WWW.KONF.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Авторефераты, диссертации, конференции
 


Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 11 |

«Информационная безопасность: понятие, место в системе уголовного законодательства РФ, проблемы правовой охраны ...»

-- [ Страница 3 ] --

рые не имели бы своего предмета41. Даная точка зрения представляется нам более приемлемой. В качестве примера наличия “беспредметных” преступлений некоторые сторонники первой точки зрения ссылаются на оскорбление, клевету, дезертирство и др.42 Однако и в этих составах предмет или потерпевший от преступления с очевидностью подразумевается, а именно: лицо, в отношении которого были совершены оскорбление или клевета, а при дезертирстве – воинская часть, место службы. Вряд ли можно найти в качестве подтверждения этой позиции хотя бы один пример так называемого беспредметного преступления. В связи с этим нам могут возразить, что есть общественные отношения, взятые в качестве объекта преступления, в основе которых лежат нематериальные ценности (честь, достоинство, авторитет государственной власти, мир, безопасность человечества и др.).

Однако, если присмотреться внимательно, то эти ценности всегда воплощаются в объектах материального мира (человек, группа или множество людей, художественная картина, литературное произведение, описание изобретения и др.). Другое дело, если законодатель не во всех составах преступлений указывает предмет преступления в качестве их признака. Собственно говоря, и ряд других его признаков носят факультативный характер, например, способ, место, время, обстановка, средства и орудия совершения преступления. Однако это не означает, что в тех случаях, если названные признаки не являются обязательными признаками состава, совершение этих преступлений не имеет какого – то способа, времени, места и т.д. Поэтому преступлений, не имеющих своего предмета, не было, как и не должно быть. Данный вывод можно обосновать и с позиций понимания оснований уголовной ответственности по УК РФ. Не воззрения, не мысли, не убеждения, а именно деяние, т.е. действие или бездействие, может быть при определенных условиях ее основанием. Сотрясая “воздух”, нельзя совершить преступление, если его “колебания” не влияют на сознание людей или предметы неживой природы.

Отсюда можно сделать вывод: не может быть общественного отношения, признаваемого объектом преступления, без материальной или нематериальной (которая также так или иначе объективируется в материальном плане) предпосылки, как и не могут быть общественно значимые материальные, духовные и иные ценности вне общественных отношений43.

См.: Курс советского уголовного права. Часть Общая. Т. 1. Л., 1968. С. 305; Уголовное право России. Общая часть / Под ред. В.П. Малкова и Ф.Р. Сундурова. Казань, 1994. С. 111.

См.: Курс уголовного права. Общая часть. Т. 1. М., 1999. С. 210.

См.: Уголовное право России. Общая часть: учеб. для вузов / Под ред. Ф.Р. Сундурова. Казань, 2003. С. 165 – 166.

В некоторых составах преступления законодатель придает предмету противоправного воздействия значение обязательного элемента состава преступления, однако формулирует его по – разному. В одних случаях указываются лишь родовые признаки предмета преступления. Например, почти во всех нормах об ответственности за хищения он обозначен как чужое имущество. В других случаях называются видовые признаки предмета преступления, позволяющие отграничивать их от иных предметов. Так, при хищении предметов, имеющих особую ценность, предметами преступления выступают предметы или документы, обладающие особой исторической, научной, художественной или культурной ценностью. Стало быть, уголовная ответственность связывается с кражей, грабежом и т.д. вещей, которые характеризуются указанными качествами и свойствами, а не какими – либо иными признаками44.

Вообще говоря, такое явление как, например, упомянутая выше электроэнергия на сегодняшний день не признается предметом вещно – имущественных отношений. Как отмечает А.И. Бойцов, дематериализация предмета хищения, а также его вывод за рамки нарушения вещных прав в абсолютных правоотношениях и, как следствие, включение в его содержание любой материальной выгоды, извлекаемой при нарушении обязательственных прав в относительных правоотношениях, законодательно не оправдан45. При этом приводится не совсем убедительный довод о том, что распространение понятия о вещных правах на права, не имеющие своим объектом вещи, представляется теоретически неудобным.

Уголовное право России оперирует понятием “вещь”, которое разработано и определено в гражданском праве. В настоящее время дело обстоит так, что теорией и практикой гражданского права электроэнергия не признается имущественным правом, т.е. не является вещью46.

На наш взгляд, крайне точным выражением сущности понятия предмета преступления применительно к предмету хищений, является высказывание Н.В.

Вишняковой, которая полагает, что “содержание материального признака предмета хищений состоит не в физической осязаемости, а в отнесении предмета к имуществу, которое является объектом права собственности. То, что предмет являСм.: Уголовное право России. Части Общая и Особенная / Под ред. А.И. Рарога. С. 67.

См.: Бойцов А.И. Преступления против собственности. СПб., 2002. С. 111.

См.: Халиков И.Х. Причинение имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием при незаконном использовании электроэнергии: уголовно – правовые и криминологические аспекты: Автореф. дис.

… канд. юрид. наук. Казань, 2005. С. 11.

ется таким имуществом, свидетельствует о возможности его гражданского оборота, а, следовательно, и возможности противоправного обращения” 47.

Немаловажным обстоятельством, способствующим дальнейшему уяснению правовой сущности предмета преступления, является его взаимосвязь с преступными последствиями противоправного деяния. Так, Н.В. Перч полагает, что:

“сущность преступных последствий определяет содержание, которым они наполнены. Материальное содержание преступных последствий – это изменения во внешнем мире, возникающие в результате преступления.

Однако при совершении многих преступлений последствия имеют нематериальное содержание. Нематериальный вред не бросается в глаза, его трудно подсчитать количественно, но общественная опасность таких преступлений может быть еще большей, чем в случаях наступления материального вреда (например, унижение чести и достоинства человека при оскорблении и клевете, переживания изнасилованной женщины, ущерб интересам страны от разглашения государственной тайны и т.д.).

Особой разновидностью являются такие изменения во внешней среде, которые порождают угрозу наступления преступных последствий, причем как материального, так и нематериального характера. Так, при оставлении в опасности возникает угроза жизни человека, при поставлении в опасность заражения ВИЧ – инфекцией – угроза здоровью человека, при публичных призывах к насильственному захвату власти – угроза насильственного изменения конституционного строя государства.

Социальное содержание преступных последствий состоит в нарушении общественных отношений. Даже при убийстве, причинении вреда здоровью и других подобных преступлениях вред причиняется не только личности, но и системе общественных отношений. В данном случае он заключается, прежде всего, в нарушении охраняемой законом безопасности личности (жизни, здоровья), т.е. определенной совокупности общественных отношений. Нарушение общественных отношений происходит в результате воздействия преступного деяния на предмет этих отношений, их субъектов или определенную связь между ними. Последняя выраСм.: Вишнякова Н.В. Объект и предмет преступлений против собственности: Автореф. дис. … канд. юрид.

наук. Омск, 2003. С. 8. В тексте выделено нами – Д.К.

жается в возможности или необходимости того или иного поведения субъектов общественного отношения либо в фактическом их поведении”48.

С учетом изложенного, применительно к такому мало изученному явлению как информация (а также к иным нематериальным по свое природе явлениям, таким как энергия различных видов и т.п.), понятие предмета преступления может быть сформулировано следующим образом: предметом преступления следует считать доступные для восприятия, измерения, фиксации и оценки явления внешнего мира, в том числе вещи, воздействуя на которые преступник нарушает общественные отношения, охраняемые уголовным законом.

Вообще информация, являясь одним из наиболее широко распространенных предметов отношений, до сих пор не получила надлежащего осмысления ни в общеправовых, ни в отраслевых теоретических исследованиях, не говоря уже о соответствующей нормативной регламентации.

Существует мнение, согласно которому исчерпывающее понятие информации сформулировать невозможно, поскольку оно будет варьироваться в зависимости от направлений научных исследований и решаемых в каждой научно – прикладной ситуации задач49. А.А. Фатьянов в этой связи полагает, что информация является весьма сложной для понимания субстанцией, в познании сущности которой мы находимся пока лишь на одной из первоначальных стадий50.

Однако, несмотря на объективно существующие сложности в изучении информации как понятия и явления, в том числе с точки зрения его фактической и правовой сущности, принимая во внимание все возрастающую зависимость личности, общества, государства от информационного компонента общественных отношений, сейчас крайне важно максимально полно, всесторонне и точно исследовать данный феномен и дать ему адекватную современному уровню развития общественных отношений правовую дефиницию, общеобязательную для всех отраслей российского права.

См.: Перч Н.В. Неполучение должного как вид имущественного ущерба (на примере ст. 165 УК РФ): понятие, влияние на ответственность и квалификацию: Дис. … канд. юрид. наук. Ярославль, 2003. С. 21.

См.: Лапина М.А., Ревин А.Г., Лапин В.И. Указ. соч. С. 8.

См.: Фатьянов А.А. Правовое обеспечение безопасности информации в РФ. Учеб. пособие. М., 2001. С. 11.

Как известно, понятие – “… это форма мышления, отражающая предметы в их существенных признаках”51. Следовательно, для определения феномена информации необходимо выделить его существенные признаки как понятия.

В свою очередь признаком предмета называется то, в чем предметы сходны друг с другом или чем они друг от друга отличаются. Любые свойства, черты, состояния предмета, которые так или иначе характеризуют предмет, выделяют его, помогают распознать среди других предметов, составляют его признаки. Признаками могут быть не только свойства, принадлежащие предмету; отсутствующее свойство (черта, состояние) также рассматривается как его признак52.

Среди различных классификаций признаков понятия наиболее интересной с точки зрения определения интересующего нас феномена представляется разделение признаков на существенные и несущественные, при этом существенными являются такие признаки, которые необходимо принадлежат предмету и выражают его сущность. В теоретических исследованиях, посвященных тематике информационных отношений, встречается несколько вариантов совокупности признаков информации, полагаемых авторами существенными и необходимыми для определения данного понятия.

Так, например, В.А. Копылов выделяет следующие свойства (признаки) информации: 1) физическая неотчуждаемость (применительно к человеку как носителю информации); 2) обособляемость (т.е. овеществленность информации, наделенность ее определенной формой, качеством материальности); 3) информационность вещи (информационность объекта, т.е. распространяемость информации только на материальном носителе); 4) тиражируемость (распространяемость информации без ограничений и ущерба для ее содержания); 5) организационность формы (аналог овеществленности информации); 6) экземплярность (“привязанность” информации к ее материальному носителю)53.

А.А. Фатьянов полагает, что наиболее существенными характеристиками информации являются: 1) идеальность (несводимость информации к физическим объектам – ее носителям, но с учетом материальности природы информации); 2) См.: Кириллов В.И., Старченко А.А. Логика. Учеб. для юрид. вузов. М., 2002. С. 30.

–  –  –

См.: Копылов В.А. Информационное право: Учебник. М., 2003. С. 49 – 50. См. также об этом его же: О теоретических проблемах становления информационного права // Информационные ресурсы России. 1998. № 3; Информационное право. Концепция структуры системы информационного права // Труды по интеллектуальной собственности. М., 2000. Т. II.; Об основных теоретических положениях информационного права // Сборник НТИ. Сер. 1. 1998. № 8.

субъектная опосредованность (преимущественная зависимость от деяний субъектов общественных отношений); 3) субъективная ценность (небезразличность информации для конкретного субъекта или общности субъектов); 4) бесконечность как ресурса (непотребляемость информации); 5) самостоятельность ее как объекта (независимость от среды и носителя); 6) нелинейность (отсутствие зависимости между объемом информации и процессами, которые начинают протекать благодаря ее воздействию); 7) тиражируемость54.

М.А. Лапина, А.Г. Ревин и В.И. Лапин выделяют следующие основные признаки информации: 1) идеальность и субстанциональная несамостоятельность (невозможность существования информации без материального носителя); 2) неисчерпаемость как ресурса; 3) преемственность; 4) селективность (возможность выбора информации при ее обращении); 5) трансформируемость (независимость содержания информации от ее формы); 6) универсальность (способность отражать любые явления и процессы); 7) комплексность (сочетание качеств адекватности, достоверности, полноты, избыточности, доступности, ценности); 8) физическая неотчуждаемость (применительно к человеку как носителю информации); 9) субъективная ценность; 10) нелинейность 55.

С.Г. Чубукова, В.Д. Элькин в качестве основных свойств информации называют: 1) идеальность; 2) преемственность; 3) неисчерпаемость; 4) массовость; 5) трансформируемость; 6) универсальность; 7) рассеянность; 8) сжимаемость (возможность уменьшения ее объема без потери содержания); 9) транспортабельность;

10) качественность (соответствие потребностям пользователя); 11) адекватность (личностная зависимость); 12) достоверность (соответствие объективной реальности); 13) полнота (достаточность для принятия решений); 14) избыточность; 15) объективность и субъективность; 16) доступность (возможность получения информации); 17) актуальность (степень соответствия текущему моменту времени) 56.

Другие авторы, например А.П. Фисун, А.Н. Касилов, Ю.А. Глоба, В.И. Савин и Ю.А. Белевская относят к существенным свойствам информации: 1) физичеСм.: Фатьянов А.А. Указ. соч. С. 12 – 20. См. также об этом его же: Концептуальные основы обеспечения безопасности на современном этапе // Безопасность информационных технологий. 1999. № 1. С. 24 – 60; Тайна и право (основные системы ограничений на доступ к информации в российском праве). М., 1998.

См.: Лапина М.А., Ревин А.Г., Лапин В.И.. Указ. соч. С. 10 – 12.

См.: Чубукова С.Г., Элькин В.Д. Основы правовой информатики (юридические и математические вопросы информатики): Учеб. пособие / Под ред. М.М. Рассолова. М., 2004. С. 34 – 39.

скую неотчуждаемость; 2) обособляемость; 3) информационность (зависимость от носителя); 4) распространяемость; 5) организационность формы57.

С.А. Яшков в отличие от указанных авторов вообще полагает единственным существенным признаком информации свойство ее тождественности с понятием “сведения”58.

Несмотря на очевидные различия в приведенных вариантах существенных свойств информации, налицо ряд совпадений, в частности в отношении таких ее свойств, как: 1) идеальность; 2) субъективная ценность; 3) универсальность; 4) бесконечность как ресурса.

Анализируя выделенные свойства информации, нетрудно заметить, что наиболее дискуссионным является свойство ее идеальности с позиции якобы имеющейся безусловной зависимости информации от материального носителя. В философии под идеальным принято понимать то, чего в природе нет, но что конструируется человеком в соответствии с его потребностями, интересами, целями, что подлежит реализации на практике59.

Пока информация находится в памяти человека, она идеальна. И перенос ее на материальный носитель (запись на бумаге, на носителях информации в компьютере и т.д.) не означает, что информация материализуется. Материален лишь носитель информации. Сама информация по – прежнему идеальна, ибо она осталась в памяти ее создателя или человека, который был с нею ознакомлен 60.

На наш взгляд, крайне уязвимой в этой связи представляется позиция, занимаемая В.

А. Копыловым, который, рассуждая об основных свойствах информации, сначала утверждает, что свойство физической неотчуждаемости информации основано на том, что знания не отчуждаемы от человека, их носителя. Затем, говоря о свойстве обособляемости информации, полагает, что для включения в оборот информация всегда овеществляется в виде символов, знаков, волн, вследствие этого обособляется от ее производителя (создателя) и существует независимо от него61. И, наконец, описывая следующее свойство информации, заявляет, что свойство информационности вещи (информационного объекта) возникает в силу того, что информация передается и распространяется только на материальном носителе или с помощью материального носителя и проявляется как “двуединство” инфорСм.: Фисун А.П., Касилов А.Н., Глоба Ю.А., Савин В.И., Белевская Ю.А. Право и информационная безопасность: Учеб. пособие / Под ред. А.П. Фисуна и Ю.А. Белевской. М., 2005. С. 27.

См.: Яшков С.А. Указ. соч. С. 15.

См. об этом подробнее: Алексеев П.В., Панин А.В. Философия: Учеб. М., 1998. С. 172 – 173.

См.: Чубукова С.Г., Элькин В.Д. Указ. соч. С. 34.

См.: Копылов В.А. Информационное право: Учеб. С. 49.

мации (ее содержания) и носителя, на котором эта информация (содержание) закреплено62.

Налицо явное противоречие утверждения о зависимости содержания информации от ее формы и утверждения о независимости существования информации, обособленной от ее создателя. В данном случае, несмотря на разницу в терминах, очевидно, что, говоря о носителе и производителе (создателе) информации, автор и в том, и в другом случае имеет в виду человека.

Более того, полагая бесспорной зависимость информации от ее носителя, автор допускает мысль о возможности овеществления информации, в частности, в виде волн (по всей видимости – радиоволн), что явно никак не может являться примером материального носителя информации. Вообще говоря, пример с волной в качестве носителя информации достаточно показателен, поскольку демонстрирует полную несостоятельность утверждений о безусловной зависимости информации от ее материального носителя, т.к. волна (радиоволна) очевидно материей не является.

Аналогичную позицию занимает А.А. Фатьянов, утверждая, с одной стороны, что “… свойство идеальности информации наибольшим образом обособляет информацию от объектов права, являющихся предметами материального мира, хотя, подчеркнем еще раз, природа информации материальна …” 63, а с другой стороны, говоря о том, что “… следующим свойством информации является ее самостоятельность как объекта, независимость от среды, в которой она находится, от носителя, на котором зафиксированы составляющие ее сведения. Содержательная часть сообщения, его смысл не изменятся от того, направили ли мы его письменно по почте или передали по радиоканалу …”64.

С учетом сказанного можно констатировать, что фундаментальными и наиболее значимыми свойствами информации как понятия, отражающими сущность данного феномена, являются следующие четыре свойства в совокупности:

1) нематериальность (идеальность) природы информации;

2) независимость информации от носителя;

3) субъективная ценность информации;

4) универсальность (всеобщность) информации.

См.: Копылов В.А. Информационное право: Учеб. С. 49.

См.: Фатьянов А.А. Правовое обеспечение безопасности информации в РФ. Учеб. пособие. С. 18.

Там же. С. 19.

Информация в качестве предмета общественного отношения представляет собой весьма неоднозначное явление. В научной и учебной литературе существует множество вариантов общеупотребимого (ненормативного) определения понятия “информация”.

Своим происхождением термин “информация” обязан латинскому слову informatio (буквально – изложение, истолкование, разъяснение). В русском языке данный термин на бытовом уровне означает сведения об окружающем мире и протекающих в нем процессах или сообщение, осведомляющее о положении дел, о состоянии чего – нибудь65.

В свою очередь термин “сообщение” является синонимом терминов “знание”, “известие”, “уведомление”, “сведение”, последний из которых происходит от слова “сведать”, т.е. “… узнать, получить сведения …”66.

Одной из первых попыток осмысления информации как философской категории было высказывание “отца” кибернетики Н. Винера о том, что информация – это информация, а не энергия и не материя. В этой попытке определения сущности информация как явления автор предлагает рассматривать ее как обозначение содержания такого сообщения, которое получено от внешнего мира в процессе нашего приспособления к нему и приспособления наших чувств67. Таким образом, Н.

Винер считает информацию категорией, не существующей вне человеческого сознания, т.е. – понятием абсолютно идеальным (субъективным).

Понятно, что такое философское определение информации для права неприемлемо, как и неприемлемо, например, регулирование отношений по поводу энергии или материи – вообще. Информация как объект правоотношений должна быть конкретизирована, организована должным образом, “привязана” к ситуации и конкретному виду отношений, классифицирована по видам и тому подобным образом “подготовлена” для осуществления по ее поводу действий, регулируемых нормами права68.

В настоящее время продолжает активно формироваться так называемая семантическая теория информации, предложенная Ю.А. Шрейдером69. Основная См.: Ожегов С.И. Словарь русского языка. М., 1990. С. 253.

См.: Даль В.И. Толковый словарь живого великорусского языка. Т. 4. М., 1997. С. 155.

См. об этом подробнее: Винер Н. Мое отношение к кибернетике, ее прошлое и будущее. М., 1969.

См.: Копылов В.А. Информационное право. Учеб. С. 39.

См.: Шрейдер Ю.А. Об одной модели семантической теории информации // Проблемы кибернетики. Вып. 13.

М., 1965.

идея семантической теории информации состоит в возможности человека воспринимать и накапливать информацию за счет внешних источников. Ю.А. Шрейдер поясняет свою теорию на примере восприятия информации человеком: если, например, источник внешней информации – учебник по теории вероятности, то школьник младших классов не извлечет из него никакой информации (его начальный тезаурус для этого недостаточен), школьник старших классов уже извлечет некоторую информацию, а студент, изучающий этот курс, – максимальную. Исходя из семантической теории информации принято выделять два вида информации

– внутреннюю (как характеристику организованности любой системы) и внешнюю (как средство ее организации)70.

ЮНЕСКО предложила определить информацию как универсальную субстанцию, пронизывающую все сферы человеческой деятельности, служащую проводником знаний и сведений, инструментом общения, взаимопонимания и сотрудничества, утверждения стереотипов мышления и поведения 71. Данное определение понятия информации, по большому счету, представляет собой разновидность семантического варианта описания сущности исследуемого понятия, отражающего ее содержательный аспект.

В связи с увеличением объемов информации, порожденным бурным развитием средств связи, коммуникаций и вычислительной техники, возникла настоятельная потребность описания количественной характеристики информации.

В 1948 г. Н. Винер описывает “информационное видение” кибернетики как науки об управлении в живых организмах и технических системах. При этом под информацией предлагается понимать только новые и полезные сведения, необходимые для принятия управленческих решений.

В 1949 г. К.Э. Шеннон и У. Уивер в своих работах, положивших начало теории информации, формулируют такое определение последней, в котором данный термин представляет собой только такое сообщение, которое уменьшает неопределенность у его получателя. Неопределенность же – по К.Э. Шеннону – существует в ситуациях осуществления выбора одного варианта из нескольких имеющихся72.

70 См.: Лапина М.А., Ревин А.Г., Лапин В.И. Указ. соч. С. 9.

–  –  –

См. об этом подробнее: Шеннон К.Э. Работы по теории информации и кибернетике. М., 1963.

И. Ложе полагает истинным такое определение информации, в котором ею предлагается считать все то, что уменьшает степень неопределенности человеческого знания о каком – либо предмете – вне зависимости от сферы присутствия собственно информации73.

В.М. Глушков предлагает следующую трактовку исследуемого предмета:

информация в самом общем ее понимании, по мнению автора, представляет собой меру неоднородности распределения материи и энергии в пространстве и во времени, меру изменений, которыми сопровождаются все протекающие в мире процессы74.

И.И. Салихов рассматривает информацию как нематериальные по своей сути, неразрывно связанные с конкретным материальным носителем (в т.ч. с языковыми системами), обладающие количественными и качественными характеристиками сведения о социальной форме движения материи и обо всех других ее формах, в той мере, в какой они используются участниками общественных отношений, вовлечены в орбиту общественной жизни75.

И.Л. Бачило, определяя понятие информации, полагает, что информация – это воспринимаемая и понимаемая человеком характеристика окружающего мира во всем его разнообразии, которая возникает в процессе познания последнего и позволяет на основе измерения свойств предметов, явлений, процессов, фактов и отражения их в различных формах восприятия отличать их признаки, значения и устанавливать связи и зависимости всего многообразия проявления материального, духовного, идеологического мира76.

Недетерминированный подход к понятию информация встречается также достаточно часто77. Он состоит в отказе от определения информации на том основании, что оно является фундаментальным, как, например, материя и энергия. Так, например, мы не найдем определения информации в таком уважаемом справочном издании, как Британская энциклопедия. Определение можно получить лишь косвенным образом через статью “Обработка информации и информационные систеСм.: Ложе И. Информационные системы. Методы и средства. М., 1979. С. 10 – 23.

См.: Фатьянов А.А. Правовое обеспечение безопасности информации в РФ. Учеб. пособие. С. 8.

См.: Салихов И.И. Указ. соч. С. 17.

См.: Информационное право: основы практической информатики. Учеб. пособие / И.Л. Бачило. М., 2003. С.

33. См. об этом так же: Бачило И.Л., Лопатин В.Н., Федотов М.А. Информационное право / Под ред. Б.Н. Топорнина. СПб., 2001; Бачило И.Л. Информационное право. Роль и место в системе права РФ // Государство и право. 2001. № 2; Бачило И.Л. Информация как объект отношений, регулируемых Гражданским кодексом РФ // Сборник НТИ. Сер. 1. 1999. № 5.

См. об этом подробнее: Чубукова С.Г., Элькин В.Д. Указ. соч. С. 33 – 34.

мы”, где говорится, что “… этот термин используют применительно к фактам и суждениям, получаемым в повседневной жизни от других живых существ, из средств массовой информации, из электронных баз данных, а также путем наблюдения явлений окружающей среды”78.

В науке в настоящее время существуют две основные концепции – атрибутивная и функциональная, предлагающие самостоятельные варианты описания информации как понятия и явления.

Сторонники атрибутивной концепции (Б.В. Ахлибинский, Л.Б. Баженов, Б.В. Бирюков, К.Е. Морозов, И.Б. Новик, Л.А. Петрушенко, А.Д. Урсул и др.) считают информацию свойством всех материальных объектов, т.е. атрибутом материи.

Сторонники функциональной концепции (В.В. Вержбицкий, Г.Г. Вдовиченко, И.И. Гришкин, Д.И. Дубровский, Н.И. Жуков, А.М. Коршунов, М.И. Сетров и др.) связывают информацию с функционированием самоорганизующихся систем.

Этими самоорганизующимися системами в их представлении являются живые организмы и, возможно, в будущем кибернетические устройства79.

С учетом приведенного определения информации, предложенного В.М.

Глушковым, изложенные концепции атрибутивного и функционального описания информации утрачивают свою взаимоисключающую направленность и приобретают свойство взаимодополняемости, поскольку указанное определение совмещает идеи данных концепций и фактически рассматривает информацию как оценочную характеристику, описывающую одновременно распределение и материи, и энергии, а также связанных с ними процессов. Иными словами, любое расположение материи и энергии в пространстве есть информация, любое их движение или изменение – также информация. А движение и изменение материи и энергии – есть процесс80.

Очевидно, что приведенные варианты определений информации (за исключением определения, предложенного семантической теорией информации) описывают только внешнюю, формальную, количественную сторону данного понятия, не затрагивая его внутреннего, содержательного, сущностного аспекта.

См.: Информатика для юристов и экономистов / Под ред. С.В. Симоновича. СПб., 2002. С. 20.

См.: Фатьянов А.А. Правовое обеспечение безопасности информации в РФ. Учеб. пособие. С. 8.

Там же. С. 9.

Попытка определить понятие информации с позиций его внутреннего, содержательного, сущностного аспекта неизбежно приводит к выводу о том, что данная составляющая исследуемого понятия имеет право на существование только в ситуации оценки некоторой информации неким субъектом. Иначе говоря, сущность той или иной информации может быть определена только субъектом и лишь в процессе его восприятия данной информации в определенном контексте.

Приведенное рассуждение позволяет сформулировать два утверждения:

1) содержание информации существенным образом зависит от воспринимающего ее субъекта, его индивидуальных особенностей;

2) это содержание всегда является оценочным, т.е. – ситуационно или контекстно – зависимым.

А.А. Фатьянов, рассуждая о субъектной зависимости информации, формулирует вопрос о том, для кого важна оценка информации как расположения материи и энергии в пространстве или их движения и изменения? Ответ на этот вопрос, по мнению автора, достаточно очевиден: он полагает, что только живые организмы имеют максимальную степень зависимости от информации, поскольку именно они в процессе жизнедеятельности должны приспосабливаться к окружающей среде, чтобы выжить, т.е. получить энергию для продолжения своего функционирования как единой системы, а также получить материал и энергию для воспроизведения себе подобных. Для высших форм живых организмов – мыслящих существ – получение информации представляет собой не только способ адаптации к окружающей действительности, но и возможность накопления опыта такой адаптации, моделирование жизненных случаев, событий и явлений. Таким образом, получается, что “потребителями” информации среди объектов материального мира являются живые существа81. А коль скоро это так, то обязательной особенностью результата оценки любой информации указанными субъектами с позиции ее содержания становится его (результата) относительность или субъективность.

Данная позиция в части субъектного состава “потребителей” информации на наш взгляд нуждается в уточнении, поскольку, как верно пишет С.А. Яшков, информация “присуща живым существам (человек, животное), кибернетическим устройствам, а также объектам неживой природы”82.

См.: Фатьянов А.А. Правовое обеспечение безопасности информации в РФ. Учеб. пособие. С. 9.

См.: Яшков С.А. Указ. соч. С. 13.

Каким же образом определение содержания понятия “информация” зависит от особенностей ее субъективной оценки? Следует сразу уточнить, что по нашему мнению объективное содержание любой информации может быть, строго говоря, каким угодно. Из всего многообразия информации, существующей в объективной действительности, субъектом восприятия может быть востребована только такая ее часть, которая отвечает двум критериям в совокупности, а именно:

1) такая часть информации может быть выделена из общего информационного потока с помощью механизмов восприятия, доступных субъекту (речь идет о системе органов чувств, или говоря точнее – о системе органов и/или средств восприятия);

2) такая часть информации может быть осознана субъектом восприятия в соответствии с его интерпретационной системой (речь идет о процессе идентификации субъектом восприятия выделенной части информационного потока с помощью имеющегося у него понятийно – категориального аппарата или тезауруса).

А.А. Фатьянов по этому поводу пишет: “… человеческий мозг чрезвычайно сложен, а органы чувств человека в достаточной мере развиты. Никто, в том числе и сам индивид, не в состоянии сказать, какой точно объем информации получен им из внешнего мера, как он структурирован и сколь долго будет храниться в памяти. И речь здесь идет не только об информации об окружающем мире, с помощью которой человек ориентируется в пространстве и во времени, но и о сведениях, полученных прямо или опосредованно от других индивидов. К тому же человек без определенной тренировки (например, путем заучивания текста наизусть) не в состоянии однозначно воспроизвести полученную информацию через свою сигнально – речевую систему – он обязательно будет ее интерпретировать, иногда несущественно, иногда весьма сильно видоизменяя полученную ранее информацию. Это обстоятельство является одним из аспектов осмысления полученной информации, превращения ее в сведения”83.

При этом осознание субъектом того или иного информационного компонента находится в прямой зависимости от ценностной иерархии его понятийно – категориального аппарата (тезауруса). Иначе говоря, осознаны будут лишь те данные, составляющие содержание информационного фрагмента, которые успешно пройдут идентификацию как имеющие конкретное соответствие некоторому понятию в 83 См.: Фатьянов А.А. Правовое обеспечение безопасности информации в РФ. Учеб. пособие. С. 16 – 17.

ценностной иерархии субъекта. В противном случае информационный фрагмент будет проигнорирован и, соответственно, не осознан.

Анализируя зависимость субъективного восприятия информации от его объективного содержания, мы с неизбежностью приходим к выводу о том, что информация, в сущности, есть не что иное, как объективный мир, воспринимаемый нами через органы чувств. Но это не субъективная, а объективная реальность, и способность наших органов чувств воспринимать информацию не влияет на ее качество, но от этого зависит ее количество. Иными словами, чем лучше устроены органы чувств живого существа, тем большее количество информации они могут принести в мозг, но не факт, что этот мозг в состоянии всю ее обработать – он выберет лишь ту, которая необходима в данный момент для обеспечения функционирования организма, устранения угрозы его существования, остальная информация не будет воспринята. При этом следует четко понимать, что информация опосредуется мозгом живого организма, но существует отлично от него, являясь олицетворением объективной реальности84.

В свою очередь, неосознание субъектом воспринятого им информационного фрагмента субъективно означает только одно: воспринятый и неосознанный фрагмент не содержит в себе какой – либо субъективно – значимой информации о своем источнике, т.е. об элементе объективной реальности. Следовательно, для субъекта соответствующий объект реального мира либо субъективно не существует, либо остается неизменным, т.е. не порождает количественного изменения информации о своем состоянии – статическом или динамическом.

Такой субъективный, условно “отрицательный” итог процессов восприятия и осознания информационного компонента субъектом восприятия отнюдь не всегда означает, что проигнорированный указанным субъектом на этапе восприятия или осознания информационный компонент, а равно соответствующий ему объект

– источник информации – не существует в объективной реальности. В данном случае следует вести речь лишь об отсутствии субъективной ценности воспринятой информации.

Очевидно, что одним из фундаментальных постулатов права в целом и уголовного права в частности является значимость (или ценность) того или иного объекта отношений для гражданина, общества, государства. Поэтому те элементы объективной реальности, которые таким качеством – социальной значимостью – См.: Фатьянов А.А. Правовое обеспечение безопасности информации в РФ. Учеб. пособие. С. 16.

не обладают, праву безразличны и, следовательно, правовая регламентация соответствующих отношений отсутствует.

Таким образом, можно констатировать, что необходимыми и достаточными критериями, позволяющими отнести ту или иную информацию к категории предметов общественных отношений, а равно – предметов преступлений, являются только два из всего множества существующих критериев, а именно:

1) субъектный критерий, представляющий собой зависимость информации от возможностей (пределов) восприятия субъекта;

2) оценочно – иерархический или ценностный критерий, представляющий собой зависимость информации от степени значимости источника информации (элемента объективной реальности) для субъекта или общности субъектов (социума).

И лишь совокупность данных критериев, наряду с выделенными ранее критериями нематериальности, независимости от носителя и универсальности, являющимися существенными признаками информации как понятия, в конкретном составе правонарушения в сфере информационных отношений позволяет вести речь о наличии состава преступления против информационной безопасности – как состояния защищенности национальных интересов России в информационной сфере, определяющихся совокупностью сбалансированных интересов личности, общества и государства.

§ 3. Место норм об информационной безопасности в системе уголовного законодательства России В соответствии с положением ст. 1 УК уголовное законодательство РФ состоит из настоящего Кодекса. Новые законы, предусматривающие уголовную ответственность, подлежат включению в настоящий Кодекс, который основывается на Конституции и общепризнанных принципах и нормах международного права.

В.А. Якушин, комментируя данную норму УК, в частности отмечает, что в ст. 1 УК зафиксировано исключительно важное положение, в соответствии с которым уголовное законодательство предстает в виде определенной системы 85. В этой 85 См.: Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Отв. ред. Л.Л. Кругликов. С. 3 – 5 (автор комментария к ст. 1 – В.А. Якушин).

связи в комментариях к УК, опубликованных в 1996 – 2000 г.г.86, подчеркивалось, что указанные положения о взаимосвязи УК с Конституцией и принципами и нормами международного права представляют собой идеологические, нравственные и политические ориентиры для правоприменителей, а также для самого законодателя. Они призваны поддерживать эту единую систему уголовного законодательства. Таким образом, УК как единый источник уголовного законодательства обеспечивает стабильность, исключает возможные противоречия при принятии такого законодательства.

Признавая плюсы единого источника уголовного законодательства, следует в то же время констатировать, что сегодня в этой части многие специалисты выдают желаемое за действительное. Во – первых, сам УК в ч. 1 не утверждает, что уголовное законодательство состоит только из настоящего Кодекса. Сказано лишь, что оно “состоит из настоящего Кодекса”; во – вторых, в этом же акте сказано, что новые законы, предусматривающие уголовную ответственность, подлежат внесению в УК.

Кроме того, в ч. 2 названной статьи сформулирован принцип приоритета Конституции над любыми отраслевыми нормами права. В соответствии с ее ч. 1 ст. 15 Конституция имеет высшую юридическую силу и является законом прямого действия. Это означает, что даже федеральные законы, в том числе уголовные, если они противоречат Конституции, действовать не будут. В таких случаях применению подлежат нормы Конституции. Это положение отмечено и в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ “О некоторых вопросах применения судами

Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия” 1995 г.87:

называются четыре ситуации, когда применяется не отраслевой закон, а Конституция. Таким образом, можно сделать вывод, что в систему источников, содержащих нормы уголовного права, входит не только УК, но и Конституция как закон прямого действия.

В той же ч. 2 подчеркивается, что УК основывается не только на Конституции, но и на общепринятых принципах и нормах международного права. В соотСм. об этом: Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Отв. ред. А.В. Наумов. М., 1997;

Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Под ред. Н.Ф. Кузнецовой. М., 1998; Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации: в 2 – х т. Т. 2 / Под ред. О.Ф. Шишова. М., 1998; Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации с постатейными материалами и судебной практикой / Под общ. ред. С.И. Никулина. М., 2000; Комментарий к Уголовному Кодексу РФ / Отв. ред. А.И. Бойко. Ростов – на

– Дону, 1996; Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Отв. ред. В.И. Радченко. М., 2000.

См.: Постановление Пленума Верховного Суда РФ “О некоторых вопросах применения судами Конституции РФ при осуществлении правосудия ” от 31 окт. 1995 г. № 8 // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1996. № 1.

ветствии с ч. 4 ст. 15 Конституции в тех случаях, когда нормы внутреннего права противоречат нормам международного права, применяются последние. Это предусмотрено и в п. 3 ст. 5 Федерального закона РФ “О международных договорах Российской Федерации” 1995 г.88, где сказано, что положения официально опубликованных международных договоров РФ, не требующие издания других государственных актов, действуют в Российской Федерации непосредственно89.

В части характера приоритета общепризнанных принципов и норм международного права по отношению к внутригосударственным нормам уголовного права существенным представляется уточнение А.В. Наумова, который полагает, что под общепринятой номой международного права, в соответствии с положениями Постановления Пленума Верховного Суда РФ “О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров РФ” 2003 г.90, следует понимать правило поведения, принимаемое и признаваемое международным сообществом государств в целом в качестве юридически обязательного, а под общепризнанными принципами международного права – основополагающие императивные нормы международного права, принимаемые и признаваемые международным сообществом государств в целом, отклонение от которых недопустимо. Указанное Постановление Пленума Верховного Суда РФ “О некоторых вопросах применения судами Конституции РФ при осуществлении правосудия” 1995 г. конкретизировало, что судам при осуществлении правосудия надлежит исходить из того, что общепризнанные принципы и нормы международного права закреплены в международных пактах, конвенциях, иных документах (в частности – во Всеобщей декларации прав человека 1948 г., в Международном пакте о гражданских и политических правах 1996 г., Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 г. и в Протоколах к ней и др.) и международных договорах РФ.

Однако специфика правоприменительной практики в уголовно – правовой сфере такова, что приоритет принципов и норм международного права по отношению к внутригосударственным нормам уголовного права может быть и неабсолютным (безусловным). Исходя из того, что нормы международно – правовых См.: ФЗ РФ “О международных договорах Российской Федерации” от 15 июля 1995 г. № 101 – ФЗ // Собрание законодательства РФ. 1995. 21 июля. № 29. Ст. 2757.

См.: Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Отв. ред. Л.Л. Кругликов. С. 3 – 4.

См.: Постановление Пленума Верховного Суда РФ “О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров РФ” от 10 окт. 2003 г. № 5 // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2003. № 12.

конвенций не имеют санкций, они могут быть реализованы только в случае, если нормы о соответствующих преступлениях (обычно международного характера) стали нормами внутригосударственного уголовного права. И в тех случаях, когда это не сделано, никто не может быть привлечен к уголовной ответственности и осужден за соответствующее деяние, которое не предусмотрено внутренним уголовным законодательством, даже если оно предусмотрено нормами международного права. В этом случае следует говорить о приоритете внутригосударственных уголовно – правовых норм по отношению к нормам международного права.

Данный вопрос конкретизирован в упоминавшемся выше Постановлении 2003 г., в котором говорится, что международные договоры, нормы которых предусматривают признаки составов уголовно наказуемых деяний, не могут применяться судами непосредственно, поскольку такими договорами прямо устанавливается обязанность государств обеспечить выполнение предусмотренных договором обязательств путем установления наказуемости определенных преступлений внутренним (национальным) законом (например, Единая конвенция о наркотических средствах 1961 г., Международная конвенция о борьбе с захватом воздушных судов 1970 г. и др.). В связи с этим международно – правовые нормы, предусматривающие признаки составов преступлений, должны применяться судами РФ в тех случаях, когда норма УК прямо устанавливает необходимость применения международного договора РФ (например, ст. 355, 356 УК)91.

Как уже отмечалось, уголовное законодательство России основывается на Конституции, а также на общепризнанных принципах и нормах международного права. Например, в п. 2 ст. 11 Всеобщей декларации прав человека, принятой Генеральной Ассамблеей ООН в 1948 г., устанавливается: “Никто не может быть осужден за преступление на основании совершения какого – либо деяния или за бездействие, которые во время их совершения не составляли преступления по национальным законам или международному праву. Не может также налагаться наказание более тяжкое, нежели то, которое могло быть применено в то время, когда преступление было совершено”92.

Названные положения этого международно – правового акта нашли закрепление и конкретизацию в ст. 54 Конституции и ст. 1, 6, 9, 10, 11, 12 УК. ПоложеСм.: Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Отв. ред. В.М. Лебедев. С. 22 – 23 (автор комментария к ст. 1 – А.В. Наумов).

92 См.: Всеобщая декларация прав человека от 10.12.1948 // Российская газета. 1995. 5 апр.

ния международных договоров РФ, равно как и новые законы, предусматривающие уголовную ответственность, в соответствие с ч. 1 ст. 1 УК подлежат включению в УК93.

Кроме того, нормы уголовного права могут также приниматься путем всенародного голосования – референдума; такие нормы, в частности, содержатся в Конституции 1993 г. (ст. 20, 50, 51 и др.).

В условиях переходного периода уголовное право России включает в свой состав также и некоторые нормы, содержащиеся в уголовно – правовых актах бывшего СССР. В ч. 4 ст. 15 Конституции указывается, что общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры РФ являются составной частью ее правовой системы94.

Помимо сказанного, к источникам уголовного права также можно отнести ранее действовавшее законодательство в отношении деяний, совершенных до принятия нового закона. Поэтому лица, совершившие тяжкие и особо тяжкие преступления, за которые не истекли сроки давности привлечения к уголовной ответственности, привлекаются по УК 1960 г. (если только не действует ст. 10 УК об обратной силе уголовного закона)95.

В настоящее время нет норм Общей части уголовного права России, которые не были бы включены в УК, за исключением норм, содержащихся в Указе Президиума Верховного Совета СССР от 4 марта 1965 г. “О наказании лиц, виновных в преступлениях против мира и человечности и военных преступлениях, независимо от времени совершения преступлений”96 и постановлении Президиума Верховного Совета СССР от 3 сентября 1965 г.

“О применении Указа Президиума Верховного Совета СССР от 4 марта 1965 г. “О наказании лиц, виновных в преступлениях против мира и человечности и военных преступлениях, независимо от времени совершения преступлений”97. Согласно этим актам нацистские преступники, виновные в тягчайших злодеяниях против мира и человечности и военных преступлениях, а также советские граждане, которые в период Великой Отечественной войны 1941 – 1945 г.г. проводили активную карательную деятельность, 93 См.: Уголовное право России. Часть Общая: учеб. для вузов / Отв. ред. Л.Л. Кругликов. С. 16 (автор главы 1 – В.П. Малков).

94 См.: Уголовное право России. Часть Общая: учеб. для вузов / Отв. ред. Л.Л. Кругликов. С. 2.

См.: Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Отв. ред. Л.Л. Кругликов. С. 5.

См.: Бюллетень Верховного Совета СССР. 1965. № 10. Ст. 123.

См.: Ведомости Верховного Совета СССР. 1965. № 37. Ст. 532.

принимали личное участие в убийствах и истязаниях советских людей, подлежат суду и наказанию вплоть до смертной казни независимо от времени, истекшего после совершения преступлений.



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 11 |

Похожие работы:

«Кузнецов Андрей Вадимович ОБЕСПЕЧЕНИЕ БЕЗОПАСНОСТИ СЕТЕЙ ГАЗОРАСПРЕДЕЛЕНИЯ ПУТЕМ УСОВЕРШЕНСТВОВАНИЯ МЕТОДОВ ПРОГНОЗИРОВАНИЯ РЕСУРСА ЗАПОРНОЙ АРМАТУРЫ Специальность 05.26.03 Пожарная и промышленная безопасность (нефтегазовый комплекс) ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата технических наук Научный руководитель – доктор технических наук, профессор Шурайц...»

«Музалевская Екатерина Николаевна ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНОЕ ОБОСНОВАНИЕ ПРИМЕНЕНИЯ МАСЛА СЕМЯН АМАРАНТА ДЛЯ КОРРЕКЦИИ ОСЛОЖНЕНИЙ, ВЫЗЫВАЕМЫХ ИЗОНИАЗИДОМ 14.03.06 Фармакология, клиническая фармакология ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата фармацевтических наук Научный руководитель: д.м.н., профессор Николаевский Владимир...»

«Музалевская Екатерина Николаевна ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНОЕ ОБОСНОВАНИЕ ПРИМЕНЕНИЯ МАСЛА СЕМЯН АМАРАНТА ДЛЯ КОРРЕКЦИИ ОСЛОЖНЕНИЙ, ВЫЗЫВАЕМЫХ ИЗОНИАЗИДОМ 14.03.06 Фармакология, клиническая фармакология ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата фармацевтических наук Научный руководитель: д.м.н., профессор Николаевский Владимир...»

«Кирилов Игорь Вячеславович Военная политика, военно-политические процессы и проблемные аспекты в системе обеспечении военной безопасности в современной России Специальность 23.00.02. – Политические институты, процессы и технологии Диссертация на соискание ученой степени кандидата политических наук Научный руководитель: д.пол.н.,...»

«МАКАРОВА Виктория Александровна РАЗВИТИЕ ОРГАНИЗАЦИОННОГО МЕХАНИЗМА ПОВЫШЕНИЯ ПРОИЗВОДИТЕЛЬНОСТИ ТРУДА РАБОЧИХ ГОРНОДОБЫВАЮЩЕГО ПРЕДПРИЯТИЯ...»

«Шудрак Максим Олегович МОДЕЛЬ, АЛГОРИТМЫ И ПРОГРАММНЫЙ КОМПЛЕКС ДЛЯ АВТОМАТИЗИРОВАННОГО ПОИСКА УЯЗВИМОСТЕЙ В ИСПОЛНЯЕМОМ КОДЕ Специальность 05.13.19 «Методы и системы защиты информации, информационная безопасность» Диссертация на соискание ученой степени кандидата технических наук Научный руководитель –...»

«ГРАЙВОРОНСКАЯ ИННА ВАЛЕРЬЕВНА УДК 504.064.4:658.567.1:574.63 ОБЕСПЕЧЕНИЕ ЭКОЛОГИЧЕСКОЙ БЕЗОПАСНОСТИ ПРИ ИСПОЛЬЗОВАНИИ МЕТАЛЛУРГИЧЕСКИХ ШЛАКОВ В CОРБЦИОННЫХ ТЕХНОЛОГИЯХ ОЧИСТКИ ВОД 21.06.01 – экологическая безопасность Диссертация на соискание научной степени кандидата технических наук Научный руководитель: Хоботова Элина Борисовна, доктор химических наук, профессор Харьков –...»

«Савина Анна Вячеславовна АНАЛИЗ РИСКА АВАРИЙ ПРИ ОБОСНОВАНИИ БЕЗОПАСНЫХ РАССТОЯНИЙ ОТ МАГИСТРАЛЬНЫХ ТРУБОПРОВОДОВ СЖИЖЕННОГО УГЛЕВОДОРОДНОГО ГАЗА ДО ОБЪЕКТОВ С ПРИСУТСТВИЕМ ЛЮДЕЙ Специальность 05.26.03 – «Пожарная и промышленная безопасность (нефтегазовый комплекс)» Диссертация на соискание ученой степени кандидата технических наук Научный руководитель – д.т.н....»

«Добрева Наталья Ивановна АГРОЭКОЛОГИЧЕСКАЯ ОЦЕНКА ПРИМЕНЕНИЯ УДОБРЕНИЯ СИЛИПЛАНТ И РЕГУЛЯТОРА РОСТА ЦИРКОН В СМЕСИ С ПЕСТИЦИДАМИ ПРИ ВОЗДЕЛЫВАНИИ ЯЧМЕНЯ Специальности: 06.01.04 агрохимия и 03.02.08 – экология Диссертация на...»

«Кудратов Комрон Абдунабиевич ВЛИЯНИЕ АФГАНСКОГО КОНФЛИКТА НА НАЦИОНАЛЬНУЮ БЕЗОПАСНОСТЬ РЕСПУБЛИКИ ТАДЖИКИСТАН (1991-2014 гг.) Специальность 07.00.03 – Всеобщая история Диссертация на соискание ученой степени кандидата исторических наук Научный руководитель: доктор исторических наук, профессор Искандаров К. Душанбе – 20 2    ОГЛАВЛЕНИЕ Введение..3ГЛАВА 1. НАУЧНО-ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ...»

«Кокин Дмитрий Михайлович НЕКОРЫСТНЫЙ ОБОРОТ ОРУЖИЯ: УГОЛОВНО-ПРАВОВАЯ И КРИМИНОЛОГИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА 12.00.08 – уголовное право и криминология; уголовно-исполнительное право ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук Научный руководитель: Готчина Лариса Владимировна доктор...»

«Харисов Рустам Ахматнурович РАЗРАБОТКА НАУЧНЫХ ОСНОВ ЭКСПРЕСС-МЕТОДОВ РАСЧЕТА ХАРАКТЕРИСТИК ПРОЧНОСТНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ ОБОЛОЧКОВЫХ ЭЛЕМЕНТОВ ТРУБОПРОВОДНЫХ СИСТЕМ В ВОДОРОДСОДЕРЖАЩИХ РАБОЧИХ СРЕДАХ Специальности: 25.00.19 – Строительство и эксплуатация нефтегазопроводов, баз и хранилищ; 05.26.03 – Пожарная и промышленная безопасность (нефтегазовый комплекс) ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени доктора технических наук...»

«РОМАНЬКО ТАТЬЯНА ВЛАДИМИРОВНА УДК 662.351 + 502.1 ПОВЫШЕНИЕ УРОВНЯ ЭКОЛОГИЧЕСКОЙ БЕЗОПАСНОСТИ ПРИ ДЛИТЕЛЬНОМ ХРАНЕНИИ ПИРОКСИЛИНОВЫХ ПОРОХОВ 21.06.01экологическая безопасность Диссертация на соискание научной степени кандидата технических наук Научный руководитель: Буллер Михаил Фридрихович доктор технических наук, профессор Шостка – 2015 СОДЕРЖАНИЕ С. ПЕРЕЧЕНЬ УСЛОВНЫХ...»

«МАНЖУЕВА ОКСАНА МИХАЙЛОВНА ФЕНОМЕН ИНФОРМАЦИОННОЙ БЕЗОПАСНОСТИ: СУЩНОСТЬ И ОСОБЕННОСТИ Специальность 09.00.11 – социальная философия ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени доктора философских наук Научный консультант: доктор философских наук, профессор Цырендоржиева Д. Ш. Улан-Удэ – 2015 СОДЕРЖАНИЕ ВВЕДЕНИЕ..4 ГЛАВА 1. ТЕОРЕТИКО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ИССЛЕДОВАНИЯ ИНФОРМАЦИОННОЙ...»

«Сурчина Светлана Игоревна Проблема контроля над оборотом расщепляющихся материалов в мировой политике 23.00.04 Политические проблемы международных отношений, глобального и регионального развития Диссертация на соискание ученой степени кандидата...»

«ЖУРАВЛЁВ ВАЛЕРИЙ ВЛАДИМИРОВИЧ ОБЕСПЕЧЕНИЕ ПОЖАРНОЙ И ФОНТАННОЙ БЕЗОПАСНОСТИ ПРИ СТРОИТЕЛЬСТВЕ И ЭКСПЛУАТАЦИИ СКВАЖИН В ВЫСОКОЛЬДИСТЫХ МЕРЗЛЫХ ПОРОДАХ Специальность 05.26.03 – Пожарная и промышленная безопасность (нефтегазовый комплекс) ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата...»

«Ковалёв Андрей Андреевич ВЛАСТНЫЕ МЕХАНИЗМЫ ОБЕСПЕЧЕНИЯ ВОЕННОЙ БЕЗОПАСНОСТИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Специальность 23.00.02 Политические институты, процессы и технологии ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата политических наук Научный руководитель доктор политических наук, профессор Радиков И.В. Санкт-Петербург...»







 
2016 www.konf.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, диссертации, конференции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.