WWW.KONF.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Авторефераты, диссертации, конференции
 


Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 8 |

«Общественная безопасность как объект преступления ...»

-- [ Страница 3 ] --

Примечательно, что при подготовке реформы уголовного законодательства ФРГ вопрос о критерии систематизации преступлений в Особенной части, стал предметом спора среди немецких ученых8. И сегодня в работах немецких авторов можно встретить доктринальные систематизации преступлений на основе средств преступления, на основе вида посягательств, на основе мотива преступного деяния, однако в действующем уголовном законодательстве в наиболее полной мере реализована именно систематизация на основе правоохраняемого блага (объекта преступления)9.

Таким образом, несмотря на отсутствие в большинстве случаев проработки понятия «объект преступления», система Особенная часть уголовного законодательства в зарубежных странах, как правило, построена Gardner J., Anderson T. Criminal Law, Belmont, Wadsworth Learning, 2012. P. VII; Klotter J. Criminal Law, Waltham, Elsevier, 2013. P. VII – IX; Loveless J. Criminal Law: Text, Cases, and Materials, Oxford University Press, 2012. P. XVIII – XXIII; Samaha J. Criminal Law, Belmont, Wadsworth Learning, 2011. P. V.

Martin J. Key Cases: Criminal Law, Coventry, Transet Limited, 2011.

Серебренникова А.В. Указ. соч. С. 16 – 18.

Игнатова М.А. Указ. соч. С. 15 – 21; Уголовное право зарубежных стран. Общая и Особенная части, 2013.

С. 919.

Ахметшин Х.М., Ахметшин М.Х., Петухов А.А. Современное уголовное законодательство КНР. М.: ИД «Муравей», 2000. С. 280 – 408.

Кузнецова Н.Ф. Новый уголовный кодекс Франции // Вестник Московского университета. Серия 11.

Право, 1994, № 3. С. 32; Le service public de la diffusion droit: http://www.legifrance.org Уголовное законодательство Зарубежных стран (Англия, США, Франция, Германия, Япония). Сборник законодательных материалов / Под. ред. И.Д. Козочкина. М.: Зерцало, 2001. С. 312 – 313.

Серебренникова А.В. Указ. соч. С. 4.

9 Там же. С. 12 – 13.

именно на основе объекта преступления (направленности преступного деяния).

Что касается объекта преступления как элемента состава преступления, то в зарубежных доктринах объект преступления в основании уголовной ответственности выделяется крайне редко. Например, достаточно четко объект преступления выделен в основании уголовной ответственности в японской доктрине, рассматривающей объект преступления либо как самостоятельный элемент состава преступления, либо в рамках «реализующего деяния», относящегося к «объективным элементам условий состава преступления»1.

Отсутствие выделения объекта преступления как самостоятельного элемента основания уголовной ответственности не означает, что объект преступления вовсе не учитывается при квалификации преступлений.

Представляется, что фактически объект преступления, обозначающий направленность преступного деяния, устанавливается и тогда, когда не выделен доктриной в качестве самостоятельного элемента основания уголовной ответственности, поскольку в таких случаях объект преступления учитывается через объективную (материальную) сторону преступления, которая и дает представление о направленности преступления.

Таким образом, несмотря зачастую на отсутствие разработанного понятия или на полное отсутствие понятия «объект преступления» в зарубежных доктринах, фактически объект преступления в уголовном праве многих зарубежных стран выполняет те же функции, что возложены на объект преступления в уголовном праве России.

Задаваясь вопросом о том, предоставляет ли необходимость в таком случае наличие в уголовном праве доктринального понятия «объект преступления», можно определить, что то, на что возложено выполнение каких-либо функций, должно быть, как минимум, терминологически

Уголовное право зарубежных стран. Общая часть. 2003. С. 450.

определено, а в идеале и содержательно раскрыто, что исключительно положительным образом будет способствовать выполнению возложенных функций.

Таким образом, вывод об утрате объектом преступления своего значения для квалификации преступления, представляется преждевременным. Подтверждением тому служит правоприменительная практика, использующая данный признак состава преступления для отграничения преступного от непреступного, для решения вопроса о наличии или отсутствии совокупности преступлений, для решения иных вопросов, возникающих в процессе квалификации преступлений. Редкое, на первый взгляд, обращение к объекту преступления в процессе квалификации преступления обусловлено тем, что невозможно проводить квалификацию исключительно по объекту преступления и не учитывать иные элементы состава преступления; при этом иные элементы состава преступления изначально конструируются законодателем таким образом, чтобы описывать деяние, посягающее на объект преступления. Некоторые же проблемы в реализации значения объекта преступления в уголовном права не должны приводить к отказу от использования объекта преступления для осуществления закрепленных за ним сегодня функций.

Путь же к разрешению проблемы понятия объекта преступления видится в отношении к термину «объект преступления» как к термину «техническому», что позволит наполнить его тем содержанием, которое будет отвечать практическим потребностям уголовного права.

Представляется, что при определении такого содержания необходимо использовать именно функциональный подход, т.е. содержание объекта преступления должно позволять выполнять закрепленные в уголовном праве за объектом преступления функции: отграничивать преступное и непреступное, разграничивать преступления, сходные по иным элементам состава преступления, а также позволять законодателю корректно выстраивать систему Особенной части УК РФ путем правильного определения объекта преступления каждого конкретного состава преступления.

В связи с рассмотрением вопроса методологии исследования объекта преступления нельзя не обратиться к проблеме соотношения объекта преступления и объекта уголовно-правовой охраны. Как уже было обозначено выше, одни авторы рассматривают данные понятия как тождественные, другие проводят между ними различия. Сторонники последнего подхода, как правило, разграничивают объект преступления и объект уголовно-правовой охраны по нескольким моментам: по объему, по времени возникновения, по значению.

Так, объект уголовно-правовой охраны считается более широким по содержанию за счет охраны не только от преступных посягательств, но и от деяний малолетних, невменяемых и от иных случаев непреступного причинения вреда1.

По временной характеристике объект уголовно-правовой охраны считается первичным по отношению к объекту преступления. Объект уголовно-правовой охраны возникает с момента принятия соответствующей уголовно-правовой нормы и существует в ненарушенном преступлением состоянии; объект преступления же возникает в момент посягательства на объект уголовно-правовой охраны2.

Значение объекта преступления связывают с выполнением им роли элемента состава преступления и использованием в процессе квалификации преступлений. Объекту уголовно-правовой охраны предписывают уголовноВинокуров В.Н. Указ. соч. С. 39; Демидов Ю.А. Социальная ценность и оценка в уголовном праве. М.:

Юрид. лит., 1975. С. 32; Практикум по уголовному праву. Учебное пособие / Под ред. Л.Л. Кругликова. М.:

БЕК, 1997. С. 47.

Гаухман Л.Д. Указ. соч. С. 118; Коржанский Н.И. Указ. соч. С. 85; Краснопеев В.А. Указ. соч. С. 106;

Мотин О.А. Указ. соч. С. 12; Энциклопедия уголовного права. Т. 4. Состав преступления. СПб.: Издание профессора Малинина, 2005. С. 156.

политическое значение, а также иногда отмечают его роль при классификации преступлений1.

Противники разграничения объекта преступления и объекта уголовноправовой охраны высказывают критические замечания относительно оснований разграничения данных понятий. Так, В.В. Мальцев отметил, что лишь отношения, на которые посягает преступное поведение человека, могут быть объектом уголовно-правовой охраны; «то, что не может … посягнуть на объект преступления, не имеет отношения и к объекту охраны» 2.

Действительно, если деяние не является преступлением, хотя и способно причинить вред, то можно ли относить то, на что такое деяние направлено, к объекту уголовно-правовой охраны? Соглашаясь с В.В. Мальцевым, дополним, что ошибочно при определении объекта уголовно-правовой охраны ограничиваться перечислением тех или иных благ, ценностей, интересов как таковых, оставляя без внимания тот факт, что уголовноправовая охрана благ, ценностей и интересов не является абсолютной.

Относительно различия во временных характеристиках объекта преступления и объекта уголовно-правовой охраны отметим, что вполне возможно выделение различных временных этапов в связи с совершением преступного посягательства и обозначение на каждом из данных этапов того, на что направлено преступление, отдельным термином. Так, например, В.Н. Винокуров пишет, что до совершения преступления общественные отношения являются объектом уголовно-правовой охраны, после совершения преступления проявляются через последствия преступления, а собственно объект преступления «существует только в момент совершения преступления»3.

Винокуров В.Н. Указ. соч. С. 38; Гаухман Л.Д. Указ. соч. С. 119; Новоселов Г.П. Указ. соч. С. 248;

Шигина Н.В. Указ. соч. С. 239.

Мальцев В.В. Указ. соч. С. 97 – 98.

Винокуров В.Н. Указ. соч. С. 37.

Представляется, однако, что разница во временной характеристике не делает разницу между объектом уголовно-правовой охраны и объектом преступления настолько существенной, что можно говорить о том, что это сущностно принципиально разные и самостоятельные явления. Скорее прав В.Д. Филимонов в том, что понятия «объект уголовно-правовой охраны» и «объект преступления» идентичны и обозначают лишь различные аспекты одной проблемы: идет ли речь о защите социальных ценностей уголовным правом или об антисоциальной направленности преступного деяния 1. Прав и Н.И. Коржанский, отметивший, что несмотря на разницу во временной характеристике, которую возможно провести между объектом преступления и объектом уголовно-правовой охраны, во всех иных смыслах данные термины являются синонимичными2.

Нельзя не заметить тенденцию понимания под объектом преступления и объектом уголовно-правовой охраны разных социальных феноменов. Так, О.А. Мотин рассматривает в качестве объекта правового регулирования общественное отношение, а объектом преступления называет интерес, поскольку последний конкретизирует нарушаемый преступлением элемент общественного отношения3. Н.В. Шигина напротив считает, что понятие «интерес» отражает сущностные свойства объекта уголовно-правовой охраны; объект преступления же должен определяться в системе связей, отношений, а потому им и является общественное отношение4.

Н.В. Вишняковой уже отмечено, что противопоставление объекта уголовно-правовой охраны и объекта преступления может привести «к алогичному выводу: то, на что посягает преступление, не находится под Филимонов В.Д. Указ. соч. С. 16.

Коржанский Н.И. Указ. соч. С. 85; Энциклопедия уголовного права. Т. 4. С. 156.

Мотин О.А. Указ. соч. С. 13, 15, 31.

Шигина Н.В. Указ. соч. С. 236 – 237.

охраной уголовного закона»; «у них одно и то же содержание – общественные отношения, отвечающие одним и тем же требованиям»1.

Представляется, что нельзя разрывать понятия «объект преступления»

и «объект уголовно-правовой охраны»: все, что учитывается применительно к объекту преступления, должно быть применимо и к объекту уголовноправовой охраны. Потому и в методологическом плане нет разницы, ведется ли речь об исследовании объекта преступления или объекта уголовноправовой охраны.

Таким образом, окончательная нерешенность вопроса объекта преступления (объекта уголовно-правовой охраны) связана, во-первых, с ограниченностью методов, которые могут быть применены для исследования содержания объекта преступления, во-вторых, с философским характером вопроса о том, на что посягает и чему причиняет вред преступление. Путь к разрешению сложившейся ситуации видится в отношении к термину «объект преступления» как к термину «техническому», что позволит наполнить его тем содержанием, которое будет отвечать практическим потребностям уголовного права. Представляется, что при определении такого содержания необходимо использовать функциональный подход. Установлено, что объект преступления в современном уголовном праве сохраняет свое значение и для систематизации преступлений (построения системы Особенной части УК РФ), и для квалификации преступлений; как следствие, содержание объекта преступления должно позволять выполнять закрепленные в уголовном праве за объектом преступления функции: отграничивать преступное и непреступное, разграничивать преступления, сходные по иным элементам состава преступления, а также позволять законодателю корректно выстраивать систему Особенной части УК РФ путем правильного определения объекта преступления каждого конкретного состава преступления.

Вишнякова В.Н. Указ. соч. С. 25.

–  –  –

Выработка понятия объекта преступления не только требует определения исходных методологических посылок, но и подразумевает необходимость иметь ясное представление о содержании тех явлений, которые претендуют на наименование объектом преступления.

Одним из таких явлений, через которое достаточно часто раскрывают понятие «объект преступления», выступает феномен «благо». Отмечено, что в уголовно-правовой литературе при определении объекта преступления понятием «благо» объединяются достаточно разнородные явления:

физиологические состояния, права человека, урегулированные формы деятельности, интересы и т.д1. В связи с этим выделить единые предметные признаки объектов преступлений, определяемых через понятие «благо», в крайней степени затруднительно2.

Философские словари определяют «благо» как «то, что заключает в себе определенный положительный смысл»3, как «наиболее общее понятие для обозначения положительной ценности»4, как «предмет или явление, удовлетворяющие определенную человеческую потребность, отвечающие интересам, целям и устремлениям людей»5. В философской литературе также отмечается чрезвычайно общий характер понятия «благо», что затрудняет его определение6.

Своим содержанием понятие «благо» фиксирует лишь единственный признак: способность объектов быть полезными субъекту, т.е. удовлетворять его жизненные потребности7. При этом благо может быть как абсолютным Зателепин О. Указ. соч. С. 30.

Винокуров В.Н. Указ. соч. С. 48 – 49; Вишнякова Н.В. Указ. соч. С. 17 – 18; Зателепин О. Указ. соч. С. 30.

Философский энциклопедический словарь / Гл. редакция: Л.Ф. Ильичев, П.Н, Федосеев, С.М. Ковалев, В.Г. Панов. М.: Сов. энциклопедия, 1983. С. 55.

Философский словарь / Под ред. И.Т. Фролова, М.: Республика; Современник, 2009. С. 80.

–  –  –

Архангельский Л.М. Курс лекций по марксистско-ленинской этике. М.: Высшая школа, 1974. С. 161.

Там же. С. 161, 164.

(носить общечеловеческий характер), так и относительным (носить индивидуальный характер)1.

Фактически, определение того или иного явления как «блага» отражает лишь определенное качество, свойство данного явления, но не его предметную сущность, а потому благом может быть названо практически любое явление, например, вещь2, общественные отношения3, интересы4, уголовно-правовая охрана как таковая5 и т.д.

Нормы той или иной отрасли права направлены на регулирование определенных общественных отношений, выступающих его предметом.

Соответственно, они регулируют не социальные блага или ценности, а общественные отношения, складывающиеся по поводу возникновения, обеспечения существования и охраны этих благ и ценностей6.

Сходно содержание понятия «ценность», которое в философской литературе вытесняет понятие «благо» с середины XIX века и используется «для указания на человеческое, социальное и культурное значение определенных явлений»7 как результат процесса оценки, который «выявляет ценность объектов в соответствии с запросами субъекта»8.

Представляется, что такие понятия как «благо», «ценность» носят чрезмерно общий характер для того, чтобы использоваться для определения объекта преступления; с учетом того, что данные понятия обладают оценочным содержанием, благом или ценностью в тех или иных условиях может быть названо практически любое явление.

Философский словарь. 2009. С. 80.

Вишнякова Н.В. Указ. соч. С. 17.

Зателепин О. Указ. соч. С. 29 – 30; Филимонов В.Д. Указ. соч. С. 23.

Мотин О.А. Указ. соч. С. 26.

Шигина Н.В. Указ. соч. С. 235.

Хлебушкин А.Г. Основы конституционного строя как объект уголовно-правовой охраны // Вестник СанктСанкт-Петербургского университета МВД России. 2012. № 4 (56). С. 73–76.

7 Философский энциклопедический словарь. 1983. С. 55, 765.

8 Архангельский Л.М. Указ. соч. С. 142.

Важным представляется уяснение содержания понятия «интерес».

Философия раскрывает «интерес» как причину действий, стоящую за непосредственными побуждениями индивидов и социальных общностей1.

Юридическая наука понимает «интерес» преимущественно как возможность действовать определенным образом или пребывать в определенном состоянии2. Ряд авторов рассматривает в качестве «интереса»

непосредственно потребности субъектов3.

В уголовно-правовой литературе были предложены различные варианты структуры интереса. Так, А.В. Кузнецов выделил следующие структурные элементы интереса: субъект интереса (носитель интереса), объект интереса (условия удовлетворения потребности), отношение субъекта интереса к объекту интереса (деятельность по удовлетворению потребности), результат воздействия субъекта на объект (удовлетворение потребности)4.

Е. Каиржанов в структуре интереса включил благо или ценность, субъекта (носителя блага или ценности), отношение блага или ценности к субъекту (принадлежность блага субъекту); именно последний элемент и нарушается при совершении преступления5.

В литературе можно встретить указания на связь интереса и субъективного права, заключающуюся в том, что интерес часто юридически оформляется в виде субъективного права или в виде гарантированной возможности поведения, не обеспеченной обязанностями других субъектов6.

Однако если в отношении субъективного права признано, что оно не может быть объектом преступления в силу того, что не утрачивается в результате Философский словарь. 2009. С. 251; Философский энциклопедический словарь. 1983. С. 213.

Вишнякова В.Н. Указ. соч. С. 21; Мотин О.А. Указ. соч. С. 26; Никифоров Б.С. Об объекте преступления по советскому уголовному праву // Советское государство и право, 1956, № 6. С. 63 – 64; Тоболкин П.С.

Указ. соч. С. 33; Фролов Е.А. Указ. соч. С. 198; Шигина Н.В. Указ. соч. С. 251.

Благов Е.В. Указ. соч. С. 51; Хлебушкин А.Г. Интерес как предмет конституционно-правовых отношений, охраняемых нормами главы 29 УК РФ // Вестник Калининградского филиала Санкт-Петербургского университета МВД России. 2012. № 3. С. 57–61; Шигина Н.В. Указ. соч. С. 252.

Кузнецов А.В. Указ. соч. С. 21.

Каиржанов Е. Указ. соч. С. 47.

Вишнякова В.Н. Указ. соч. С. 21; Каиржанов Е. Указ. соч. С. 47; Кузнецов А.В. Указ. соч. С. 29;

Шигина Н.В. Указ. соч. С. 251.

совершения преступления, хотя и затрудняется возможность его реализации, то авторы, рассматривающие интерес в качестве объекта преступления, не допускают возможности того, что как и субъективное право интерес не утрачивается в результате совершения преступления, а лишь затрудняется возможность его реализации1.

Наиболее часто при раскрытии объекта преступления используется понятие «общественное отношение». «Отношением» является связь, которая устанавливается мышлением между двумя предметами2. «Общественные отношения» есть относительно устойчивые связи между людьми (социальными группами), складывающиеся в различных сферах общественной жизни3.

В философской и социологической литературе к структурным элементам общественного отношения относят субъектов отношения, социальную связь между ними, объект (предмет) отношения, по поводу которого отношение возникло4. В юридической литературе большинство авторов также рассматривают общественное отношение как сложное многокомпонентное явление, и чаще всего в структуру общественного отношения включают аналогичные элементы: субъектов отношения, объект (предмет) отношения, по поводу которого возникло отношение, и связь между субъектами отношения5.

В науке уголовного права первая полноценная попытка раскрытия структуры общественного отношения осуществлена Б.С. Никифоровым, Благов Е.В. Указ. соч. С. 51, 53; Мотин О.А. Указ. соч. С. 15, 21.

Радлов Э.Л. Философский словарь логики, психологии, этики, эстетики и истории философии. М.:

ЛИБРОКОМ, 2010. С. 190.

Философский словарь. 2009. С. 463; Философский словарь / С.Я. Подопригора, А.С. Подопригора – Ростовн/Д: Феникс, 2013. С. 284; Философский энциклопедический словарь. 1983. С. 450.

Дроздов А.В. Человек и общественные отношения. – Л.: Изд-во Ленинградского ун-та, 1966. С. 23 – 26, 29, 63, 65, 69; Кондратьев В.М. Структура общественного отношения: Автореф. дис. … канд. филос. наук.

Куйбышев, 1989. С. 8; Мокляк Н.Н. Социальные отношения: структура и формы проявления. Киев, 1986. С.

60.

Винокуров В.Н. Указ. соч. С. 92; Вишнякова В.Н. Указ. соч. С. 22; Глистин В.К. Указ. соч. С. 27 – 28;

Краснопеев В.А. Указ. соч. С. 81; Мальцев В.В. Указ. соч. С. 169; Мотин О.А. Указ. соч. С. 29;

Филимонов В.Д. Указ. соч. С. 27; Фролов Е.А. Указ. соч. С. 197 – 198.

методологический подход которого состоял в обращении к учению общей теории права о правоотношении. Исходя из того, что правоотношение есть юридическая форма общественного отношения, учный сделал вывод, что каждый элемент правоотношения является отражением соответствующего элемента общественного отношения1.

Вопрос об объекте общественного отношения (правового отношения) в спорным2.

общеправовой литературе является В уголовно-правовой литературе в качестве объекта (предмета) общественного отношения рассматривают социальные блага3, явления внешнего мира, способные удовлетворять определенные человеческие потребности4. Связь между субъектами общественного отношения понимается как взаимодействие субъектов, проявляющееся в виде деятельности или положения субъектов по отношению друг к другу5. В.В. Мальцев отмечает, что связь между участниками общественного отношения выражается «в определении государством уголовно-правового статуса социальных субъектов по отношению к … благам и в связи с ними к другим субъектам общественной жизни»6. О.А. Мотин считает, что в социальную связь между субъектами и объектами общественного отношения объективизируются интересы участников7.

В научной литературе встречается и иное понимание общественного отношения – как социальной, полностью нематериальной по своему Никифоров Б.С. Об объекте преступления по советскому уголовному праву // Советское государство и право, 1956, № 6. С. 62 – 63, 68; Никифоров Б.С. Объект преступления по советскому уголовному праву.

1960. С. 29 – 30, 57, 71.

Лазарев В.В., Липень С.В., Саидов А.Х. Проблемы общей теории jus. М.: Норма, 2012. С. 439;

Марченко М.Н. Проблемы общей теории государства и права. Т. 2. Право. М.: ТК Велби, Проспект, 2007.

С. 614 – 617.

Вишнякова В.Н. Указ. соч. С. 27; Глистин В.К. Общественное отношение как объект преступления по советскому уголовному праву // Правоведение, 1966, № 2. С. 91; Мальцев В.В. Указ. соч. С. 169; Таций В.Я.

Указ. соч. С. 42 – 43; Филимонов В.Д. Указ. соч. С. 164.

Глистин В.К. Указ. соч. С. 91; Краснопеев В.А. Указ. соч. С. 81; Мотин О.А. Указ. соч. С. 30; Таций В.Я.

Указ. соч. С. 41 – 42; Фролов Е.А. Указ. соч. С. 197 – 198.

Глистин В.К. Указ. соч. С. 91; Краснопеев В.А. Указ. соч. С. 81; Таций В.Я. Указ. соч. С. 57 – 60;

Фролов Е.А. Указ. соч. С. 197.

Мальцев В.В. Указ. соч. С. 169.

7 Мотин О.А. Указ. соч. С. 34, 48.

содержанию категории, выражающейся исключительно в социальной связи субъектов общественного отношения1. Представляется, однако, что и при понимании общественного отношения в широком смысле как многокомпонентного сложного явления, и при рассмотрении его в узком смысле как связи между людьми, участники и объект отношения остаются теснейшим образом связанными с общественным отношением, независимо от того, включаем ли мы их непосредственно в структуру общественного отношения или нет.

Может ли каждая из предложенных на сегодняшний день концепций объекта преступления обеспечить надлежащим образом выполнение объектом преступления закрепленных за ним функций? Очевидно, что нет.

Еще Н.С. Таганцев отмечал, что при понимании объекта как блага или интереса невозможно объяснить природу тех деяний, при которых уничтожение какого-либо блага не считается противозаконным, а признавая объектом преступление субъективное право мы получаем неверное представление о роли согласия потерпевшего в уголовном праве2.

Аналогичным образом весьма затруднительным представляется разграничение преступлений по объекту преступления при понимании объекта преступления как физического лица, группы лиц или социума, которым причиняется вред в результате совершения преступления.

Г.А. Кригер, писал, что нельзя признать человека объектом преступления в силу того, что человек является носителем множества общественных отношений, и посягательство на него может иметь различный характер3.

Для выстраивания же стройной и логичной системы Особенной части УК РФ малопригодна концепция объекта преступления как правовой нормы.

Благов Е.В. Механизм причинения вреда объекту преступления // Совершенствование уголовного законодательства и практики его применения. 1989. С. 64; Гаухман Л.Д. Указ. соч. С. 121; Сухарев Е.А., Горбуза А.Д. Традиционные представления о механизме преступного посягательства // Проблемы совершенствования уголовного законодательства на современном этапе. 1985. С. 20.

Таганцев Н.С. Курс русского уголовного права. Часть общая. Книга 1. Учение о преступлении. 1874.

С. 176.

Кригер Г.А. Указ. соч. С. 118 – 119.

Примечательно, что дореволюционные авторы, называя объектом преступления блага, интересы, норму права или лицо, тем не менее, отграничивали преступное и непреступное и объясняли непреступность ряда действий через категорию «отношения». Так, В. Спасович отрицал возможность признания объектом преступления животных на том основании, что юридические отношения существуют только между людьми1. В свою очередь Л.С. Белогриц-Котляревский и А.Ф. Кистяковский аргументировали ненаказуемость самоубийства тем, что человек к самому себе находится в нравственных, а не юридических отношениях2. М.П. Чубинский так же при объяснении ненаказуемости посягательств человека на собственные блага указывал на то, что «человек не может находиться в юридических отношениях к самому себе»3.

В дальнейшем ученые, отвергающие возможность признания в качестве объекта преступления блага, интереса, человека или вещи, неоднократно отмечали в качестве аргумента тот факт, что и благо, и ценность, и человек, и вещь, взятые сами по себе, по своей значимости являются нейтральными для уголовного права до тех пор, пока не оказываются включенными в те или иные общественные отношения4.

Именно от складывающихся общественных отношений зависит: 1) будет ли посягательство на благо или интерес (например, жизнь) преступлением (убийство) или нет (причинение смерти нападавшему при необходимой обороне, приведение в исполнение приговора к смертной казни); 2) каким именно преступлением будет являться посягательство на человека (например, убийством или посягательством на жизнь государственного или Спасович В. Указ. соч. С. 94.

Белогриц-Котляревский Л.С. Указ. соч. С. 161 – 162; Кистяковский А.Ф. Указ. соч. С. 68.

Чубинский М.П. Указ. соч. С. 280.

Винокуров В.Н. Указ. соч. С. 49, 51; Вишнякова В.Н. Указ. соч. С. 17; Глистин В.К. Общественное отношение как объект преступления по советскому уголовному праву // Правоведение. 1966, № 2. С. 89;

Коржанский Н.И. Указ. соч. С. 17 – 18; Мальцев В.В. Указ. соч. С. 119 – 120; Никифоров Б.С. Об объекте преступления // Советское государство и право, 1948, № 9. С. 48; Павлов С.Н. Указ. соч. С. 5; Таций В.Я.

Указ. соч. С. 29 – 30; Филимонов В.Д. Указ. соч. С. 23; Фролов Е.А. Указ. соч. С. 207.

общественного деятеля); 3) каким именно преступлением будет являться посягательство на вещь (например, хищением или самоуправством).

Сложившаяся правоприменительная практика по ряду вопросов также позволяет делать выводы о понимании объекта преступления, лежащем в основе квалификации преступлений. Например, по одному из уголовных дел было совершено покушение на убийство Г., в ходе которого был убит его водитель. Суд первой инстанции квалифицировал данное деяние как покушение на убийство по найму (ч. 3 ст. 30 и п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ), однако Верховный Суд РФ отметил, что в данном случае произошла ошибка в предмете преступления, не влияющая на квалификацию деяния как оконченного убийства по найму (п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ)1. В сходном деле Верховный Суд РФ также признал правильной квалификацию как оконченного убийства по найму (п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ) деяния, в результате которого был убит случайно проезжавший мимо С., которого исполнитель преступления спутал с Р., в отношении которого и должно было быть совершено преступление. Суд указал на имевшую место ошибку в личности потерпевшего, которая не влечет изменения квалификации деяния2.

В данных случаях суды действовали в соответствии с общепризнанным наукой уголовного права правилом квалификации преступлений при т.н.

«ошибке в потерпевшем». Особый интерес представляют правоприменительные акты по аналогичным делам, в которых помимо ссылки на правило квалификации преступлений при ошибке в потерпевшем изложена и иная мотивировка принятого решения о квалификации деяния как оконченного преступления. Например, по делу Г., которым по ошибке был убит потерпевший, суд указал, что ошибка подсудимого в личности потерпевшего не влияет на квалификацию деяния как оконченного убийства, Кассационное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 14 сентября 2005 г. № 4-О05-99 // ЭПС "Система ГАРАНТ".

Кассационное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 6 июня 2012 г.

№ 53-О12-23 // СПС КонсультантПлюс.

«в связи с равноценностью объекта убийства и принципа правовой защиты жизни каждого человека»1. По иному делу суд отметил, что ошибка в личности потерпевшего «не влияет на квалификацию действий подсудимой, поскольку умысел на убийство другого человека у не имелся и был ею реализован»; «хотя подсудимая Цивилева О.С. не желала причинять смерть погибшему Д.Л., однако имела прямой умысел на причинение смерти Д.В.»2.

Очевидно, что понимание объекта как физического лица, которому причиняется вред в результате совершения преступления, как субъективного права, а в некоторых случаях и как правового блага, предполагает индивидуальную принадлежность такого объекта преступления потерпевшему от преступления лицу, тесную связь с личностью последнего.

Однако если понимать объект преступления именно таким образом, то на каком основании в случае ошибки в личности потерпевшего объект преступления фактически подменяется другим объектом преступления, пусть и равноценным, но не охватываемым умыслом лица? При связи объекта преступления с личностью потерпевшего квалификация преступлений в случае ошибки в личности потерпевшего должна быть иной: покушение на причинение вреда предполагавшемуся потерпевшему (в примерах выше покушение на убийство, простое или по найму – ч. 3 ст. 30 и ч. 1 ст. 105 / п.

«з» ч. 2 ст. 105 УК РФ) и причинение по неосторожности смерти реальному потерпевшему (в примерах выше причинение смерти по неосторожности – ч. 1 ст. 109 УК РФ).

Учитывая же сложившуюся практику квалификации преступлений, можно сделать вывод о безотносительности объекта преступления Приговор Чернушинского районного суда Пермского края от 10 августа 2011 г. (дело № 1-138/2011). Сайт

Чернушинского районного суда Пермского края. [Электронный ресурс]. URL:

http://chernush.perm.sudrf.ru/modules.php?name=sud_delo&srv_num=1&name_op=doc&number=5095129&delo_ id=1540006&new=0&text_number=1&case_id=4287126.

Приговор Кунгурского городского суда Пермского края от 24 февраля 2012 г. (дело № 1-56/2012). Сайт

Кунгурского городского суда Пермского края. [Электронный ресурс]. URL:

http://kungur.perm.sudrf.ru/modules.php?name=sud_delo&srv_num=1&name_op=doc&number=74861817&delo_i d=1540006&new=0&text_number=1&case_id=74341229.

конкретной личности потерпевшего; объект преступления рассматривается абстрактно, в целом, а не через принадлежность кому-либо конкретно. При таком понимании объекта преступления в случае ошибки в личности потерпевшего значение приобретают факт направленности умысла виновного на нарушение объекта преступления и тот факт, что объект преступления пострадал в результате действий виновного; замена личности потерпевшего при таком понимании объекта преступления не имеет юридического значения, и становится возможной квалификация деяния как оконченного преступления.

Не менее интересными с точки зрения понимания объекта преступления, представляются случаи квалификации таких деяний как хищение имущества у лица, не являвшегося его законным владельцем.

Пленум Верховного Суда РФ дважды в своих постановлениях применительно к хищению оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ, взрывных устройств и применительно к хищению наркотических средств, психотропных веществ указал, что уголовная ответственность за хищение данных предметов наступает при противоправном изъятии их у лиц, владевших ими законно или незаконно1. При этом Верховный же Суд РФ подчеркивал применительно к хищению оружия, что объектом данного преступления является не только общественная безопасность, но и отношения собственности2.

Однако при противоправном изъятии имущества у незаконного владельца вред собственности как благу или интересу не причиняется. В то же время, если мы рассматриваем объект хищения как отношения П. 13 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 12 марта 2002 г. № 5 «О судебной практике по делам о хищении, вымогательстве и незаконном обороте оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств»// Бюллетень ВС РФ, 2002, № 5 ; п. 23 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 15 июня 2006 г. № 14 «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами» // Бюллетень ВС РФ, 2006, № 8.

Обзор судебной работы военных судов гарнизонов и объединений за I полугодие 1997 года // ЭПС "Система ГАРАНТ".

собственности, то нарушение объекта преступления можно рассматривать не только как причинение имущественного ущерба законному владельцу, но и как действия виновного не в соответствии с условиями функционирования отношений собственности, не выполнение им со своей стороны обязанности определенного поведения в рамках отношения между собственником и всеми иными лицами по поводу имущества; и данные действия виновного в нарушение отношений собственности могут признаваться не менее общественно опасными, чем конечное причинение имущественного ущерба законному владельцу. В данном случае видно, что объектом преступления выступает не только благо как таковое, но и права, обязанности, действия лица в связи ним; все вместе данные элементы объединяются общественным отношением, выступающим единым объектом преступления.

Основываясь на традиционных представлениях о структуре общественного отношения, включающей в качестве составных элементов участников отношения, взаимосвязь между ними и объект (предмет) отношения, можно определить, что при разграничении преступного и непреступного, а также при разграничении смежных составов, учитывается не только объект (предмет), по поводу которого сложилось общественное отношение, но и участники отношения и взаимосвязь между ними, то есть все три элемента общественного отношения.

Представляется, что преимущество общественного отношения перед иными явлениями, претендующими на наименование объектом преступления, заключается как раз в том, что общественное отношение в силу своей комплексности по сути объединяет в себе эти явления в качестве своих структурных элементов, определяя связи между ними; только лишь видя связи между этими элементами, мы можем объяснить в ряде случаев разграничение преступного и непреступного, разграничение смежных составов и т.д.

Однако, возможно, именно в силу многокомпонентной структуры общественного отношения сторонники понимания объекта преступления как общественного отношения не видели ничего страшного в том, что иногда при обозначении объекта преступления называется один из элементов общественного отношения1. Благо, ценность, интерес как объект (предмет) общественного отношения являются своеобразным «окрашивающим»

элементом общественного отношения, то, что воспринимается первым при обращении к объекту преступления, а потому преимущественно с учетом данного элемента общественного отношения осуществляется классификация преступных деяний в особенной части уголовного законодательства.

Понимание объекта преступления как общественного отношения не только дает возможность объекту преступления реально выполнять закрепленные за ним функции, но в то же время не вызывает принципиальных возражений в плане возможности быть объектом преступления по сути. Более того, сама общественная опасность как неотъемлемый материальный признак преступления, указывает на то, что человек, благо, интерес, вещь должны быть включены в определенные социальные структуры, чтобы посягательство на них могло являться преступным. Для признания деяния преступным деяние и его последствие должны быть расценены как вредные не только человеком с его субъективной точки зрения, но и получить такую оценку от общества.

С самого начала постсоветского периода развития учения об объекте преступления понимание объекта преступления как общественных отношений было объявлено идеологичным, не соответствующим новым демократическим идеалам, а потому неприемлемым2.

Однако представляется, что сам по себе призыв отказаться от концепции «объект преступления есть общественные отношения» по Никифоров Б.С. Об объекте преступления по советскому уголовному праву // Советское государство и право, 1956, № 6. С. 65.

Загородников Н.И. Указ. соч. С. 6 – 10; Тер-Акопов А.А. Указ. соч. С. 52 – 58.

причине не соответствия ее демократическим принципам и идеалам, звучит не менее идеологично, чем основанный на высказываниях классиков марксизма вывод советских ученых о том, что объектом преступления являются общественные отношения. Сегодня рядом ученых отмечено, что отказ от выработанного советской уголовно-правовой наукой представления об объекте преступления обусловлен именно идеологическими, а не научными соображениями1.

История развития учения об объекте преступления показала существенный недостаток привязанного к государственной идеологии понимания объекта преступления – временность такого понимания; смена государственной идеологии приводит к смене выработанного понимания на новое, выстраиваемое с учетом новой идеологии. Между тем, объект преступления как некое явление, скорее всего, постоянен в своей сути, не зависящей от периодически сменяющихся государственных идеологий.

Отметим, что советская уголовно-правовая наука основывала определение объекта преступления как общественных отношений не только на положениях Руководящих начал по уголовному праву РСФСР 1919 г. и марксистско-ленинской трактовке преступления. Так, Б.С. Никифоров указывал на то, что понимание объекта преступления как общественных отношений вытекает из общего определения права как регулятора общественных отношений2. Как известно, тот факт, что право является регулятором общественных отношений, не оспаривается юридической наукой и сегодня3.

Своего рода аргументом в пользу понимания объекта преступления как общественных отношений можно расценивать и то, что такое понимание Мальцев В.В. Указ. соч. С. 121; Филимонов В.Д. Указ. соч. С. 21.

Никифоров Б.С. Объект преступления по советскому уголовному праву. С. 17.

Алексеев С.С. Теория права. М.: БЕК, 1995. С. 211; Иоффе О.С., Шаргородский М.Д. Вопросы теории права. М.: Госюриздат, 1961. С. 59; Лазарев В.В., Липень С.В., Саидов А.Х. Указ. соч. С. 138, 142;

Матузов Н.И., Малько А.В. Теория государства и права. М.: Дело, 2011. С. 140, 372; Марченко М.Н. Указ.

соч. С. 21; Проблемы общей теории права и государства / Под общ. ред. В.С. Нерсесянца. М.: Норма, 2010.

С. 220, 391.

объекта преступления позволило разработать на своей основе концепцию объекта преступления, включающую широчайший круг вопросов.

Таким образом, из всех существующих концепций объекта преступления, пожалуй, лишь понимание объекта преступления как общественных отношений способно позволить объекту преступления надлежащим образом выполнять закрепленные за ним функции.

Преимущество общественного отношения перед иными явлениями, претендующими на наименование объектом преступления, заключается в сложной многокомпонентной структуре общественного отношения, включающей в качестве составных элементов участников отношения, взаимосвязь между ними и объект (предмет) отношения.

При разграничении преступного и непреступного, а также при разграничении смежных составов, учитывается все три элемента общественного отношения. Благо, ценность, интерес как объект (предмет) общественного отношения являются своеобразным «окрашивающим»

элементом общественного отношения, а потому преимущественно с учетом данного элемента общественного отношения осуществляется классификация преступных деяний в особенной части уголовного законодательства.

Понимание объекта преступления как общественного отношения не вызывает принципиальных возражений в плане возможности быть объектом преступления по сути. Более того, при рассмотрении права как регулятора общественных отношений, логично допустить, что объектом преступления являются именно общественные отношения.

–  –  –

§ 1. Социально-правовое понятие общественной безопасности В общеупотребительном смысле слова «безопасность» означает отсутствие опасности для кого-нибудь или чего-нибудь, сохранность, надежность1. Данный термин используется применительно к различным сферам жизнедеятельности человека, наполняющим его специальным, более узким содержанием.

В социологическом словаре понятие «безопасность» раскрывается как «состояние, тенденции развития (в т.ч. латентные) и условия жизнедеятельности социума, его структур, институтов и установлений, их качественной определенности с объективно обусловленными инновациями в ней и свободное, соответствующее е собственной природе и его определенное функционирование»; отмечается также то, что традиционная характеристика безопасности связана с отсутствием опасностей; иное понимание безопасности определяет е как «способность к адекватному ответу» на возможные и реальные угрозы2.

Один из наиболее авторитетных в мире психологических словарей определяет безопасность как «отсутствие страха или тревоги, особенно в отношении удовлетворения собственных настоящих (и будущих) потребностей»3.

Термин «безопасность» неоднократно используется в российском законодательстве. Закон от 5 марта 1992 г. № 2446-1 «О безопасности»

определял безопасность как «состояние защищенности жизненно важных интересов личности, общества и государства от внутренних и внешних

Даль В.И. Толковый словарь живого великорусского языка: Современное написание: В 4 т. Т. 1. А – З, М.:

Издательство Апрель, 2004. С. 112; Ожегов С.И. Словарь русского языка / Под общ. ред. проф.

Л.И. Скворцова, М.: Оникс; Мир и образование, 2008. С. 42.

Социологический словарь / Отв. ред. Г.В. Осипов, Л.Н. Москвичев, М.: Норма, 2008. С. 47.

Ребер А. Большой толковый психологический словарь. Т. 1. Пер. с англ. М.: АСТ; Вече, 2003. С. 86.

угроз» (ст. 1)1. Действующий Федеральный закон от 28 декабря 2010 г.

№ 390-ФЗ «О безопасности» данное понятие не раскрывает, но приравнивает термины «безопасность» и «национальная безопасность» (ст. 1)2. В свою очередь национальная безопасность определена в Стратегии национальной безопасности Российской Федерации как «состояние защищенности личности, общества и государства от внутренних и внешних угроз, которое позволяет обеспечить конституционные права, свободы, достойные качество и уровень жизни граждан, суверенитет, территориальную целостность и устойчивое развитие Российской Федерации, оборону и безопасность государства»3.

В иных действующих нормативно-правовых актах раскрыты понятия отдельных видов безопасности. Так, пожарная безопасность определяется как состояние защищенности личности, имущества, общества и государства от пожаров»4; промышленная безопасность определяется как «состояние защищенности жизненно важных интересов личности и общества от аварий на опасных производственных объектах и последствий указанных аварий»5;

транспортная безопасность – как «состояние защищенности объектов транспортной инфраструктуры и транспортных средств от актов незаконного вмешательства»6; радиационная безопасность – как «состояние защищенности настоящего и будущего поколения людей от вредного для их здоровья воздействия ионизирующего излучения»7; безопасность дорожного движения – как «состояние данного процесса, отражающее степень Ведомости Съезда народных депутатов РФ и Верховного Совета РФ.1992. № 15. Ст.769.

–  –  –

Стратегия национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года. Утверждена Указом Президента РФ от 12 мая 2009 г. № 537 // СЗ РФ. 2009. № 20. Ст. 2444.

Федеральный закон от 21 декабря 1994 г. № 69-ФЗ «О пожарной безопасности» (ст. 1) // СЗ РФ. 1994.

№ 35. Ст. 3649.

Федеральный закон от 21 июля 1997 г. № 116-ФЗ «О промышленной безопасности опасных производственных объектов» (ст. 1) // СЗ РФ. 1997. № 30. Ст. 3588.

Федеральный закон от 9 февраля 2007 г. № 16-ФЗ «О транспортной безопасности» (ст. 1) // СЗ РФ. 2007.

№ 7. Ст. 837.

7 Федеральный закон от 9 января 1996 г. № 3-ФЗ «О радиационной безопасности населения» (ст. 1) // СЗ РФ.

РФ. 1996. № 3. Ст. 141.

защищенности его участников от дорожно-транспортных происшествий и их последствий»1; безопасность топливно-энергетического комплекса – как «состояние защищенности объектов топливно-энергетического комплекса от актов незаконного вмешательства»2.

Проанализировав приведенные выше законодательные определения можно сделать вывод, что понятие «безопасность» раскрывается через выделение в определении трех составляющих: 1) указание на «состояние защищенности», 2) указание на защищаемые объекты (объекты безопасности), 3) указание на то, от чего защищаются объекты безопасности (угрозы и опасности). Учитывая, что объекты безопасности и угрозы безопасности различны для конкретных видов безопасностей, можно заключить, что непосредственную суть общего понятия «безопасность»

составляет «состояние защищенности».

Интересно замечание Б.Т. Хамхоева о том, что защищенность, предполагающая обеспечение защиты, ближе по смыслу к обороноспособности, а потому безопасность - это скорее не защищенность, а отсутствие угроз3. Однако, возможно, как отмечает М.И. Агалабаев, «законодатель, определяя безопасность посредством понятия защищенности, желает подчеркнуть, что положение объекта, при котором отсутствуют угрозы его существованию, не присуще ему изначально, а достигается путем активного, волевого, внешнего вмешательства»4.

Несколько иначе построено законодательное определение безопасности гидротехнических сооружений – «свойство гидротехнических сооружений, позволяющее обеспечивать защиту жизни, здоровья и законных Федеральный закон от 10 декабря 1995 г. № 196-ФЗ «О безопасности дорожного движения» (ст. 2) // СЗ РФ. 1995. № 50. Ст. 4873.

Федеральный закон от 21 июля 2011 г. № 256-ФЗ «О безопасности объектов топливно-энергетического комплекса» (ст. 2) // СЗ РФ. 2011. № 30 (ч. 1). Ст. 4604.

Хамхоев Б.Т. Проблемы определения общественной безопасности // Административное право и процесс, 2011, № 7. С. 40 – 41.

Агалабаев М.И. Методология становления и развития теории общественной безопасности // Российский следователь, 2009, № 18. С. 39 – 40.

интересов людей, окружающей седы и хозяйственных объектов»1. В данном определении отражено не только статическое понимание безопасности (как свойства, состояния защищенности), но и указывается на динамический аспект – обеспечение безопасности. В научной литературе неоднократно отмечалось, что безопасность предполагает не только само состояние защищенности, но и поддержание состояния защищенности, реагирование на угрозы и последствия2.

Между тем, существует и противоположная точка зрения, согласно которой в определении безопасности нельзя выходить за пределы значения некого качественного «состояния защищенности», включать процесс и обеспечения3, механизм его поскольку в таком случае понятие «безопасность» наполняется «посторонним содержанием, отнесенным к другим сложившимся в науке понятиям, будет подменять их»4.



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 8 |

Похожие работы:

«Фомченкова Галина Алексеевна ИНСТИТУЦИОНАЛИЗАЦИЯ БЕЗОПАСНОСТИ МОЛОДЕЖИ В УСЛОВИЯХ ТРАНСФОРМАЦИИ РОССИЙСКОГО ОБЩЕСТВА Специальность 22.00.04 Социальная структура, социальные институты и процессы Диссертация на соискание ученой степени доктора социологических наук Научный консультант – доктор социологических наук, профессор А.А. Козлов Санкт-Петербург ОГЛАВЛЕНИЕ ВВЕДЕНИЕ.. Глава I. ИНСТИТУЦИОНАЛИЗАЦИЯ БЕЗОПАСНОСТИ:...»

«Марченко Василий Сергеевич Методика оценки чрезвычайного локального загрязнения оксидами азота приземной воздушной среды вблизи автодорог 05.26.02 – безопасность в чрезвычайных ситуациях (транспорт) Диссертация на соискание учёной степени кандидата технических наук Научный руководитель: к.х.н., доцент Ложкина Ольга Владимировна Санкт-Петербург Оглавление Введение 1 Аналитический обзор...»

«Музалевская Екатерина Николаевна ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНОЕ ОБОСНОВАНИЕ ПРИМЕНЕНИЯ МАСЛА СЕМЯН АМАРАНТА ДЛЯ КОРРЕКЦИИ ОСЛОЖНЕНИЙ, ВЫЗЫВАЕМЫХ ИЗОНИАЗИДОМ 14.03.06 Фармакология, клиническая фармакология ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата фармацевтических наук Научный руководитель: д.м.н., профессор Николаевский Владимир...»

«Музалевская Екатерина Николаевна ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНОЕ ОБОСНОВАНИЕ ПРИМЕНЕНИЯ МАСЛА СЕМЯН АМАРАНТА ДЛЯ КОРРЕКЦИИ ОСЛОЖНЕНИЙ, ВЫЗЫВАЕМЫХ ИЗОНИАЗИДОМ 14.03.06 Фармакология, клиническая фармакология ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата фармацевтических наук Научный руководитель: д.м.н., профессор Николаевский Владимир...»

«УВАРОВА ВАРВАРА АЛЕКСАНДРОВНА Методологические основы контроля пожароопасных и токсических свойств шахтных полимерных материалов Специальность 05.26.03 – Пожарная и промышленная безопасность (в горной промышленности) Диссертация на соискание ученой степени доктора технических наук Научный консультант: Фомин Анатолий Иосифович Кемерово 2015 ОГЛАВЛЕНИЕ Оглавление...»

«РОМАНЬКО ТАТЬЯНА ВЛАДИМИРОВНА УДК 662.351 + 502.1 ПОВЫШЕНИЕ УРОВНЯ ЭКОЛОГИЧЕСКОЙ БЕЗОПАСНОСТИ ПРИ ДЛИТЕЛЬНОМ ХРАНЕНИИ ПИРОКСИЛИНОВЫХ ПОРОХОВ 21.06.01экологическая безопасность Диссертация на соискание научной степени кандидата технических наук Научный руководитель: Буллер Михаил Фридрихович доктор технических наук, профессор Шостка – 2015 СОДЕРЖАНИЕ С. ПЕРЕЧЕНЬ УСЛОВНЫХ...»

«МАКСИМОВ АФЕТ МАКСИМОВИЧ УГОЛОВНАЯ ПОЛИТИКА В СФЕРЕ ОБЕСПЕЧЕНИЯ БЕЗОПАСНОСТИ ЖИВОТНОГО МИРА: КОНЦЕПТУАЛЬНЫЕ ОСНОВЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ ОПТИМИЗАЦИИ 12.00.08 – уголовное право и криминология; уголовноисполнительное право Диссертация на соискание учёной степени доктора юридических наук Научный консультант: заслуженный работник высшей школы РФ,...»

«Сурчина Светлана Игоревна Проблема контроля над оборотом расщепляющихся материалов в мировой политике 23.00.04 Политические проблемы международных отношений, глобального и регионального развития Диссертация на соискание ученой степени кандидата...»

«Топольский Руслан Ахтамович ОБЕСПЕЧЕНИЕ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ БЕЗОПАСНОСТИ ГОСУДАРСТВА НА ОСНОВЕ СОВЕРШЕНСТВОВАНИЯ СТРУКТУРНОЙ ПОЛИТИКИ Специальность 08.00.05 Экономика и управление народным хозяйством (экономическая безопасность) ДИССЕРТАЦИЯ на соискание учной степени кандидата экономических наук Научный руководитель:...»

«Фам Хуи Куанг ОБЕСПЕЧЕНИЕ БЕЗОПАСНОЙ ОТКАЧКИ СВЕТЛЫХ НЕФТЕПРОДУКТОВ ИЗ ГОРЯЩИХ ВЕРТИКАЛЬНЫХ СТАЛЬНЫХ РЕЗЕРВУАРОВ Специальность: 05.26.03 – Пожарная и промышленная безопасность (нефтегазовая отрасль, технические науки) ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата технических наук Научный...»

«ГРАЙВОРОНСКАЯ ИННА ВАЛЕРЬЕВНА УДК 504.064.4:658.567.1:574.63 ОБЕСПЕЧЕНИЕ ЭКОЛОГИЧЕСКОЙ БЕЗОПАСНОСТИ ПРИ ИСПОЛЬЗОВАНИИ МЕТАЛЛУРГИЧЕСКИХ ШЛАКОВ В CОРБЦИОННЫХ ТЕХНОЛОГИЯХ ОЧИСТКИ ВОД 21.06.01 – экологическая безопасность Диссертация на соискание научной степени кандидата технических наук Научный руководитель: Хоботова Элина Борисовна, доктор химических наук, профессор Харьков –...»

«Кокин Дмитрий Михайлович НЕКОРЫСТНЫЙ ОБОРОТ ОРУЖИЯ: УГОЛОВНО-ПРАВОВАЯ И КРИМИНОЛОГИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА 12.00.08 – уголовное право и криминология; уголовно-исполнительное право ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук Научный руководитель: Готчина Лариса Владимировна доктор...»

«Харисов Рустам Ахматнурович РАЗРАБОТКА НАУЧНЫХ ОСНОВ ЭКСПРЕСС-МЕТОДОВ РАСЧЕТА ХАРАКТЕРИСТИК ПРОЧНОСТНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ ОБОЛОЧКОВЫХ ЭЛЕМЕНТОВ ТРУБОПРОВОДНЫХ СИСТЕМ В ВОДОРОДСОДЕРЖАЩИХ РАБОЧИХ СРЕДАХ Специальности: 25.00.19 – Строительство и эксплуатация нефтегазопроводов, баз и хранилищ; 05.26.03 – Пожарная и промышленная безопасность (нефтегазовый комплекс) ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени доктора технических наук...»

«Кузнецов Андрей Вадимович ОБЕСПЕЧЕНИЕ БЕЗОПАСНОСТИ СЕТЕЙ ГАЗОРАСПРЕДЕЛЕНИЯ ПУТЕМ УСОВЕРШЕНСТВОВАНИЯ МЕТОДОВ ПРОГНОЗИРОВАНИЯ РЕСУРСА ЗАПОРНОЙ АРМАТУРЫ Специальность 05.26.03 Пожарная и промышленная безопасность (нефтегазовый комплекс) ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата технических наук Научный руководитель – доктор технических наук, профессор Шурайц...»

«Кудратов Комрон Абдунабиевич ВЛИЯНИЕ АФГАНСКОГО КОНФЛИКТА НА НАЦИОНАЛЬНУЮ БЕЗОПАСНОСТЬ РЕСПУБЛИКИ ТАДЖИКИСТАН (1991-2014 гг.) Специальность 07.00.03 – Всеобщая история Диссертация на соискание ученой степени кандидата исторических наук Научный руководитель: доктор исторических наук, профессор Искандаров К. Душанбе – 20 2    ОГЛАВЛЕНИЕ Введение..3ГЛАВА 1. НАУЧНО-ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ...»

«Калмыков Дмитрий Александрович Информационная безопасность: понятие, место в системе уголовного законодательства РФ, проблемы правовой охраны Специальность 12.00.08 – уголовное право и криминология; уголовно – исполнительное право Диссертация на соискание ученой степени кандидата...»

«МАКАРОВА Виктория Александровна РАЗВИТИЕ ОРГАНИЗАЦИОННОГО МЕХАНИЗМА ПОВЫШЕНИЯ ПРОИЗВОДИТЕЛЬНОСТИ ТРУДА РАБОЧИХ ГОРНОДОБЫВАЮЩЕГО ПРЕДПРИЯТИЯ...»

«Беленький Владимир Михайлович МОДЕЛИ И МЕТОДЫ УПРАВЛЕНИЯ БЕЗОПАСНОСТЬЮ ТРУДА ПРОИЗВОДСТВЕННОГО ПЕРСОНАЛА Специальность: 05.13.10 «Управление в социальных и экономических системах» (технические науки) Диссертация на соискание ученой степени доктора технических наук Научный консультант: д.ф.-м.н., профессор Прус Ю.В. Москва 2014 Оглавление Введение Глава 1. Аналитический обзор. Современные информационные технологии в...»

«Трунева Виктория Александровна СОВЕРШЕНСТВОВАНИЕ МЕТОДОВ ОПРЕДЕЛЕНИЯ РАСЧЕТНЫХ ВЕЛИЧИН ПОЖАРНОГО РИСКА ДЛЯ ПРОИЗВОДСТВЕННЫХ ЗДАНИЙ И СООРУЖЕНИЙ НЕФТЕГАЗОВОЙ ОТРАСЛИ Специальность...»

«Кирилов Игорь Вячеславович Военная политика, военно-политические процессы и проблемные аспекты в системе обеспечении военной безопасности в современной России Специальность 23.00.02. – Политические институты, процессы и технологии Диссертация на соискание ученой степени кандидата политических наук Научный руководитель: д.пол.н.,...»







 
2016 www.konf.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, диссертации, конференции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.