокотревожных и дезадаптированных лиц. В общежитии встречается больше девушек IV курса с высокой личностной тревожностью и социальной дезадаптацией.

Из вышесказанного ясно, что психосоциальные факторы в разных условиях проживания, при нервно-эмоциональной деятельности, играют основную роль в формировании стресса в адаптационном процессе и существенным образом влияют на компенсаторно-приспособительные и коммуникативные функции эмоций в учебной деятельности.

Гендерные различия психоэмоционального состояния и резервов проявляются в том, что нервно-психическая устойчивость у большинства девушек ниже, чем у юношей. Личностная тревожность у девушек выше, чем у юношей. В возрастном аспекте можно отметить, что от I к IV курсу увеличилось количество юношей с алекситимией и с низкой ситуативной тревожностью, увеличилось количество девушек-четверокурсниц, у которых выявляется умеренная астения.

По характеру взаимосвязей психоэмоциональных характеристик видно, что подобные изменения свидетельствуют о неоптимальном регулировании эмоциональной сферы студентов. Это повышает возможность формирования дезадаптивных расстройств.

ГЛАВА 7. РАЗРАБОТКА И АПРОБАЦИЯ МЕТОДОВ

ОПРЕДЕЛЕНИЯ И ПРОФИЛАКТИКИ ДЕЗАДАПТИВНЫХ РАСТРОЙСТВ

–  –  –

Дезадаптивные состояния, развивающиеся в процессе учебного труда, быта и отдыха студентов, ограничивают их адаптационные возможности, сопобствуют преждевременному развитию утомления и негативно сказываются на академической успеваемости. Поэтому своевременное определение дезадаптивных состояний с помощью новых методов и последующая их профилактика имеют первостепенное значение. Проведенное масштабное обследование студентов на основе разработанной нами методики определения типов ПФД показало неоднозначность распределения студентов по типам психофизической дезадаптации в течение всего периода обучения в вузе (табл.

34).

Так, у юношей I и III курсов ЧД тип выявляется соответственно в 4,8 и 1,0 % случаев (эмп = 1,73; p 0,05). Между тем у девушек III и IV курсов достоверно доминирует промежуточный тип с преобладанием психологической дезадаптации. У 9,5 % юношей I курса – промежуточный тип с преобладанием физической дезадаптации. В меньшей степени данный тип встречается у юношей старших курсов: III – 2,0 %, IV – 3,0 %, V – 2,0 %. Выявленные различия полученных данных (в процентах) в рассматриваемых случаях достоверны.

Обращает на себя внимание то, что у большинства юношей и девушек I–V курсов наблюдается адаптированный тип. Однако следует отметить некоторые особенности распределения этого типа у юношей и девушек III курса. Для юношей (91,0 %) это самый благоприятный период обучения в вузе, так как они хорошо адаптированы к условиям жизни. Напротив, только менее половины девушек данного курса (49,0 %) отнесены к адаптированному типу.

–  –  –

Примечание. В скобках указано количество студентов. *+ Значимые различия критерия Фишера при p 0,05 в сравнении с показателями у юношей I курса; *о Значимые различия критерия Фишера при p 0,05 в сравнении с показателями у девушек I курса; **+ Значимые различия критерия Фишера при p 0,01 в сравнении с показателями у юношей I курса; *о Значимые различия критерия Фишера при p 0,01 в сравнении с показателями у девушек I курса.

Распределение юношей и девушек I–V курсов по степени адаптированности выявило интересные данные, характеризующие приспособительные аспекты студентов (табл. 35).

–  –  –

Примечание. В скобках указано количество студентов. *+ Значимые различия критерия Фишера при p 0,05 в сравнении с показателями у юношей I курса. *о Значимые различия критерия Фишера при p 0,05 в сравнении с показателями у девушек I курса. **+ Значимые различия критерия Фишера при p 0,01 в сравнении с показателями у юношей I курса. **о Значимые различия критерия Фишера при p 0,01 в сравнении с показателями у девушек I курса.

Результаты работы не показывают достоверных различий в группе дезадаптированных студенток. Частично адаптированы 21,8 % девушек I курса и 35,0 % девушек III курса, 19,0 % юношей I курса и 11,0 % юношей IV курса.

Для более полной характеристики учащихся, участвующих в констатирующем и формирующем экспериментах, целесообразно более подробно остановиться на уровне адаптированности студентов I курса вуза, поскольку на начальном этапе обучения практически всегда наблюдается напряжение механизмов адаптации, сочетающееся с более значительным ослаблением резервных возможностей учащихся в этот период, что делает их организм более уязвимым. На рисунке 35 представленые данные распределения студентов вуза по степени их адаптированности. Сведения собраны на основе методики ПФД.

Итак, по нашим данным, на начальном этапе обучения в вузе выявлено дезадаптированных юношей. Остальные либо частично адаптированы 5,8 % (19,0 %), либо имеют хорошие адаптационные возможности (75,2 %). Среди девушек I курса выявлено 13,6 % дезадаптированных. У 21,8 % девушек наблюдаются незначительные изменения адаптационных возможностей (т.е. они частично адаптированы), а 64,6 % полностью адаптированы.

Поскольку в нашем исследовании суть профилактики заключается в предупреждении «перехода» адаптационного состояния в дезадаптационное, то профилактическую работу можно проводить с достаточно большим контингентом студентов. Для этих целей пригодны адаптированные и частично адаптированные студенты (в нашем случае 94,2 % юношей и 86,4 % девушек).

Остановимся на распределении студентов колледжа (юношей и девушек) по типам психофизической дезадаптации. По 3,0 % юношей колледжа имеют полностью и частично дезадаптированный типы (ПД и ЧД). На долю промежуточного типа ПФД с преобладанием психологической, физической и физиологической дезадаптации приходится соответственно 7,0; 3,0 и 2,0 % юношей (ПРпс, ПРфиз, ПРфизиол). Большинство юношей колледжа (82,0 %) относятся к адаптированному типу (А) и имеют нормальное психофизическое состояние.

4,4 % девушек колледжа полностью дезадаптированы к условиям среды, а 13,0 % – частично дезадаптированы. У 9,6 % девушек имеются психологические проблемы на раннем этапе обучения в колледже, поэтому у них выявляется 3-й промежуточный тип психофизической дезадаптации (ПРпс). Физически не подготовлены 8,7 % девушек колледжа. У них определяется тип ПРфиз, а физиологическая дезадаптация выявляется у 7,8 % девушек (тип ПРфизиол). Чуть более половины девушек (56,5 %) хорошо адаптированы к условиям обучения и жизнедеятельности (тип А).

5,8 % 19,0 %

–  –  –

75,2 % А) 13,6 % 21,8 %

–  –  –

На основании ТПФД, проведено распределение студентов колледжа по степени адаптированности (рис. 36). Как показали исследования, 6,0 % юношей колледжа дезадаптированы – 12,0 % частично адаптированы, а подавляющее большинство (82,0 %) – адаптированы.

6,0 % 12,0 %

–  –  –

В колледже выявлено 17,4 % дезадаптированных девушек (т.е. больше, чем юношей), 26,1 % – частично адаптированных, т.е. находящихся в «группе риска»;

56,5 % – адаптированных.

Для того чтобы четко выделить контингент, с которым можно проводить профилактическую работу, дадим адаптационную характеристику студентам.

Итак, адаптированные студенты являются здоровыми людьми. Частично адаптированные студенты – это здоровые юноши и девушки, у которых наблюдаются изменения в психоэмоциональной сфере, ослабление двигательных функций или нарушения физиологических приспособительных механизмов. Они нуждаются только в направленной оздоровительно-профилактической работе для улучшения психоэмоционального статуса, повышения уровня общей физической подготовленности или нормализации физиологических адаптационных механизмов. Дезадаптированные студенты – это лица, здоровье которых находится на грани нормы и патологии. У них наблюдаются более глубокие расстройства компенсаторно-приспособительных реакций, которые могут проявляться со стороны различных систем организма. Эти студенты нуждаются в дополнительном обследовании и лечебно-профилактической помощи.

Мы считаем, что, степень адаптированности позволяет в целом судить о здоровье студентов, поскольку жизнедеятельность любой группы людей тесно связана с остальным населением, частью которого она является. Классификация испытуемых на основе типов психофизической дезадаптации и степени адаптированности основывается на ранее полученных нами сведениях.

Подводя итог, следует сказать, что наша методика позволяет выделить группы студентов, с которыми можно проводить профилактические мероприятия по снижению уровня дезадаптации. Такое деление можно считать оправданным, так как оно позволяет отобрать (разграничить) контингент, который нуждается в коррекционно-профилактической помощи. Следует отметить, что В.В.

Колпаковым с соавт. также предложена классификация детей старшего дошкольного и младшего школьного возраста, юношей и девушек в виде трех типологических групп – функциональных типов. Определенные физиологические особенности функциональных типов позволяют выявить различные стратегии взаимодействия организма со средой и более обоснованно подойти к решению проблемы оптимизации физического состояния и донозологической диагностики.

Для определения валидности разработанной методики первоначально проведено сопоставление данных, полученных при использовании разработанной нами методики определения типов ПФД и результатов, полученных по общепринятому тесту «Социальная адаптированность». Для более наглядного сопоставления и оценки данных в нашей методике частично адаптированные и адаптированные студенты, а в методике определения социальной адаптированности, студенты, имеющие нормальную и высокую социальную адаптированность, объединены в группу адаптированных учащихся (рис. 37).

100 94,0 95,0 82,6 79,2

–  –  –

Рис. 37. Диаграмма распределения студентов колледжа по степени адаптированности с использованием методики определения психофизической дезадаптации (А) и данных теста «Социальная адаптированность» (Б) Сопоставление полученных результатов показало, что количество адаптированных и дезадаптированных юношей колледжа, выявленных по нашей методике, практически равно (расхождение в данных по обеим группам составляет 1 %), а у девушек установлена более значительная разница. Так, по нашей методике выявлено 82,6 % адаптированных девушек, по тесту «Социальная адаптированность» – 79, 2 %, т.е. на 3,4 % меньше. Количество дезадаптированных девушек по методике ПФД и тесту «Социальная адаптированность» составляет соответственно 17,4 и 20,8 % (расхождение составляет 3,4 %).

В дальнейшем нами определен коэффициент ранговой корреляции Спирмена для статистического изучения связи между количеством адаптированных и дезадаптированных студентов определяемых по методике ТПФД и тесту СА. Практический расчет непараметрического критерия показал достаточно тесную положительную связь (r = 0,85; p 0,05) между количеством выявленных адаптированных и дезадаптированных учащихся по разработанной нами методике и данным методики СА.

Таким образом, разработанная методика определения типов психофизической дезадаптации валидна и может быть использована для выявления индивидуумов с дезадаптивными расстройствами. Распределение лиц молодого возраста по степени их адаптированности на основе типа психофизической дезадаптации позволяет использовать этот критерий в донозологической диагностике здоровья студентов. Полученные данные также показываю, что имеется сходство разработанной методики и методики оценки социальной адаптированности в эффективности выявления студентов с разным уровнем адаптации. Полученные различия минимальны, что позволяет использовать нашу методику на ранних этапах выявления нарушений процессов адаптации у лиц, занятых напряженным умственным трудом.

Релевантность (степень соответствия запросу) разработанной методики очевидна. Методика способна дифференцировать (разграничивать) студентов на группы по адаптационным возможностям организма. По этому признаку она соответствует потребностям пользователя и может быть рекомендована для получения действительной информации об адаптационных свойствах организма студентов.

7.2. Апробация методов профилактики дезадаптивных состояний на студентах вуза и колледжа Для предупреждения дезадаптационные изменений, возникающих у студентов в процессе учебно-трудовой деятельности, необходимо своевременно проводить работу по их профилактике. Рассмотрим результаты апробации разработанной методики, направленной на минимизацию нарушений адаптационных процессов у студентов вуза. Прежде всего, оценим состояние нервно-психического статуса юношей ЭГ и КГ (табл. 36).

–  –  –

Примечание. В скобках указано количество студентов. Отличия значения критерия Фишера от значения аналогичного показателя у юношей экспериментальной и контрольной групп: до профилактических и общеразвивающих занятий: * при p 0,05; ** – p 0,01.

Исследования показали, что на этапе констатирующего эксперимента у 60,0 % юношей отмечается слабое НПН, у 18,3 % – чрезвычайное, у 21,7 % имеют

– умеренное нервное напряжение. После применения профилактических мероприятий количество юношей со слабым уровнем НПН возросло до 83,4 %. В то же время на 15,0 % уменьшилось число юношей с признаками чрезвычайного нервно-психического напряжения. В КГ количество юношей со слабым НПН возросло на 10,0 %.

Оценивая показатели НПУ до и после оздоровительно-профилактических занятий, мы убедились в их хорошем воздействии на психоэмоциональное состояние обучающихся. Так, до применения методики только у 25,0 % юношей в ЭГ фиксировался высокий уровень НПУ, после ее применения – у 50,0 % (эмп = = 2,86; p 0,01). В КГ количество юношей с низким уровнем НПУ достоверно уменьшается, а число испытуемых со средним уровнем устойчивости к стрессовым воздействиям существенно увеличивается (более чем в 2 раза) (рис.38).

60 60,0 58,3 50,0

–  –  –

А Б А Б ЭГ КГ Рис. 38. Диаграмма нервно-психической устойчивости у юношей вуза экспериментальной и контрольной групп до (А) после (Б) проведения профилактических и общеразвивающих занятий: достоверные отличия значения критерия Фишера от значения аналогичного показателя у юношей: * при p 0,05; ** при p 0,01 Проведенная оценка СТ у юношей обследуемых групп не выявила существенной разницы в значениях данного показателя как в ЭГ, так и в КГ.

Сравним полученные значения СА у юношей экспериментальной и контрольной групп. До профилактических занятий 66,7 % юношей ЭГ имели нормальную СА, а 10,0 % были социально дезадаптированы. У 23,3 % выявлена высокая социальная адаптированность. После профилактических занятий в ЭГ установлено достоверное уменьшение количества юношей с нормальным уровнем СА до 30,0 % и увеличение количества юношей с высоким уровнем СА до 66,7 %.

В КГ количество юношей с высокими значениями СА (эмп = 1,70; p 0,05) увеличилось с 28,4 до 43,3 %.

Данные физиолого-гигиенического изучения ВУ показывают, что нормальную вегетативную устойчивость имеют большинство юношей ЭГ и КГ. В ЭГ после профилактических занятий количество юношей с высокой ВУ возрастает на 30,0 %, а в КГ – на 8,0 %. Количество юношей с низким уровнем ВУ соответственно уменьшается в ЭГ с 33,3 до 10,0 % (эмп = 3,20; p 0,01) и в КГ – с 23,3 до 8,4 % (эмп = 2,29; p 0,01).

В нашей работе проведена оценка уровня физической подготовленности юношей ЭГ и КГ, ее результаты представлены в табице 37.

Как видно из таблицы 37, после курса профилактических занятий у юношей ЭГ достоверно растет мышечная сила ведущей руки (tэмп = 2,49; р 0,05).

Согласно полученным данным, у юношей КГ существенного прироста этого показателя не наблюдается. Аналогичным образом изменяются скоростносиловые характеристики обследуемых юношей. Данное качество определяется в контрольном тесте прыжки через скакалку за 1 мин. Результаты теста следующие:

до и после профилактических занятий количество прыжков через скакалку в ЭГ составило, соответственно, 128,7 + 6,98 и 149,3 + 7,20 раза (tэмп = = 2,06; р 0,05), а в КГ – 131,4 + 6,36 и 146,5 + 7,64) раза.

Два других контрольных теста («теппинг-тест» и «наклон туловища вперед») не выявили существенной разницы в значениях показателей у юношей экспериментальной и контрольной групп. Проведенная оценка координационных способностей юношей выявила положительное влияние профилактических занятий на двигательные координации юношей (табл. 37), данные теста стойка на одной ноге.

–  –  –

Проведенное нами исследование позволило также достаточно адекватно оценить направленность изменений психоэмоционального, физического и вегетативного состояния девушек вуза, занимающихся общефизической подготовкой в рамках расписания под влиянием профилактических занятий и (табл. 38).

Сравнительный анализ полученных данных показывает, что до проведения профилактических занятий у 58,8 % студенток ЭГ НПН слабое, у 28,7 % – умеренное. На долю чрезвычайного НПН приходится 12,5 %.

–  –  –

Примечание. В скобках указано количество студентов. Отличия значения критерия Фишера от значения аналогичного показателя у девушек экспериментальной и контрольной групп: до профилактических и общеразвивающих занятий: * при p 0,05; ** – p 0,01.

После трехмесячных оздоровительно-профилактических занятий возросло количество лиц со слабым НПН до 85,5 %, а количество лиц с умеренным НПН снизилось на 13,7 %. В контрольной группе значительных изменений не произошло, однако существенно сократилось число девушек с чрезвычайным НПН (с 7,5 % до 1,3 %; эмп = 2,06; p 0,05).

Рассмотрим значения НПУ девушек (рис. 39).

70 68,7 61,3 60,0** 50,0**

–  –  –

А Б А Б ЭГ КГ Рис. 39. Диаграмма нервно-психической устойчивости у девушек вуза экспериментальной и контрольной групп: ЭГ – до (А) и после (Б) профилактических занятий; КГ – до (А) и после (Б) общеразвивающих занятий; * – достоверные различия критерия Фишера с аналогичными показателями девушек при p 0,05; ** – при p 0,01 В ходе констатирующего эксперимента установлено: до проведения экспериментальной работы НПУ у 15,0 % – высокая, у 23,7 – средняя, а у 61,3 % – девушек низкая.

Использование разработанной методики позволило повысить значение данного показателя. В частности, на 45,0 % увеличилось количество девушек с высоким уровнем НПУ. Полученное значение свидетельствует о росте нервно-психической устойчивости и переходе большинства испытуемых в зону меньшего риска дезадаптации в стрессе. В контрольной группе по данному показателю уменьшается количество студенток с низким НПУ и одновременно возрастает – со средней и высокой нервно-психической устойчивостью.

Для оценки нервно-психического состояния девушек мы использовали тест СТ. Ситуативная (реактивная) тревожность у половины девушек ЭГ до проведения профилактической работы была умеренной. О положительном влиянии проводимых профилактических мероприятий свидетельствуют следующие данные: 1) к концу формирующего эксперимента количество девушек с низкой СТ увеличилось в 2 раза, а количество девушек с высокой СТ сократилось на 17,0 %, что является благоприятным прогностическим признаком и указывает на хорошую эффективность применяемой методики. В КГ достоверно уменьшается число девушек с низкой СТ и увеличивается число девушек с умеренной ситуативной тревожностью с 47,5 до 68,7 % (эмп = 2,73; p 0,01).

В ходе констатирующего эксперимента мы обнаружили, что у большинства студенток экспериментальной и контрольной групп наблюдается нормальная СА.



Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |   ...   | 12 |
 

Похожие работы:

«УШАКОВА ЯНА ВЛАДИМИРОВНА ИСПОЛЬЗОВАНИЕ ТЕХНОЛОГИЙ ДНК-МАРКИРОВАНИЯ В СЕЛЕКЦИОННО-ГЕНЕТИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЯХ ЯБЛОНИ Специальность 06.01.05. – селекция и семеноводство сельскохозяйственных растений ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата биологических наук Научный руководитель: кандидат биологических...»

«Радугина Елена Александровна РЕГУЛЯЦИЯ МОРФОГЕНЕЗА РЕГЕНЕРИРУЮЩЕГО ХВОСТА ТРИТОНА В НОРМЕ И В УСЛОВИЯХ ИЗМЕНЕННОЙ ГРАВИТАЦИОННОЙ НАГРУЗКИ 03.03.05 – биология развития, эмбриология Диссертация на соискание ученой степени кандидата биологических наук Научный руководитель: Доктор биологических наук Э.Н. Григорян Москва – 2015 Оглавление Введение Обзор литературы 1 Регенерация...»

«ХАПУГИН Анатолий Александрович РОД ROSA L. В БАССЕЙНЕ РЕКИ МОКША 03.02.01 – ботаника Диссертация на соискание ученой степени кандидата биологических наук Научный руководитель Силаева Татьяна Борисовна д.б.н., профессор САРАНСК ОГЛАВЛЕНИЕ ВВЕДЕНИЕ Глава 1. ИСТОРИЯ ИЗУЧЕНИЯ РОДА ROSA L. В БАССЕЙНЕ МОКШИ. Глава 2. КРАТКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РОДА ROSA L. 2.1. Характеристика рода Rosa L. 2.2. Систематика рода Rosa L. Глава 3....»

«Аканина Дарья Сергеевна РАЗРАБОТКА СРЕДСТВ ДЕТЕКЦИИ ВЫСОКОВИРУЛЕНТНОГО ШТАММА ВИРУСА ГРИППА А ПОДТИПА Н5N 03.02.02 – вирусология Диссертация на соискание ученой степени кандидата биологических наук Научный руководитель Д.б.н., профессор Гребенникова Т. В. Москва 20 ОГЛАВЛЕНИЕ Список использованных сокращений 1. Введение 2. Обзор литературы 2.1. Описание заболевания 2.2. Общая характеристика вируса гриппа 2.3. Эпидемиология вируса гриппа А...»

«Кузнецова Наталья Владимировна СОВРЕМЕННОЕ ГИДРОБИОЛОГИЧЕСКОЕ СОСТОЯНИЕ РЕКИ ЯХРОМА КАК МОДЕЛЬНОЙ МАЛОЙ РЕКИ ПОДМОСКОВЬЯ 03.02.10 – гидробиология Диссертация на соискание ученой степени кандидата биологических наук...»

«Сухарьков Андрей Юрьевич РАЗРАБОТКА МЕТОДОВ ОЦЕНКИ ОРАЛЬНОЙ АНТИРАБИЧЕСКОЙ ВАКЦИНАЦИИ ЖИВОТНЫХ 03.02.02 «Вирусология» Диссертация на соискание ученой степени кандидата биологических наук Научный руководитель: кандидат ветеринарных наук, Метлин Артем Евгеньевич Владимир 2014 ОГЛАВЛЕНИЕ 1 ВВЕДЕНИЕ 2 ОБЗОР ЛИТЕРАТУРЫ 2.1 Характеристика возбудителя бешенства 2.2 Эпизоотологические...»

«Брит Владислав Иванович «Эффективность методов вакцинации против ньюкаслской болезни в промышленном птицеводстве» Специальность: 06.02.02 ветеринарная микробиология, вирусология, эпизоотология, микология с микотоксикологией и иммунология ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидат ветеринарных наук Научный руководитель:...»

«Храмцов Павел Викторович ИММУНОДИАГНОСТИЧЕСКАЯ СИСТЕМА ДЛЯ ОЦЕНКИ НАПРЯЖЕННОСТИ ПОСТВАКЦИНАЛЬНОГО ИММУНИТЕТА К КОКЛЮШУ, ДИФТЕРИИ И СТОЛБНЯКУ 14.03.09 – Клиническая иммунология, аллергология Диссертация на соискание ученой степени кандидата биологических наук Научный руководитель: доктор биологических наук, Раев Михаил Борисович...»

«ПОРЫВАЕВА Антонина Павловна ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ И ПРАКТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ МОДЕЛИРОВАНИЯ ХРОНИЧЕСКОЙ ГЕРПЕСВИРУСНОЙ ИНФЕКЦИИ 03.02.02 Вирусология ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени доктора биологических наук Научный консультант: доктор медицинских наук, профессор Глинских Нина Поликарповна Екатеринбург 2015 ОГЛАВЛЕНИЕ 1 ВВЕДЕНИЕ 2 ОСНОВНАЯ ЧАСТЬ 2.1 ОБЗОР ЛИТЕРАТУРЫ...»

«Анохина Елена Николаевна ПОЛИМОРФИЗМЫ ГЕНОВ ПРОИ ПРОТИВОВОСПАЛИТЕЛЬНЫХ ЦИТОКИНОВ, МУТАЦИИ ГЕНОВ BRCA1/2 ПРИ ЗЛОКАЧЕСТВЕННЫХ НОВООБРАЗОВАНИЯХ ОРГАНОВ ЖЕНСКОЙ РЕПРОДУКТИВНОЙ СИСТЕМЫ 14.03.09 – клиническая иммунология, аллергология Диссертация на соискание ученой степени кандидата биологических наук Научный руководитель: доктор биологических наук Тугуз А.Р. Майкоп 2015 Оглавление Список сокращений.. 3 Введение.. 5 Глава I....»

«Брит Владислав Иванович «Эффективность методов вакцинации против ньюкаслской болезни в промышленном птицеводстве» Специальность: 06.02.02 ветеринарная микробиология, вирусология, эпизоотология, микология с микотоксикологией и иммунология ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидат ветеринарных наук Научный руководитель:...»

«СЕРГЕЕВА ЛЮДМИЛА ВАСИЛЬЕВНА ПРИМЕНЕНИЕ БАКТЕРИАЛЬНЫХ ЗАКВАСОК ДЛЯ ОПТИМИЗАЦИИ ФУНКЦИОНАЛЬНО-ТЕХНОЛОГИЧЕСКИХ СВОЙСТВ МЯСНОГО СЫРЬЯ И УЛУЧШЕНИЯ КАЧЕСТВА ПОЛУЧАЕМОЙ ПРОДУКЦИИ Специальность 03.01.06 – биотехнология ( в том числе бионанотехнологии) Диссертация на соискание ученой степени кандидата биологических наук Научный руководитель Доктор биологических наук, профессор Кадималиев Д.А. САРАНСК 2014 ОГЛАВЛЕНИЕ ВВЕДЕНИЕ.....»

«АБДУЛЛАЕВ Ренат Абдуллаевич ГЕНЕТИЧЕСКОЕ РАЗНООБРАЗИЕ МЕСТНЫХ ФОРМ ЯЧМЕНЯ ИЗ ДАГЕСТАНА ПО АДАПТИВНО ВАЖНЫМ ПРИЗНАКАМ Шифр и наименование специальности 03.02.07 – генетика 06.01.05 – селекция и семеноводство сельскохозяйственных растений ДИССЕРТАЦИЯ на соискание учёной степени кандидата...»

«Петренко Дмитрий Владимирович Влияние производства фосфорных удобрений на содержание стронция в ландшафтах Специальность 03.02.08 экология Диссертация на соискание ученой степени кандидата биологических наук Научный руководитель: доктор биологических наук, профессор Белюченко Иван Степанович Москва – 2014 г. Содержание Введение Глава 1.Состояние изученности вопроса и цель работы 1.1 Экологическая...»

«Труш Роман Викторович ФАРМАКО-ТОКСИКОЛОГИЧЕСКОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ СКАЙ-ФОРСА И ЕГО ЭФФЕКТИВНОСТЬ ПРИ КОЛИБАКТЕРИОЗЕ ЦЫПЛЯТ-БРОЙЛЕРОВ 06.02.03 – ветеринарная фармакология с токсикологией Диссертация на соискание ученой степени кандидата ветеринарных наук Научный руководитель Горшков Григорий Иванович заслуженный деятель науки РФ, доктор биологических наук, профессор Белгород – п. Майский 2015 г. СОДЕРЖАНИЕ...»

«НГУЕН ВУ ХОАНГ ФЫОНГ ОЦЕНКА ЭКОЛОГИЧЕСКОЙ СИТУАЦИИ КРУПНЫХ ГОРОДОВ В СОЦИАЛИСТИЧЕСКОЙ РЕСПУБЛИКЕ ВЬЕТНАМ Специальность: 03.02.08экология (биология) Диссертация на соискание учёной степени кандидата биологических наук Научный руководитель: доктор биологических наук, профессор Чернышов В.И. Москва ОГЛАВЛЕНИЕ ГЛАВА 1. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА...»

«СЕТДЕКОВ РИНАТ АБДУЛХАКОВИЧ РАЗРАБОТКА НОВЫХ СРЕДСТВ СПЕЦИФИЧЕСКОЙ ПРОФИЛАКТИКИ И ЛЕЧЕНИЯ ЭШЕРИХИОЗОВ ТЕЛЯТ И ПОРОСЯТ 06.02.02 – ветеринарная микробиология, вирусология, эпизоотология, микология с микотоксикологией и иммунология Диссертация на соискание ученой степени доктора ветеринарных наук Научный консультант: доктор ветеринарных наук, профессор, заслуженный деятель науки РФ и РТ Юсупов...»

«Шемякина Анна Викторовна БИОЛОГИЧЕСКИ АКТИВНЫЕ ВЕЩЕСТВА ДАЛЬНЕВОСТОЧНЫХ ПРЕДСТАВИТЕЛЕЙ РОДА BETULA L. 03.02.14 – Биологические ресурсы Диссертация на соискание ученой степени кандидата биологических наук Научный руководитель: доктор биологических наук, профессор Колесникова Р.Д. Хабаровск – 20 СОДЕРЖАНИЕ ВВЕДЕНИЕ.. ГЛАВА 1 ОБЗОР ЛИТЕРАТУРЫ ПО ТЕМЕ ИССЛЕДОВАНИЙ. 1.1 Общие...»

«Горовой Александр Иванович БИОЛОГИЧЕСКИ АКТИВНЫЕ ВЕЩЕСТВА ДРЕВЕСНОЙ ЗЕЛЕНИ И ШИШЕК PINUS KORAIENSIS (ПОЛУЧЕНИЕ, СОСТАВ, ИСПОЛЬЗОВАНИЕ) 03.02.14 – биологические ресурсы Диссертация на соискание ученой степени кандидата биологических наук Научный руководитель: доктор биологических наук, профессор Тагильцев Ю. Г. Хабаровск – 2015 СОДЕРЖАНИЕ стр Введение.. 4 Глава 1 Обзор...»

«ПИМЕНОВА ЕКАТЕРИНА ВЛАДИМИРОВНА РАЗРАБОТКА МЕТОДА ОЦЕНКИ ЦИТОТОКСИЧНОСТИ АНТИГЕНОВ ВОЗБУДИТЕЛЯ МЕЛИОИДОЗА IN VITRO НА МОДЕЛИ ПЕРЕВИВАЕМЫХ КЛЕТОЧНЫХ КУЛЬТУР 03.02.03 – микробиология Диссертация на соискание ученой степени кандидата медицинских наук Научный руководитель: доктор...»







 
2016 www.konf.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, диссертации, конференции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.