WWW.KONF.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Авторефераты, диссертации, конференции
 


Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 8 |

«Общественная безопасность как объект преступления ...»

-- [ Страница 5 ] --

В главе VIII УК РСФСР 1926 г. к преступлениям против общественной безопасности, по сути, были отнесены только две статьи: нарушение технических правил об установке механических двигателей (ст. 189) и деяния, связанные с оборотом огнестрельного оружия и взрывчатых веществ (ст. 182; объединила в себе ст. 93 и ст. 220 УК РСФСР 1922 г.)2. В целом же заголовок главы VIII УК РСФСР 1926 г. не охватывал всех описанных в ней деяний; статьи главы VIII относились к совершенно различным областям регулирования: охрана памятников старины и искусства, правила о печати и печатных заведениях, регистрационные правила для товариществ и другие3.

Неисполнение или нарушение правил при производстве строительных работ, а также работ в горной промышленности (ст. 108) было помещено в «Иные преступления против порядка управления». Статьи о бандитизме (ст. 59) и массовых беспорядках (ст. 59) были помещены в главу «Преступления государственные», раздел 2 «Особо для Союза ССР опасные преступления против порядка управления».

Уголовный кодекс. Текст с постатейно-систематизированным материалом законодательного и ведомственного характера (декреты, инструкции, циркуляры, разъяснения пленума Верховного суда, кассационная практика и проч.). М.: Издание Московского губернского суда, 1924. С. 717, 728.

Уголовные кодексы УССР и РСФСР: сравнительный текст и комментарий. С. 155.

Там же. С. 155.

Уголовный кодекс РСФСР 1960 г. содержал главу 10 «Преступления против общественной безопасности, общественного порядка и здоровья населения», включавшую такие преступления против общественной безопасности как нарушение правил: безопасности горных работ (ст. 214), при производстве строительных работ (ст. 215), пожарной безопасности (ст. 215), безопасности на взрывоопасных объектах (ст. 216) и других, а также преступления связанные с использованием и оборотом оружия, боевых припасов, взрывчатых веществ, радиоактивных материалов (ст. 217 – 219, 223 и т.д.) и другие. Позднее глава 10 была дополнена такими преступлениями как угон воздушного судна (ст. 213), терроризм (ст. 213), заведомо ложное сообщение об акте терроризма (ст. 2134).

Нормы, предусматривавшие уголовную ответственность за бандитизм по-прежнему были расположены в главе, посвященной государственным преступлениям. Статья, посвященная захвату заложников (ст. 33), входила в главу 3 «Преступления против жизни, здоровья, свободы и достоинства личности»1.

В действующем УК РФ термин «общественная безопасность»

используется и в названии раздела IX, и в названии главы 24. Сегодня, учитывая санкции как отражение законодательной оценки степени общественной опасности преступлений, законодатель уже не считает преступления против общественной безопасности деяниями, близкими по своей опасности к административным правонарушениям.

Глава 24 «Преступления против общественной безопасности» УК РФ включает нормы об ответственности за следующие преступления:

террористический акт (ст. 205), содействие террористической деятельности (ст. 205), публичные призывы к осуществлению террористической деятельности или публичное оправдание терроризма (ст. 205), прохождение обучения в целях осуществления террористической деятельности (ст. 205),

Уголовный кодекс РСФСР 1960 г. // Свод законов РСФСР, т. 8. С. 497.

организация террористического сообщества и участие в нем (ст. 2054), организация деятельности террористической организации и участие в деятельности такой организации (ст. 2055), захват заложника (ст. 206), заведомо ложное сообщение об акте терроризма (ст. 207), организация незаконного вооруженного формирования или участие в нем (ст. 208), бандитизм (ст. 209), организация преступного сообщества (преступной организации) или участие в нем (ней) (ст. 210), угон судна воздушного или водного транспорта либо железнодорожного подвижного состава (ст. 211), массовые беспорядки (ст. 212), неоднократное нарушение установленного порядка организации либо проведения собрания, митинга, демонстрации, шествия или пикетирования (ст. 2121), хулиганство (ст. 213), вандализм (ст.

214), нарушение правил безопасности на объектах атомной энергетики (ст. 215), прекращение или ограничение подачи электрической энергии либо отключение от других источников жизнеобеспечения (ст. 215), приведение в негодность объектов жизнеобеспечения (ст. 215), приведение в негодность нефтепроводов, нефтепродуктопроводов и газопроводов (ст. 215), нарушение правил безопасности при ведении горных, строительных или иных работ (ст.

216), нарушение правил безопасности на взрывоопасных объектах (ст. 217), нарушение требований обеспечения безопасности и антитеррористической защищенности объектов топливно-энергетического комплекса (ст. 217), заведомо ложное заключение экспертизы промышленной безопасности (ст. 217), нарушение правил учета, хранения, перевозки и использования взрывчатых, легковоспламеняющихся веществ и пиротехнических изделий (ст. 218), нарушение требований пожарной безопасности (ст. 219), незаконное обращение с ядерными материалами или радиоактивными веществами (ст. 220), хищение либо вымогательство ядерных материалов или радиоактивных веществ (ст. 221), незаконные приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение оружия, его основных частей, боеприпасов (ст. 222), незаконные приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение взрывчатых веществ или взрывных устройств (ст. 2221), незаконное изготовление оружия (ст. 223), незаконное изготовление взрывчатых веществ, незаконные изготовление, переделка или ремонт взрывных устройств (ст. 2231), небрежное хранение огнестрельного оружия (ст. 224), ненадлежащее исполнение обязанностей по охране оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств (ст. 225), хищение либо вымогательство оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств (ст. 226), контрабанда сильнодействующих, ядовитых, отравляющих, взрывчатых, радиоактивных веществ, радиационных источников, ядерных материалов, огнестрельного оружия или его основных частей, взрывных устройств, боеприпасов, оружия массового поражения, средств его доставки, иного вооружения, иной военной техники, а также материалов и оборудования, которые могут быть использованы при создании оружия массового поражения, средств его доставки, иного вооружения, иной военной техники, а равно стратегически важных товаров и ресурсов или культурных ценностей либо особо ценных диких животных и водных биологических ресурсов (ст. 226), пиратство (ст. 227).

Как видно представления законодателя менялись как о том, какие преступления должны быть отнесены к преступлениям против общественной безопасности, так и о степени общественной опасности данных преступлений. Безусловно, нельзя механически сравнивать, какие преступления были отнесены законодателем к преступлениям против общественной безопасности, не учитывая социально-политическое значение тех или иных деяний в конкретных исторических условиях времени.

Например, отмечается, что позиция законодателя об отнесении деяний, связанных с оборотом взрывчатых веществ (ст. 93), к преступлениям против порядка управления в рамках УК РСФСР 1922 г. соответствовала условиям, вытекавшим из недавней гражданской войны, «когда самое нахождение орудий вооруженной борьбы вне учета власти, являлось источником реальной опасности для порядка управления»1. Или отмечается, что бандитизм, отличающийся в социально-политическом понятии оппозиционностью к государственному устройству и стремлением устанавливать альтернативные официальным законам формы поведения, в период становления советского государства, действительно, мог представлять угрозу именно для порядка управления2.

В качестве третьей тенденции в доктринальном понимании общественной безопасности как объекта преступления можно отметить, что в относительно немногих определениях авторы разграничивают понимание общественной безопасности как родового объекта преступления и как видового объекта преступления. Для советского периода развития науки уголовного права отсутствие разграничения общественной безопасности в данных смыслах является естественным, что объясняется структурой действовавшего ранее УК РСФСР, содержащего деление материала на главы (и соответствующей ему трехступенчатой классификацией объекта преступления по-вертикали). Однако в действующем УК РФ законодательный материал делится на разделы и главы, и такой структуре уголовного закона соответствует четырехступенчатая классификация объекта преступления по-вертикали. Тем не менее, авторы не всегда показывают различия между общественной безопасностью как родовым объектом преступления и как видовым объектом преступления.

В тех же случаях, когда авторы стремятся показать разницу между общественной безопасностью в значении родового объекта и общественной безопасностью в значении видового объекта, соответствующие определения общественной безопасности строятся из следующих компонентов:

1) указание на состояние защищенности, 2) перечисление сфер, безопасность в которых относится к общественной безопасности. Таким образом, в Уголовные кодексы УССР и РСФСР: сравнительный текст и комментарий. С. 176.

Агапов П.В. Бандитизм: социально-политическое, криминологическое и уголовно-правовое исследование.

Саратов: СЮИ МВД России, 2002. С. 16.

доктринальных определениях разница между общественной безопасностью в значении родового объекта преступления и в значении видового объекта преступления заключается лишь в перечне сфер безопасности, защищенность которых относится к общественной безопасности в том или ином значении.

При этом перечень сфер безопасности в таких определениях общественной безопасности строго зависит от содержания раздела IX и главы 24 УК РФ, законодательного перечня преступлений против общественной безопасности.

Однако вряд ли пониманию сути явления общественной безопасности способствует сведение е понятия к перечислению входящих в нее сфер безопасности.

Использование термина «общественная безопасность» и в названии раздела IX и в названии главы 24 УК РФ позволяет предположить, что общественная безопасность для обозначения родового объекта преступления является более широким понятием, чем общественная безопасность в значении видового объекта преступления.

В наименовании раздела IX УК РФ в качестве родовых объектов не обозначены здоровье населения, общественная нравственность и иные объекты1. Однако обратим внимание на то, что в названии раздела IX УК РФ отражен не только термин «общественная безопасность», но и термин «общественный порядок». Вопрос о соотношении данных понятий давно обсуждается в научной литературе2. Одни авторы рассматривают данные самостоятельные3;

категории как другие считают общественную безопасность частью общественного порядка4; третьи отмечают, что общественная безопасность включает понятие общественного порядка5.

Курс уголовного права. Т. 4. Особенная часть / Под ред. Г.Н. Борзенкова и В.С. Комиссарова. М.: ЗерцалоМ, 2002. С. 180.

Сиденко Г.Г. Указ. соч. С. 49.

Помазков П.В. Борьба с преступлениями против общественного порядка: дис. … канд. юрид. наук. – Ростов-на-Дону: 2004. С. 46; Сиденко Г.Г. Указ. соч. С. 50; Тихий В.П. Указ. соч. С. 16.

Разгильдиев Б.Т. Указ. соч. С. 14.

5 Гущин В.В. Указ. соч. С. 13; Расщупкина О.Н. Указ. соч. С. 36.

Вопрос о соотношении общественной безопасности и общественного порядка как объектов преступлений интересен применительно к действующему уголовному законодательству, в том числе в силу того, что деяния, традиционно относящиеся наукой к преступлениям против общественного порядка (хулиганство – ст. 213 УК РФ, вандализм – 214 УК РФ), помещены в главу 24 УК РФ «Преступления против общественной безопасности», хотя общественный порядок не отражен в названии данной главы. В. Емельянов называет данную ситуацию результатом технической недоработки, а не проявлением «непостижимой мудрости законодателя»1.

Отметим также, что в научной литературе неоднократно поднимался вопрос о том, существуют ли вообще в действующем уголовном законодательстве преступления, имеющие своим объектом общественный порядок2. Например, Б.Т. Разгильдиев считает, что общественный порядок претерпевает негативное воздействие в результате совершения любого преступления, и выступает за изъятие указания на общественный порядок из названия раздела IX УК РФ3.

Не имея возможности полноценно рассмотреть содержание общественного порядка из-за ограниченности объема данного исследования, тем не менее, отметим отсутствие препятствий к рассмотрению общественной безопасности как составной части родового объекта преступлений, предусмотренных разделом IX УК РФ.

Нельзя не отметить, что, несмотря на название раздела IX УК РФ, ученые зачастую родовым объектом преступлений, описанных в данном разделе, называют именно общественную безопасность в широком смысле4.

Емельянов В. Есть ли в УК РФ составы преступлений, непосредственно посягающих на общественный порядок? // Законность. 2002. № 12. С. 24 – 25.

Емельянов В. Указ. соч. С. 24- 25; Комиссаров В.С. Указ. соч. С. 55; Разгильдиев Б.Т. Указ. соч. С. 17.

Разгильдиев Б.Т. Указ. соч. С. 17.

Гармышев Я.В. Уголовно-правовая характеристика нарушений правил пожарной безопасности: дис. … канд. юрид. наук. Иркутск: 2009. С. 79; Закомолдин Р.В. Указ. соч. С. 24; Комиссаров В.С. Терроризм, Как представляется, в понимании общественной безопасности как родового объекта преступления стоит отталкиваться от широко признанного положения, согласно которому под охраной уголовного законодательства находятся человек, общество и государство. Исходя из современной структуры Уголовного кодекса РФ, можно сделать вывод, что охрана общества осуществляется если не исключительно, то преимущественно через раздел («Преступления против общественной безопасности и IX общественного порядка») УК РФ. Отсюда складывается понимание общественной безопасности как вида безопасности, выделенного по объекту защиты, которым в данном случае является общество.

Как уже отмечалось, понятия «безопасность общества» и «общественная безопасность» зачастую рассматривают как тождественные по смыслу1, определяют общественную безопасность как защищенность интересов общества в целом2. Однако стоит помнить, что безопасность личности, безопасность общества и безопасность государства из-за практической идентичности опасностей и угроз возможно разграничить преимущественно лишь на теоретическом уровне3.

Общественная безопасность как видовой объект преступления конкретизирует определенную группу преступлений в рамках преступлений против общества. Для главы 24 УК РФ характерна некоторая неоднородность описанных в ней преступлений, что неоднократно отмечалось учеными и подтверждается наличием в науке уголовного права множества различных авторских классификаций преступлений против общественной безопасности.

Приведем лишь некоторые варианты классификации преступлений против общественной безопасности.

бандитизм, захват заложника и другие тяжкие преступления против безопасности общества. По новому УК. С. 14; Никольская С.А. Преступления, посягающие на пожарную безопасность: дис. … канд. юрид.

наук. Тамбов: 2005. С. 75; Павлик М.Ю. Указ. соч. С. 26.

Великородный П.Г. Указ. соч. С. 72.

Закомолдин Р.В. Указ. соч. С. 22; Кибальник А.Г. Указ. соч. С. 97.

Босхамджиева Н.А. Указ. соч. // СПС КонсультантПлюс; Серебрянников В., Хлопьев А. Указ. соч. С. 175.

Так, В.П. Тихий разделил преступления против общественной безопасности на три группы: 1) преступления, посягающие на общественные отношения, обеспечивающие законный порядок приобретения оружия, 2) преступления, посягающие на общественные отношения, обеспечивающие безопасности при обращении с общеопасными предметами, 3) преступления, посягающие на пожарную безопасность1.

Р.В. Закомолдин делит преступления главы 24 УК РФ на две группы:

преступления против общественного спокойствия (ст. ст. 205 – 214, 227 УК РФ) и преступления против безопасности обращения с источниками повышенной опасности (ст. ст. 215 - 226 УК РФ), и предлагает закрепить общественное спокойствие и безопасность обращения с источниками повышенной опасности в качестве видовых объектов каждой из групп соответственно2.

О.Н. Расщупкина также отмечает неоднородность преступлений, описанных в главе 24 УК РФ, и выделяет среди них 4 группы: 1) преступления против общественной безопасности в узком смысле (ст. ст. 205 – 211, 227 УК РФ), 2) преступления против общественного порядка (ст. ст. 212 – 214 УК РФ), 3) преступления, связанные с нарушением правил безопасности при проведении различных работ (ст. ст. 215 – 219 УК РФ), 4) преступления, связанные с нарушением правил обращения с опасными предметами (ст. с. 218, 221 – 226 УК РФ)3.

И.И. Бикеев выделяет в главе 24 УК РФ две группы деяний, имеющие разные видовые объекты: преступления против общественного спокойствия и преступления против безопасности обращения с объектами повышенной опасности4.

Тихий В.П. Указ. соч. С. 28.

Закомолдин Р.В. Указ. соч.. С. 28 – 29.

Расщупкина О.Н. Указ. соч. С. 32.

Бикеев И.И. Ответственность за преступления против общественной безопасности, связанные с незаконным обращением с материальными объектами повышенной опасности: вопросы теории и практики:

дис. … докт. юрид. наук. – Казань: 2008. С. 260.

Представляется, что в рамках главы 24 УК РФ возможно выделение нескольких групп, объединяющих преступления против общественной безопасности. Во-первых, преступления, связанные с общими правилами безопасности (ст. ст. 205 – 2121, 227 УК РФ); в рамках данной группы возможно выделить такие крупны блоки преступлений как преступления террористической направленности (ст. 205 – 207, 211, 227 УК РФ), преступления, связанные с созданием и функционированием организованных групп и сообществ (ст. ст. 208 – 210 УК РФ), преступления, связанные с преимущественным воздействием на общественное спокойствие (ст. ст. 212 – 213 УК РФ; последняя статья в части совершения хулиганства с применением оружия или иных предметов, используемых в качестве оружия). Во-вторых, преступления, связанные с функционированием производств и выполнением работ характеризующихся высокой степенью опасности (ст. 215 – 2172, 219 УК РФ). В-третьих, преступления, связанные с незаконными действиями с общеопасными предметами (ст. ст. 218, 220 – 2261 УК РФ).

Как предложенная выше, так и иные предложенные в науке классификации преступлений против общественной безопасности наглядно показывают, что структура главы 24 УК РФ не является логически выдержанной. Представляется, что глава Уголовного кодекса является не простым набором норм, а должна строиться по определенным правилам.

Например, структура главы 24 УК РФ могла бы быть выстроена по логическим блокам, подобным тем группам преступлений, в которые предлагают объединять преступления против общественной безопасности ученые в рамках предложенных ими классификаций.

В научной литературе уже предложено большое количество вариантов классификаций преступлений против общественной безопасности, отличающихся друг от друга. Однако, как видится, различия в существующих классификациях основаны на частных моментах и не касаются принципиальных аспектов. Так, например, сложно найти классификацию, которая могла бы обосновать сегодняшнее местоположение в главе 24 УК РФ статьи 227 (Пиратство). Данное преступление почти всегда относится авторами в одну группу с террористическим актом (ст. 205 УК РФ), захватом заложников (ст. 206 УК РФ), угоном судна воздушного или водного транспорта либо железнодорожного подвижного состава (ст. 211 УК РФ). Поэтому расположение нормы о пиратстве в самом конце главы, после норм о преступлениях, связанных с оборотом общеопасных предметов, а также с обращением с ними, однозначно нельзя признать правильным.

Помимо отличительных признаков выделенных групп преступлений, между тем, можно отметить и наличие общих черт, не позволяющих оценивать данные преступления как принципиально различные.

Преступления, описанные в главе 24 УК РФ, являются преступлениями против общества. В уголовно-правовой литературе отмечалось, что применительно к общественной безопасности речь идет именно об общественном интересе, хотя причиняться ущерб может и интересам личности и государства1.

Представляется, что «общественный» характер преступлений против общественной безопасности определяется наличием общей (всеобщей) опасности. Стоит признать удачным данное еще Л. Белогриц-Котляревским объяснение отнесения общеопасных преступлений к общественным посягательствам: поскольку при общеопасном преступлении «намерение виновного не направляется специально на конкретно-определенное лицо, а между тем опасность создается для многих, то возникает не личное посягательство, а общественное»2.

Разгильдиев Б.Т. Указ. соч. С. 17.

Белогриц-Котляревский Л. Указ. соч. С. 534.

В дальнейшем общую черту преступлений против общественной безопасности указал С.В. Познышев: угроза опасностью неопределенно большому числу лиц1. Отметим, что в последующем, несмотря на то, что на законодательном уровне состав преступлений против общественной безопасности претерпевал изменения, данный признак назывался практически всеми учеными, исследовавшими преступления против общественной безопасности2.

Представляется важным тот факт, что в конце XIX – начале XX веков в науке уголовного права использовались такие понятия как «общественные преступления», «общеопасные преступления», а чуть позже и «преступления против общественной безопасности», причем данные понятия не являлись тождественными. Так, у Н.А. Неклюдова понятие «общественные преступления» шире по своему смысловому значению, чем понятие «общеопасные преступления»: общественные преступления состояли из общеопасных преступлений и преступлений, связанных с подлогом и подделкой документов и знаков, удостоверяющих какой-либо факт, событие или отношение3. В свою очередь общеопасные преступления включали деяния, связанные с организацией постоянно действующих преступных элементов (шаек), а также деяния, угрожающие «гибельными последствиями для жизни и тела, или для имущества не того или другого отдельного лица, а целой местности»4.

С.В. Познышев в общественных преступлениях выделял четыре группы деяний: 1) нарушение порядка выполнения определенных видов деятельности; 2) подделки предметов особого социального значения; 3) Познышев С.В. Очерк основных начал науки уголовного права. II. Особенная часть. М.: Юридическое издательство Наркомюста, 1923. С. 145.

Антипов В.И. Указ. соч. С. 23, 27; Комиссаров В.С. Указ. соч. С. 15; Матышевский П.С Указ. соч. С. 9;

Павлик М.Ю. Указ. соч. С. 20; Тихий В.П. Указ. соч. С. 25.

Неклюдов Н.А. Руководство к особенной части русского уголовного права. Т. 3. СПб.: Типография М.М. Стасюлевича, 1878. С. 289.

Там же. С. 290.

должностные преступления; 4) посягательства на государство в целом1.

Разновидностью преступлений первой группы выступали преступления против общественной безопасности, под которыми понимались деяния «касающиеся такого рода предметов, неправильное обращение с которыми грозит опасностью неопределенно большому числу лиц»2. К преступлениям против общественной безопасности были отнесены нарушения правил обращения с оружием, взрывчатыми веществами, нарушения правил безопасности железнодорожного движения, движения по улицам городов, по водным и воздушным путям сообщения, неосторожное обращение с огнем, публичное подстрекательство3.

В то же время С.В. Познышев являлся противником выделения категории общеопасных преступлений, объединенных по признаку опасности для неопределенного числа личных и имущественных благ.

Ученый обосновывал свою позицию тем, что, во-первых, общеопасность часто зависит не от природы преступления, а от выбранных преступником средств совершения преступления, во-вторых, в группу общеопасных преступлений пришлось бы смешать различные по природе преступления, втретьих, в результате выделения общеопасных преступлений нарушилось бы единство классификации в Особенной части уголовного законодательства, основанной на различиях в объектах преступлений4.

Долгое время определяющим признаком преступлений против общественной безопасности являлось нарушение правил обращения с общеопасными предметами, источниками повышенной опасности5, что объясняется перечнем преступлений отнесенных к преступлениям против общественной безопасности в уголовном законодательстве. По мере включения законодателем в состав преступлений против общественной Познышев С.В. Указ. соч. С. 141.

Там же. С. 142, 145.

Там же. С. 145.

Там же. С. 127 – 128.

5 Ефимов М.А. Указ. соч. С. 2; Познышев С.В. Указ. соч. С. 145; Сиденко Г.Г. Указ. соч. С. 52.

безопасности деяний, не связанных с нарушением правил обращения с опасными предметами, возникла необходимость говорить о нарушении общественной безопасности не только как о нарушении правил технической (специальной) безопасности, но и нарушении правил общей безопасности, применимым к различным сферам жизнедеятельности человека1.

При этом общей чертой преступлений против общественной безопасности (как преступлений, связанных с технической или специально безопасностью, так и преступлений, связанных с общей безопасностью) осталась потенциальная возможность причинения вреда заранее неопределенному кругу лиц, благ, общественных отношений.

Как писал В.И. Антипов, «спонтанность и неотвратимость [опасности] для неопределенно широкого круга лиц и ряда общественных отношений придает ей характер общей опасности»2.

В иных преступлениях намерение лица изначально в большей степени конкретизировано относительно круга общественных отношений, на которые будет осуществлено посягательство. Однако представляется, что наличие общей (всеобщей) опасности в более или менее явном виде можно проследить не только в преступлениях, описанных в главе 24 УК РФ, но и в некоторых иных преступлениях. Так, например, относительно транспортных преступлений в науке также отмечалась их потенциальная опасность для отношений3.

неопределенного круга лиц и общественных Однако, В.П. Тихий считал, что транспортные преступления в отличие от преступлений против общественной безопасности создают не общую, а локальную опасность4. В последующем В.И. Антиповым были высказаны сомнения в обоснованности приведенной точки зрения; ученый, прежде всего, ссылался на тот факт, что большинство погибших в дорожноГринберг М.С. Технические преступления. Новосибирск: Изд-во Новосибирского ун-та, 1992. С. 82;

Комиссаров В.С. Указ. соч. С. 13; Павлик М.Ю. Указ. соч. С. 20.

Антипов В.И. Указ. соч. С. 23.

Антипов В.И. Указ. соч. С. 25; Евдокимов А.А. Указ. соч. С. 26.

Тихий В.П. Указ. соч. С. 27.

транспортных происшествиях являются пешеходами и пассажирами, а не водителями транспортных средств, что не позволяет характеризовать возникающую при транспортных преступлениях опасность как локальную 1.

Тем не менее, именно в преступлениях, описанных в главе 24 УК РФ, общий (всеобщий) характер опасности прослеживается наиболее явно.

Террористический акт (ст. 205 УК РФ), а также преступления, создающие предпосылки для осуществления террористических актов и террористической деятельности (ст. 2051 – 2055 УК РФ), хотя и совершаются с целью дестабилизации деятельности органов власти или международных организаций либо воздействия на принятие ими решений, однако отнесены законодателем не к преступлениям против государственной власти, а к преступлениям против общественной безопасности в силу специфики способа достижения поставленной цели, имеющего явный общеопасный характер, связанный с потенциально широким кругом повреждаемых общественных отношений. Индивидуально-определенный круг потерпевших и общественных отношений, которым в результате совершения преступления причиняется вред, формируется случайным образом.

Сходным образом характеризуется общая опасность захвата заложника (ст. 206 УК РФ), объединяющая угрозы, реализуемые в отношении заложника, а также угрозы касающиеся адресата, на которого оказывается давление посредством заложника.

Массовым уничтожением и повреждением имущества, причинением вреда жизни и здоровью значительного числа лиц, а также причинением широкого спектра организационного вреда характеризуются массовые беспорядки (ст. 212 УК РФ).

Что касается, такого недавно введенного в состав главы 24 УК РФ преступления как неоднократное нарушение установленного порядка организации либо проведения собрания, митинга, демонстрации, шествия

Антипов В.И. Указ. соч. С. 25.

или пикетирования (2121 УК РФ), то данные действия потенциально могут быть связаны с дезорганизацией деятельности органов власти, транспортной и иных систем, причинением вреда отношениям собственности, отношениям, связанным с обеспечением жизни и здоровья, нарушениями санитарных и экологических норм, правил пожарной безопасности1, но прежде всего, способны породить психологическую напряженность среди граждан.

Опасность преступлений, связанных с незаконными действиями с общеопасными предметами, обусловлена непосредственно общеопасным характером таких предметов, способных потенциально причинить вред широкому кругу общественных отношений (ст. 218, 220 – 226, а также в большей части ст. 2261 УК РФ).

Сходным образом определяется общая опасность преступлений, связанных с нарушением специальных правил безопасности. Данные преступления связаны с функционированием производств и выполнением работ характеризующихся высокой степенью опасности, а потому регламентированными специальными правилами безопасности (ст. 216 – 2172, 219 УК РФ).

На основе вышеизложенного видно, что круг затрагиваемых в рамках преступлений общественной безопасности отношений широк. Очевидно, что причиной этому является то, что интересы общества органично вплетают в себя и интересы личности, и интересы государства. Представляется, что именно близость интересов общества, личности и государства, лежащая в основе общественной безопасности, вызывает вопросы об отнесении того или иного преступления к преступлениям против общественной безопасности. Как представляется, определяющим в данном случае должно стать наличие или отсутствие признака общей (всеобщей) опасности.

Агапов П.В. Законодательные новеллы об усилении ответственности за массовые беспорядки:

криминологическая обусловленность и уголовно-правовая характеристика // Уголовное право: стратегия развития в XXI веке. Материалы XII Международной научно-практической конференции (29-30 января 2015 г.). М.: РГ-Пресс, 2015. С. 378.

Так, в научной литературе можно встретить мнение, что террористический акт (ст. 205 УК РФ) должен относиться к преступлениям против государственной власти и быть помещен в главу 29 УК РФ («Преступления против основ конституционного строя и безопасности государства»), поскольку имеет своей конечной целью дестабилизацию деятельности органов власти или международных организаций либо воздействие на принятие ими решений, т.е. представляет собой органов1.

вмешательство во властные полномочия государственных Отметим, что в научной литературе уже отмечено несовершенство формулировки цели террористического акта: существующая формулировка сужает сферу применения ст. 205 УК РФ, делая е неприменимой к террористическим актам, совершаемым из экстремистских побуждений2.

Несмотря на конечную цель данного преступления, представляется верным его отнесение к преступлениям против общественной безопасности, поскольку в данном случае учитывается явный общеопасный способ достижения целей террористического акта (посредством создания общей опасности), сопряженный с прямой направленностью на устрашение населения.

По объективной стороне террористический акт имеет сходные черты с диверсией (ст. 281 УК РФ), относящейся к преступлениям против основ конституционного строя и безопасности государства (глава 29 УК РФ). В 2008 г. ст. 281 УК РФ была дополнена ч. 3, предусматривающей ответственность за совершение диверсии, повлекшей умышленное причинение смерти человеку.

Как представляется, исходя из близости объективной стороны террористического акта и диверсии, нельзя делать вывод о совпадении и Павлинов А.В. Криминальный антигосударственный экстремизм: уголовно-правовой и криминологический аспекты: дис. … докт. юрид. наук. М.: 2008. С. 39 – 40, 239.

Рарог А.И. Уголовно-правовые средства воздействия на организованную преступность // Криминологический журнал Байкальского государственного университета экономики и права, 2013, № 3(25). С. 105.

объектов данных преступлений. Совершение взрыва, поджога или иных действий при террористическом акте и при диверсии преследуют различные цели: дестабилизация деятельности органов власти или международных организаций либо воздействие на принятие ими решений и подрыв экономической безопасности и обороноспособности Российской Федерации соответственно. Нацеленность террористического акта на деятельность государственных органов не делает его преступлением против государственной власти в силу способного порождать общую опасность способа достижения данной цели; более того обязательная направленность на устрашение населения может достигаться уже в результате угрозы совершения взрыва, поджога или иных действий, что позволяет рассматривать такие случаи как оконченный состав террористического акта.

Способ достижения цели при диверсии, безусловно, носит общеопасный характер; однако его способность порождать общую опасность не является настолько широкой как в террористическом акте. В данном случае опасность носит скорее локальный характер в силу прямо очерченного круга предметов преступного воздействия: предприятия, сооружения, объекты транспортной инфраструктуры, транспортные средства, средства связи, объекты жизнеобеспечения населения, т.е. объекты, посредством разрушения или повреждения которых возможен подрыв экономической безопасности и обороноспособности Российской Федерации.

Это позволяет сделать вывод, что объектом диверсии не является общественная безопасность. В научной литературе уже отмечено, что при диверсии действия направлены на причинение материального вреда, а при совершении террористического акта на устрашение население; такая направленность данных преступлений обуславливает то, что при диверсии действия носят тайный характер, а при террористическом акте открытый и демонстративный1.

Существуют также различные точки зрения по поводу объекта такого преступления как массовые беспорядки (ст. 212 УК РФ). Часто объектом данного преступления называют общественный порядок2. С другой стороны, высказано мнение, что статья, предусматривающая уголовную ответственность за массовые беспорядки должна быть помещена в раздел X УК РФ («Преступления против государственной власти»), поскольку данное преступление наносит вред, прежде всего, отношениям, «регулирующим взаимоотношения граждан и социальных институтов общества с властью, т.е. основам конституционного строя и безопасности государства»3.

Представляется, что массовые беспорядки должны относиться к преступлениям против общественной безопасности. В ходе массовых беспорядков складывается ситуация общей (всеобщей) опасности, характеризующаяся массовым уничтожением и повреждением имущества, причинением вреда жизни и здоровью значительного числа лиц, а также причинением широкого спектра организационного вреда. По подсчетам исследователей в ходе массовых беспорядков может совершаться более двадцати различных видов преступлений4. Общественная опасность массовых беспорядков обусловлена вовлечением массы людей в совершение данного преступления, выливающимся в бесчинство толпы.

Антигосударственный же аспект в массовых беспорядках может быть не настолько ярок, чтобы расценивать данное преступление как посягающее на основы конституционного строя и безопасность государства.

Емельянов В.П. Терроризм, бандитизм, диверсия: вопросы разграничения // Законность, 2000, № 1. С. 54.

Помазков П.В. Указ. соч. С. 41; Хохрин С.А. Массовые беспорядки, совершаемые осужденными в исправительных учреждениях: уголовно-правовой и криминологический аспекты: дис. … канд. юрид. наук.

– Рязань: 2011. С. 66.

Полный курс уголовного права. Т. IV: Преступления против общественной безопасности. С. 38 – 39.

Абдульманов А. Ответственность за массовые беспорядки // Российская юстиция. 1996. № 1. С. 43;

Хохрин С.А. Указ. соч. С. 86.

Наибольшие сомнения вызывает правильность отнесения к преступлениям против общественной безопасности контрабанды культурных ценностей либо особо ценных диких животных и водных биологических (ст. 2261 УК РФ).

ресурсов Учитывая, что нормы о контрабанде в зависимости от предмета преступления расположены в разных разделах и главах Особенной части УК РФ (ст. ст. 2001, 2021, 2261, 2291 УК РФ), отнесение контрабанды к преступлениям против общественной безопасности должно обуславиваться свойствами предмета преступления. И если сильнодействующие, ядовитые, отравляющие, взрывчатые, радиоактивные вещества, радиационные источники, ядерные материалы, огнестрельное оружие, его основные части, взрывные устройства, боеприпасы, оружие массового поражения и т.д. заключают в себе общеопасные свойства (угроза для жизни, здоровья, природных ресурсов и целостности имущества, а также причинение вреда широкому кругу иных общественных отношений в результате использования в целях совершения преступлений), то у культурных ценностей, особо ценных диких животных и водных биологических ресурсов свойства, которые могли бы обуславливать отнесение контрабанды данных предметов к преступлениям против общественной безопасности, отсутствуют, а потому данные преступления не могут относиться к преступлениям против общественной безопасности.

В то же время уголовно-наказуемое хулиганство, имеющее сегодня акцент на способе совершения преступления, а именно в части совершения хулиганства с применением оружия или иных предметов, используемых в качестве оружия (п. «а» ч. 1 ст. 213 УК РФ), в своем объекте существенно приблизилось к общественной безопасности, поскольку включает не только опасности, непосредственно вытекающие из нарушения общественного порядка, но и предполагает потенциальные угрозы от применения оружия или используемых в качестве оружия предметов (причинение вреда отношениям, связанным с обеспечением жизни, здоровья, экологической безопасности, отношениям, собственности).

Стоит коснуться вопроса о возможности отнесения к преступлениям против общественной безопасности и некоторых иных преступлений. Так, в проекте Уголовного кодекса 1992 г. к преступлениям против общественной безопасности было отнесено преступное нарушение правил охраны труда. В действующем уголовном законе статья, предусматривающая уголовную ответственность за нарушение требований охраны труда (ст. 143 УК РФ), расположена в главе 19 «Преступления против конституционных прав и свобод человека и гражданина», раздела VII «Преступления против личности» УК РФ.

Тем не менее, в уголовно-правовой литературе встречается рассмотрение общественной безопасности в качестве объекта данного преступления. Например, И.М. Тяжкова называет общественную безопасность вторым обязательным объектом преступления, предусмотренного ст. 143 УК РФ1. Автор отмечает, что причинение вреда здоровью или жизни, предусмотренное в ст. 143 УК РФ, является не характерным для преступлений главы 19 УК РФ, выходит за пределы посягательств на конституционные права граждан и причиняет ущерб общественной безопасности; кроме того, ст. 143 УК РФ носит общий характер по отношению к статьям 215, 216, 217, 218, 219 УК РФ, поэтому деяния, предусмотренные данными статьями, являются однородными2.

Как представляется, причинение существенного вреда (тяжкого вреда здоровью, смерти человека) в результате совершения преступления не является признаком, достаточным для характеристики общей (всеобщей) опасности и, соответственно, обуславливающим направленность такого преступления на нарушение отношений общественной безопасности.

Тяжкова И.М. Ответственность за неосторожные преступления, совершаемые при использовании источников повышенной опасности: дис. … докт. юрид. наук. – М.: 2003. С. 289.

Там же. С. 290, 292.

Нарушение требований охраны труда (ст. 143 УК РФ) и ряд преступлений против общественной безопасности, связанных с функционированием производств и выполнением работ, характеризующихся высокой степенью опасности (ст. ст. 215, 216 УК РФ и др.), являются близкими, но не тождественными по своему смыслу и направленности. Как справедливо отмечает Э.А. Коренкова, объект преступления, предусмотренного ст. 143 УК РФ, позволяет четко определить круг потерпевших от данного преступления – только лица, связанные трудовыми отношениями с предприятием1.

Преступление, предусмотренное ст. 143 УК РФ, нарушает отношения, обеспечивающие безопасность конкретных людей; преступления же против общественной безопасности, связанные с нарушением специальных правил безопасности, «не всегда могут причинять вред лицам, непосредственно занятым в данном производстве, но всегда сопряжены с опасностью причинения вреда окружающим»2. На основе этого А.А. Евдокимов критически оценивает широко признанный в науке и судебной практике подход, в соответствии с которым причинение виновным вреда самому себе в результате нарушения требований безопасности на производстве исключает уголовную ответственность и расценивается как несчастный случай. Автор указывает на то, что подобный подход вписывается в понимание преступлений, связанных с нарушением правил охраны труда, но при нарушении специальных правил безопасности «угроза существует всегда, и распространяется она не на одного человека, а на неопределенный круг лиц»3.

Коренкова Э.А. Ответственность за преступные нарушения правил охраны труда: дис. … канд. юрид. наук.

– М.: 2002. С. 49.

Евдокимов А.А. Нарушение правил безопасности в уголовном праве России: дис. … канд. юрид. наук. – М.: 2013. С. 47.

Евдокимов А.А. Нарушение специальных правил безопасности в уголовном праве России. М.: Проспект,

2012. С. 43.

Если исходить из того, что понимание общественной безопасности должно соответствовать общенаучному пониманию феномена безопасности, то общественная безопасность также должна представлять собой не только определенный уровень защищенности интересов общества, но и соответствующие субъективные ощущения членов общества, основанные на их оценке степени защищенности своего настоящего и будущего положения.

Уже отмечалось, что безопасность – это баланс между ощущениями человека и окружающей его реальностью. Отсюда вполне возможно, что посягательство на безопасность может происходить путем воздействия на любую из этих сторон: на окружающую реальность и/или на внутренние ощущения человека. Представляется, что специфичной чертой преступлений против общественной безопасности является то, что они посягаю не столько на внешний аспект безопасности, но в большей степени, чем другие преступления воздействуют на внутренний аспект безопасности, причем не только конкретных потерпевших, но преимущественно неопределенного круга лиц.

Как писал В.П. Тихий, преступления против общественной безопасности создают состояние общей опасности, которая порождает «психологическую атмосферу подавленности, напряженности, неуверенности в надежной защите правоохраняемых интересов, общественного беспокойства»1; общественная безопасность предполагает наличие у человека возможности не бояться разрушения своего благополучия2. Ученый указал, что поэтому преступления против общественной безопасности признаются оконченными с момента создания общей опасности и являются преступлениями с формальным и нередко усеченным составами3.

Тихий В.П. Уголовно-правовая охрана общественной безопасности. Харьков: Вища школа, 1981. С. 26.

–  –  –

Представляется, что о приоритете психологической составляющей понятия безопасности в преступлениях против общественной безопасности может косвенно свидетельствовать тот факт, что многие преступления, описанные в главе 24 УК РФ, имеют формальный или усеченный составы преступлений. Действительно, для создания психологической атмосферы беспокойства и неуверенности не требуется обязательного причинение вреда в материализованном виде, а достаточно лишь реальной угрозы причинения такового.

В дальнейшем ученые неоднократно касались психологической составляющей общественной безопасности. Так, В.С. Комиссаров указывает на то, что «отражаясь в общественной психологии, общественном сознании, общественная безопасность ассоциируется с определенным уровнем уверенности граждан общества в защищенности общества и конкретного гражданина»1. Б.Т. Разгильдиев также отмечает, что общественная безопасность «характеризуется состоянием, не вызывающим у людей опасения за свою жизнь и здоровье»2.

На непосредственную связь общественной безопасности со спокойствием и уверенностью граждан в безопасности своего положения указывали и многие другие ученые: В.А. Владимиров3, П.С. Матышевский4, М.Ю. Павлик5, О.Н. Расщупкина6 и другие7.

Пожалуй, наиболее ярким примером преступления, воздействующего на неопределенный круг общественных отношений и индивидуально неопределенный круг лиц как на внешнем материальном плане, так и на Комиссаров В.С. Указ. соч. С. 19.

Разгильдиев Б.Т. Указ. соч. С. 16.

Владимиров В.А. Указ. соч. С. 5.

Матышевский П.С. Указ. соч. С. 8.

5 Павлик М.Ю. Указ. соч. С. 30.

6 Расщупкина О.Н. Указ. соч. С. 38.

7 Овчинникова Г.В., Павлик М.Ю., Коршунова О.Н. Захват заложника: уголовно-правовые, криминологические и криминалистические проблемы. СПб.: Юрид. центр Пресс, 2001. С. 42 – 43;

Энциклопедия уголовного права. Т. 21. Преступления против общественной безопасности и общественного порядка. СПб.: Издание профессора Малинина – СПб ГКА, 2013. С. 353 – 354;

психологическом, является террористический акт (ст. 205 УК РФ).

Непосредственно в диспозиции ст. 205 УК РФ указано, что совершаемые при террористическом акте действия носят устрашающий население характер.

В психологической науке террористические акты и террористическая угроза признаны стрессорами высокой интенсивности, деструктивно воздействующими в психологическом плане не только на непосредственных жертв, но и в течение длительного времени после террористического акта на косвенных жертв, получающих информацию о террористическом акте через СМИ, рассказы очевидцев, слухи и т.п1. Так, например, согласно исследованиям в Австралии, не имевшей опыта террористических актов, восприятие вероятности террористических актов гражданами данной страны было более высоким, чем в западных странах2.

Как отмечает Д.В. Ольшанский, «в основе террора … лежит страх достаточно большого числа людей»; если нет страха, то нет и террора, «тогда есть просто какое-то, относительно привычное, «обычное» насилие (уголовное преступление), пусть даже тяжкое, вплоть до убийства, но не вызывающее, в силу привычности, в восприятии людей опасения массовой угрозы»3.

Такая специфика угрозы в данном случае как непредсказуемость возможности или момента наступления, осознание человеком отсутствия у него информационных возможностей для предупреждения нависшей угрозы влекут снижение чувства контроля ситуации, чувство беспомощности и уязвимости4.

Ольшанский Д.В. Психология террора. Екатеринбург: Деловая книга; М.: Академический проект, ОППЛ,

2002. С. 81; Психологи о терроризме («круглый стол») // Психологический журнал. Т. 16, № 4, 1995. С. 40;

Секач М.Ф. Терроризм – действия, направленные на устрашение // Феномен безопасности: от социальной психологии до макропсихологии. Материалы III международного симпозиума. 12 апреля 2012, Екатеринбург: Гуманитарный университет, 2012. С. 30; Тарабрина Н.В., Быховец Ю.В. Террористическая угроза: современное состояние и проблемы // Проблемы психологической безопасности / Отв. ред.

А.Л. Журавлв, Н.В. Тарабрина, М.: Институт психологии РАН, 2012. С. 367.

Тарабрина Н.В., Быховец Ю.В. Указ. соч. С. 375.

Ольшанский Д.В. Указ. соч. С. 68.

Тарабрина Н.В., Быховец Ю.В. Указ. соч. С. 370, 381.

Представляется, что нарушение общественного спокойствия подобным образом сопровождает преступления против общественной безопасности именно в силу присущей последним общей (всеобщей) опасности. Общий (всеобщий) характер опасности, связанный с неожиданностью, спонтанностью, а также потенциальной непредотвратимостью и неотвратимостью причинения вреда жизненно важным интересам, напрямую вызывает беспокойство относительно надежности и безопасности своего положения.



Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 8 |

Похожие работы:

«Кирилов Игорь Вячеславович Военная политика, военно-политические процессы и проблемные аспекты в системе обеспечении военной безопасности в современной России Специальность 23.00.02. – Политические институты, процессы и технологии Диссертация на соискание ученой степени кандидата политических наук Научный руководитель: д.пол.н.,...»

«ГРАЙВОРОНСКАЯ ИННА ВАЛЕРЬЕВНА УДК 504.064.4:658.567.1:574.63 ОБЕСПЕЧЕНИЕ ЭКОЛОГИЧЕСКОЙ БЕЗОПАСНОСТИ ПРИ ИСПОЛЬЗОВАНИИ МЕТАЛЛУРГИЧЕСКИХ ШЛАКОВ В CОРБЦИОННЫХ ТЕХНОЛОГИЯХ ОЧИСТКИ ВОД 21.06.01 – экологическая безопасность Диссертация на соискание научной степени кандидата технических наук Научный руководитель: Хоботова Элина Борисовна, доктор химических наук, профессор Харьков –...»

«УБАЙДУЛЛОЕВ ДЖАМОЛИДДИН МАХМАДСАИДОВИЧ ИРАНСКАЯ ЯДЕРНАЯ ПРОГРАММА КАК ВАЖНЫЙ ФАКТОР ЗАЩИТЫ НАЦИОНАЛЬНЫХ ИНТЕРЕСОВ Специальность 23.00.02политические институты, процессы и технологии (политические науки) Диссертация на соискание ученой степени кандидата политических наук Научный руководитель: доктор исторических наук, профессор Латифов Д.Л. Душанбе-20 ОГЛАВЛЕНИЕ ВВЕДЕНИЕ.. ГЛАВА I. ВОЗНИКНОВЕНИЕ И РАЗВИТИЕ ЯДЕРНОЙ ПРОГРАММЫ ИРАНА:...»

«ЖУРАВЛЁВ ВАЛЕРИЙ ВЛАДИМИРОВИЧ ОБЕСПЕЧЕНИЕ ПОЖАРНОЙ И ФОНТАННОЙ БЕЗОПАСНОСТИ ПРИ СТРОИТЕЛЬСТВЕ И ЭКСПЛУАТАЦИИ СКВАЖИН В ВЫСОКОЛЬДИСТЫХ МЕРЗЛЫХ ПОРОДАХ Специальность 05.26.03 – Пожарная и промышленная безопасность (нефтегазовый комплекс) ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата...»

«Музалевская Екатерина Николаевна ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНОЕ ОБОСНОВАНИЕ ПРИМЕНЕНИЯ МАСЛА СЕМЯН АМАРАНТА ДЛЯ КОРРЕКЦИИ ОСЛОЖНЕНИЙ, ВЫЗЫВАЕМЫХ ИЗОНИАЗИДОМ 14.03.06 Фармакология, клиническая фармакология ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата фармацевтических наук Научный руководитель: д.м.н., профессор Николаевский Владимир...»

«МАКАРОВА Виктория Александровна РАЗВИТИЕ ОРГАНИЗАЦИОННОГО МЕХАНИЗМА ПОВЫШЕНИЯ ПРОИЗВОДИТЕЛЬНОСТИ ТРУДА РАБОЧИХ ГОРНОДОБЫВАЮЩЕГО ПРЕДПРИЯТИЯ...»

«Калмыков Дмитрий Александрович Информационная безопасность: понятие, место в системе уголовного законодательства РФ, проблемы правовой охраны Специальность 12.00.08 – уголовное право и криминология; уголовно – исполнительное право Диссертация на соискание ученой степени кандидата...»

«Гуськов Сергей Александрович ПОВЫШЕНИЕ БЕЗОПАСНОСТИ ФУНКЦИОНИРОВАНИЯ ДЛИННОМЕРНЫХ ТРУБ В БУНТАХ НА НЕФТЯНЫХ И ГАЗОВЫХ СКВАЖИНАХ Специальность 05.26.03 – Пожарная и промышленная безопасность (нефтегазовый комплекс) ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата технических наук Научный руководитель – доктор технических наук, профессор Ямалетдинова Клара Шаиховна Уфа...»

«Харисов Рустам Ахматнурович РАЗРАБОТКА НАУЧНЫХ ОСНОВ ЭКСПРЕСС-МЕТОДОВ РАСЧЕТА ХАРАКТЕРИСТИК ПРОЧНОСТНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ ОБОЛОЧКОВЫХ ЭЛЕМЕНТОВ ТРУБОПРОВОДНЫХ СИСТЕМ В ВОДОРОДСОДЕРЖАЩИХ РАБОЧИХ СРЕДАХ Специальности: 25.00.19 – Строительство и эксплуатация нефтегазопроводов, баз и хранилищ; 05.26.03 – Пожарная и промышленная безопасность (нефтегазовый комплекс) ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени доктора технических наук...»

«УВАРОВА ВАРВАРА АЛЕКСАНДРОВНА Методологические основы контроля пожароопасных и токсических свойств шахтных полимерных материалов Специальность 05.26.03 – Пожарная и промышленная безопасность (в горной промышленности) Диссертация на соискание ученой степени доктора технических наук Научный консультант: Фомин Анатолий Иосифович Кемерово 2015 ОГЛАВЛЕНИЕ Оглавление...»

«Кокин Дмитрий Михайлович НЕКОРЫСТНЫЙ ОБОРОТ ОРУЖИЯ: УГОЛОВНО-ПРАВОВАЯ И КРИМИНОЛОГИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА 12.00.08 – уголовное право и криминология; уголовно-исполнительное право ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук Научный руководитель: Готчина Лариса Владимировна доктор...»

«МАКСИМОВ АФЕТ МАКСИМОВИЧ УГОЛОВНАЯ ПОЛИТИКА В СФЕРЕ ОБЕСПЕЧЕНИЯ БЕЗОПАСНОСТИ ЖИВОТНОГО МИРА: КОНЦЕПТУАЛЬНЫЕ ОСНОВЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ ОПТИМИЗАЦИИ 12.00.08 – уголовное право и криминология; уголовноисполнительное право Диссертация на соискание учёной степени доктора юридических наук Научный консультант: заслуженный работник высшей школы РФ,...»

«Савина Анна Вячеславовна АНАЛИЗ РИСКА АВАРИЙ ПРИ ОБОСНОВАНИИ БЕЗОПАСНЫХ РАССТОЯНИЙ ОТ МАГИСТРАЛЬНЫХ ТРУБОПРОВОДОВ СЖИЖЕННОГО УГЛЕВОДОРОДНОГО ГАЗА ДО ОБЪЕКТОВ С ПРИСУТСТВИЕМ ЛЮДЕЙ Специальность 05.26.03 – «Пожарная и промышленная безопасность (нефтегазовый комплекс)» Диссертация на соискание ученой степени кандидата технических наук Научный руководитель – д.т.н....»

«Трунева Виктория Александровна СОВЕРШЕНСТВОВАНИЕ МЕТОДОВ ОПРЕДЕЛЕНИЯ РАСЧЕТНЫХ ВЕЛИЧИН ПОЖАРНОГО РИСКА ДЛЯ ПРОИЗВОДСТВЕННЫХ ЗДАНИЙ И СООРУЖЕНИЙ НЕФТЕГАЗОВОЙ ОТРАСЛИ Специальность...»

«Кудратов Комрон Абдунабиевич ВЛИЯНИЕ АФГАНСКОГО КОНФЛИКТА НА НАЦИОНАЛЬНУЮ БЕЗОПАСНОСТЬ РЕСПУБЛИКИ ТАДЖИКИСТАН (1991-2014 гг.) Специальность 07.00.03 – Всеобщая история Диссертация на соискание ученой степени кандидата исторических наук Научный руководитель: доктор исторических наук, профессор Искандаров К. Душанбе – 20 2    ОГЛАВЛЕНИЕ Введение..3ГЛАВА 1. НАУЧНО-ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ...»

«МАНЖУЕВА ОКСАНА МИХАЙЛОВНА ФЕНОМЕН ИНФОРМАЦИОННОЙ БЕЗОПАСНОСТИ: СУЩНОСТЬ И ОСОБЕННОСТИ Специальность 09.00.11 – социальная философия ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени доктора философских наук Научный консультант: доктор философских наук, профессор Цырендоржиева Д. Ш. Улан-Удэ – 2015 СОДЕРЖАНИЕ ВВЕДЕНИЕ..4 ГЛАВА 1. ТЕОРЕТИКО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ИССЛЕДОВАНИЯ ИНФОРМАЦИОННОЙ...»

«Топольский Руслан Ахтамович ОБЕСПЕЧЕНИЕ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ БЕЗОПАСНОСТИ ГОСУДАРСТВА НА ОСНОВЕ СОВЕРШЕНСТВОВАНИЯ СТРУКТУРНОЙ ПОЛИТИКИ Специальность 08.00.05 Экономика и управление народным хозяйством (экономическая безопасность) ДИССЕРТАЦИЯ на соискание учной степени кандидата экономических наук Научный руководитель:...»

«Марченко Василий Сергеевич Методика оценки чрезвычайного локального загрязнения оксидами азота приземной воздушной среды вблизи автодорог 05.26.02 – безопасность в чрезвычайных ситуациях (транспорт) Диссертация на соискание учёной степени кандидата технических наук Научный руководитель: к.х.н., доцент Ложкина Ольга Владимировна Санкт-Петербург Оглавление Введение 1 Аналитический обзор...»







 
2016 www.konf.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, диссертации, конференции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.