WWW.KONF.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Авторефераты, диссертации, конференции
 

Pages:     | 1 ||

«МЕДИКО-ДЕМОГРАФИЧЕСКИЕ УЩЕРБЫ И АЛКОГОЛИЗАЦИЯ НАСЕЛЕНИЯ ЕВРОПЕЙСКОГО СЕВЕРА РОССИИ ...»

-- [ Страница 2 ] --

Помимо анализа алкогольной атрибутивности отдельных классов, представляет интерес выявление отдельных алкогольассоциированных причин смерти. За анализируемый период происходила неоднократная смена классификаций причин смерти, что делало затруднительным сквозной анализ и ограничивало количество анализируемых причин. Во всех регионах на фоне совокупного влияния факторов неалкогольного генеза, отмечалась значимая алкогольная атрибутивность смертности от циррозов печени (ЦП) неалкогольной этиологии, что подтверждает общепринятую точку зрения о значительной роли алкоголя в поражении этого органа не зависимо от постановки этиологической части диагноза (Бобров А.



Н., 2006; Lefton H.B. et al., 2009; Altamirano J., Bataller R., 2011). Остальные причины смерти (за исключением внешних причин) демонстрировали различную алкогольную ассоциированность. В Архангельской области, помимо смертности от ЦП, значимая связь была показана для «других ишемий сердца» (b=0,660, p= 0,000), инсультов (b=1,401, p=0,000), общей смертности от туберкулеза (b=0,101, p=0,021) и туберкулеза органов дыхания (b=0,099, p=0,019). В Вологодской области, помимо связи с ЦП (b=0,177, p=0,000), других значимых взаимодействий не выявлено. В Мурманской области дополнительно к смертности от ЦП значимые связи выявлялись с уровнем смертности от гипертонической болезни (b=0,090 p=0,002) и инсульта (b=1,098 p=0,000). При рассмотрении сопряженностей причин смертности с уровнем потребления незарегистрированного алкоголя выявились значимые связи смертности от ЦП и потребления незарегистрированного алкоголя в Вологодской и Мурманской областях, что объясняется более высоким уровнем его потребления в этих регионах.

По результатам нашего исследования смертность от инфаркта миокарда (ИМ) в рамках кросс-корреляционного анализа в Вологодской области (все население и мужчины) и Архангельской области (мужчины) демонстрировала обратную значимую связь с индикатором алкоголизации, отставая от предиктора на 2–4 года, что интерпретационно может означать снижение уровня смертности от этой причины при предварительном увеличении уровня потребления алкоголя.

В отличие от смертности от ИМ, смертность от «других ишемий сердца»

проявила значимую прямую связь на нулевом и первом лагах с индикатором алкоголизации в Архангельской (r=0,398, lag=0; SE=0,180) и Мурманской областях (r=0,418, lag= 1; SE= 0,180). Ранее проведенный анализ оценки отношений шансов факторов риска ИМ, включавший обследование 27098 человек из 52 стран (Anand S.S. et al., 2008), показал не значимость потребления алкоголя (при оценке его, как монофактора) для развития ИМ, как для мужчин, так и для женщин в возрасте младше и старше шестидесяти лет. Поскольку в нашем исследовании было показано, что пик смертности от ИМ приходится на возраст 50–65 лет, можно предполагать, что для этой причины смерти более существенными являются иные, нежели алкоголь, факторы, в то время как для смертности от «других ишемий сердца» потребление алкоголя может быть более важным модератором. Включение фактора времени привело к снижению значимости алкоголизации для смертности от ишемий сердца на фоне совокупного действия факторов неалкогольной этиологии. Смертность от ИМ не демонстрировала значимой связи с уровнем индикатора алкоголизации во всех регионах. Выявленная алкогольная атрибутивность смертности от «других ишемий сердца» сохранила свою значимость в Архангельской области (b=0,660;

p=0,000).

Во всех регионах смертность от внешних причин демонстрировала стойкую взаимосвязь с уровнем индикатора потребления алкоголя как при кросскорреляционном анализе, так и в условиях влияния иных факторов. При этом в рамках модели с включением фактора времени было показано, что с увеличением смертности от отравлений алкоголем на 1 случай, смертность от внешних причин возрастает в среднем на 2,6 ± 0,4 случая на 100000 населения в возрасте 15 лет и старше.

Доля смертности от ОА совместно с самоубийствами составляла до половины всех случаев смертности от внешних причин. Одно из ведущих мест в общей структуре смертности от внешних причин во всех регионах занимала сборная группа «прочие причины смертности от внешних причин». В эту группу отнесены несчастные случаи во время лечения, повреждения без уточнения и «другие несчастные случаи» (без уточнения причин). В начале XXI века эта сборная группа причин занимала первое место по распространенности в Вологодской и Мурманской областях и третье ранговое место – в Архангельской.





При этом, на протяжении рассматриваемого периода времени её доля в общей смертности от внешних причин постепенно увеличивалась: в 1975 г. она занимала 3-4 ранговое место. Данное обстоятельство видимо объясняется миграцией части случаев смертности в эту группу из других групп ее причин, что подтверждает обоснованность утверждений О.И. Антоновой (2007) о неточности показателей смертности в рассматриваемом классе. Между тем, эта группа причин смерти имела вполне алкогольный динамический рисунок и выказывала истинные связи с уровнем индикатора потребления алкоголя в Архангельской (r=0,733 lag=0;

SE=0,177), Вологодской (r=0,511; lag=0; SE=0,180), Мурманской (r=0,441;

lag=0;SE=0,180) областях на общепопуляционном и гендерном уровнях.

Во всех регионах уровень смертности от самоубийств был выше, чем уровни смертности от убийств, и значительно выше критического уровня, установленного ВОЗ (Положий Б.С., 2002). Вплоть до конца XX века тенденции суицидальной смертности в регионах были достаточно типичными для алкогольассоциированных причин, что дает возможность предполагать наличие значительной роли алкоголизации населения для уровня самоубийств в этот период, поскольку известно, что алкогольное опьянение является фактором риска завершенности суицидального поведения (Сахаров А.В., 2007.). Однако на рубеже веков в динамике смертности от суицидов произошла смена тенденции: в отличие от смертности от убийств, она перестала изменяться синхронно смертности от ОА. Динамика же смертности от убийств сохранила эту тенденцию. Данное обстоятельство позволило усомниться в наличии значительной связи между уровнем потребления алкоголя в обществе и уровнем самоубийств (Войцех В.Ф., 2006).

При детальном анализе динамики уровня самоубийств вначале 2000-х гг.

видно, что на периоды повышения смертности от ОА, приходится и некоторое выравнивание нисходящей тенденции динамики самоубийств, или, по крайней мере, ее замедление (рис. 4). Это обстоятельство может свидетельствовать о снижении взаимосвязи суицидальной смертности и потребления алкоголя. Само снижение в таком случае должно быть обусловлено некими иными причинами.

В связи с описанным своеобразием динамики суицидальной смертности было выдвинуто предположение о наличии ее недоучета в пользу группы прочих причин смертности, что может приводить к искажению тренда смертности от самоубийств и, как следствие, к искусственному нивелированию ее связи с уровнем потребления алкоголя (Давыдов М.И. с соавт., 2007).

Рис. 4 Динамика смертности от самоубийств и отравлений алкоголем в Архангельской, Вологодской, Мурманской областях, 1975 – 2010 гг., человек на 100000 населения, стандартизованные коэффициенты смертности.

Для проверки данной гипотезы сравнили эконометрическими методами два периода – 1975 – 1994 гг. и 1995 – 2010 гг. на предмет взаимосвязей суицидальной смертности и смертности от ОА. Для выявления возможного недоучета смертности от самоубийств анализировали отношения долевого участия этой причины смерти, смертности от прочих внешних причин (несчастные случаи во время лечения, повреждения без уточнения, другие несчастные случаи).

Выдвинутое предположение подтвердилось: во всех регионах с конца 1990-х гг.

отмечалось значимое повышение доли смертности от прочих внешних причин, находящееся в связи со снижением долевого участия смертности от самоубийств, что может свидетельствовать о недоучете самоубийств в пользу отнесения части случаев смерти в группу прочих причин. Помимо этого, было выявлено значимое увеличение обратной связи между изменениями долей суицидальной и прочей смертности от внешних причин в 1995 – 2010 гг. В завершении был проведен анализ ARIMA с передаточной функцией смертности от самоубийств и ОА для периода 1975 – 2010 гг., показавший значимую роль этого индикатора потребления алкоголя в генезисе динамики суицидальной смертности.

На основании полученных данных можно утверждать, что с середины 1990х гг. во всех регионах происходило нарастание недоучета смертности от самоубийств за счет отнесения части смертей в пользу «прочих» причин смерти от внешних причин. За счет этого недоучета искажалась динамическая тенденция суицидальной смертности, что приводило к нивелированию значимости ее связи с уровнем потребления алкоголя.

При рассмотрении возможной алкогольной ассоциированности причин внешней смертности, не занимающих ведущие места в структуре класса, наибольшее число таких связей было выявлено в Архангельской области, что может объясняться наименьшим уровнем смертности «резервуара» недоучтенной смертности – прочих внешних причин смерти в этом регионе. Например, наибольшая доля этой причины смертности выявлялась в Мурманской области, а число причин смерти, проявивших общепопуляционную ассоциированность с уровнем индикатора потребления алкоголя на фоне действия иных факторов, было минимальным и ограничивалось убийствами (b=0,226; p=0,007) и «прочими причинами» (b=0,772; p=0,000).

Оценка доли связанной с потреблением алкоголя смертности позволила выявить в каждом классе и причине ту ее часть, которая имеет алкогольную атрибутивность (рис. 5). В Архангельской области на общепопуляционном уровне до 21,2 % всей общей смертности было обусловлено потреблением алкоголя, в мужском населении эта доля была еще выше – 25,4 %. В Мурманской области 19,0 % всей смертности населения модерировались алкоголизацией.

Рис. 5. Диагностический состав алкогольассоциированных ущербов в Архангельской, Вологодской, Мурманской областях, все население, доля в общей смертности и отдельных классах.

Наименьшая алкогольная обусловленность выявлялась на общепопуляционном уровне в Вологодской области – 11,3 %, у мужчин – 14,2 %, у женщин – 6,3 %. Проявляя осторожность, можно сказать, что за период 1975 – 2010 гг. общее число людей, умерших в Архангельской области от причин, так или иначе сопряженных с употреблением алкоголя, составило около 122,5, а среднегодовые потери при этом составляют около 3,5 тысяч человек. Для Вологодской области эти величины составляют около 67,0 и 2,0 тысячи человек, для Мурманской соответственно 51,2 и 1,6 тысяч.

В Архангельской и Мурманской областях первое место по алкогольной атрибутивности заняла смертность от внешних причин, в Вологодской области – смертность от заболеваний органов пищеварения.

Для верификации полученных расчетных показателей производился сравнительный анализ данных двух ведомств – Территориального органа Федеральной службы государственной статистики (Архангельскстат) и Областного бюро судебно–медицинской экспертизы по Архангельской области (СМЭ) в части учета смертности лиц от внешних причин в состоянии алкогольного опьянения.

Результаты сравнительного анализа данных Архангельскстата и СМЭ показали при идентичном тренде значительный недоучет смертности от внешних причин в алкогольном опьянении. За период 1999 – 2006 гг. показатели Архангельскстата были в среднем на 66,5 % ниже (*эмп. = 110,883, р0,01) и составили 44,6 против 133,2 чел на 100000 населения по данным СМЭ.

Полученные нами величины алкогольобусловленной смертности от внешних причин были более сопоставимы с фактическими данными СМЭ. По нашим расчетам, алкогольная обусловленность составляла у мужчин 43,4 %, у женщин – 41,4 % в 1975 – 2009 гг., для всего населения в период 1999 – 2006 гг. – 55,5 %. По данным СМЭ – 60,5 % для всего населения, 68,0 % у мужчин и 55,1% у женщин в 1999 – 2006 гг. Некоторое занижение расчетных данных объясняется более длительным периодом, использовавшимся для расчетов, включавшим в себя годы значительного снижения потребления алкоголя, в то время как период 1999 – 2006 гг. включал в себя один из самых высоких уровней потребления алкоголя. С учетом этого обстоятельства можно считать верификацию удовлетворительной. В целом, значительные «провалы» вычислений в Вологодской области при оценке смертности от внешних причин позволяют предположить в этом регионе один из наиболее значительных уровней искажений статистики.

Выявленная доля алкогольассоциированной смертности показывает совокупный демографический ущерб за значительный временной период. В отдельные годы этот ущерб может отличаться ввиду дифференциации уровня алкоголизации населения в различные временные промежутки. В связи с этим, на основании построенных моделей были рассчитаны погодовые показатели алкогольассоциированной смертности населения в возрасте 15 лет и старше для периода 1975 – 2011 гг. Это, в свою очередь, дало возможность оценить добавочный вклад алкогольассоциированной смертности (алкогольную премию) в колебания общей смертности, представляющую собой частный случай более общего понятия «дополнительная доля в популяции» (attributable fraction population) (Ласт Д.М., 2009).

Динамический рисунок не ассоциированной с потреблением алкоголя смертности не имел выраженных флуктуаций, свойственных общей смертности (рис. 6). Это позволило выдвинуть предположение о значительности вклада премии алкогольассоциированной смертности в флуктуационный паттерн общей смертности. Для проверки этой гипотезы был использован индексный метод, позволивший оценить вклад в динамику общей смертности алкогольассоциированной и смертности не ассоциированной с потреблением алкоголя.

Рис. 6 Алкогольная премия общего уровня смертности в Архангельской области, 1975 – 2011 гг., коэффициенты.

Примечание: R и L – правая и левая ось ординат.

Для анализа были выбраны периоды, имеющие наибольшие колебания:

1984 – 1988 гг., 1991 – 1994 гг., 2000 – 2003 гг. В период антиалкогольной кампании (1984 – 1988 гг.) в Архангельской области общее снижение смертности составило 12,2 %, из них за счет не ассоциированной с алкоголем смертности – на 1,6 %, за счет алкогольассоциированной смертности – на 10,6 %. В Вологодской и Мурманской областях произошло повышение не связанной с потреблением алкоголя смертности на 1,0 и 6,7 % соответственно, которое было нивелировано резким снижением алкогольассоциированной смертности. В остальные периоды все регионы также выявили превалирование вклада алкогольассоциированной смертности в колебания общей смертности (табл. 3).

–  –  –

Таким образом, показано, что краткосрочные (тактические) и среднесрочные колебания смертности преимущественно модерируются изменениями уровня алкогольассоциированной смертности в противоположность долгосрочной (стратегической) превалирующей роли низкой рождаемости.

Прогнозирование алкогольассоциированных демографических ущербов в Архангельской, Вологодской, Мурманской областях Построенные модели сопряженности смертности и индикаторов потребления алкоголя позволили осуществить сценарное прогнозирование демографического ущерба при принятии за основу двух сценариев развития ситуации. Один из них предполагал развитие ситуации по сценарию 1990 – 1994 гг., другой – моделировал динамику 2000 – 2004 гг. Моделирование ситуации показало, что в случае ее развития по сценарию 1990 – 1994 гг., в Архангельской области к 2016 г. может быть достигнут исторический максимум смертности с превышением предыдущего максимума на 59,9 %, дойдя до показателей 4092,1 человек на 100000 населения (ДИ 4070,6 – 4115,6); максимальные значения смертности в Вологодской и Мурманской областях достигнут значений 1677,8 человек на 100000 населения (ДИ 1646,1 – 1709,6) и 1962,2 (ДИ 1927,8 – 1996,6).

Для мужского населения Архангельской области смертность в этом случае может превысить исторические максимальные показатели начала 2000-х гг. на 99,6 %, для женского – на 58,3 %. В этом случае регион понесет наибольшие демографические потери, в сравнении с двумя другими. В Вологодской области в рамках модели 1990 – 1994 гг. прогностические значения общей смертности всего населения, мужчин и женщин не превысят исторического максимума середины 2000-х гг. В Мурманской области, также как и в Архангельской, следует ожидать исторического максимума. Однако предыдущий максимум 2003 г. будет превышен только на 7,5 %. В случае развития ситуации по сценарию 2000 – 2004 гг., можно ожидать меньшего демографического ущерба для всех регионов.

При общей схожести динамики, характеризующейся нарастанием уровней смертности, максимальные показатели в этом случае будут ниже. Так в Архангельской области уровень смертности среди населения в возрасте 15 лет и старше может достигнуть 1625,0 человек на 100000 населения (ДИ 1602,5 – 1647,5), в Вологодской – 1748,1 (ДИ 1716,3 – 1779,9), в Мурманской – 1948,5 (ДИ 1914,1 – 1982,9). Однако, при сравнении интервальных прогнозов, выяснилось, что в Мурманской области существенных различий между показателями не выявлялось. Интервальный прогноз для модели по показателям 1990 – 1994 гг.

составил для 2016 г. 1914,1 – 1983,0 человек на 100000 населения, в то время как для модели по показателям 2000 – 2004 гг., он находился в диапазоне 1927,8 – 1996,6 человек на 100000 населения. Аналогичная ситуация выявилась и в Вологодской области: интервальные прогнозы для периода 2012 – 2016 гг. по моделям 1990 – 1994 гг. и 2000 – 2004 гг. перекрывали друг друга.

Таким образом, результаты комплексных динамических исследований позволили определить роль алкоголизации в процессах заболеваемости и диагностическом составе смертности населения Европейского Севера России, осуществить прогностическую оценку алкогольассоциированных демографических ущербов.

ВЫВОДЫ

1. Колебания динамики общей смертности и ожидаемой продолжительности жизни населения Архангельской, Вологодской, Мурманской областей имеют связь с уровнями показателей индикатора алкоголизации, выявляя наличие алкогольной модерации фундаментальных процессов естественного движения населения. Основные тренды естественного движения населения областей за 1975 – 2010 гг. свидетельствуют о долговременной стойкой кризисной демографической ситуации и характеризуются более ранним и выраженным началом процесса депопуляции, чем в целом по стране; сокращение воспроизводства населения в Архангельской и Мурманской областях в долгосрочной перспективе обеспечивалось за счет сокращения рождаемости – на 36,7 % и 32,7 % и за счет смертности – на 1,6 % и 2,2 %.

2. Продажи алкогольной продукции в Архангельской, Вологодской и Мурманской областях в 1975 – 2010 гг. превышали общероссийские на 19,3%, 23,1% и 16,1% соответственно с преимущественным потреблением населением крепких алкогольных напитков; доля товарооборота алкоголя в общем товарообороте продуктов питания в Архангельской области достигала 41,0%, что свидетельствует о чрезвычайной ситуации, проявляющейся в сверхвысоком уровне интоксикационно-ориентированного потребления алкогольных напитков.

В динамической структуре потребления алкоголя в Архангельской и Мурманской областях превалировало потребление зарегистрированного алкоголя за исключением периода 1990-х гг., характеризовавшимся максимальным вкладом незарегистрированного алкоголя в общую алкоголизацию; наибольшие уровни потребления незарегистрированного алкоголя определялись в Вологодской области.

3. Выявлены значимые связи между потреблением незарегистрированного алкоголя и заболеваемостью туберкулёзом в Архангельской и Вологодской областях. В Архангельской, Вологодской и Мурманской областях имеет место прямая положительная связь уровня потребления незарегистрированного алкоголя и заболеваемости гонореей.

4. В крупных регионах Европейского Севера России за период 1975 – 2010 гг. динамика смертности от хронического алкоголизма и отравлений алкоголем имела характерный алкогольассоциированный паттерн; смерть от прямых алкогольных причин сокращала продолжительность жизни мужчин и женщин на 19,2 и 27,7 года в Архангельской, 22,5 и 32,5 года – в Вологодской, 18,9 и 26,4 года – в Мурманской областях. Наибольшее влияние на прямую алкогольную смертности оказывали продажи крепких спиртных напитков. В Архангельской и Вологодской областях выявлена прямая связь между продажами пива и смертностью от отравлений алкоголем, алкогольных циррозов, хронического алкоголизма; в Вологодской и Мурманской областях наибольшее влияние на прямую алкогольную смертность оказывал уровень потребления незарегистрированного алкоголя.

5. Коэффициент смертности от внешних причин лиц, находившихся в алкогольном опьянении по данным Бюро судебно-медицинской экспертизы Архангельской области в 1999 – 2006 гг. составил 133,2, по данным Архангельскстата – 44,6 на 100000 населения. Выявлен значительный недоучет смертности от самоубийств за счет преувеличения смертности от несчастных случаев без уточнения причин; искажения статистических данных резко снижают потентность анализа, как демографической ситуации в целом, так и изучение алкогольассоциированных потерь от отдельных причин смерти.

6. На фоне действия факторов другой этиологии алкогольную ассоциированность в регионах Европейского Севера России в 1975 – 2010 гг.

продемонстрировала «неалкогольная» смертность от внешних причин, заболеваний системы кровообращения, пищеварения, дыхания и циррозов печени.

В Архангельской области имело место значимое прямое влияние алкоголизации на уровень смертности от «других ишемий сердца», инсультов, общей смертности от туберкулеза и туберкулеза органов дыхания; в Мурманской области – на уровень смертности от гипертонической болезни и инсультов.

7. Доля общей смертности, модерируемой потреблением алкоголя в популяции, составляет 21,2 % в Архангельской, 11,3 % в Вологодской и 19,0 % в Мурманской областях. В Архангельской и Мурманской областях наиболее ёмким алкогольассоциированным классом является смертность от внешних причин (44,0; 41,4 %), в Вологодской – от заболеваний органов пищеварения (45,1 %).

Наиболее значительные колебания уровней общей смертности обусловлены флуктуациями алкогольассоциированной смертности, предопределяющими формирование чрезвычайной демографической ситуации в краткосрочной и среднесрочной перспективах.

8. Степень общего демографического ущерба регионов зависит от стартового уровня алкогольассоциированной смертности. Точечный прогноз смертности от отравлений алкоголем показывает ее увеличение с превалированием мужской сверхсмертности. При развитии алкогольной ситуации по сценарию 1990 – 1994 гг. общая смертность в Архангельской области может достигнуть исторического максимума – 4092,1 (ДИ 4070,6 – 4115,6), в Вологодской и Мурманской областях – 1677,8 (ДИ 1646,1 – 1709,6) и 1962,2 (ДИ 1927,8 – 1996,6) человек на 100000 населения в возрасте 15 лет и старше; в случае развития ситуации по сценарию 2000 – 2004 гг. можно ожидать меньшего демографического ущерба для регионов.

ПРАКТИЧЕСКИЕ РЕКОМЕНДАЦИИ

При осуществлении мониторинга эпидемиологических 1.

закономерностей и медико-социального статуса регионов необходимо проведение комплексного динамического определения общего уровня потребления алкоголя населением с учетом его незарегистрированной части как одного из ведущих предикторов сверхсмертности, формирующих неблагоприятную социальнодемографическую ситуацию.

Изучение медико-демографической ситуации в регионах 2.

рекомендуется проводить с учетом возможных искажений официальных показателей медицинской и демографической статистики.

Формирование мер здравоохранительной и демографической 3.

политики ответственными органами целесообразно проводить с учетом региональных особенностей диагностического состава алкогольассоциированых медико-демографических ущербов и структуры потребления алкогольных напитков.

Для повышения качества анализа и прогнозирования развития 4.

последствий алкоголизации населения рекомендуется широко использовать математическое моделирование влияния потребления алкоголя на уровень заболеваемости и сверхсмертности с учетом действия иных факторов.

СПИСОК РАБОТ, ОПУБЛИКОВАННЫХ ПО МАТЕРИАЛАМ ДИССЕРТАЦИИ

1. Насильственная смертность и алкоголизация населения Архангельской области за 30 лет / К.В. Шелыгин // Организация антинаркотической профилактической работы на территории Архангельской области: сб. докл. – Архангельск, 2008. – С.13 – 15.

Полярно-экваториальный температурный градиент и 2.

заболеваемость алкогольными психозами / А.В. Немцов, К.В. Шелыгин, И.А. Заплаткин, Е.С. Растегаева, Н.В. Рыжкова // Наркология. – 2009. –№4. – С.33 – 38.

3. Основные эволюции естественного движения населения Архангельской области / К.В. Шелыгин // Экология человека. – 2009. – № 10.

– С. 36 – 43.

4. Зависимые от алкоголя явления. Ситуация в Северо-Западном Федеральном округе / А.В. Немцов, К.В. Шелыгин // Наркология. – 2009. – №12. – С.44 – 52.

5. Смертность от отравлений алкоголем на Европейском Севере России: динамика, структура, прогноз / К.В. Шелыгин, Е.В. Самбурская, Т.В. Козлова // Наркология. – 2010. – №1. – С.39 – 45.

6. Демографические процессы на Европейском Севере России на рубеже XX-XXI веков / К.В. Шелыгин // Экология человека. – 2010. – № 2. – С.54 – 61.

7. Влияние прямой алкогольной смертности на сокращение средней продолжительности жизни населения Европейского Севера России / К.В. Шелыгин, И.А. Заплаткин, Н.В. Рыжкова // Наркология. – 2010. – №3. – С.12 – 17.

8. Роль рождаемости и смертности в депопуляции Архангельской и Мурманской областей / К.В. Шелыгин // Экология человека. – 2010. – №8. – С.42 – 45.

9. Алкоголизация населения Архангельской области. Экономические индикаторы / К.В. Шелыгин // Наркология. – 2010. – №12. – С.42 – 46.

10. Динамика и структура смертности от психических расстройств в Архангельской области / К.В. Шелыгин // Тюменский медицинский журнал. – 2012. – №1. – С.37 – 38.

11. Смертность от рака легких и потребление алкоголя на Европейском Севере России / К.В. Шелыгин// Вестник Волгоградского государственного медицинского университета. – 2012. – №3 (43). – С.66–68.

12. Алкоголь и смертность от дорожно-транспортных происшествий в Архангельской области / К.В. Шелыгин // Медицина катастроф. – 2012. – №3(79). – С.57

13. Смертность от заболеваний пищеварительной системы и отравлений алкоголем на Европейском Севере России / К.В. Шелыгин // Сибирский медицинский журнал. – 2012. – №5. – С.93 – 96.

14. Алкогольная атрибутивность смертности от самоубийств на Европейском Севере России в различные исторические периоды / К.В. Шелыгин // Наркология. – 2012. – №8. – С.44 – 48.

15. Смертность от заболеваний системы кровообращения и алкоголизация населения на Европейском Севере России / К.В. Шелыгин // Неврологический вестник (журнал имени В.М.Бехтерева). – 2012. –Т.XLIV, вып. 1. – С.34 – 39.

16. Заболеваемость инфекциями передающимися половым путем и потребление алкоголя в Архангельской области / К.В. Шелыгин // Неврологический вестник (журнал имени В.М.Бехтерева). – 2012. – Т. XLIV, вып.3. – С.39 – 41.

17. Смертность от инсультов и алкоголизация населения Европейского Севера России / К.В. Шелыгин // Экология человека. – 2012. – №9. – С.38 – 41.

18. Построение таблиц смертности населения. Методические рекомендации.

/ К.В. Шелыгин, Т.Г. Светличная. – Архангельск: Пресс-Принт, 2012. – 51с.

19. Алкогольная атрибутивность смертности от внешних причин в Архангельской области / К.В. Шелыгин // Науч.-практ. конф. с междунар.

участием Мир аддикций: химические и нехимические зависимости, ассоциированные психические расстройства: тез. конф. СПб., 2012 – С.147.

20. Гендерные особенности алкогольной атрибутивности смертности при дорожно – транспортных происшествиях в Архангельской области / К.В.Шелыгин // Аддикция в современном научном пространстве: материалы международной науч. – практ. конф. – Курск, 2012. – С.166 – 170.

21. Заболеваемость психическими расстройствами и потребление алкоголя в Архангельской области / К.В.Шелыгин // Альманах молодой науки. – 2012. – №3.– С.104-105.

22. Проблема учета уровня потребления алкоголя / К.В.Шелыгин // Бюллетень СГМУ. – 2012. – №2. – С.55-56.

23. Смертность от алкогольных циррозов печени в Архангельской области / К.В.Шелыгин // Актуальные вопросы диагностики и лечения наркологических расстройств в Чеченской республике: материалы науч.-практ. конф. по СКФО с всеросс. участием. – Грозный, 2012. – С.165 – 166.

24. Динамика и алкогольная обусловленность смертности от самоубийств в подростково-юношеском возрасте в Мурманской области / К.В.Шелыгин, Е.Г.Зенин, И.Г.Буланцев // Экология человека. – 2013. – №3. – С.34 – 38.

25. Алкогольная составляющая смертности населения Архангельской области от внешних причин / К.В.Шелыгин // Журнал неврологии и психиатрии имени С.С.Корсакова. – 2013. – №6, Вып.2 – С.80 – 84.

26. Associations between illegal alcohol consumption and the incidence of tuberculosis in northwest Russia / V.Kuznetsov, K. Shelygin, A.Grjibovski, A.Maryandyshev, E.Johansson, G.Bjune // European Journal of Epidemiology. – 2012.

– Vol. 27, Supl. 1. – S146.

27. The share of illegal alcohol in total alcohol consumption in Northwest Russia in 1975 – 2008. / K.V. Shelygin, V.N. Kuznetsov, A.M. Grjibovski // World Congress of Public Health. – Addis Ababa. Ethiopia., 23 – 27 April 2012. –

Abstract

№ 380 on Abstract CD.

28. Incidence of Tuberculosis and Associations with Indicators of Alcohol Consumption in Three Regions of Northwest Russia in 1975–2009: A Time-Series Analysis. / V.N. Kuznetsov, K.V. Shelygin, A.M. Grjibovski, A. O. Mariandyshev, E. Johansson, G. A. Bjune // Journal of Environmental and Public Health, vol. 2013, Article ID 693963, 5 pages.

СПИСОК СОКРАЩЕНИЙ

АП – алкогольные психозы ДИ – доверительный интервал 95% ИБС – ишемическая болезнь сердца ИМ – инфаркт миокарда ОА – отравление алкоголем ОПЖ – ожидаемая продолжительность жизни СМЭ – судебно-медицинская экспертиза ХА – хронический алкоголизм ARIMA (Autoregressive Integrated Moving Average) – модель авторегрессии и проинтегрированного скользящего среднего b– коэффициент регрессии lag – задержка (лаг) p – значимость r – коэффициент кросс-корреляции SE – стандартная ошибка

СПИСОК ТЕРМИНОВ

алкогольассоциированная (алкогольобусловленная, алкогольатрибутивная) смертность, заболеваемость: Смертность или заболеваемость, причиной которой прямо или косвенно выступает потребление алкоголя (Сидоров П.И., Соловьев А.Г., Кирпич И.А. Алкогольобусловленные биологические синдромы // Наркология. 2005. № 6.-С.31-35; Сиволап Ю.П. Алкоголизм и современные методы его лечения // Психиатрия и психофармакотерапия. 2009. Т. 11. №4. С.25– 29.) базисный темп (коэффициент) роста: Показатель изменения уровней временного ряда. Отношение последующего уровня ряда к базисному, за который обычно принимается первое значение ряда. Оценивает, во сколько раз уровень текущего периода выше или ниже уровня базисного периода (Куприенко Н. В., Пономарева О. А., Тихонов Д. В. Статистика. Анализ рядов динамики : учеб.

пособие. СПб. : Изд-во Политехн. ун-та, 2009. С.38.) Последовательность наблюдений некоторого признака в последовательные моменты времени (Кремер Н.Ш., Путко Б.А. Эконометрика. М.: ЮНИТИ-ДАНА,

2005. С.133.) демографический ущерб: Потери, формирующиеся за счет уменьшения трудовых ресурсов вследствие гибели населения и миграционного оттока из зоны чрезвычайной ситуации, сокращения рабочей силы в связи с временной потерей трудоспособности (Иванова А.Е. Социально-демографическая цена психического здоровья населения: дис.... д-р. экономических наук: 08.00.18. М., 1998. 347 с.;

Гасанов А.З., Рыжов И.

В., Чеботарев С.С. Экономические последствия чрезвычайных ситуаций и методические подходы к оценке социальноэкономического ущерба. Новогорск. РИО АГЗ МЧС России, 1999. 59 с.) диагностический состав алкогольной смертности: Распределение алкогольассоциированной смертности по классам и причинам смерти (Немцов А.В., Терехин А.Т. Размеры и диагностический состав алкогольной смертности в России // Наркология. 2007. №12. С.29–36.) инцидентность: Частота развития новых событий в популяции, например, первичная заболеваемость (относительная инцидентность) (Ласт Д.М.

Эпидемиологический словарь. М.: Глобус, 2009. С. 85.) кросс-корреляция: В анализе временных рядов – метод оценки взаимных корреляций показателей двух временных рядов, их лагов (задержек) и периодичностей. Высокие корреляции могут служить индикатором причинноследственных связей, величина лага указывает временную задержку в передаче взаимодействия (Анализ и прогнозирование временных рядов с помощью SPSS Forecasting / SPSS. М.: 2011. 176с.) лаг (lag): В анализе временных рядов – задержка во времени показателей одного ряда по отношению к показателям другого ряда (Анализ и прогнозирование временных рядов с помощью SPSS Forecasting / SPSS. М.: 2011.

176с.) стандартизованный коэффициент смертности: Показатель, вычисленный методом стандартизации и свободный от влияния изменений возрастного состава населения. Используется для корректного сравнения популяций и показателей за длительный период времени (Ласт Д.М. Эпидемиологический словарь. М.:

Глобус, 2009. С. 224.) тренд (тенденция): Компонент временного ряда, характеризующий процесс изменения явления за длительное время (Афанасьев В.Н., Юзбашев М.М. Анализ временных рядов и прогнозирование. М.: Финансы и статистика, 2001. 228 с.) элиминация: Устранение влияния фактора или составляющей на изучаемый процесс. Например, элиминация влияния цен на товарооборот, элиминация влияния различий в возрастной структуре на величины общих коэффициентов смертности (Борисов В. А. Демография. М.: NOTA BENE, 1999. С.76; Райзберг Б.

А., Лозовский Л. Ш., Стародубцева Е. Б. Современный экономический словарь. 5е изд., перераб. и доп. М.: ИНФРА-М, 2007. 495 с.)

–  –  –

ГБОУ ВПО «Северный государственный медицинский университет»

163000, г. Архангельск, пр. Троицкий, 51 Телефон 20-61-90. E-mail: izdatel@nsmu.ru



Pages:     | 1 ||
Похожие работы:

«Альменбаев Миржан Маратович ПОЖАРНАЯ ОПАСНОСТЬ ОБЪЕКТОВ КУЛЬТУРЫ С МАТЕРИАЛАМИ И КОНСТРУКЦИЯМИ ИЗ ДРЕВЕСИНЫ И ЛАКОКРАСОЧНЫМИ ПОКРЫТИЯМИ Специальность: 05.26.03 «Пожарная и промышленная безопасность» (технические науки, строительство) АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата технических наук Москва – 2015 Работа выполнена на кафедре пожарной безопасности в строительстве Академии государственной противопожарной службы МЧС России. Научный руководитель:...»

«Тахо-Годи Аркадий Зямович УПРАВЛЕНИЕ БЕЗОПАСНОСТЬЮ СЛОЖНЫХ ТЕХНИЧЕСКИХ ОБЪЕКТОВ 05.26.02 – Безопасность в чрезвычайных ситуациях АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени доктора технических наук Москва – 2013 Работа выполнена на кафедре «Управление эколого-экономическими системами» Российского университета дружбы народов и на кафедре «Безопасность жизнедеятельности, механизация и автоматизация технологических процессов и производств» Донского государственного...»

«Аль-Ашвал Мохаммед Салех Али УПРАВЛЕНИЕ КАЧЕСТВОМ МОБИЛЬНЫХ КОРПОРАТИВНЫХ СЕТЕЙ 05.13.01 – Системный анализ, управление и обработка информации (промышленность) АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата технических наук Волгоград – 2015 Работа выполнена на кафедре «Системы автоматизированного проектирования и поискового конструирования» в федеральном государственном бюджетном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Волгоградский...»

«ТАЗУТДИНОВ Ильдар Рашитович Особые экономические зоны в системе обеспечения экономической безопасности Специальность: 08.00.05 – Экономика и управление народным хозяйством (экономическая безопасность) АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата экономических наук Москва – 2015 Работа выполнена в секторе государственного управления и государственночастного партнерства ФГБУН «Институт экономики РАН» и Международном институте исследования риска (АНО МИИР)...»

«ТОПОЛЕВ АЛЕКСАНДР ЮРЬЕВИЧ ОТНОШЕНИЯ РОССИИ С ГОСУДАРСТВАМИ ПОСТСОВЕТСКОГО ПРОСТРАНСТВА (1992-2008 ГГ.) В ОЦЕНКАХ АМЕРИКАНСКИХ И БРИТАНСКИХ ИССЛЕДОВАТЕЛЕЙ Специальность 07.00.02 – Отечественная история АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание учёной степени кандидата исторических наук Москва 201 Работа выполнена на кафедре Отечественной истории XX века Исторического факультета Московского государственного университета имени М.В.Ломоносова Научный руководитель: доктор исторических...»

«МЕГАЕВ КИРИЛЛ АНДРЕЕВИЧ СПЕЦИАЛИЗИРОВАННЫЕ АЛГОРИТМЫ ОБМЕНА И ОБРАБОТКИ ДАННЫХ В КОРПОРАТИВНОМ ПОРТАЛЕ ТЕРРИТОРИАЛЬНО РАСПРЕДЕЛЕННЫХ ПРЕДПРИЯТИЙ 05.13.06 – Автоматизация и управление технологическими процессами и производствами (промышленность) АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата технических наук Орёл 2014 Работа выполнена в федеральном государственном бюджетном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Государственный...»

«УДК 519.7:616-053.2 ДРАГУН ИГОРЬ АНАТОЛЬЕВИЧ Автоматизированная система количественной оценки операционного риска Специальность 05.13.18 Математическое моделирование, численные методы и комплексы программ Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата технических наук Барнаул – 2006 Работа выполнена на кафедре прикладной физики, электроники и комплексного обеспечения информационной безопасности Алтайского государственного университета Научные руководители:...»

«Порцева Ольга Борисовна ПОДСУДНОСТЬ УГОЛОВНЫХ ДЕЛ 12.00.09 – уголовный процесс, криминалистика и судебная экспертиза; оперативно-розыскная деятельность АВТОРЕФЕРАТ диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук Ижевск 2004 Работа выполнена на кафедре уголовного процесса Института права, социального управления и безопасности Удмуртского государственного университета Научный руководитель: заслуженный деятель науки Удмуртской Республики, доктор юридических...»

«АГАФОНОВ ВЯЧЕСЛАВ БОРИСОВИЧ Правовое регулирование охраны окружающей среды и обеспечения экологической безопасности при пользовании недрами: теория и практика 12.00.06 – Земельное право; природоресурсное право; экологическое право; аграрное право Автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора юридических наук Москва 2014 Работа выполнена в Федеральном государственном бюджетном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Московский...»

«СВЕЧНИКОВ Лаврентий Александрович ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНАЯ СИСТЕМА ОБНАРУЖЕНИЯ АТАК НА ОСНОВЕ ИМИТАЦИОННОГО МОДЕЛИРОВАНИЯ С ИСПОЛЬЗОВАНИЕМ НЕЧЕТКИХ КОГНИТИВНЫХ КАРТ Специальность 05.13.19 – Методы и системы защиты информации, информационная безопасность АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата технических наук Уфа – 2010 Работа выполнена на кафедре вычислительной техники и защиты информации Уфимского государственного авиационного технического университета Научный...»

«Атаманов Александр Николаевич ДИНАМИЧЕСКАЯ ИТЕРАТИВНАЯ ОЦЕНКА РИСКОВ ИНФОРМАЦИОННОЙ БЕЗОПАСНОСТИ В АВТОМАТИЗИРОВАННЫХ СИСТЕМАХ Специальность: 05.13.19 методы и системы защиты информации, информационная безопасность АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата технических наук Автор: _ Москва 2012 Работа выполнена на кафедре «Криптология и дискретная математика» Национального исследовательского ядерного университетета «МИФИ» (НИЯУ МИФИ) доктор...»

«ЧЕБОТАРЕВА ОЛЬГА ИГОРЕВНА МЕТОДИКА АДАПТАЦИИ УЧЕБНЫХ МАТЕРИАЛОВ ДЛЯ ОЧНОДИСТАНТНОГО ОБУЧЕНИЯ АНГЛИЙСКОМУ ЯЗЫКУ Специальность 13.00.02 – Теория и методика обучения и воспитания (русский язык как иностранный и иностранные языки в общеобразовательной и высшей школе) АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата педагогических наук Москва 201 Работа выполнена на кафедре английского языка ГОУ ВПО «Академия Федеральной службы безопасности Российской Федерации»...»

«СЫЧЁВА Валентина Николаевна ПОТЕНЦИАЛ ЛИДЕРСТВА РОССИИ В ИНТЕГРАЦИОННЫХ ПРОЦЕССАХ НА ПРОСТРАНСТВЕ СОДРУЖЕСТВА НЕЗАВИСИМЫХ ГОСУДАРСТВ АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата политических наук Специальность: 23.00.04 «Политические проблемы международных отношений, глобального и регионального развития» Москва Работа выполнена и рекомендована к защите на кафедре внешнеполитической деятельности России Факультета национальной безопасности Федерального...»

«КОЗЛИТИН Анатолий Мефодьевич РАЗВИТИЕ ТЕОРИИ И МЕТОДОВ ОЦЕНКИ РИСКОВ ДЛЯ ОБЕСПЕЧЕНИЯ ПРОМЫШЛЕННОЙ БЕЗОПАСНОСТИ ОБЪЕКТОВ НЕФТЕГАЗОВОГО КОМПЛЕКСА Специальность 05.26.03. – «Пожарная и промышленная безопасность» (Нефтегазовая отрасль) АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени доктора технических наук Уфа 2006 Работа выполнена в Саратовском государственном техническом университете. Научный консультант доктор технических наук, профессор, Попов Анатолий Иванович....»

«БЕДЕРОВА АННА БОРИСОВНА Оценка и управление производственными рисками в системе обеспечения безопасности работника Специальность 08.00.05 – экономика и управление народным хозяйством (экономика труда) Автореферат на соискание ученой степени кандидата экономических наук Москва2008 Работа выполнена в Научно-исследовательском институте труда и социального страхования Федерального агентства по здравоохранению и социальному развитию. Научный руководитель доктор экономических наук,...»

«Трунева Виктория Александровна СОВЕРШЕНСТВОВАНИЕ МЕТОДОВ ОПРЕДЕЛЕНИЯ РАСЧЕТНЫХ ВЕЛИЧИН ПОЖАРНОГО РИСКА ДЛЯ ПРОИЗВОДСТВЕННЫХ ЗДАНИЙ И СООРУЖЕНИЙ НЕФТЕГАЗОВОЙ ОТРАСЛИ Специальность: 05.26.03 – Пожарная и промышленная безопасность (нефтегазовая отрасль, технические науки) АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата технических наук Москва – 2015 Работа выполнена в ФГБУ «Всероссийский ордена «Знак Почета» научно-исследовательский институт противопожарной обороны...»

«ВАРАКИНА Жанна Леонидовна ТРАВМАТИЗМ И НАСИЛЬСТВЕННАЯ СМЕРТНОСТЬ КАК ФАКТОРЫ РИСКА ДЕМОГРАФИЧЕСКОЙ БЕЗОПАСНОСТИ (НА ПРИМЕРЕ АРХАНГЕЛЬСКОЙ ОБЛАСТИ) 05.26.02 – безопасность в чрезвычайных ситуациях АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени доктора медицинских наук Архангельск – 2015 Работа выполнена в государственном бюджетном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Северный государственный медицинский университет» (г. Архангельск)...»

«ДАЙНЕКО Вячеслав Юрьевич РАЗРАБОТКА МОДЕЛИ И АЛГОРИТМОВ ОБНАРУЖЕНИЯ ВТОРЖЕНИЙ НА ОСНОВЕ ДИНАМИЧЕСКИХ БАЙЕСОВСКИХ СЕТЕЙ 05.13.19 — Методы и системы защиты информации, информационная безопасность АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата технических наук Санкт-Петербург — 2013 Работа выполнена на кафедре проектирования и безопасности компьютерных систем федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального образования...»

«Кирилов Игорь Вячеславович Военная политика, военно-политические процессы и проблемные аспекты в системе обеспечении военной безопасности в современной России 23.00.02 – политические институты, процессы и технологии АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание учёной степени кандидата политических наук Нижний Новгород Работа выполнена на кафедре прикладного политического анализа и моделирования Института международных отношений и мировой истории ФГАОУ ВО «Нижегородский...»

«Митин Игорь Николаевич ПСИХОФИЗИОЛОГИЧЕСКАЯ АДАПТАЦИЯ КАК ВЕДУЩИЙ ФАКТОР ОБЕСПЕЧЕНИЯ БЕЗОПАСНОСТИ ДОРОЖНОГО ДВИЖЕНИЯ Специальность: 05.26.02. Безопасность в чрезвычайных ситуациях (медицина катастроф) Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата медицинских наук Москва -20 Работа выполнена в Федеральном государственном бюджетном учреждении «Всероссийский центр медицины катастроф «Защита» Министерства здравоохранения Российской Федерации Научный руководитель:...»







 
2016 www.konf.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, диссертации, конференции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.