WWW.KONF.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Авторефераты, диссертации, конференции
 


Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 6 |

«РОЛЬ МАССОВЫХ ВЕТРОВАЛОВ В ФОРМИРОВАНИИ ЛЕСНОГО ПОКРОВА В ПОДЗОНЕ ЮЖНОЙ ТАЙГИ (КОСТРОМСКАЯ ОБЛАСТЬ) ...»

-- [ Страница 3 ] --

С помощью совокупной оценке двух данных показателей (обеспеченности и удлиненности) можно формализовать в числовом виде и классифицировать формы ветровальных нарушений лесного покрова.

3.3. Методические подходы по определению степени повреждения лесного покрова ураганным ветром по данным ДЗЗ Возможность использования данных ДЗЗ для оценки степени повреждения лесов в результате различных видов нарушений, в первую очередь лесных пожаров, отмечалась многими исследователям (Isaev et al., 2002;

Doerr et al., 2006; Барталев и др., 2010; Стыценко и др., 2013). Результаты данных исследований, в частности, демонстрируют наличие корреляционных связей между показателями степени повреждения (изменение сомкнутости древесного полога) и значениями коэффициента отражения в среднем инфракрасном канале (White et al.,1996), нормализованного разновременного вегетационного индекса NDVI (Hammill, Bradstock, 2006; Chafer et al., 2004) и коротковолнового вегетационного индекса RdSWVI (Стыценко и др., 2013). В ходе выполнения данной работы выявлено наличие корреляции между показателем степени повреждения и значениями коэффициента разновременного коротковолнового индекса SWVI.

Для определения степени повреждения лесного покрова ветром использовались космические снимки Landsat TM, а также снимки сверхвысокого пространственного разрешения (снимки QuickBird, разрешением 2.4 м/пиксел) с картографического интернет-сервиса BingMaps. Под степенью повреждения понимали процентное изменение в сомкнутости крон верхнего яруса древостоя до и после нарушения.

Фрагмент массового ветровала 2010 года (Судиславский район, Костромская область) по снимкам сервиса BingMaps в программе QGIS визуально (экспертно) районирован на участки (полигоны) с разной степенью повреждения (от 40 до 100%) древесного яруса. Т.е. создан шейп-файл с обозначенной степенью повреждения – всего 153 полигона.

По снимкам Landsat TM (август 2007, июль 2010) на выделенные участки (полигоны) ветровала, по описанной выше методике (см. п. 3.2.), вычислены значения разновременного коротковолнового вегетационного индекса SWVI.

В программе QGIS при помощи инструмента «зональная статистика»

для каждого полигона (участка) произведен расчет среднего значения SWVI.

На основе сопоставления атрибутивных данных полигонов (участков) о степени повреждения (в %) и средних значениях SWVI составлен график зависимости (рис. 3.2), а также уравнение регрессии:

y=0.001x+0.045, R2=0.813 (3.5) где x – степень повреждения насаждения ветром, %;

y – значения SWVI.

Рис. 3.2. Зависимость разницы средних значений коротковолнового индекса SWVI от степени повреждения насаждений ветром («усы» показывают среднее квадратичное отклонение) Из уравнения регрессии (3.5) и графика (рис. 3.2) видно, что зависимость значений индекса SWVI от степени повреждения древесного яруса ветром носит линейных характер. Из данного уравнения (3.5) можно выразить обратную линейную зависимость степени повреждения от значений индекса SWVI, т.е. зная значения индекса можно вычислить степень нарушения. Заметим, что применение данного уравнения (3.5) ограничено рамками сцен космических снимков, по которым осуществлялся его вывод. Поэтому для другой пары снимков следует либо заново выводить уравнение, либо калибровать существующее. Однако вывод уравнения значительно упрощается, если априорно известно, что данная зависимость носит линейный характер.

3.4. Методические подходы по изучению растительности на постветровальных участках В ходе полевых исследований проводились детальные геоботанические, демографические и ландшафтно-почвенные описания лесных фитоценозов, отмечались признаки экзогенных и эндогенных воздействий.

Изучение растительного покрова.

Растительный покров изучался в два этапа. На подготовительном этапе были проанализированы тематические карты, архивные и литературные источники по району исследования с целью определения ландшафтной структуры территории, типологического разнообразия растительного покрова, экзогенных и эндогенных нарушений.

Выбор мест для полевых исследований проводился на основе анализа космических снимков (Landsat TM, ETM+ период 1984-2011 гг. разрешением 30 м/пиксел; QuickBird 2005 г., разрешением 2.4 м/пиксел), лесоустроительных материалов разных лет (таксационных описаний, планов лесонасаждений) и тематических карт: топографических, геоморфологических, ландшафтных, почвенных и карты четвертичных отложений (Государственная..., 1953; Геологическая карта СССР, 1973; Атлас Костромской области, 1975;

Костромская...., 1997; Хорошев, 2005).

В полевой этап работ входило описание растительных сообществ после разных вариантов нарушений. В ходе экспедиционных исследований закладывались пробные площади (ПП) в нарушенных (массовый ветровал, сплошная вырубка) и фоновых (неповрежденных) фитоценозах. При этом использовались два типа описаний ПП: геоботанические и рекогносцировочные.

Для каждого типа описаний были разработаны специальные бланки (геоботанические описания) или указан перечень основных показателей (рекогносцировочные описания), учитываемых на каждой пробной площади, что позволило в дальнейшем стандартизовать и упростить их обработку.

Первый тип описаний - геоботанические описания. Для данных описаний закладывалась ПП размерами 1010 м по общепринятым методикам (Смирнова и др., 2002; Методические подходы к …, 2010). В каждом геоботаническом описании указывался номер описания, координаты точки из GPSприемника, год нарушения (год ветровала), интенсивность ветровала, положение в мезорельефе. Отмечался флористический состав древесного яруса (подъяруса), подроста (предварительное или последующее возобновление), подлеска, травяно-кустарничкового яруса. Для деревьев верхних ярусов, подроста и подлеска указана сомкнутость (в долях от единицы, по подъярусам), для травяно-кустарничкового яруса общее проективное покрытие по подъярусам (в процентах). Для оценки обилия и покрытия видов использовали шкалу Браун-Бланке (Braun-Blanquet, 1964): «R» – вид редок, с малым покрытием один экземпляр; «+» - вид редок несколько экземпляров; «1» – вид представлен многими особями, но покрытие невелико или особи изрежены, но покрытие обильно; «2» – число особей велико, проект. покрытие 5-25%;

«3» – число особей любое, проект. покрытие 25-50%; «4» – число особей любое, проект. покрытие 50-75%; «5» – число особей любое, покрытие более 75%.

В вертикальной структуре сообществ фоновых и нарушенных участков выделяли следующие ярусы (табл. 3.2): A - древостоя, B - подлеска, C - травяно-кустарничковый.

Абсолютную высоту деревьев, подлеска и подроста измеряли при помощи электронного высотометра - HEC-Haglof.

Календарный (абсолютный) возраст деревьев, подлеска и подроста определяли по кернам и спилам, также определяли их биологический возраст.

Таблица 3.2.

Подразделение ярусов леса по высотам

–  –  –

Для диагностики биологического возраста деревьев использовали шкалу, разработанную Т.А. Работновым и дополненную последователями А.А.

Уранова (Диагнозы и ключи …, 1989; Смирнова и др., 2002; Уланова и др., 2005; Уланова, 2006). Определение численности особей ели в разных онтогенетических состояниях позволяет оценить жизнеспособность подроста основного эдификатора и получить один из основных признаков оценки сукцессионного статуса сообщества темнохвойных лесов района исследований (Смирнова, Бобровский, 2001; Смирнова и др., 2006).

Схема периодизации онтогенеза, используемая в работе, представлена в таблице 3.3.

Все множество реальных онтогенетических спектров объединяли в несколько вариантов, соответствующих тому или иному состоянию популяции (Сукцессионные процессы…, 1999; Оценка и сохранение..., 2000):

1. Инвазионное состояние – в спектре представлены лишь прегенеративные (иногда и молодые генеративные) растения;

2. Нормальное состояние – спектр полночленный (представлены все онтогенетические группы) или прерывистый (представлена большая часть онтогенетических групп);

3. Регрессивное состояние – в спектре отсутствуют прегенеративные и молодые генеративные растения.

Кроме того, в нарушенных лесных сообществах популяции деревьев иногда были представлены отдельными особями некоторых возрастных состояний (фрагментами популяций).

Таблица 3.3.

Подразделение онтогенеза растений на периоды и онтогенетические состояния

–  –  –

Деревья бурили возрастным буравом у шейки корня, чтобы более точно определить возраст дерева и избежать ошибок, связанных с неравномерностью прироста деревьев до и после нарушений лесного покрова (Пукинская, 2007а,б).

Названия сосудистых растений указывали по С.К. Черепанову (1995).

Сосудистые растения, видовая принадлежность которых вызывала сомнения, были гербаризированы и определенны в камеральных условиях.

Для определения запасов древесины в исследованных фитоценозах закладывали реласкопические площадки. Из центра каждой пробной площади с помощью реласкопа Биттерлиха измеряли суммы площадей сечений стволов деревьев для каждой породы по ярусам (подъярусам). Высоту, диаметр, возраст деревьев определяли для каждой породы по средним деревьям из каждого яруса (подъяруса) при помощи соответствующих приборов и инструментов: электронный высотомер, мерная вилка, возрастной бурав. Запасы устоявших деревьев рассчитывали по стандартной лесоустроительной методике круговых реласкопических площадок (Лесоустроит. инструкция …, 2008).

В центре каждой геоботанической площади выполнялось описание почвенного шурфа.

Изучение почвенного покрова На участках массового ветровала 1987 года в Кологривском районе Костромской области описаны 14 почвенных разрезов, помимо которых были сделаны прикопки (выполнены Е.А. Буториной).

Разрезом вскрывались верхние горизонты почвы, где материнская порода сильно изменена почвообразовательными процессами, а облик горизонтов сильно меняется от разреза к разрезу. Для корректного описания ландшафтов проводилось также описание материнской породы, показывающей, на каких поверхностных отложениях закладывалась почва. Для лесного пояса глубина залегания материнской породы составляет обычно 1.5 — 2.5 м. Почвенные горизонты и слои поверхностных отложений описывались независимо. При описании почвенных горизонтов основное внимание уделялось механическому составу и включениям.

Второй тип описаний – рекогносцировочные площадки. При описании рекогносцировочных площадок визуально ограничивалась и описывалась территория площадью 1010 м. В каждом описании указывался номер описания и номер точки GPS-приемника, год нарушения (ветровал, вырубка), интенсивность нарушения, положение в мезорельефе. Отмечался флористический состав верхнего яруса, подроста (предварительное или последующее возобновление), подлеска и травяно-кустарничкового яруса. Для деревьев верхних ярусов, подроста и подлеска указана сомкнутость, высота (абсолютная) и их количество, для доминантов травяно-кустарничкового яруса указаны общее проективное покрытие, а также покрытие по видам и подъярусам по шкале Браун-Бланке. Для деревьев верхних ярусов, подлеска и подроста аналогично методам, приведенными выше, определялся календарный возраст.

Для определения запасов древесины стоящих деревьев из центра каждой ПП закладывалась реласкопическая площадка по рассмотренной выше методике.

В состав обоих типов описаний (геоботанических, рекогносцировочных) обязательно входило фотографирование растительности на ПП и фиксирование географических координат при помощи GPS-приемника (проекция

– Universal Transverse Mercator (UTM), система координат – World Geodetic System 1984 (WGS84)).

Обработка материалов. Вся совокупность геоботанических описаний была экспертно разделена на группы в зависимости от варианта нарушения:

ненарушенные (фоновые) и нарушенные (ветровал, вырубка)). Внутри каждого варианта нарушения выделены относительно однородные группы описаний, исходя из состава и структуры древесного и травяно-кустарничкого ярусов, характеризующих определенный тип леса. Название типам леса давалось по эколого-фитоценотической классификации (Заугольнова, Морозова, 2006; Ценофонд лесов Европейской России, 2013), которая относительно хорошо состыковывается с доминантной классификацией, принятой в лесном хозяйстве.

Видовое разнообразие фитоценозов оценивалось на основе геоботанических описаний. В каждом исследуемом фитоценозе закладывались не менее четырех пробных площадей размером 1010 м. На площадках описывалась растительность по ярусам и определялось проективное покрытие видов (Braun-Blanquet, 1964). Само видовое разнообразие растительных сообществ оценивалось по уровням ставшим классическими в современной фитоценологии: альфа- и бета-разнообразию. Известно, что альфа-разнообразие характеризует видовое богатство сообществ. Основными его показателями являются: общее число видов в сообществе и видовая насыщенность (среднее число видов на единице площади). Одновременный их учет позволяет получать сопоставимые оценки видового разнообразия при анализе различных сообществ. Бета-разнообразие характеризует изменчивость показателей альфа-разнообразия в пространстве – по градиентам факторов среды или при переходе от одного типа сообщества к другому. Обычно бета-разнообразие оценивается через индексы сходства и индексы гетерогенности (Василевич, 1969, 1971; Василевич, 1979, 1992а, 1992б; Мэгарран, 1992; Смирнова и др., 2002; Whittaker, 1972).

Наиболее распространенными индексами сходства являются коэффициенты Жаккара и Съеренсена, построенные на отношении числа видов, общих для двух рассматриваемых сообществ, к суммам видовых богатств сообщества (Мэгарран, 1992):

коэффициент флористического сходства Жаккара:

KЖ=NAB / (NA+NB-NAB) (3.6) индекс Съеренсена:

KС=2NAB / (NA + NB) (3.7) где NAB – число общих видов в сообществах A и B;

NA – число видов в сообществе A;

NB – число видов в сообществе B.

Из приведенных формул видно, что чем больше количество общих видов в рассматриваемых сообществах, тем ближе значения коэффициента Жаккара и индекса Съеренсена к единице и, соответственно, наоборот.

Весь флористический список сосудистых растений был проанализирован и поделен на эколого-ценотические группы (Смирнов и др., 2006; Смирнова и др., 2006; http://mfd.cepl.rssi.ru/flora/ecogroup.html). Под ЭЦГ понимают группу сопряженных видов, встречающихся в одинаковых растительных сообществах и имеющих сходную экологическую приуроченность (Смирнова и др., 2004в). В работе использованы следующие обозначения ЭЦГ: Br_m бореальные мелкотравные, Br_k - бореальные кустарнички, Hh - высокотравные, Md - луговые и лугово-опушечные, Nm - неморальные, Nt - нитрофильные, Pn - боровые и Wt - водно-болотные.

Расчеты проводили в программных пакетах Microsoft Office 2003, STATISTICA 5.5 (Боровиков, 2003; Мастицкий, 2009), в среде статистического программирования R (R Core Team. R, 2012; Мастицкий, 2015), с использованием авторских скрипт-программ написанных на языке программирования Python 2.7.

Объекты исследования. На основе созданной картосхемы массовых ветровалов подбирались постветровальные участки для последующих экспедиционных исследований.

Изучение постветровальных растительных сообществ осуществлялось на территории Кологривского района Костромской области (Понговское участковое лесничество). Исследованы постветровальных фитоценозы, восстанавливающиеся на месте условно-коренного пихто-ельника черничника, поврежденного ураганом в 1987 г. С целью восстановления состава и структуры фитоценозов до нарушения, были исследованы близлежащие ненарушенные (фоновые) лесные сообщества. Для проведения сравнительного анализа изучены антропогенно нарушенные фитоценозы, восстанавливающиеся на месте сплошной концентрированной вырубки 1987 г. (Варзенгское участковое лесничество, Кологривский район, Костромская область). Экспедиционные исследования проведены спустя 25 лет после нарушений в июле-августе 2012 г.

Всего в ходе экспедиционных исследований выполнено 109 описаний на постветровальных участках выполнено 43 описания (28 геоботанических и 15 рекогносцировочных), в фоновых фитоценозах выполнено 38 описаний (28 геоботанических и 10 рекогносцировочных), на вырубке 1987 года выполнено 28 геоботанических описаний.

Рис. 3.3. Картосхема расположение точек геоботанических и рекогносцировочных описаний (голубой и фиолетовый контур – фрагменты массового ветровала 1987 г.) Глава 4. Пространственная структура ветровальных нарушений лесного покрова и характеристика поврежденных лесных фитоценозов

4.1. Результаты ретроспективного анализа данных ДЗЗ по поиску и выделению массовых ветровалов В результате обработки временных серий космических снимков Landsat (TM/ETM), периода съемки с 1984 по 2011 гг. на территории Костромской и сопредельных областей выделен 21-ин массовый ветровал (табл. 4.1, рис.

4.1., 4.2). Как видно из рисунков и данных таблицы, ветровальные нарушения различны по направлению, протяженности, площади и характеру расположения фрагментов поврежденных лесных фитоценозов в пространстве. Даты нарушений с точностью до числа, месяца или года устанавливались по данным лесной таксации, данным метеорологов или данным из средств массовой информации. В случаях невозможности установления даты массового ветровала по выше перечисленным источникам, использовались даты съемок космических снимков сделанных до и после нарушения, т.е. определялся возможный временной период (колонка 4, табл. 4.1), в течение которого произошло нарушение (Петухов, Немчинова, 2014; Petukhov, Nemchinova, 2015).

–  –  –

При изучении ветровальных нарушений лесного покрова в ряде случаев возникает методическая сложность объединения или разнесения относительно близко расположенных ветровальных нарушений к общей или разной первопричине, т.е. вызваны ли данные повреждения единовременным воздействием одного и того же ураганного шквала (смерча) или нет. Знание точных дат нарушений сняли бы данный вопрос, но, к сожалению, для большинства ветровальных случаев этой информации нет. Поэтому решение о формальном объединении ветровальных площадей происходило исходя из их локализации, направлению и пространственной форме нарушений (см. подглаву 4.3.). Относительно близко расположенные нарушения со сходной пространственной структурой повреждения лесного покрова в ряде случаев позволяло говорить о единовременном воздействии ураганного ветра и объединить их ветровальные площади, т.е. считать, что это один массовый ветровал (рис. 4.2).

Рис. 4.2. Пижемский массовый ветровал 2009-10 гг. (№12 в табл. 4.1) состоящий из двух крупных локализованных в пространстве участков нарушений лесного покрова Однако отметим, что на некоторых территориях фиксируется наличие относительно близко расположенных нарушений разной пространственной структуры (рис. 4.3), т.е. возможно вызванных разной первопричиной ветровальных нарушений в различные отрезки времени, поэтому их объединение в один ветровал – не всегда корректно (см. подглаву 4.3).

Ветровалы, состоящие из нескольких обособленных в пространстве относительно крупных нарушений лесного покрова (рис. 4.2, 4.3), объединенные общей локализацией (территорией), разнесены в таблице 4.1 по соответствующим крупным участкам нарушений. Для каждого выделенного участка нарушений определены параметры протяженности, площади, показатели обеспеченности и удлиненности. Данное разделение позволяет более объективно описать и формализовать пространственные структуры ветровальных нарушений лесного покрова (табл. 4.1).

Рис. 4.3. Сокольский массовый ветровал 2009-10 гг. (№14 в табл. 4.1) состоящий из двух крупных локализированных в пространстве участков нарушений лесного покрова

4.2. Сравнительная характеристика масштабов нарушения лесного покрова в виде массовых ветровалов, лесных гарей и сплошных вырубок Как показали исследования, площади массовых ветровалов лежат в широком интервале значений: от 56.3 га до более чем 60424.7 га (табл. 4.1, рис. 4.1). Так как площадь ветровальных нарушений определялась только в границах полигона исследования, то фактическая суммарная площадь некоторых ветровальных нарушений может быть больше значений, указанных в таблице 4.1 (например для ветровала №21). Анализ распределения количества ветровалов от площади представлен на рис. 4.4. В целом наблюдается сокращение общего числа массовых ветровалов с увеличением площади поврежденных лесных фитоценозов (Петухов, Немчинова, 2014; Petukhov, Nemchinova, 2015).

Рис. 4.4. Распределение количества массовых ветровалов по площади За исследованный период времени наибольшие площади ветровальных лесов приходятся на 2010 год (табл. 4.1). По нашим оценкам площади массовых ветровалов в 2010 году только на территории Костромской области составили около 7562 га, что на 2080 га больше по сравнению с официальной статистикой (Сведения о защите лесов …, 2014).

По данным таблицы 4.1 рассчитаны ежегодные площади ветровальных лесов для всей территории исследования и отдельно для территории Костромской области (табл. 4.2). Также проанализированы данные о площадях сплошных рубок (за период с 1995 по 2010 гг., использованы данные из информационных архивов ЦЭПЛ РАН) и лесных пожаров в лесах Костромской области за рассматриваемый временной период (Дудин, 2000; 2011).

Рассчитана средняя ежегодная площадь сплошных вырубок, выгоревших лесов и площадь одного лесного пожара (около 3.5 га).

Таблица 4.2 Среднегодовые темпы нарушения лесного покрова в результате воздействий ураганных ветров за период с 1984 по 2011 гг.

–  –  –

Сопоставление результатов расчетов ежегодных средних площадей вырубленных (около 14624 га/год), выгоревших (около 266 га/год) и вываленных (390 га/год, табл. 4.2) лесов, в границах Костромской области, позволяет констатировать факт того, что в ревизионный период с 1984 по 2011 гг. ураганные ветры оказывали бльшее нарушение лесного покрова (в

1.5 раза), чем лесные пожары, однако оба вида нарушений существенно уступают антропогенным нарушениям – сплошным рубкам (Петухов, Немчинова, 2014; Petukhov, Nemchinova, 2015).

4.3. Пространственная структура ветровальных нарушений лесного покрова Анализ пространственной структуры массовых ветровалов (см. рис.

4.1) показал, что нарушения лесного покрова ураганными ветрами, как правило, имеют вытянутую форму. При этом характер повреждения – неоднородный и меняется по мере продвижения ветра вглубь лесного массива. Вероятно, это связано с тем, что ветер в результате трения о стволы и кроны деревьев теряет часть своей первоначальной энергии (Нестеров,1952; Прох, 1961; Погребняк, 1968; Мелехов, 1980; Белов, 1983). На основе составленной картосхемы массовых ветровалов (рис. 4.1), нами предложена следующая классификация форм пространственной структуры ветровальных нарушений (Петухов, Немчинова, 2014; Petukhov, Nemchinova, 2015):

линейная форма (рис. 4.5А) характерная для ветровалов относительно малых площадей от 56.3 до 1007.7 га. Для данного типа нарушений присуща относительно стабильная ширина сплошного вывала на всем протяжении массового ветровала. Коэффициенты обеспеченности (Q) и удлиненности (K) для данной формы нарушений относительно невелики, лежат в интервалах от

0.11 до 0.16 и от 9.20 до 25.15 соответственно (табл. 4.1);

линейно-веерная форма (рис. 4.5Б) характерная для ветровалов широкого диапазона площадей от 56.6 до 60424.7 га (табл. 4.1). Для данного типа нарушений свойственна следующая особенность: по мере продвижения вглубь лесного массива фрагменты ветровала «рассеиваются» на множество мелких (дифференцированных) участков среди неповрежденной древесной растительности, образуя относительно широкий «фронт» ветровала. В ряде случаев широкий ветровальный фронт образуется без так называемой переходной (расширяющейся) зоны. Также для данной структуры характерно наличие нескольких крупных (относительно общей площади ветровала) локализованных фрагментов сплошного повреждения древостоя. Коэффициенты обеспеченности – выше, а удлиненности - ниже, чем для линейной формы нарушений, лежат в интервале значений от 0.26 до 0.75 и от 1.36 до 9.62 соответственно (табл. 4.1).

Рис. 4.5. Линейная форма (А) пространственного нарушения лесного покрова (ветровал №10 в табл. 4.1); линейно-веерная форма (Б) пространственного нарушения лесного покрова (ветровал №7 в табл. 4.1).

Сходные формы ветровальных нарушений лесного покрова (линейная, линейно-веерная) также можно отметить на различных картографических материалах – материалы картографирование изменений лесного покрова в европейской части России (Леса центра и …, 2008), картосхемы массовых ветровалов на территории Пермского края (Шихов, 2013; Ветров, Шихов, 2013).

Различия в характере повреждения лесного покрова (линейной или линейно-веерной формы) возможно, связаны с видом опасного явления (урагана), которым вызвано нарушение. Так в истории метеонаблюдений многократно фиксировались и описывались относительно узкие полосы (шириной от 50 до 300 м) ветровала и бурелома значительной протяженности (до нескольких десятков километров). Отмечалось, что первопричиной данного вида нарушения являются смерчи. Первопричиной нарушения лесного покрова в виде расширяющейся полосы от нескольких километров до десятков километров являлись шквалистые ветры (Разуваев, 2001; Шихов, 2013; Ветров, Шихов, 2013).

В пределах ветровалов линейной формы нарушения лесного покрова носят неоднородный характер, что возможно связано с изменением параметров ветра, формами рельефа местности, таксационными характеристиками древесного яруса лесных фитоценозов и прочими факторами. Поэтому в пределах полосы погибшей и поврежденной растительности (рис. 4.6), выделяются следующие зоны:

1. зона постепенного расширения фрагментов;

2. зона максимально широких фрагментов;

3. зона постепенного сужения фрагментов.

Для ветровалов линейно-веерной формы, нарушения лесного покрова носят более разнообразных характер. В общей структуре повреждений можно выделить несколько зон (рис. 4.7), различающихся по площади и расположению фрагментов поврежденных фитоценозов среди не поврежденной растительности (Петухов, Немчинова, 2011а):

1. зона сплошного нарушения лесного покрова;

2. зона компактно дискретного нарушения лесного покрова;

3. зона равномерно дискретного нарушения лесного покрова.

Рис. 4.6. Ветровал №14 (табл. 4.1) с выделенными зонами повреждений лесного покрова: зона 1 - постепенного расширения; зона 2 - наиболее широкая; зона 3 - постепенного сужения.

Рис. 4.7. Фрагмент ветровала №17 (табл. 4.1) с выделенными зонами повреждений лесного покрова: зона 1- сплошного нарушения; зона 2- компактно дискретного нарушения; зона 3- равномерно дискретного нарушения.

Интересна локализация выделенных зон в пределах массовых ветровалов линейно-веерной формы (рис. 4.7). Зона 1, как правило, приурочена к началу так называемого вектора ветровальных нарушений (Петухов, Немчинова, 2011а), зона 2 и 3 к концу вектора нарушений. Данное распределение зон возможно связано с ослаблением силы и скорости ветрового потока по мере его продвижения вглубь лесного массива, что и отражается в изменении характера нарушения лесного покрова, однако не исключается влияние рельефа местности (см. подглава 4.4) и таксационных параметров насаждений (см.

подглава 4.5) и т.д.

Разный характер повреждения лесного покрова ураганным ветром, может отразиться на ходе лесовосстановительных процессов (Everham, Brokaw, 1996; Schnenberger, 2002). Так на посветровальных участках небольшой площади или на участках, граничащих с уцелевшими стенами леса, отмечается относительно хорошее семенное возобновление и «горизонтальное» зарастания от стен леса. На участках ближе к центру обширных ветровальных территорий, отмечается малое количество всходов из-за отсутствия или значительной удаленности от семенных деревьев. Также на обширных нарушенных площадях в большей степени меняется (Everham, Brokaw, 1996): освещенность, влажность, температура, ветровой режим и т.д.

Таким образом, в пространственной структуре ветровальных нарушений лесного покрова выделяются две основные формы (линейная и линейновеерная) возможно связанные с природой ураганных ветров. Данные формы можно формализовать при помощи значений показателей обеспеченности и удлиненности. Для линейной формы средние значения показателя обеспеченности (Q) значительно ниже (0.14±0.02 против 0.51±0.17), а удлиненности (K) выше (16.18±4.9 против 3.80±2.0) по сравнению с ветровалами линейновеерной формы. Сравнение средних значений данных коэффициентов для ветровалов разных форм по критерию Манна-Уитни (Мастицкий, 2009) показала статистически значимые различия (p0.01). Внутри выделенных форм характер ветровальных нарушений также недородный, визуально выделяются зоны разной структуры и локализации повреждения лесного покрова, что возможно, влияет на последующие лесовосстановительные процессы на данных постветровальных участках.

4.4. Влияние рельефа на характер и степень повреждения лесного покрова ураганным ветром Изучение влияния рельефа на характер повреждения лесного покрова ветром вызывает определенные сложности, связанные с подбором территорий, отвечающим следующим условиям:

1) с максимально однородным составом и структурой лесов;

2) не фрагментированных пожарами или хозяйственной деятельностью человека.

Соблюдение перечисленных условий позволяет оценить преимущественное влияние рельефа, отсекая воздействие прочих факторов, как способствующих, так и препятствующих повреждению лесного покрова ветром (Аэрокосмический мониторинг лесов, 1991).

При исследовании 21-го массового ветровала приведенным условиям удовлетворяет только модельная территория массового ветровала 1987 года (№2 в табл. 4.1). Данный ветровал хорошо иллюстрирует влияние рельефа на перераспределение воздушных потоков шквалистого ветра, объясняя пространственную структуру ветровальных нарушений (рис. 4.8).

Направление ураганного ветра – южное. Ветровал состоит из трех крупных участков (фрагментов) поврежденного лесного покрова, изолированных друг от друга, расположенных практически на одной линии.

На рисунке 4.8 представлен план и вертикальный профиль трансекты (серая линия), проведенной через центры крупных фрагментов ветровала (Петухов, Немчинова, 2014; Petukhov, Nemchinova, 2015). Первый фрагмент – повреждения лесного покрова, протяженностью около 6 км, начались с самых высоких точек профиля - 170 м н. у. м. (над уровнем моря), и остановились на отметке – 150 м н. у. м. Далее на профиле следует резкое уменьшение высоты до водной глади реки Унжа (до 115 м н. у. м.). Противоположный берег р. Унжа (левый) – более пологий, на нем профиль постепенно набирает высоту. На всем протяжении данного участка древесный ярус лесных фитоценозов не пострадал от действия ураганного ветра. При достижении на вертикальном профиле отметки 150 м н. у. м. и более снова наблюдается повреждение древесного яруса – начался второй фрагмент массового ветровала протяженностью около 9 км. На этом фрагменте высоты меняются от 150 м н. у. м. до 160 м н. у. м. и снова до 150 м н. у. м., после чего нарушения ленного покрова не наблюдается. Далее следует участок неповрежденных древостоев, протяженностью около 8 км, с постепенным падением высот от 150 м н. у. м. до 120 м н. у. м. Третий (последний) фрагмент массового ветровала начинается на левом берегу р. Святица (Вологодской области) на высоте 130 м н. у. м. Протяженность третьего участка составила около 4 км, с колебанием высот от 130 до 140 и снова к 130 м н. у. м.

Рис. 4.8. Схема распространения фрагментов массового ветровала по территории (черный контур) и их положение на вертикальном профиле (серая линия).

Проведенный корреляционный анализ показал, что между размерами фрагментов массового ветровала и колебаниями высот рельефа существует положительная статистически значимая корреляция - ранговый коэффициент корреляции Спирмена равен 0.62, при р 0.001 (рис. 4.9).

Рис. 4.9. Соотношение колебания превышений рельефа и площади фрагментов ветровала ветровал №2 (табл. 4.1).

Таким образом, даже в условиях относительно равниной местности, рельеф оказывает существенное влияние на перераспределение воздушных потоков. Поэтому, в результате воздействия шквалистого ураганного ветра, преимущественно повреждаются леса, произрастающие на возвышенных участках рельефа, а в понижениях (речных долинах, оврагах, балках), ориентированных перпендикулярно направлению опасного ветра, древесный ярус лесных фитоценозов остается неповрежденным. С подобным явлением столкнулись исследователи массового ветровала в ГПЗ «Калужские засеки»

(Бобровский, Стаменов, 2012а). Наложение карты овражной сети на контуры массового ветровала показало, что на участках, где овражная сеть перпендикулярна направлению падения деревьев: «Ураган «перескакивал»

глубокие крутые овраги (глубиной более 20-30 м), тогда как на пологих склонах и в оврагах, расположенных по направлению удара ветра, пострадали (древостои – прим. авт.) в той же степени, что и леса на плакорах» (Бобровский и др., 2012а, стр. 205).

4.5. Таксационная характеристика поврежденных лесных фитоценозов в результате воздействия ураганных ветров Для выявления лесных фитоценозов в большей или меньшей степени предрасположенных к массовым ветровалам и буреломам выполнен анализ их основных таксационных характеристик. Анализ проводился на основе данных лесоустройства (планы лесонасаждений, таксационные описания).

Всего проанализированы характеристики поврежденных лесных фитоценозов на территории семи массовых ветровалов: ветровал 1987 г. в Кологривском районе (№2 в табл. 4.1.), ветровал 2002 г. в Нейском и Межевском районах (№5 в табл. 4.1.), ветровал периода 2007-09 гг. в Кологривском районе (№6 в табл. 4.1.), ветровал 2007 г. в Октябрьском районе (№8 в табл. 4.1.), ветровал периода 2009-10 гг. в Парфеньевском районе (№11 в табл. 4.1.), ветровал июня 2010 г. в Судиславском и Островском районах (№17 в табл. 4.1.), ветровал июля 2010 г. в ряде районов Ярославской, Костромской и Вологодской областей (№21 в табл. 4.1.). Так как данный анализ проводился на основе лесоустроительных данных, то объектом исследования являлись лесные насаждения (в разрезе лесных выделов), которые, с определенными допущениями, можно приравнять к лесным фитоценозам.

Анализ таксационных данных поврежденных насаждений проводился в сравнении с обобщенными данными о характеристике лесных выделов расположенных в пострадавших кварталах. Сравнение рассматриваемых характеристик объектов как на уровне фрагментов поврежденных насаждений так и в целом на уровне пострадавших лесных кварталов позволяет выявить некоторые особенности таксационных характеристик, определяющих предрасположенность насаждений к ветровалу и бурелому (Lassig, Mochalov, 2000).

Статистическая обработка данных таксационных описаний нарушенных насаждений, а также всей совокупности насаждений в границах пострадавших лесных кварталов осуществлялось с использованием критерия 2 в статистическом пакете R (R Core Team …, 2012). Так как объекты анализа являются площадными, то в классическом виде данный критерий применять нельзя. Поэтому при расчете критерия введены так называемые весовые коэффициенты (Good, 2005), учитывающие площади анализируемых объектов.

Так как вес – это уникальное значение для каждого набора объектов, то использован механизм рандомизации в виде перестановочного теста. В качестве теоретического распределения значений использовался результат работы перестановочного теста, а фактического – наблюдаемое распределение значений таксационных характеристик фрагментов поврежденных насаждений.

Нулевая гипотеза сформулирована следующим образом: отсутствуют статистически значимые различия распределения значений рассматриваемых таксационных показателей нарушенных насаждений по сравнению с общим распределением значений соответствующих показателей в насаждениях пострадавших лесных кварталов до нарушения (ошибка первого рода составляет более 5% или 10%). То есть наблюдается относительно равномерное нарушение лесного покрова независимо от таксационных характеристик конкретных насаждений. Перечень проанализированных таксационных показа

–  –  –

Породная и возрастная структура поврежденных насаждений Из приведенных диаграмм видно, что наибольшие ветровальные площади приходятся на насаждения с доминированием березы или ели, как правило, преобладавших на данных территориях до нарушения. При этом для ряда ветровалов (№ 6, 8, 11 в табл. 4.1 и на рис. 4.10) отмечено некоторое увеличение процентного соотношения поврежденных еловых насаждений по сравнению с их первоначальным распределением в пострадавших лесных кварталах до нарушения. Подобное явление наблюдалось при исследовании нескольких массовых ветровалов на Северном и Среднем Урале (Lassig, Mochalov, 2000). Это может свидетельствовать об относительно большей предрасположенности еловых насаждений к ветровалу и бурелому, что подтверждается наблюдениями прочих исследований (Стойко, 1965; Мелехов, 1980;

Скворцова и др., 1983). В свою очередь, высокая доля поврежденных березовых насаждений не может однозначно свидетельствовать о меньшей устойчивости данной породы к ураганным ветрам, т.к. и до нарушения данные насаждения, как правило, доминировали на территории пострадавших лесных кварталов. Например, об относительно высокой устойчивости к ураганным ветрам насаждений с доминированием березы свидетельствует характер распределения ветровальных участков на Северном и Среднем Урале (Lassig, Mochalov, 2000).

Для территорий двух ветровалов (№8, 11 в табл. 4.1. и рис. 4.10) отмечена большая устойчивость насаждений с доминированием сосны обыкновенной, в практике лесного хозяйства и лесной экологии считаемой менее ветровальной древесной породой (Мелехов, 1980; Скворцова и др., 1983; Lassig, Mochalov, 2000). Однако в исследовании Д.А. Акайкина (2012) именно на сосновые насаждения приходит максимум ветровальных площадей в результате воздействия урагана 2011 г. в Сосновском участковом лесничестве Ленинградской области, и минимальные площади в Бокситогорском экспецхозе (год нарушения - 1981). Автор указывает, что при исследовании фрагментов массовых ветровалов, им не выявлена четкая зависимость повреждения насаждений ураганным ветром от преобладающей породы. Однако не приводит графики (или цифры) соотношения площадей по преобладающим породам в пострадавших кварталах до нарушения, поэтому по его данным нет возможности говорить об равномерности или выборочности повреждения насаждений ураганным ветром с преобладанием определенной древесной породы.

Для нашего исследования результаты статистического анализа по критерию 2 не выявили значимых различий между значениями распределения площадей преобладающих пород на сравниваемых территориях (табл. 4.3).

Таким образом, анализ породной структуры поврежденных древостоев (рис. 4.10А), а также древостоев на уровне пострадавших лесных кварталов до нарушения (рис. 4.10Б), показал, что для южнотаежных лесов (в пределах Костромской области) при воздействии ураганного ветра наблюдается практически равномерное нарушение насаждений, не зависимо от преобладающей породы. Однако имеются некоторые исключения по еловым (увеличение доли участия) и сосновым (уменьшение доли участия) поврежденным насаждениям. Возможно, в результате воздействия ураганных ветров и образования массовых ветровалов, преобладающая порода не является основным детерминирующим фактором устойчивости (сохранения) насаждений.

–  –  –

В возрастной структуре поврежденных лесов (рис. 4.11А), основные площади приходятся на насаждения с календарным возрастом более 40 лет.

На более молодые насаждения приходятся относительно незначительные ветровальные площади. Подобное распределение также наблюдается на участках массовых ветровалов на Северном и Среднем Урале (Lassig, Mochalov, 2000). Вероятно, это связано с тем, что в возрасте до 40 лет деревья обладают более высокой пластичностью стволов, что позволяет им значительно деформироваться (изгибаться) под воздействием ветровой нагрузки и возвращаться в их первоначальное положение после её прекращения.

В результате анализа диаграмм отмечаем отсутствие пропорционального распределения поврежденных насаждений по возрасту (рис. 4.11А) с общей возрастной структурой насаждений в пострадавших лесных кварталах до нарушения (рис. 4.11Б). С возрастом ветровальность насаждений увеличивается (Мелехов, 1980; Скворцова и др., 1983), поэтому на графиках должен наблюдаться более существенный дисбаланс в нарушении насаждений старших возрастных групп (рис. 4.11А), как это зафиксировано для ветровалов Среднего и Северного Урала (Lassig, Mochalov, 2000). Однако в нашем исследовании максимальные поврежденные площади приходятся на возрастной интервал от 41 до 80 лет. Отметим, что насаждения данной возрастной группы преобладали в пострадавших лесных кварталах до нарушения, поэтому на них приходится максимум ветровальных площадей (рис. 4.11Б). Более старые насаждения также подверглись нарушению, но так как их площадь изначально была невелика, то на них пришлись относительно небольшие ветровальные площади.

Для проверки гипотезы связи возраста древостоев с вероятностью ветровальных нарушений лесного покрова проведен статистический анализ. Для анализа все насаждения были разделены на две категории возраста: до и более 40 лет (обоснование см. выше). Статистический анализ выявил значимые различия распределения площадей по значению возраста древостоя для ряда массовых ветровалов (табл. 4.3, рис. 4.11), где насаждения возрастом до 40 лет занимали значительные площади в пострадавших лесных кварталах и практически не пострадали в результате воздействия ураганных ветров.

А) Б) Рис. 4.11. Распределение площадей поврежденных насаждений (А) и всей совокупности насаждений в пределах пострадавших лесных кварталов (Б) по интервалам возраста Высотная структура поврежденных насаждений Средняя высота насаждений является одним из основных показателей определяющих их устойчивость к воздействию ветровых нагрузок, ведь опрокидывающая сила ветра увеличивается прямо пропорционально высоте дерева (Захаров, Суховольский, 2004; Stathers R.J. et al., 1994). В ряде работ прослеживается положительная корреляция увеличения средней высоты деревьев с вероятностью риска повреждения ураганным ветром (Everham, Brokaw, 1996). Однако данная зависимость прослеживается до определенной «критической» высоты, выше которой вероятность повреждения стабилизируются. При анализе диаграмм видно (рис. 4.12), что, как правило, максимальные ветровальные площади приходятся на древостои с высотой более 16 метров. Данное значение близко к высотному порогу ветровальных насаждений Северного и Среднего Урала, который составляет 17-19 метров (Lassig, Mochalov, 2000).

Для проверки гипотезы связи вывала с высотой все насаждения разделены по высотам на две категории: ниже и выше 16 м (обоснование см. выше). Статистический анализ показал значимую связь высоты древостоя с вероятностью повреждения ветром для ряда ветровалов (табл. 4.3, рис. 4.12).

Для данных массовых ветровалов площади насаждений с высотами менее 16 м имели значительный процент покрытия до нарушения (рис. 4.12Б) и практически не пострадали в ходе воздействия ураганного ветра (рис. 4.12А).

Таким образом, можно считать, что интервал 16-20 метров является т.

н. «пороговым значением» высоты, выше которого вероятность массовых ветровальных повреждений насаждений резко возрастает.

–  –  –

Полнотная структура поврежденных насаждений Влияние относительной полноты насаждений на их ветроустойчивость

- неоднозначно. Как известно, по мере продвижения ветрового потока вглубь леса, его скорость и сила уменьшается (Нестеров, 1952; Белов, 1976, 1983;

Мелехов, 1980). В насаждениях с высокой полнотой древостоя (более 0.8) происходит резкое уменьшение скорости ветра при контакте с группами деревьев. То есть, вся энергия ветрового потока полностью ими поглощается.

Поэтому даже при относительно небольших скоростях ветра в высокополнотных насаждениях наблюдается вываливание отдельных групп (куртин) деревьев (Стойко, 1965; Рожков, Козак, 1989). Уменьшение полноты древостоя выборочной рубкой или рубкой ухода способно, как увеличить, так и уменьшить ветроустойчивость насаждений (Стойко, 1965; Марченко, 1968).

Увеличение ветроустойчивости наблюдается в результате того, что вся энергия ветрового потока не резко, а постепенно рассеивается внутри разреженного лесного массива. Уменьшение ветроустойчивости разреженных рубкой насаждений происходит по причине слабой устойчивости оставшейся части деревьев к резко изменившимся ветровым нагрузкам, но по истечении определенного периода времени обычно происходит их адаптация (Стойко, 1965).

Анализ полнотной структуры поврежденных лесов (рис. 4.13А) показал, что максимальные площади приходятся на насаждения с полнотой 0.7в ряде случаев данный диапазон смещен 0.7-0.9 (ветровал №2 в табл. 4.1 и рис. 4.13А) и 0.6-0.7 (ветровал №11 в табл. 4.1. и рис. 4.12А). На низкополнотные насаждения (менее 0.5) приходятся относительно незначительные ветровальные площади. В целом, процентное соотношение распределения площадей поврежденных насаждений по полнотам (рис. 4.13А) соответствует общему процентному распределению площадей насаждений по полнотам в пострадавших лесных кварталах до нарушения (рис. 4.13Б). То есть, наибольшие площади приходятся на насаждения с преобладающими на данной территории полнотами. Статистический анализ распределения площадей насаждений по полнотам также не выявил статистически значимых различий (табл. 4.3).

А) Б) Рис. 4.13. Распределение площадей поврежденных насаждений (А) и всей совокупности насаждений в пределах пострадавших лесных кварталов (Б) по полнотам Типы леса поврежденных насаждений Тип леса – это комплексный показатель, характеризующий ценотические, эдафические и климатические параметры участка леса. Эдафические и климатические факторы (плодородие почв, тип и характер увлажнения, гидрологический и температурный режим территорий) существенно влияют на ветроустойчивость лесных массивов, например, при длительном застойном увлажнении корневые системы деревьев испытывают кислородное голодание, как следствие в данных условиях формируются преимущественно поверхностные корневые системы (Скворцова и др., 1983). Поэтому в результате воздействия сильных порывов ветра в данных типах леса часто наблюдается групповой и массовый вывал деревьев вместе с их корневыми системами. Таким образом, при ураганных ветрах деревья, произрастающие в условиях с повышенным застойным увлажнением (сфагновые, долгомошные группы типов леса) в большей степени страдают от ветровала, чем деревья, произрастающие в более сухих условиях.

Анализ типов леса поврежденных насаждений показал (рис. 4.14А), что в зависимости от массового ветровала преимущественно повреждаются насаждения в черничных и кисличных типах. В целом процентное распределение площадей поврежденных насаждений по типам леса совпадает с общим процентным соотношением насаждений в пострадавших кварталах до ветровала (рис. 4.14Б). Таким образом, в результате воздействия ураганных ветров не обнаружена зависимость (выборочность) гибели насаждений приуроченных к определенным типам леса. Как правило, наблюдается практически равномерное повреждение насаждений произрастающих в лесных кварталах, оказавшихся на пути ураганного ветра. Статистический анализ распределения площадей насаждений по типам леса также не выявил статистически значимых различий (табл. 4.3).

А) Б) Рис. 4.14. Распределение площадей поврежденных насаждений (А) и всей совокупности насаждений в пределах пострадавших лесных кварталов (Б) по типам леса Бонитетная структура поврежденных насаждений Бонитет характеризует продуктивность отдельного дерева и насаждения в целом (Анучин, 1982).

Деревья высших классов бонитета обладают хорошо развитыми как надземными (ствол, ветви, сучья) так и подземными (корневая система) частями. Высокий ствол и развитая крона дерева увеличивает нагрузку на его корневую систему что, в совокупности с ветровой нагрузкой, может способствовать его вываливанию (Стойко, 1965). С другой стороны, хорошее развитие надземных частей дерева невозможно без хорошо развитой корневой системы, в т. ч. якорных корней, способствующих более устойчивому удержанию дерева в вертикальном положении.

Анализ значений бонитетов поврежденных насаждений (рис. 4.15А) показал, что наибольший процент площадей поврежденных лесов имели высокий класс бонитета от 1 до 2. С уменьшением бонитета, площадь поврежденных лесов сокращается. Повреждение высокобонитетных лесов ураганными ветрами также зафиксировано для лесов Ленинградской области (Акайкин, 2012). В целом, процентное соотношение распределения площадей поврежденных насаждений по бонитетам (рис. 4.15А) соответствует общему процентному распределению площадей насаждений по бонитетам в пострадавших лесных кварталах до нарушения (рис. 4.15Б). Статистический анализ распределения площадей насаждений по бонитетам также не выявил статистически значимых различий (табл. 4.3).



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 6 |
 

Похожие работы:

«ХАПУГИН Анатолий Александрович РОД ROSA L. В БАССЕЙНЕ РЕКИ МОКША 03.02.01 – ботаника Диссертация на соискание ученой степени кандидата биологических наук Научный руководитель Силаева Татьяна Борисовна д.б.н., профессор САРАНСК ОГЛАВЛЕНИЕ ВВЕДЕНИЕ Глава 1. ИСТОРИЯ ИЗУЧЕНИЯ РОДА ROSA L. В БАССЕЙНЕ МОКШИ. Глава 2. КРАТКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РОДА ROSA L. 2.1. Характеристика рода Rosa L. 2.2. Систематика рода Rosa L. Глава 3....»

«ДОРОНИН Игорь Владимирович Cистематика, филогения и распространение скальных ящериц надвидовых комплексов Darevskia (praticola), Darevskia (caucasica) и Darevskia (saxicola) 03.02.04 – зоология Диссертация на соискание ученой степени кандидата биологических наук Научный руководитель: доктор биологических наук, заслуженный эколог РФ Б.С. Туниев Санкт-Петербург Оглавление Стр....»

«Сухарьков Андрей Юрьевич РАЗРАБОТКА МЕТОДОВ ОЦЕНКИ ОРАЛЬНОЙ АНТИРАБИЧЕСКОЙ ВАКЦИНАЦИИ ЖИВОТНЫХ 03.02.02 «Вирусология» Диссертация на соискание ученой степени кандидата биологических наук Научный руководитель: кандидат ветеринарных наук, Метлин Артем Евгеньевич Владимир 2014 ОГЛАВЛЕНИЕ 1 ВВЕДЕНИЕ 2 ОБЗОР ЛИТЕРАТУРЫ 2.1 Характеристика возбудителя бешенства 2.2 Эпизоотологические...»

«ПИМЕНОВА ЕКАТЕРИНА ВЛАДИМИРОВНА РАЗРАБОТКА МЕТОДА ОЦЕНКИ ЦИТОТОКСИЧНОСТИ АНТИГЕНОВ ВОЗБУДИТЕЛЯ МЕЛИОИДОЗА IN VITRO НА МОДЕЛИ ПЕРЕВИВАЕМЫХ КЛЕТОЧНЫХ КУЛЬТУР 03.02.03 – микробиология Диссертация на соискание ученой степени кандидата медицинских наук Научный руководитель: доктор...»

«АБДУЛЛАЕВ Ренат Абдуллаевич ГЕНЕТИЧЕСКОЕ РАЗНООБРАЗИЕ МЕСТНЫХ ФОРМ ЯЧМЕНЯ ИЗ ДАГЕСТАНА ПО АДАПТИВНО ВАЖНЫМ ПРИЗНАКАМ Шифр и наименование специальности 03.02.07 – генетика 06.01.05 – селекция и семеноводство сельскохозяйственных растений ДИССЕРТАЦИЯ на соискание учёной степени кандидата...»

«Кириллин Егор Владимирович ЭКОЛОГИЯ ОВЦЕБЫКА (OVIBOS MOSCHATUS ZIMMERMANN, 1780) В ТУНДРОВОЙ ЗОНЕ ЯКУТИИ 03.02.08 – экология Диссертация на соискание ученой степени кандидата биологических наук Научный руководитель: д. б. н., профессор Мордосов И. И. Якутск – 2015 Содержание Введение.. Глава 1. Краткая физико-географическая...»

«Шапурко Валентина Николаевна РЕСУРСЫ И ЭКОЛОГИЧЕСКОЕ КАЧЕСТВО ЛЕКАРСТВЕННЫХ РАСТЕНИЙ (НА ПРИМЕРЕ БРЯНСКОЙ ОБЛАСТИ) Специальность 03.02.08 – экология (биологические науки) Диссертация на соискание ученой степени кандидата биологических наук Научный руководитель: доктор...»

«БОЛОТОВ ВЛАДИМИР ПЕТРОВИЧ ОЦЕНКА СОДЕРЖАНИЯ И МИГРАЦИЯ ТЯЖЕЛЫХ МЕТАЛЛОВ В ЭКОСИСТЕМАХ ВОЛГОГРАДСКОГО ВОДОХРАНИЛИЩА Специальность: 03.02.08. Экология Диссертация на соискание ученой степени кандидата биологических наук Научный руководитель: доктор биологических наук,...»

«Ядрихинская Варвара Константиновна ЭКОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ РАСПРОСТРАНЕНИЯ ОСТРЫХ КИШЕЧНЫХ ИНФЕКЦИЙ В Г. ЯКУТСКЕ И РЕСПУБЛИКЕ САХА (ЯКУТИЯ) 03.02.08 – экология Диссертация на соискание ученой степени кандидата биологических наук Научный руководитель кандидат биологических наук, доцент М.В. Щелчкова Якутск 2015...»

«Цховребова Альбина Ирадионовна ВЛИЯНИЕ ФАКТОРОВ СРЕДЫ НА РАЗВИТИЕ БЕСХВОСТЫХ АМФИБИЙ СЕВЕРНЫХ СКЛОНОВ ЦЕНТРАЛЬНОГО КАВКАЗА Специальность 03.02.14 – биологические ресурсы Диссертация на соискание ученой степени кандидата биологических наук Научный руководитель доктор биологических наук профессор Калабеков Артур Лазаревич Владикавказ 2015 Содержание Ведение..3 Глава I. Обзор литературных данных. 1.1....»

«АСБАГАНОВ Сергей Валентинович БИОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ИНТРОДУКЦИИ РЯБИНЫ (SORBUS L.) В ЗАПАДНОЙ СИБИРИ 03.02.01 – «Ботаника» ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата биологических наук Научный руководитель: к.б.н., с.н.с. А.Б. Горбунов Новосибирск 2014 ОГЛАВЛЕНИЕ ВВЕДЕНИЕ.. 4 Глава 1. ОБЗОР ЛИТЕРАТУРЫ.. 8 Ботаническая...»

«Палаткин Илья Владимирович Подготовка студентов вуза к здоровьесберегающей деятельности 13.00.01 общая педагогика, история педагогики и образования Диссертация на соискание ученой степени кандидата педагогических наук Научные руководители: доктор биологических наук, профессор,...»

«Смешливая Наталья Владимировна ЭКОЛОГО-ФИЗИОЛОГИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ РЕПРОДУКТИВНОЙ ФУНКЦИИ СИГОВЫХ РЫБ ОБЬ-ИРТЫШСКОГО БАССЕЙНА 03.02.06 Ихтиология Диссертация на соискание учёной степени кандидата биологических наук Научный руководитель кандидат биологических наук, доцент Семенченко С.М. Тюмень – 2015 ОГЛАВЛЕНИЕ...»

«Хохлова Светлана Викторовна ИНДИВИДУАЛИЗАЦИЯ ЛЕЧЕНИЯ БОЛЬНЫХ РАКОМ ЯИЧНИКОВ 14.01.12-онкология ДИССЕРТАЦИЯ На соискание ученой степени доктора медицинских наук Научный консультант: Доктор медицинских наук, профессор Горбунова В.А Москва 2015 ОГЛАВЛЕНИЕ Введение Глава 1. Обзор литературы 1.1. Общая характеристика рака яичников 1.1.1. Молекулярно-биологические и...»

«БРИТАНОВ Николай Григорьевич ГИГИЕНИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ПЕРЕПРОФИЛИРОВАНИЯ ИЛИ ЛИКВИДАЦИИ ОБЪЕКТОВ ПО ХРАНЕНИЮ И УНИЧТОЖЕНИЮ ХИМИЧЕСКОГО ОРУЖИЯ 14.02.01 Гигиена Диссертация на соискание ученой степени доктора медицинских наук Научный консультант: доктор медицинских наук, профессор...»

«Степина Елена Владимировна ЭКОЛОГО-ФЛОРИСТИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА СТЕПНОЙ РАСТИТЕЛЬНОСТИ ЮГО-ЗАПАДНЫХ РАЙОНОВ САРАТОВСКОЙ ОБЛАСТИ 03.02.08 – экология (биологические науки) Диссертация на соискание ученой степени кандидата биологических наук Научный руководитель: доктор...»

«Шумилова Анна Алексеевна ПОТЕНЦИАЛ БИОРАЗРУШАЕМЫХ ПОЛИГИДРОКСИАЛКАНОАТОВ В КАЧЕСТВЕ КОСТНОПЛАСТИЧЕСКИХ МАТЕРИАЛОВ Специальность 03.01.06 – биотехнология (в том числе бионанотехнологии) ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата биологических наук Научный руководитель: доктор биологических наук Шишацкая Екатерина Игоревна Красноярск...»

«Будилова Елена Вениаминовна Эволюция жизненного цикла человека: анализ глобальных данных и моделирование 03.02.08 – Экология Диссертация на соискание ученой степени доктора биологических наук Научный консультант доктор биологических наук, профессор А.Т. Терехин Москва 2015 Посвящается моим родителям, детям и мужу с любовью. Содержание Введение.. 5 1. Теория эволюции жизненного цикла. 19...»

«УШАКОВА ЯНА ВЛАДИМИРОВНА ИСПОЛЬЗОВАНИЕ ТЕХНОЛОГИЙ ДНК-МАРКИРОВАНИЯ В СЕЛЕКЦИОННО-ГЕНЕТИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЯХ ЯБЛОНИ Специальность 06.01.05. – селекция и семеноводство сельскохозяйственных растений ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата биологических наук Научный руководитель: кандидат биологических...»

«СЕРГЕЕВА ЛЮДМИЛА ВАСИЛЬЕВНА ПРИМЕНЕНИЕ БАКТЕРИАЛЬНЫХ ЗАКВАСОК ДЛЯ ОПТИМИЗАЦИИ ФУНКЦИОНАЛЬНО-ТЕХНОЛОГИЧЕСКИХ СВОЙСТВ МЯСНОГО СЫРЬЯ И УЛУЧШЕНИЯ КАЧЕСТВА ПОЛУЧАЕМОЙ ПРОДУКЦИИ Специальность 03.01.06 – биотехнология ( в том числе бионанотехнологии) Диссертация на соискание ученой степени кандидата биологических наук Научный руководитель Доктор биологических наук, профессор Кадималиев Д.А. САРАНСК 2014 ОГЛАВЛЕНИЕ ВВЕДЕНИЕ.....»







 
2016 www.konf.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, диссертации, конференции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.