WWW.KONF.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Авторефераты, диссертации, конференции
 


Pages:     | 1 || 3 |

«Экологический эффект биогенных наночастиц ферригидрита при ремедиации нефтезагрязненных почвенных субстратов ...»

-- [ Страница 2 ] --

Рисунок 3.1 – Подрост сосны обыкновенной между мкостями с мазутом (фото автора) Рисунок 3.

2 – Подрост берзы повислой возле мкости с мазутом (фото автора) По результатам проведнных анализов, микробиологические показатели почвенного субстрата варьировали в широких пределах. Как правило, численности бактерий изучаемых эколого-трофических групп и размах варьирования этих численностей превышал аналогичные показатели для почв региона (табл. 3.1, 3.2).

–  –  –

Можно предположить, что высокие численности бактерий обусловлены постоянным притоком органического вещества в виде углеводородов, входящих в состав мазута, диффундирующих из мазутных озр в почвенный субстрат. Многочисленными исследованиями показано, что умеренное нефтяное загрязнение приводит к увеличению численности и метаболической активности почвенных бактерий [Рогозина, Шиманский, 2007; Щемелинина, 2008; Saadoun et al, 2008; Тумэндэмбэрэл Гэрэлмаа, 2010; Полонская и др., Это увеличение обусловлено способностью ряда почвенных 2011].

микроорганизмов использовать углеводороды нефти в качестве источника углерода и энергии. Продуцируемая углеводородокисляющими микроорганизмами биомасса, в свою очередь, может служить субстратом для других групп микроорганизмов.

–  –  –

Другим объяснением высоких численностей бактерий может быть подавление развития питающихся бактериями почвенных простейших и беспозвоночных в нефтезагрязннном грунте, известное из литературы [Карташев и др., 2006].

Существенный разброс микробиологических показателей между разными площадками может быть связан с разным уровнем мазутного загрязнения.

Действительно, выявлены корреляционные связи между уровнем мазутного загрязнения и микробиологическими характеристиками грунта. Максимальная корреляция численности бактерий с содержанием нефтепродуктов отмечена для олиготрофов. Коэффициент корреляции равен 0,958, его статистическая значимость P0,05. Существенно более тесные корреляционные связи с уровнем мазутного загрязнения при использовании двоичного логарифма численности вместо абсолютных показателей (табл. 3.3).

Таблица 3.3 – Связь микробиологических показателей почвенного субстрата с содержанием нефтепродуктов при использовании в расчтах абсолютных значений и двоичных логарифмов численностей (r – коэффициенты корреляции, p – значимость корреляции, "нет" означает, что корреляция статистически незначима)

–  –  –

Известно, что при отсутствии давления со стороны потребителей бактериальной биомассы, двоичный логарифм численности пропорционален числу генераций бактерий. Тот факт, что двоичные логарифмы численностей бактерий показывают более высокую корреляцию с мазутным загрязнением, чем абсолютные значения, косвенно подтверждает предположение об ингибировании питающихся бактериями простейших и беспозвоночных в изучаемом почвенном субстрате.

В целом, по комплексу микробиологических показателей изучаемый почвенный субстрат существенно отличается от почв сосновых лесов и лесостепи региона. Дискриминантный анализ подтвердил статистическую значимость различий по комплексу микробиологических характеристик между лесными и лесостепными почвами с одной стороны, и грунтом мазутохранилища и прилегающей территории – с другой стороны (табл. 3.4).

–  –  –

Как видно из представленных в таблице данных, территория мазутохранилища и прилегающая территория статистически значимо отличаются по комплексу микробных показателей от лесных и лесостепных почв региона. В то же время между микробными комплексами территории мазутохранилища и прилегающей территории статистически значимых различий не выявлено.

На рисунке 3.3 показаны проекции изученных образцов на оси дискриминации в сравнении с проекциями лесных и лесостепных почв.

Несмотря на отсутствие статистически значимых различий между микробными комплексами территории мазутохранилища и прилегающей территории, из проекции видно, что эти комплексы образуют два обособленных кластера.

Рисунок 3.3.

– Проекции микробных комплексов почв региона и изучаемого участка до механической рекультивации на оси дискриминации.

Отсутствие статистически значимых различий в данном случае объясняется скорее малым числом точек, чем реальным сходством микробных комплексов. Особенно выделяется точка, соответствующая пробной площадке №4, расположенной выше мазутохранилища (см. Главу 2), и, таким образом, в минимальной степени подверженная действию мазутного загрязнения (табл.

3.5, 3.6).

–  –  –

При этом наблюдалась статистически значимая (p0,001) географическая неравномерность в распределении фитотоксичности. Максимальный уровень фитотоксичности (снижение всхожести тест-культуры на 40-50% в сравнении с контролем) отмечен на южной и северной областях восточной оконечности участка, минимальный (снижение всхожести на 6-12%) – на северо-западной оконечности участка (рис. 3.4).

Рисунок 3.4 – Карта фитотоксичности почвенного субстрата на участке после проведения механической рекультивации в конце вегетации 2011 г.

(цифрами по вертикальной оси показан % снижения всхожести тест-культуры относительно контроля, по горизонтальным осям – расстояние от крайней югозападной точки участка) Сходная картина наблюдалась и при использовании в качестве показателя фитотоксичности энергии прорастания тест-культуры, хотя в данном случае фитотоксический эффект был менее выражен (табл. 3.8, рис. 3.5).

–  –  –

Как и в случае всхожести, наблюдалась статистически значимая (p0,001) географическая неравномерность в распределении фитотоксичности.

Максимальный уровень фитотоксичности (снижение энергии прорастания тесткультуры на 40-45% в сравнении с контролем) отмечен на южной и северной областях восточной оконечности участка, минимальный (статистически незначимое снижение энергии прорастания на 1-6%) – на северо-западной оконечности участка (см. рис. 3.5).

Рисунок 3.5 – Карта фитотоксичности почвенного субстрата на участке после проведения механической рекультивации в конце сезона вегетации 2011 г.

по результатам анализа энергии прорастания (цифрами по вертикальной оси показан % снижения энергии прорастания тест-культуры относительно контроля, по горизонтальным осям – расстояние от крайней юго-западной точки участка) Возросшую после рекультивации фитотоксичность почвогрунта можно объяснить тем, что в процессе рекультивации в почвогрунт попало большое количество мазута и продуктов его трансформации.

В вегетацию 2012 г. на исследуемом участке произошло выравнивание фитотоксичности грунта (рис. 3.6, 3.7).

Рисунок 3.6 – Карта фитотоксичности почвенного субстрата на участке после проведения механической рекультивации в вегетацию 2012 г.

(цифрами по вертикальной оси показан % снижения всхожести тест-культуры относительно контроля, по горизонтальным осям – расстояние от крайней югозападной точки участка) Рисунок 3.7 – Карта фитотоксичности почвенного субстрата на участке после проведения механической рекультивации в вегетацию 2012 г. по результатам анализа энергии прорастания (цифрами по вертикальной оси показан % снижения энергии прорастания тест-культуры относительно контроля, по горизонтальным осям – расстояние от крайней юго-западной точки участка) При этом средний уровень фитотоксичности участка существенно не изменился. Так, среднее по 9 пробным площадкам снижение всхожести тесткультуры в 2011 г. составило 23,7%, а в 2012 г. – 17,2%. Статистически значимых различий между средней фитотоксичностью, определяемой по снижению всхожести, в 2011 и 2012 гг не обнаружено (критерий Стьюдента равен 1,27, p0,10).

Аналогичные результаты получены и при использовании в качестве показателя фитотоксичности энергии прорастания. Среднее снижение энергии прорастания по пробным площадкам в 2011 г. составило 15,7%, в 2012 г. – 13,6%. Статистически значимых различий между средними нет (критерий Стьюдента равен 0,369, p0,358).

Таким образом, наблюдаемое в 2012 г. выравнивание фитотоксичности можно объяснить более равномерным распределением остаточного мазута по территории.

Микробиологический анализ показал, что между образцами наблюдаются статистически значимые (p0,001) различия по численности и соотношению различных групп микроорганизмов.

Между образцами отмечены статистически значимые (p0,001) различия по численности и соотношению различных групп микроорганизмов. Численность бактерий, учитываемых на ПД-агаре, варьирует от 4х106 КОЕ/г до 77х106 КОЕ/г. Численность бактерий, учитываемых на модифицированной среде Чапека, варьирует от 1х106 КОЕ/г до 90х106 КОЕ/г, численность бактерий, учитываемых на олиготрофной среде, варьирует от 25х106 КОЕ/г до 143х106 КОЕ/г. Численность микроскопических грибов варьирует от менее чем 1х106 КОЕ/г до 16х106 КОЕ/г (табл. 3.8, 3.9).

В целом можно отметить увеличение числа олиготрофных бактерий и снижение числа микроскопических грибов по мере увеличения фитотоксичности пробы. Отмечены статистически значимые положительные корреляции между фитотоксичностью и общей численностью олиготрофных бактерий, фитотоксичностью и долей олиготрофных бактерий в общем числе бактерий. Кроме этого, наблюдается статистически значимая отрицательная связь между фитотоксичностью и численностью микроскопических грибов (табл. 3.10).

–  –  –

Рисунок 3.8 – Проекция изучаемых проб на канонические переменные по микробиологическим показателям.

В легенде показано снижение всхожести тест-культуры в соответствующих пробах Несмотря на высокую корреляцию отдельных микробиологических показателей с фитотоксичностью почвогрунта, регрессионный анализ показал, что при построении уравнений регрессии по отдельным показателям расчтные значения фитотоксичности сильно отличаются от реальных (рис. 3.9).

–  –  –

При включении в анализ всех микробиологических показателей связь между микробиологическими показателями и уровнем фитотоксичности почвы стала существенно более высокой. Коэффициент множественной корреляции R=0,982, расчтные значения существенно ближе к экспериментальным (рис.

3.10). Тем не менее, уравнение регрессии является статистически не значимым (p=0,139) (табл. 3.11).

–  –  –

Рисунок 3.10 – Реальные и теоретические значения фитотоксичности при построении уравнения множественной регрессии между фитотоксичностью и комплексом микробных показателей.

Как и при анализе связей между микробиологическими показателями и уровнем мазутного загрязнения до механической рекультивации, указанная

–  –  –

После исключения статистически незначимых коэффициентов основанное на логарифмах уравнение множественной регрессии, связывающее комплекс микробиологических показателей с фитотоксичностью почвенного субстрата, оказывается в высокой степени значимым (p0.01) при коэффициенте множественной корреляции R=0,997 (табл. 3.13, 3.14, рис. 3.12).

Таблица 3.13 – Результаты анализа уравнения множественной регрессии, связывающего фитотоксичность почвенного субстрата с комплексом микробиологических показателей при использовании логарифмов численностей вместо их абсолютных значений Регрессионная статистика Множественный R 0,996574981 R-квадрат 0,993161694 Нормированный Rквадрат 0,981764516 Стандартная ошибка 2,080767732 Наблюдения 9

–  –  –

ГЛАВА 4. ВЛИЯНИЕ БИОГЕННЫХ НАНОЧАСТИЦ НА

ФИТОТОКСИЧНОСТЬ ПОЧВЕННОГО СУБСТРАТА

4.1. Влияние наночастиц на фитотоксичность в лабораторных условиях Лабораторные эксперименты по изучению влияния биогенных наночастиц ферригидрита на фитотоксичность проводили на смеси образцов почвенного субстрата, показавших максимальную фитотоксичность после механической рекультвации (см. Главу 3). Суспензии наночастиц вносили в виде 0,1-1,0% растворов исходного препарата в дистиллированной воде.

Контролем служила та же смесь без добавления наночастиц (в дальнейшем изложении – "грязный контроль"), а также образец из незагрязннного мазутом участка (в дальнейшем изложении – "чистый контроль").

Предварительные эксперименты показали, что ни один из изученных типов частиц в указанном диапазоне концентраций сам по себе не оказывает статистически значимого влияния на энергию прорастания, всхожесть и ростовые показатели кресс-салата. Данный результат согласуется с результатами ранее проведнных исследований биологической активности наночастиц изучаемых типов в отношении яровой пшеницы и в отношении конидий фитопатогенных грибов [Шевелв и др., 2009; Ланкина и др., 2011].

Авторы указанных исследований отмечали биологическую инертность биогенных наночастиц в отношении различных тест-объектов.

В то же время на фоне мазутного загрязнения все изученные типы частиц в изученном диапазоне концентраций оказали статистически значимое влияние как на энергию прорастания и всхожесть, так и на ростовые характеристики кресс-салата. Это влияние выразилось в увеличении показателей всхожести и роста кресс-салата вплоть до значений, соответствующих "чистому" контролю или даже превышающих соответствующие показатели в контроле. Таким образом, все изученные биогенные наночастицы оказали достоверное антитоксическое действие в отношении продуктов длительного мазутного загрязнения.

В целом, отмечено закономерное увеличение антитоксического эффекта при повышении концентрации наночастиц, однако характер кривых "эффектдоза" существенно зависел как от типа частиц, так и от измеряемого показателя.

Ниже приведены примеры влияния различных типов биогенных наночастиц на фитотоксические свойства нефтезагрязннного загрязннного почвенного субстрата.

–  –  –

Как видно из представленных данных, по мере увеличения концентрации допированных кобальтом наночастиц энергия прорастания и всхожесть тесткультуры возрастает вплоть до исчезновения статистически значимых различий с контролем. На начальных стадиях прорастания кривая "эффект-доза" носит отчтливо нелинейный характер. При этом на высоких концентрациях наночастиц отмечается превышение показателей прорастания в сравнении с "чистым" контролем в 1,3-1,5 раза (рис. 4.1, 4.2).

–  –  –

Рисунок 4.1 – Влияние концентрации биогенных наночастиц ферригидрита, допированных кобальтом, на прорастание кресс-салата через 2 суток, в % к аналогичному показателю в "чистом" контроле.

–  –  –

Рисунок 4.2 – Влияние концентрации биогенных наночастиц ферригидрита, допированных кобальтом, на прорастание кресс-салата через 3 суток, в % к аналогичному показателю в "чистом" контроле.

–  –  –

Рисунок 4.3 – Влияние концентрации биогенных наночастиц ферригидрита, допированных кобальтом, на прорастание кресс-салата через 4 суток, в % к аналогичному показателю в "чистом" контроле.

–  –  –

Рисунок 4.4 – Влияние концентрации биогенных наночастиц ферригидрита, допированных кобальтом, на прорастание кресс-салата через 6 суток, в % к аналогичному показателю в "чистом" контроле.

В целом, можно констатировать, что в диапазоне концентраций 0,8 – 1,0% препрарат наночастиц, допированных кобальтом, полностью устраняет определяемую по всхожести и энергии прорастания фитотоксичность загрязннного мазутом субстрата. Концентрации ниже 0,7% также статистически значимо снижают фитотоксичность, однако полного устранения фитотоксичности субстрата не наблюдается.

При этом в присутствии высоких концентраций наночастиц скорость прорастания тест-культуры на загрязннном субстрате статистически значимо (p=0.05 по парному t-критерию и критерию Фридмана для сравнения рядов) превышает скорость прорастания в "чистом" контроле, хотя к четвртымшестым суткам различия с контролем по проценту проросших семян сглаживаются и становятся статистически незначимыми. Различия вариантов с добавлением наночастиц с "грязным" контролем, напротив, с течением времени возрастают (рис. 4.5).

–  –  –

Рисунок 4.5 – Динамика прорастания кресс-салата на загрязннном субстрате в присутствии высоких концентраций биогенных наночастиц ферригидрита, допированных кобальтом, в сравнении с "чистым" и "грязным" контролем.

Наряду со стимулированием прорастания, биогенные наночастицы, допированные кобальтом, оказали существенное влияние на биометрические свойства проростков кресс-салата при выращивании на загрязннном нефтепродуктами почвенном субстрате.

Это влияние проявилось в статистически значимом ускорении роста в сравнении как с "грязным", так и с "чистым" контролем. Само по себе мазутное загрязнение не оказало статистически значимого влияния на ростовые параметры тест-культуры (рис. 4.6). Это согласуется с результатами других исследований, в которых значимое ингибирование роста и других физиологических показателей растений кресс-салата и пшеницы отмечалось только при высоких концентрациях нефти (как правило, от 6-9 г/кг сухой почвы и выше) [Бородулина, Полонский, 2010, 2011; Полонский и др., 2013].

3,5 3

–  –  –

Рисунок 4.6 – Динамика роста кресс-салата на загрязннном субстрате в отсутствии биогенных наночастиц ферригидрита в сравнении с "чистым" контролем.

Приведена средняя длина и 95%-е доверительные интервалы.

В то же время внесение в загрязннный субстрат препарата биогенных наночастиц, допированных кобальтом, в концентрациях 0,7% и выше привело к статистически значимому (p0,05..p0,01) увеличению скорости роста проростков, что проявилось в увеличении как средней, так и максимальной длины проростков, при этом стимулирующий эффект сохранялся в течение всего эксперимента (рис. 4.9 – 4.11). В отсутствии мазутного загрязнения стимулирующий эффект наночастиц не отмечался.

В качестве возможного механизма наблюдаемого эффекта можно предположить химическую трансформацию компонентов мазутного загрязнения с участием наночастиц, приведшую к появлению соединений, обладающих рост-стимулирующим эффектом. Известно, что в составе нефти, в том числе – в составе е тяжлых фракций, имеется большое число гетероатомных циклических соединений (рис. 4.7).

Рисунок 4.7 – Гетероатомные соединения нефти (из Никитин Е.

Е. Нефтяное товароведение: учебное пособие: Санкт-Петербург, 2008, сетевой адрес http://lib.znate.ru/docs/index-162484.html?page=3).

Многие из этих соединений имеют химическую структуру, сходную со структурой фитогормонов (рис. 4.8).

–  –  –

Рисунок 4.8 – Химическая структура фитогормонов (с ресурса "Химическая энциклопедия", сетевой адрес http://www.

xumuk.ru/encyklopedia/) В этой связи логично предположить, что изучаемые наночастицы, обладающие высокой сорбционной активностью (благодаря большой поверхности), и имеющие в свом составе химически активные атомы c переменной валентностью в связях, могут способствовать химической

-Fe-Oтрансформации гетероатомных соединений нефти в соединения, обладающие фитогормональным эффектом.

В пользу каталитического эффекта наночастиц говорит и заметная нелинейность кривых "эффект-доза" (см. соответствующие графики для показателей прорастания и показателей роста), характерная для каталитических реакций. В связи с большой численностью и метаболическим разнообразием почвенных микроорганизмов, с высокой долей вероятности можно также ожидать, что в предполагаемый каталитический эффект от внесения наночастиц так или иначе вовлечена почвенная микрофлора либо продуцируемые этой микрофлорой метаболиты.

–  –  –

Рисунок 4.9 – Влияние концентрации биогенных наночастиц ферригидрита, допированных кобальтом, на среднюю длину проростков через 3 суток после начала эксперимента, в % к аналогичному показателю в "чистом" контроле.

–  –  –

Рисунок 4.10 – Влияние концентрации биогенных наночастиц ферригидрита, допированных кобальтом, на среднюю длину проростков через 6 суток после начала эксперимента, в % к аналогичному показателю в "чистом" контроле.

Наряду с абсолютными значениями биометрических показателей, важной характеристикой состояния живых организмов является вариация этих показателей. Наиболее широко используемыми в практике показателями вариации являются коэффициент вариации и коэффициент осцилляции.

Коэффициент вариации равен отношению среднеквадратического отклонения к выборочному среднему и вычисляется по формуле

–  –  –

Рисунок 4.11 – Влияние концентрации биогенных наночастиц ферригидрита, допированных кобальтом, на максимальную длину проростков через 6 суток после начала эксперимента, в % к аналогичному показателю в "чистом" контроле.

Наши исследования показали, что само по себе мазутное загрязнение не привело к изменениям показателей варьирования роста тест-культуры в сравнении с "чистым" контролем. В то же время добавление к загрязннному субстрату биогенных наночастиц, допированных кобальтом, привело к снижению варьирования длины проростков, что стало заметно через 6 и более суток проращивания (рис. 4.12, 4.13).

–  –  –

Рисунок 4.12 – Влияние концентрации биогенных наночастиц ферригидрита, допированных кобальтом, на вариацию длины проростков через 3 суток после начала эксперимента, в % к аналогичным показателям в "чистом" контроле.

Рисунок 4.13 – Влияние концентрации биогенных наночастиц ферригидрита, допированных кобальтом, на вариацию длины проростков через 6 суток после начала эксперимента, в % к аналогичным показателям в "чистом" контроле.

Наблюдаемый эффект может быть связан как с увеличением дружности прорастания семян тест-культуры в присутствии наночастиц (см. рис. 4.5), так и с избирательным стимулированием проростков, отстающих в росте.

Таким образом, можно констатировать, что допированные кобальтом биогенные наночастицы не только снимают определяемую по энергии прорастания и всхожести фитотоксичность нефтезагрязннного субстрата, но и оказывают стимулирующий эффект на рост проростков на фоне загрязнения.

В таблице 4.3 приведены сравнительные характеристики скорости роста проростков на нефтезагрязннном субстрате в присутствии наночастиц по результатам регрессионного анализа при использовании линейной модели роста. В качестве зависимой переменной выступает средняя длина проростков, (см) в качестве независимой – время (сутки). Коэффициент при независимой переменной отражает среднесуточный прирост.

Таблица 4.3 – Влияние концентрации биогенных наночастиц ферригидрита, допированных кобальтом, на скорость роста проростков кресс-салата по результатам регрессионного анализа

–  –  –

0,7 0,5351 0,05 0,8 0,6444 0,01 0,9 0,6329 0,01 1,0 0,6240 0,01

–  –  –

Другие типы наночастиц также оказали антифитотоксический эффект при внесении в загрязннный мазутом почвенный субстрат. Характер антитоксического действия в целом не отличался от описанного для наночастиц, допированных кобальтом, однако кривые "эффект-доза", а также динамика прорастания кресс-салата для разных типов наночастиц несколько различались.

Во всех случаях отмечено полное снятие фитотоксичности при использовании высоких (0,6 – 1,0%) концентраций препарата наночастиц, а также стимуляция роста проростков в присутствии наночастиц на фоне мазутного загрязнения. Наиболее эффективными в снятии фитотоксичности оказались наночастицы, допированные алюминием (рис. 4.14).

–  –  –

0,1 0,2 0,3 0,4 0,5 0,6 0,7 0,8 0,9 1 Рисунок 4.14 – Динамика прорастания тест-культуры в загрязннном мазутом почвенном субстрате в % к "грязному" контролю В связи с тем, что дозовые кривые, время наступления максимального эффекта и степень стимулирования роста проростков у разных типов частиц различалась, было принято решените использоватьв полевом эксперименте смесь наночастиц.

4.2. Влияние наночастиц на фитотоксичность в полевых условиях Полевые испытания проводили на объекте исследования в период вегетации 2012 г. на 9 равномерно распределнных по загрязннному участку пробных площадках 2х2 м (см. рис. 2.6). Смесь суспензий наночастиц с водой вносили в конце июля из расчта 1 л на 1 м2. Для приготовления смесей использовали равные объмы препаратов частиц, таким образом, чтобы конечная концентрация смеси составила 1%. Контролями служили площадки, расположенные на удалении 2,5 метра от мест внесения наночастиц. Через 30 суток после внесения наночастиц на опытных и контрольных площадках были взяты образцы почвенного субстрата. Как и в предыдущих экспериментах, отбор на каждой площадке проводили с горизонта 0-20 см из 5 точек методом конверта, после чего для каждой площадки формировали объединнную пробу.

Для объединнных проб была определена фитотоксичность и микробиологические показатели. Как и в предыдущих экспериментах, фитотоксичность почвенного определяли биотестированием по снижению энергии прорастания и всхожести кресс-салата (Lepidium sativum L) в соответствии с ГОСТ 12038-84. Статистическую значимость различий по всхожести и энергии прорастания между опытными и контрольными площадками проверяли точным критерием Фишера для таблиц 2х2.

Исследования показали, что под действием препарата наночастиц на всех площадках, как и в лабораторных экспериментах, произошло статистически значимое снижение фитотоксичности грунта. Это выразилось в увеличении энергии прорастания тест-культуры на 16-22 процентных пункта, а всхожести – на 16-20 процентных пунктов (табл. 4.4, 4.5).

Сравнение всхожестей и энергий прорастания по всему набору контрольных и опытных точек подтвердило статистическую значимость снижения фитотоксичности грунта при внесении наночастиц (p0,001 по парному t-критерию, p0,01 по критерию Уилкоксона и критерию знаков для зависимых выборок).

–  –  –

В отличии от лабораторных экспериментов, после проведения полевого эксперимента характер кривых прорастания семян тест-культуры в субстрате с опытных и контрольных площадок был одинаковым, за исключением того, что кривая прорастания в опытных образцах лежала выше кривой прорастания в образцах с контрольных участков (рис. 4.15).

–  –  –

Подобные различия можно объяснить разной исходной фитотоксичностью и разным временем контакта наночастиц с загрязннным субстратом в лабораторных экспериментах и в полевом эксперименте, а также тем, что в полевом эксперименте использовалась смесь разных типов частиц.

Как и в лабораторных экспериментах, эффект наночастиц проявился не только в снятии фитотоксичности определяемой по энергии прорастания и всхожести, но и в статистически значимом (p0,001) увеличении ростовых показателей (рис. 4.15).

4,5 Средняя длина проросков, см.

3,5 2,5 1,5 0,5

–  –  –

Рисунок 4.15 – Динамика роста проростков тест-культуры в почвенном субстрате, взятом на опытной и контрольной площадке (на примере площадки №1).

Как и в лабораторных экспериментах, стимулирование роста проявлялось не только в увеличении средней длины проростков в сравнении с контрольными площадками, но и в увеличении максимальной длины проростков, причм различия с контролем по мере увеличения возраста проростков возрастали (рис. 4.16).

Максимальная длина проросков, см.

4,5 3,5 2,5 1,5 0,5

–  –  –

Рисунок 4.16 – Динамика изменения максимальной длины проростков тесткультуры в почвенном субстрате, взятом на опытной и контрольной площадке (на примере площадки №1).

Как и в случае энергии прорастания и всхожести, результаты, полученные для разных площадок, практически не отличались друг от друга (рис. 4.17 – 4.18). Это можно объяснить одинаковым уровнем фитотоксичности всех площадок на экспериментальном участке в момент внесения наночастиц (см.

Главу 3) в совокупности с одинаковой дозой внесения наночастиц на всех площадках.

4,5

–  –  –

Максимальная длина проросков, см.

4,5 3,5 2,5 1,5 0,5

–  –  –

Рисунок 4.17 – Динамика роста проростков тест-культуры в почвенном субстрате, взятом на опытной и контрольной площадке (на примере площадки №2).

4,5 Средняя длина проросков, см.

3,5 2,5 1,5 0,5

–  –  –

Рисунок 4.18 – Динамика изменения максимальной длины проростков тесткультуры в почвенном субстрате, взятом на опытных и контрольных площадках (усредннные данные по всем площадкам).

В противоположность лабораторным экспериментам, при внесении наночастиц в полевых условиях не наблюдалось снижения коэффициента вариации длины проростков, выращенных на почвенном субстрате с обытных участков в сравнении с проростками, выращенными на субстрате с контрольных участков (рис. 4.19). На ранних стадиях роста тест-культуры наблюдалось некоторое снижение коэффициента осцилляции в сравнении с контрольными участками, которое впоследствии нивелировалось (рис. 4.20).

Подобное расхождение с результатами лабораторных экспериментов, как и в случае динамики прорастания семян, можно объяснить разным уровнем фитотоксичности субстрата, а также разным временем контакта наночастиц с субстратом в лабораторных и полевых экспериментах.

Коэффициент вариации, %

–  –  –

Рисунок 4.19 – Динамика изменения коэффициента вариации длин проростков при биотестировани образцов с опытных и контрольных площадках (усредннные данные по всем площадкам).

Несмотря на отмеченные выше отдельные расхождения между эффектом наночастиц в лабораторных условиях и в полевом эксперименте, главные эффекты остались неизменными. Как и в лабораторных условиях, биогенные наночастицы в полевом эксперименте при концентрации препарата 1% полностью устранили фитотоксичность загрязннного мазутом почвенного субстрата, а также привели к накоплению в субстрате рост-стимулирующих соединений.

Коэффициент осцилляции, %

–  –  –

Рисунок 4.19 – Динамика изменения коэффициента вариации длин проростков при биотестировани образцов с опытных и контрольных площадках (усредннные данные по всем площадкам).

Таким образом, можно констатировать, что изученные типы биогенных наночастиц ферригидрита на фоне мазутного загрязнения обладают ярко выраженным антитоксическим и рост-стимулирующим эффектом и могут быть рекомендованы к использованию для устранения последствий длительного мазутного загрязнения. Характер кривых "эффект-доза" и наличие ростстимулирующего эффекта на фоне нефтезагрязнения свидетельствуют о том, что действие частиц не сводится к сорбции поллютантов, а имеет каталитический характер, возможно, опосредованный взаимодействием с почвенной микрофлорой и/или метаболитами почвенной микрофлоры.

ГЛАВА 5. ВЛИЯНИЕ БИОГЕННЫХ НАНОЧАСТИЦ ФЕРРИГИДРИТА

НА СОСТОЯНИЕ МИКРОБНОГО КОМПЛЕКСА В УСЛОВИЯХ

ОСТАТОЧНОГО МАЗУТНОГО ЗАГРЯЗНЕНИЯ

Кроме снижения фитотоксичности, биогенные наночастицы в оказали статистически значимое влияние на микробиологические характеристики изучаемого грунта. Это выразилось как в изменении численностей разных групп бактерий, так и в изменении коэффициентов минерализации и олиготрофности на опытных пробных площадках в сравнении с контрольными площадками. Как и в конце вегетации 2011 года, в вегетацию 2012 года микробиологические показатели на территории бывшего мазутохранилища варьировали в очень широких пределах. Это относится как к контрольным, так и к опытным площадкам и может быть объяснено тем, что микробное сообщество после механической рекультивации в исследуемый период находилось в стадии формирования. Кроме того, после механической рекультивации на территории мазутохранилища произошло разрушение почвенного покрова и уничтожение имевшегося там травянистого сообщества.

Это, вероятно, привело к исчезновению педобионтов, обеспечивавших определнное выравнивание микробного состава благодаря перемешиванию почвенного субстрата.

Однако изменения микробиологических показателей на опытных (с внесением наночастиц) и контрольных площадках имели разный характер. Так, в результате применения наночастиц существенно снизился размах варьирования абсолютных численностей аммонификаторов и размах варьирования коэффициент минерализации (соответственно в 2,5 и 2 раза в сравнении с аналогичными показателями в на контрольных площадках). В то же время размах варьирования численности бактерий, усваивающих минеральный азот, в результате применения наночастиц вырос более чем в 3 раза в сравнении с контрольными площадками (табл. 5.1, 5.2, рис. 5.1).

–  –  –

Рисунок 5.1 – Размах варьирования микробиологических показателей на опытных площадках после внесения наночастиц в % от варьирования аналогичных показателей на контрольных площадках.

При анализе абсолютных значений численностей бактерий разных эколого-трофических групп на пробных площадках после механической рекультивации обращает на себя внимание тот факт, что эти значения нередко превышают аналогичные показатели для лесных и лесостепных почв в несколько раз или даже на порядок. В качестве объяснения этого феномена можно предположить наличие большого количества высокоэнергетического углеводородного субстрата, а также отсутствие конкуренции за другие типы субстрата (в первую очередь – растительные остатки, попавшие в грунт при рекультивации, см. рис. 2.4) со стороны педобионтов, являющихся нормальным компонентом ненарушенных почв. Кроме этого, в условиях ненарушенной почвы значительная часть почвенной микробиоты сосредоточена в кишечном тракте почвенных беспозвоночных, и, соответственно, не учитывается при микробиологических анализах почвы. Так, например, по данным [Parthasarathi et al., 2007], численность культивируемых бактерий в кишечном тракте дождевых червей в пересчте на 1 г может превышать аналогичные показатели для почвы в 7-30 раз. Можно ожидать, что при прочих равных условиях в отсутствии почвенной мезофауны эти бактерии будут локализованы непосредственно в почве, что, соответственно увеличит суммарную численность почвенных бактерий.

Сравнительный анализ средних значений микробных показателей на опытных и контрольных площадках показал, что наночастицы существенно стимулировали микробиологические процессы в субстрате (рис. 5.2).

50

–  –  –

Рисунок 5.2 – Средние значения микробиологических показателей на опытных площадках после внесения наночастиц в % от аналогичных показателей на контрольных площадках.

–  –  –

Рисунок 5.4 – Средние значения микробиологических показателей на контрольных площадках в % от аналогичных показателей на конец вегетации 2011 г.

100 80 60 40

–  –  –

Рисунок 5.5 – Средние значения микробиологических показателей на опытных площадках в % от аналогичных показателей на конец вегетации 2011 г.

Проекции пробных площадок в координаты микробных численностей и микробиологических коэффициентов показали заметное снижение разброса по микробиологическим показателям между площадками, обработанными наночастицами в сравнении с контрольными площадками (рис. 5.6, 5.7).

Для анализа тенденций изменения изучаемых микробных комплексов под действием наночастиц был проведн дискриминантный анализ с включением в него всех изучаемых микробиологических показателей и построены проекции на оси дискриминации.

Рисунок 5.6 – Пробные площадки в координатах десятичных логарифмов численностей аммонификаторов (ось А), олиготрофов (ось О) и бактерий, усваивающих минеральный азот (ось М).

Точки "И" соответствуют исходным численностям микроорганизмов в конце вегетации 2011 г., точки "О" соответствуют опытным площадкам после воздействия наночастиц, точки "К" соответствуют контрольным площадкам.

Рисунок 5.7 – Пробные площадки в координатах десятичных логарифмов коэффициента минерализации, коэффициента олиготрофности и доли олиготрофов в сообществе.

Точки "И" соответствуют исходным показателям в конце вегетации 2011 г., точки "О" соответствуют опытным площадкам после оздействия наночастиц, точки "К" соответствуют контрольным площадкам.

Данные логарифмированы для уменьшения размаха шкал на координатных осях.

Проекции микробных комплексов почв региона и изучаемого участка после механической рекультивации на оси дискриминации показали, что после внесения наночастиц микробные сообщества сместились в сторону более высокого сходства с естественными сообществами лесов и лесостепей региона.

В то же время микробные сообщества в контрольных точках, наоборот, отдалились от лесных и лесостепных сообществ (рис. 5.8, табл. 5.3, 5.4).

Рисунок 5.8 – Проекции микробных комплексов лесных и лесостепных почв региона (объединнные данные О.

А. Сорокиной (2006) и А.В. Богородской, (2006)) и изучаемого участка после механической рекультивации на оси дискриминации.

Таблица 5.3 – Квадраты расстояний Махаланобиса между микробными комплексами лесных и лесостепных почв региона и пробными площадками изучаемого участка

–  –  –

Таблица 5.4 – Уровни значимости различий (p) между микробными комплексами лесных и лесостепных почв региона и пробными площадками изучаемого участка по результатам дискриминантного анализа

–  –  –

Аналогичные результаты получаются при использовании при проведении дискриминантного анализа на основе логарифмов численностей микроорганизмов вместо абсолютных значений (рис. 5.9, табл. 5.5, 5.6).

Рисунок 5.9 – Проекции микробных комплексов лесных и лесостепных почв региона (объединнные данные О.

А. Сорокиной (2006) и А.В. Богородской, (2006)) и изучаемого участка после механической рекультивации на оси дискриминации при замене абсолютных численностей микроорганизмов на логарифмы численностей.

Таблица 5.5 – Квадраты расстояний Махаланобиса между микробными комплексами лесных и лесостепных почв региона и пробными площадками изучаемого участка при замене абсолютных численностей микроорганизмов на логарифмы численностей

–  –  –

Таблица 5.6 – Уровни значимости различий (p) между микробными комплексами лесных и лесостепных почв региона и пробными площадками изучаемого участка по результатам дискриминантного анализа при замене абсолютных численностей микроорганизмов на логарифмы численностей

–  –  –

Таким образом, можно констатировать, что внесение биогенных наночастиц ферригидрита в загрязннный мазутом почвенный субстрат в полевых условиях не только устранило его фитотоксичность, но и оказало существенное влияние на структуру микробного комплекса. В то время как в отсутствии наночастиц развитие микробных комплексов на пробных площадках проходило в сторону уменьшения сходства с естественными комплексами лесных и лесостепных почв региона, в вариантах с наночастицами произошло смещение микробных комплексов в сторону увеличения сходства с микробными комплексами лесных и лесостепных почв.

В качестве возможного объяснения данного эффекта можно предположить, что наночастицы способствовали ускорению процессов минерализации остаточных количеств нефтепродуктов.

ВЫВОДЫ

До проведения механической рекультивации в зоне мазутного 1.

загрязнения численности бактерий основных эколого-трофических групп и размах варьирования этих численностей существенно превышали аналогичные показатели для почв региона. Обнаружена положительная корреляция между уровнем мазутного загрязнения и численностью бактерий. Максимальная корреляция отмечена для олиготрофов r=0,958, его статистическая значимость p0,05).

После проведения механической рекультивации сохранилась высокая 2.

фитотоксичность почвенного субстрата и статистически значимые отличия его микробных комплексов от микробных комплексов лесов и лесостепей региона.

Связь между комплексом микробиологических показателей и 3.

фитотоксичностью почвенного субстрата после рекультивации адекватно (R= 0,988, p0.01) описывается при использовании двоичных логарифмов вместо абсолютных значений численностей.

Изученные типы биогенных наночастиц ферригидрита статистически 4.

значимо снижают фитотоксичность загрязннного мазутом почвенного субстрата в лабораторных и полевых условиях, а также стимулируют рост проростков на фоне нефтезагрязнения.

Внесение наночастиц в нефтезагрязннный почвенный субстрат 5.

способствует перестройке микробного сообщества в направлении увеличения сходства с сообществами лесных и лесостепных почв региона.

ПРАКТИЧЕСКИЕ РЕКОМЕНДАЦИИ

1. Для быстрого снятия фитотоксичности и нормализации микробиологического состава почвенных субстратов в зонах длительного локального мазутного загрязнения после механической рекультивации рекомендуется использовать смеси водных суспензий биогенных наночастиц ферригидрита и ферригидрита, допированного кремнием, кобальтом и алюминием. Рекомендуемая доза – 1 литр 1%-й смеси на 1 м2.

2. Результаты исследований рекомендуется использовать в учебном процессе при преподавании дисциплин "Экология", "Охрана окружающей среды", "Экологическая биотехнология".

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК

Аветов, Н. А. Загрязнение нефтью почв таежной зоны западной 1.

Сибири / Н. А. Аветов, Е. А. Шишконакова // Бюллетень Почвенного института им. В.В. Докучаева. 2011. Вып. 68. С. 45–53.

Алиев, С.А. Рекомендации по рекультивации нефтезагрязненных 2.

земель/ Д.В. Гвозденко, М.П. Бабаев, Д.А. Гаджиев. – Баку: Элм, 1981. – 26 с.

Анпилогов, В.Н. К проблеме восстановления почвы, загрязненной 3.

нефтепродуктами на военных объектах / В.Н. Анпилогов, М.Е.Баранов, О.А.Платонов // Экономика природопользования и природоохраны: сборник статей ХI Международной научно-практической конференции / под общ. ред.

профессора В.В. Арбузова; Приволжский дом знаний – Пенза, 2008. – С. 120– 122.

Андресон, Р.К. Изучение факторов, влияющих на биоразложение 4.

нефти в почве / Р.К. Андресон, Л.А. Пропадущая // Коррозия и защита в нефтегазодобывающей промышленности.- М., 1979.- №3.- С. 31–33.

Андресон, Р.К. Экологические последствия загрязнения нефтью / 5.

Р.К. Андресон, А.Х. Мукатанов, Т.Ф. Бойко / Экология. 1980. № 6. С. 21–25.

Айдаров, И.П. Военная экология / И.П. Айдаров, Б.Н. Алексеев. – 6.

М.: Русь-СВ, 2000. – 360 с.

Аренс, В.Ж. Гидрофобные органоминеральные сорбенты для 7.

ликвидации разливов нефти. Современные методы очистки территорий от нефтяных загрязнений. Утилизация отходов. Автоматический контроль.

Приборы и оборудование / Материалы научно-практической конференции.

Москва, 21-22 ноября 1995г. – М.: АОЗТ «Олита», 1995. – С. 3-6.

Аренс, В.Ж. Нефтяные загрязнения: как решить проблему / В.Ж.

8.

Аренс, Гридин О.М, Яншин А.Л. // Экология и промышленность России. – 1999. – №9. – С. 33–36.

Аренс, В.Ж. Очистка окружающей среды от углеводородных 9.

загрязнений / В.Ж. Аренс, А.З. Саушин, О.М Гридин. – М.: Интербук, 1999. – 180 с.

Аммосова, Я.М. Охрана почв от химического загрязнения / Я.М.

10.

Аммосова, Д.С. Орлов, Л.К. Садовникова. – М.: Изд-во МГУ, 1989. – С. 72–74.

Аникиев, В. В. Руководство к практическим занятиям по 11.

микробиологии / В.В. Аникиев, К.А. Лукомская. – М. : Просвещение, 1977. – 255 с.

Асонов, Н.Р. Практикум по микробиологии / Н.Р. Асонов. – М.:

12.

Агропромиздат, 1988. – 155 с.

Баранов, М.Е. Загрязнение нефтепродуктами как фактор 13.

формирования микробного сообщества почв / М.Е. Баранов, С.В. Воробьева // Всероссийский симпозиум с международным участием «Биологически активные вещества микроорганизмов: прошлое, настоящее, будущее». – Москва, 2011. – С. 15.

Баранник, Л.П. Биоэкологические принципы лесной рекультивации.

14.

Новосибирск: Наука, 1988. 86 с.

Баюков, О.А. Биогенный ферригидрит: получение, строение и 15.

свойства / О.А. Баюков, Ю.Л. Гуревич, Э.А. Петраковская, М.И. Теремова, Ф.В. Тузиков, С.В. Хижняк // Тезисы докл. XVI Всероссийского симпозиума с межд. участием Сложные системы в экстремальных уловиях, 22-25 мая 2012, Красноярск, 2012, С. 19.

Билай, В.И. Методы экспериментальной микологии / В. И. Билай. – 16.

Киев: Наукова думка, 1982. – 550 с.

Богородская, А.В. Влияние пожаров на микробные комплексы почв 17.

сосновых лесов Средней Сибири – Автореф. дисс. на соискание ученой степени канд. биол. наук, Красноярск, 2006 – 21 c.

Бородавкин, П.П. Охрана окружающей среды при строительстве и 18.

эксплуатации магистральных трубопроводов / П.П. Бородавкин, Б.И. Ким. – М.:

Недра, 1981. – 160 с.

Бородулина, Т.С. Влияние нефтезагрязнения почвы на 19.

физиологические характеристики растений пшеницы / Т.С. Бородулина, В.И.

Полонский // Вестник Красс ГАУ–Красноярск, 2010. – №5, – С. 50-55.

Бородулина, Т.С. Рост и водный режим проростков пшеницы и 20.

салата в условиях нефтезагрязнения почвы / Т.С. Бородулина, В.И. Полонский // Вестник Красс ГАУ–Красноярск, 2011. – №3, – С. 50-54.

Белов, П.С. Экология производства химических продуктов из 21.

углеводородов нефти и газа / П.С. Белов, И.А. Голубева, С.А. Низова. – М.:Химия, 1991. – 256 с.

Буланова, А.В. Исследование сорбционных свойств сорбентов, 22.

применяемых для очистки почв от нефтяных загрязнений / А.В. Буланова, И.В.

Грецкова, О.В. Муратова // Вестник СамГУ – Естественнонаучная серия. – 2005. – №3(37) – С.150 – 156.

Вавер, В.И. Рекультивация земель загрязненных нефтью // 23.

Биологические ресурсы и природопользование. Вып.1. Нижневартовск: Изд-во Нижневарт. пед. ин-та, 1977. С. 114.

Васильев, Н.Т. Химическая и биологическая опасность Российской 24.

Федерации / Н. Васильев // Российское Военное Обозрение. – 2009. – №7(66). – С.24–27.

Васильев, С.В. Проблемы утилизации вооружения и военной 25.

техники / С.В. Васильев // Военный парад. – 2010. – №1(97). – С.74-75.

Воробьев, Ю.Л. Предупреждение и ликвидация аварийных 26.

розливов нефти и нефтепродуктов / Ю.Л. Воробьев, В.А. Акимов Ю.И Соколов // Учеб. пособие. – М.: Изд-во Ин-октаво, 2005. – 376 с.

Временные рекомендации по разработке и введению в действие 27.

нормативов допустимого остаточного содержания нефти и продуктов ее трансформации в почвах после проведения рекультивационных и иных восстановительных работ (утв. приказом МПР РФ от 12.09.2002 № 574).

Воробьева, Л.А. Химический анализ почв: Учебник. – М.: Изд-во 28.

МГУ, 1998. – 272 с.

Водопьянов В. В. Математическое моделирование численности 29.

микроорганизмов и биодеградации нефти в почве // Вести. Уфим. гос.

авиац.техн. ун-та. 2006. Т. 8, № 1 (17). С. 132–137.

Водопьянов, В. В. Оптимизация биоремедиации 30.

нефтезагрязненных почв с использованием математической модели / В. В.

Водопьянов, Н. А. Киреева // Биологическая рекультивация и мониторинг нарушенных Земель: Мат-лы. Междунар. Науч. Конф-ции. – Екатеринбург, 2007. – С. 90–103.

Вершинин, Ю. А. Реабилитация Загрязненных Нефтью Верховых 31.

Болот / Ю. А. Вершинин, В. И. Толстограй, М. Ю. Вершинин // Биологическая рекультивация и мониторинг нарушенных Земель: Мат-лы. Междунар. Науч.

Конф-ции. – Екатеринбург, 2007. – С. 72-79.

Вельков, В.В. Биоремедиация; принципы, проблемы, подходы / В.В.

32.

Вельков // Биотехнология. – 1995. – № 3–4. – С. 21–28.

Власов, А.В. Борьба с потерями нефтепродуктов при 33.

транспортировании и хранении (анализ и оценка потерь) / А.В. Власов - М.:

ЦНИИТЭНефтехим, 1994.- 50 с.

Гашев, С. Н. Рекультивация нефтезагрязненных земель на юге 34.

Западной Сибири / С. Н. Гашев, С. П. Арефьев, М. Н. Казанцева, А. В. Рыбин, И. Н. Шумилов // Биологическая рекультивация нарушенных земель.

Екатеринбург, 1997. С. 49–54.

Гайнутдинов, М.З. Рекультивация нефтезагрязненных земель 35.

лесостепной зоны / М.З. Гайнутдинов, С.М. Самосова, Т.И. Артемьева и др. // Восстановление нефтезагрязненных почвенных экосистем. М.: Наука, 1988. С.

178–197.

Губайдуллин М.Г., Иванов Р.С. Методика интегральной оценки 36.



Pages:     | 1 || 3 |
 

Похожие работы:

«Карачевцев Захар Юрьевич ОЦЕНКА ПИЩЕВЫХ (АКАРИЦИДНЫХ) СВОЙСТВ РЯДА СУБТРОПИЧЕСКИХ И ТРОПИЧЕСКИХ РАСТЕНИЙ В ОТНОШЕНИИ ПАУТИННОГО КЛЕЩА TETRANYCHUS ATLANTICUS MСGREGOR Специальность: 06.01.07 – защита растений Диссертация на соискание учёной степени кандидата биологических наук Научный руководитель: Попов Сергей...»

«БРИТАНОВ Николай Григорьевич ГИГИЕНИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ПЕРЕПРОФИЛИРОВАНИЯ ИЛИ ЛИКВИДАЦИИ ОБЪЕКТОВ ПО ХРАНЕНИЮ И УНИЧТОЖЕНИЮ ХИМИЧЕСКОГО ОРУЖИЯ 14.02.01 Гигиена Диссертация на соискание ученой степени доктора медицинских наук Научный консультант: доктор медицинских наук, профессор...»

«Ульянова Онега Владимировна МЕТОДОЛОГИЯ ПОВЫШЕНИЯ БЕЗОПАСНОСТИ БАКТЕРИАЛЬНЫХ ВАКЦИН НА МОДЕЛИ ВАКЦИННЫХ ШТАММОВ BRUCELLA ABORTUS 19 BA, FRANCISELLA TULARENSIS 15 НИИЭГ, YERSINIA PESTIS EV НИИЭГ 03.02.03 – микробиология Диссертация на соискание ученой степени доктора биологических наук Научный консультант:...»

«Шапурко Валентина Николаевна РЕСУРСЫ И ЭКОЛОГИЧЕСКОЕ КАЧЕСТВО ЛЕКАРСТВЕННЫХ РАСТЕНИЙ (НА ПРИМЕРЕ БРЯНСКОЙ ОБЛАСТИ) Специальность 03.02.08 – экология (биологические науки) Диссертация на соискание ученой степени кандидата биологических наук Научный руководитель: доктор...»

«КОЖАРСКАЯ ГАЛИНА ВАСИЛЬЕВНА КЛИНИЧЕСКОЕ ЗНАЧЕНИЕ МАРКЕРОВ КОСТНОГО МЕТАБОЛИЗМА У БОЛЬНЫХ РАКОМ МОЛОЧНОЙ ЖЕЛЕЗЫ 14.01.12 онкология Диссертация на соискание ученой степени кандидата медицинских наук Научные руководители: доктор биологических наук, Любимова Н.В. доктор медицинских наук, Портной С.М. Москва, 2015 г....»

«Брит Владислав Иванович «Эффективность методов вакцинации против ньюкаслской болезни в промышленном птицеводстве» Специальность: 06.02.02 ветеринарная микробиология, вирусология, эпизоотология, микология с микотоксикологией и иммунология ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидат ветеринарных наук Научный руководитель:...»

«АБДУЛЛАЕВ Ренат Абдуллаевич ГЕНЕТИЧЕСКОЕ РАЗНООБРАЗИЕ МЕСТНЫХ ФОРМ ЯЧМЕНЯ ИЗ ДАГЕСТАНА ПО АДАПТИВНО ВАЖНЫМ ПРИЗНАКАМ Шифр и наименование специальности 03.02.07 – генетика 06.01.05 – селекция и семеноводство сельскохозяйственных растений ДИССЕРТАЦИЯ на соискание учёной степени кандидата...»

«Степина Елена Владимировна ЭКОЛОГО-ФЛОРИСТИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА СТЕПНОЙ РАСТИТЕЛЬНОСТИ ЮГО-ЗАПАДНЫХ РАЙОНОВ САРАТОВСКОЙ ОБЛАСТИ 03.02.08 – экология (биологические науки) Диссертация на соискание ученой степени кандидата биологических наук Научный руководитель: доктор...»

«АСБАГАНОВ Сергей Валентинович БИОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ИНТРОДУКЦИИ РЯБИНЫ (SORBUS L.) В ЗАПАДНОЙ СИБИРИ 03.02.01 – «Ботаника» ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата биологических наук Научный руководитель: к.б.н., с.н.с. А.Б. Горбунов Новосибирск 2014 ОГЛАВЛЕНИЕ ВВЕДЕНИЕ.. 4 Глава 1. ОБЗОР ЛИТЕРАТУРЫ.. 8 Ботаническая...»

«МИГИНА ЕЛЕНА ИВАНОВНА ФАРМАКОТОКСИКОЛОГИЯ И ЭФФЕКТИВНОСТЬ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ КОРМОВОЙ ДОБАВКИ ТРИЛАКТОСОРБ В МЯСНОМ ПЕРЕПЕЛОВОДСТВЕ 06.02.03 – ветеринарная фармакология с токсикологией Диссертация на соискание ученой степени кандидата биологических наук Научный руководитель: доктор биологических наук, профессор Кощаев Андрей...»

«Цховребова Альбина Ирадионовна ВЛИЯНИЕ ФАКТОРОВ СРЕДЫ НА РАЗВИТИЕ БЕСХВОСТЫХ АМФИБИЙ СЕВЕРНЫХ СКЛОНОВ ЦЕНТРАЛЬНОГО КАВКАЗА Специальность 03.02.14 – биологические ресурсы Диссертация на соискание ученой степени кандидата биологических наук Научный руководитель доктор биологических наук профессор Калабеков Артур Лазаревич Владикавказ 2015 Содержание Ведение..3 Глава I. Обзор литературных данных. 1.1....»

«Моторыкина Татьяна Николаевна ЛАПЧАТКИ (РОД POTENTILLA L., ROSACEAE) ФЛОРЫ ПРИАМУРЬЯ И ПРИМОРЬЯ 03.02.01 – Ботаника Диссертация на соискание ученой степени кандидата биологических наук Научный руководитель: доктор биологических наук, старший научный сотрудник Н.С. Пробатова Хабаровск Содержание Введение... Глава 1. Природные...»

«ХАПУГИН Анатолий Александрович РОД ROSA L. В БАССЕЙНЕ РЕКИ МОКША 03.02.01 – ботаника Диссертация на соискание ученой степени кандидата биологических наук Научный руководитель Силаева Татьяна Борисовна д.б.н., профессор САРАНСК ОГЛАВЛЕНИЕ ВВЕДЕНИЕ Глава 1. ИСТОРИЯ ИЗУЧЕНИЯ РОДА ROSA L. В БАССЕЙНЕ МОКШИ. Глава 2. КРАТКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РОДА ROSA L. 2.1. Характеристика рода Rosa L. 2.2. Систематика рода Rosa L. Глава 3....»

«Сухарьков Андрей Юрьевич РАЗРАБОТКА МЕТОДОВ ОЦЕНКИ ОРАЛЬНОЙ АНТИРАБИЧЕСКОЙ ВАКЦИНАЦИИ ЖИВОТНЫХ 03.02.02 «Вирусология» Диссертация на соискание ученой степени кандидата биологических наук Научный руководитель: кандидат ветеринарных наук, Метлин Артем Евгеньевич Владимир 2014 ОГЛАВЛЕНИЕ 1 ВВЕДЕНИЕ 2 ОБЗОР ЛИТЕРАТУРЫ 2.1 Характеристика возбудителя бешенства 2.2 Эпизоотологические...»

«АБДУЛЛАЕВ Ренат Абдуллаевич ГЕНЕТИЧЕСКОЕ РАЗНООБРАЗИЕ МЕСТНЫХ ФОРМ ЯЧМЕНЯ ИЗ ДАГЕСТАНА ПО АДАПТИВНО ВАЖНЫМ ПРИЗНАКАМ Шифр и наименование специальности 03.02.07 – генетика 06.01.05 – селекция и семеноводство сельскохозяйственных растений ДИССЕРТАЦИЯ на соискание учёной степени кандидата...»

«Палаткин Илья Владимирович Подготовка студентов вуза к здоровьесберегающей деятельности 13.00.01 общая педагогика, история педагогики и образования Диссертация на соискание ученой степени кандидата педагогических наук Научные руководители: доктор биологических наук, профессор,...»

«Шинкаренко Андрей Семенович Формирование безопасного и здорового образа жизни школьников на современном этапе развития общества Специальность 13.00.01– общая педагогика, история педагогики и образования Диссертация на соискание ученой степени кандидата педагогических наук Научные...»

«СЕРГЕЕВА ЛЮДМИЛА ВАСИЛЬЕВНА ПРИМЕНЕНИЕ БАКТЕРИАЛЬНЫХ ЗАКВАСОК ДЛЯ ОПТИМИЗАЦИИ ФУНКЦИОНАЛЬНО-ТЕХНОЛОГИЧЕСКИХ СВОЙСТВ МЯСНОГО СЫРЬЯ И УЛУЧШЕНИЯ КАЧЕСТВА ПОЛУЧАЕМОЙ ПРОДУКЦИИ Специальность 03.01.06 – биотехнология ( в том числе бионанотехнологии) Диссертация на соискание ученой степени кандидата биологических наук Научный руководитель Доктор биологических наук, профессор Кадималиев Д.А. САРАНСК 2014 ОГЛАВЛЕНИЕ ВВЕДЕНИЕ.....»

«Петренко Дмитрий Владимирович Влияние производства фосфорных удобрений на содержание стронция в ландшафтах Специальность 03.02.08 экология Диссертация на соискание ученой степени кандидата биологических наук Научный руководитель: доктор биологических наук, профессор Белюченко Иван Степанович Москва – 2014 г. Содержание Введение Глава 1.Состояние изученности вопроса и цель работы 1.1 Экологическая...»

«Сафранкова Екатерина Алексеевна КОМПЛЕКСНАЯ ЛИХЕНОИНДИКАЦИЯ ОБЩЕГО СОСТОЯНИЯ АТМОСФЕРЫ УРБОЭКОСИСТЕМ Специальность 03.02.08 – экология (биологические науки) Диссертация на соискание ученой степени кандидата биологических наук Научный руководитель: доктор...»







 
2016 www.konf.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, диссертации, конференции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.