WWW.KONF.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Авторефераты, диссертации, конференции
 


Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 |

«УБАЙДУЛЛОЕВ ДЖАМОЛИДДИН МАХМАДСАИДОВИЧ ИРАНСКАЯ ЯДЕРНАЯ ПРОГРАММА КАК ВАЖНЫЙ ФАКТОР ЗАЩИТЫ НАЦИОНАЛЬНЫХ ИНТЕРЕСОВ Специальность - 23.00.02- политические институты, процессы и технологии ...»

-- [ Страница 6 ] --

Для Ирана углубление отношений с Китаем означает приобретение союзника в группе стран-лидеров современных международных отношений и привлечение инвестиций, так необходимых для развития иранской экономики. Ввиду кризисной ситуации вокруг ядерного досье Ирана вышеперечисленные плюсы приобретают большую актуальность. Иран рассчитывает на Китай, как, впрочем, и Россию как на страны, сдерживающие принятие радикальных решений в Совете Безопасности. Худшим (из наиболее вероятных) вариантом развития событий для Ирана может стать принятие Совбезом резолюции, содержащей меры, касающиеся непосредственно экспорта иранских нефти и газа или введения экономической блокады. Тогда будут затронуты непосредственно китайские интересы в Иране, а внешнеполитическому прагматизму КНР брошен своеобразный вызов. И все-таки насколько прочны китайско-иранские связи?

На сегодняшний день одним из ключевых моментов, определяющих успешное развитие экономики Китая, является ее стабильное энергообеспечение. По оценкам Группы Всемирного банка, за период с 2001 по 2007 г. ежегодный прирост ВВП КНР составлял в среднем 10%, достигнув пика в 2007 г.

(11,5%)2. В 2003 г. по объемам потребляемой энергии Китай вышел на второе место в мире, заняв позицию между США и Японией. При этом уровень потребления нефти в Китае возрастает в среднем на 7,5% в год – в семь раз больше, чем в США3. По оценкам Международного энергетического агентстЭнергетический диалог Китай–ОПЕК был начат в2005г. На сегодняшний день три ведущих поставщика нефти для китайской экономики (Саудовская Аравия, Ангола и Иран) – члены ОПЕК. Основная тема энергодиалога – согласование спроса и предложения на нефть и обеспечение стабильных поставок в Китай.

2 China Key Macro Indicators. The World Bank Group // http://siteresources.worldbank.org/CHINAEXTN/Resources/3189491121421890573/cqu_09_07.pdf 3 Country Analysis Briefs. China. US Energy Information Administration. – 2006. – August // http://www.eia.doe.gov/emeu/cabs/China/pdf.pdf   123 ва, к 2020 г. примерно 70% потребляемой Китаем нефти будет обеспечиваться за счет импорта.

Согласно данным, опубликованным в китайском издании Guoji Shiyou Jingji со ссылкой на таможню КНР, импорт нефти из Ирана неуклонно растет. На сегодняшний день это третий самый крупный поставщик черного золота для китайской экономики.

На Ближнем Востоке действуют такие китайские государственные корпорации, как CNNC, Petrochina, CNOOC, Sinopec. В регионе Китай сталкивается с жесткой конкуренцией со стороны американских, европейских и японских компаний. Поэтому ему ничего не остается как занимать более или менее свободные ниши, осваивая так называемые рискованные рынки. Иран представляет собой как раз тот случай.

В 1995 г. Иран открыл свой энергетический сектор для иностранных инвестиций. Зарубежные компании могли участвовать в разработке нефтегазовых месторождений и импортировать добытые энергоресурсы, не получая доли в управлении месторождением.

Отличительной чертой современного этапа в энергетическом сотрудничестве двух стран является то, что Иран стал предоставлять китайским компаниям право осваивать иранские месторождения. Специализируясь на экспорте нефти, Иран в долгосрочной перспективе ориентируется на восток, Китай и Индию, которые бурно развиваются.

В этом ключе иранское руководство проводит политику поощрения китайских и индийских инвестиций в свой нефтяной бизнес.

Первым соглашением на разработку нефтяных месторождений можно считать контракт, подписанный в январе 2000 г. между Sinopec и Иранской государственной нефтяной корпорацией с целью разработки нефтяных полей в районах Заване и Кашан. Ключевой датой в энергетическом сотрудничестве двух стран исследователи и СМИ называют 2004 г., когда государственная китайская компания Zhuhai Zhengrong подписала с иранской стороной протокол о намерениях, согласно которому соглашалась импортировать 110 млн. т   124 сжиженного природного газа из Ирана на протяжении 25 лет. Предварительно сделка оценивалась в 20 млрд. долл. В октябре того же года Sinopec, проведя переговоры с Национальной иранской газовой экспортной компанией и Иранской государственной нефтяной компанией, заключила сделку стоимостью в 100 млрд. долл. на покупку 250 млн. тонн сжиженного природного газа в течение 25 лет.

Подобная сделка вызвала довольно бурную реакцию, прежде всего в правительственных кругах США. Представители американской администрации полагают, что подобные сделки, инвестирующие в иранскую нефтяную и газовую промышленность, подрывают попытки мирового сообщества оказать давление на Иран и заставить его выполнять обязательства, налагаемые уже принятыми резолюциями Совета Безопасности1.

Благодаря заключенным на протяжении восьми лет (с 2000 по 2007 г.) контрактам Китай стал крупнейшим импортером иранской нефти. Ирану же подобные соглашения помогают преодолеть трудности, наложенные в свое время Ирано-ливийским актом 1996 г., по которому любая – американская или иностранная – компания может инвестировать в иранскую нефтяную промышленность не более 40 млн. долл. в год.

Энергетическая безопасность Китая непосредственно связана с обеспечением транспортировки энергоресурсов с Ближнего Востока. Вся нефть региона в основном поставляется в Китай морским путем, через Малаккский пролив, который считается очень уязвимым с точки зрения безопасности.

Ширина пролива в самом узком месте составляет всего 2,5 км, что привлекает морских пиратов и террористов. В случае экономической блокады высока доля вероятности перекрытия именно этого маршрута транспортировки. Поэтому для Пекина весьма привлекательными выглядят проекты с созданием сухопутных маршрутов, вложением инвестиций в разработку месторождений                                                              1 Country Analysis Briefs. China. US Energy Information Administration. – 2006. – August // http://www.eia.doe.gov/emeu/cabs/China/pdf.pdf   125 Каспийского моря и строительство нефтепроводов, которые бы соединили Китай с этими территориями1.

В долгосрочной перспективе существуют планы возрождения так называемого Шелкового пути, который так же включает в себя строительство нефтепровода, соединяющего Тегеран с Каспийским морем, а далее выходящего к нефтепроводу Западный Казахстан – Западный Китай.

Помимо нефти и газа, энергетическое сотрудничество между Китаем и Ираном может в будущем вернуться к сфере атомной энергетики. В январе 2008 г. на встрече посла КНР в Тегеране Сие Сяояня с представителем меджлиса и главой Энергетической комиссии Ирана Камалем Данешяром, помимо вопросов расширения сотрудничества в нефтегазовой сфере, строительства объектов инфраструктуры и углубления культурных связей, был также поднят вопрос о возможном привлечении китайской стороны для осуществления планов строительства 20 АЭС на территории Ирана. Предложение исходило от иранской стороны, сообщило Иранское правительственное информационное агентство ИРНА. В ответ посол КНР выразил готовность своей страны вкладывать больше инвестиций в разнообразные иранские проекты2.

В 1990-е гг. Китай начал официально содействовать развитию атомной энергетики в Иране. Хотя под давлением США он и вынужден был отказаться от полноценного сотрудничества с Ираном в этой области, тем не менее, Пекин успел предоставить некоторую помощь Тегерану для развития иранской ядерной программы.

Первое соглашение было подписано предположительно в 1985 г., по которому Китай начал обучать иранских специалистов в китайских научных учреждениях. Позднее соглашение было дополнено договором, по которому Китай оказывал помощь в строительстве в Исфахане основного исследовательского института, занимающегося ядерной проблематикой. Кроме того, Китай поставил в Иран ядерные реакторы нулевой мощности, которые так                                                              1 Современные международные отношения: Учебник. – М., 2005. –С 653.

2 Iran, China to expand cooperation on construction of nuclear power plants. Islamic Republic News Agency. – 2008. – January 29 / http://www2.irna.ir/en/news/view/line17/0801296304192935.htm   126 же, как и исследовательский центр в Исфахане, были позднее помещены под гарантии МАГАТЭ1.

Соглашение 1985 г. было секретным, и Китай до сих пор официально его не признает, тогда как Соединенные Штаты уверены в его существовании.

Китайцы также приводили аргумент о малой мощности продаваемого реактора, что не представляет угрозы нераспространению.

Мнение инспекторов МАГАТЭ совпало с мнением китайских политиков. После проведения проверок в Исфахане представители МАГАТЭ пришли к выводу, что предоставляемое китайцами оборудование не может быть использовано для обогащения урана.

В 1992 г. во время визита президента Ирана Хашеми Рафсанжани в сопровождении военных чиновников и представителей энергетики в Пекин две страны подписали соглашение о сотрудничестве в области атомной энергетики2.

В феврале 1993 г. была заключена сделка о продаже Ирану реактора для осуществления ядерного синтеза, который бы располагался в университете Азад в Тегеране.

В 1994 г. китайские специалисты дважды посещали Тегеран для установки, испытания и регулирования работы реактора. В феврале же 1995 г.

Иран сообщил китайской стороне, что реактор успешно функционирует.

Игнорируя негативное отношение Вашингтона, в 1995 г. Тегеран и Пекин подписали соглашение о строительстве китайской стороной на территории Ирана АЭС с двумя водяными реакторами мощностью 300 МВт каждый.

Реакторы, строительство которых китайцы обещали завершить через 7-9 лет, должны были использоваться для мирных целей и оставаться под контролем международных инспекций МАГАТЭ. Правительство США было обеспокоеKan Shirley A. Chinese Proliferation of Weapons of Mass Distraction: Current Policy Issues. Congressional Research Service Report. Federation of American Scientists. – 1997. – January 6 / http://www.fas.org/spp/starwars/crs/92–056.htm 2 Kan Shirley A. Chinese Proliferation of Weapons of Mass Distraction: Current Policy Issues // Congressional Research Service Report. Federation of American Scientists. – 1997. – January 6 / http://www.fas.org/spp/starwars/crs/92–056.htm   127 но тем, что реакторы будут использованы для поддержки «секретной ядерной программы Ирана». Особую озабоченность вызывала передача реактора и технологий, включая оборудование для производства уранового стержня, который может использоваться для выработки горючих материалов для ядерных боезарядов1.

Некоторые американские эксперты полагали, что Китай не успеет выполнить свои обязательства: закончить сооружение реактора к сроку, предусмотренному в договоре, то есть к 2002 г., поскольку сами китайцы, конструируя свой первый реактор Циньшань-1 в конце 1980-х гг., вынуждены были приобретать его ключевые компоненты у немцев, японцев и других иностранных поставщиков.

27 сентября 1995 г. министр иностранных дел КНР Цянь Цичэнь в беседе с госсекретарем США Уорреном Кристофером сказал, что Китай в одностороннем порядке решил отменить продажу ядерных реакторов Ирану.

Причина, по которой Китай принял подобное решение, остается неясной2.

Другая сторона ядерного сотрудничества между Ираном и Китаем заключалась в передаче уранового сырья и его обогащении. Уже в июле 1994 г.

доклады ЦРУ содержали информацию о том, что китайские эксперты трудятся в Рудане и Ширазе над сооружением завода по обогащению урана. В сентябре 1995 г. посол Китая в Иране признал, что Китай продавал технологию по обогащению урана и другие ядерные технологии Ирану.

Кроме того, в начале 1996 г. Китай поставил в известность МАГАТЭ о своем предложении продать Ирану оборудование по конверсии урана и о том, что проданные материалы будут находиться под системой гарантий МАГАТЭ. Однако Вашингтон продолжал давить на Китай, чтобы он полностью остановил сотрудничество с Ираном. В начале 1997 г. Китай был близок к тому, чтобы завершить строительство завода в Иране, к 2000 г. он должен                                                              1 Iran Nuclear Power Effort Hides Drive for Weapons, some U.S. Analysts Say // The Wall Street Journal. – 1993. – May 11.PA.10 2 China’s Nuclear Exports and Assistance to Iran. Nuclear Threat Initiative // http://www.nti.org/db/china/niranpos.htm   128 был быть запущен в эксплуатацию. Однако по соглашению, заключенному между Китаем и США в октябре 1997 г., Китай обязался прекратить предоставлять помощь Ирану в развитии его атомной энергетики.

Наиболее актуальным моментом в китайско-иранских отношениях является оказание Китаем дипломатической поддержки Ирану ввиду усиливающегося давления со стороны Соединенных Штатов и европейских союзников по поводу иранского ядерного досье.

Работая как в рамках ООН и МАГАТЭ, так и за их пределами, Китай пытается вырабатывать и отстаивать собственную позицию по иранскому ядерному вопросу.

По ходу развития конфликта китайские дипломаты неоднократно заявляли о том, что ядерная проблема Ирана должна быть решена мирным путем1.

В июне 2006 г., незадолго до того, как европейская тройка в лице Германии, Франции и Великобритании предоставила Ирану предварительный пакет проекта разрешения его ядерной программы, Ли Чжаосин встретился с заместителем министра иностранных дел Ирана Абасом Арагчи в Пекине2.

В январе 2006 г. ситуация вокруг иранской ядерной программы обострилась, когда были сломаны печати МАГАТЭ, установленные на оборудовании в Натанзе, для того, чтобы начать обогащение урана. Реакция международного сообщества была неоднозначной. Евротройка предлагала немедленно созвать чрезвычайную сессию Совета управляющих МАГАТЭ. США тоже выступили с подобной инициативой. Реакция Китая была значительно более умеренной. Выражая беспокойство по поводу иранской ядерной программы, Пекин призывал Евротройку и Иран возобновить переговоры в рамках Парижских соглашений. Представитель МИД КНР Кун Цюань на прессконференции 12 января 2006 г. обозначил надежду Китая на то, что Иран сделает все возможное для установления взаимного доверия с европейскими                                                              1 Meeting of Political Director – Generals from the Foreign Ministries of the six Countries on Iranian Nuclear Issue Held in Shanghai // MFA of PRC. – 2008. – April 16 / http://www.fmprc.gov.cn/eng/wjb/zzjg/xybfs/gjlb/2818/2820/t426419.htm 2 Foreign Minister Li Zhaoxing Meets with Iranian Deputy Foreign Minister Araghchi // MFA of PRC. – 2006. – June 9 / http://www.fmprc.gov.cn/eng/wjb/zzjg/xybfs/gjlb/2818/2820/t257617.htm   129 державами для возобновления переговоров. Член Госсовета КНР Тан Цзясюань, встречаясь с секретарем Высшего совета национальной безопасности Ирана Али Лариджани, выразил озабоченность по поводу нарастающего напряжения вокруг ядерной программы Ирана, сказав, что «все заинтересованные стороны должны предпринять дипломатические шаги для создания благоприятных условий для возобновления переговоров»1.

Китай также категорически выступал против передачи иранского ядерного досье в Совет Безопасности и применения санкций в отношении Ирана.

Согласно позиции Пекина, все споры должны были решаться в рамках МАГАТЭ путем переговоров. Китай также полагал, что любое государство, подписавшее ДНЯО, имеет право мирного использования ядерных технологий в том случае, если оно не нарушает условий договора. Что касается санкций, то, отвечая на вопросы журналистов в январе 2006 г., официальный представитель китайского МИД, заметил, что применение санкций только усложнит ситуацию. Китайская сторона «возражает против обычного использования санкций или угрозы применения санкций как средств решения международных споров»2. По этому последнему пункту взгляды Пекина совпали с мнением Москвы. Китай также поддерживал идею Москвы обогащать уран для Ирана как способ разрядить кризисную ситуацию, а также скорректировать возможную постановку вопроса о санкциях на повестку дня Совета Безопасности ООН.

Китай фактически пытается совместить в своей политике три принципа:

не вмешиваться во внутренние дела других государств, не участвовать в распространении ядерного оружия и не портить отношения как с ближневосточными поставщиками энергоресурсов, так и другими участниками кризиса.

Еще до принятия первых резолюций по Ирану позиция Пекина сводилась к балансированию между правом Ирана на мирное использование атома и соState Councilor Tang Jiaxuan Meets with Secretary Larijani of Supreme National Security Council of Iran // MFA of PRC.

– 2006. – January 26 / http://www.fmprc.gov.cn/eng/wjb/zzjg/xybfs/gjlb/2818/2820/t234078.htm 2 Foreign Minister Li Zhaoxing Meets with Iranian Deputy Foreign Minister Araghchi // MFA of PRC. – 2006. – June 9 / http://www.fmprc.gov.cn/eng/wjb/zzjg/xybfs/gjlb/2818/2820/t257617.htm   130 блюдением со стороны Ирана обязательств в рамках ДНЯО. В публичных выступлениях представители Китая постоянно призывали Иран соблюдать его международные обязательства, следовать подписанным договорам и сотрудничать с МАГАТЭ, а также осуждали стремление к обладанию ядерным оружием. В то же время Китай активно поддерживал Тегеран как участника ДНЯО в его праве доступа к ядерным технологиям с целью их мирного использования. В итоге, когда резолюции Совета Безопасности ООН приняты, а режим санкций должен соблюдаться, китайская дипломатия сводится к попытке удержать конфликт в рамках переговоров и не допустить применение силы в отношении Ирана. По мнению китайских дипломатов, «санкции применяются с целью не наказать Иран, а убедить его вернуться за стол переговоров»1. Это довольно сложно сделать, если учесть стремление Ирана к обладанию ядерным оружием, отказ соблюдать принятые Советом Безопасности резолюции и публичные заявления президента Ирана Махмуда Ахмадинежада об успехах его страны в строительстве новых центрифуг.

Резолюция по Ирану №1803, принятая в марте 2008 г. и ужесточившая режим санкций, спровоцировала ряд вопросов в отношении китайскоиранского экономического сотрудничества. Парируя замечания журналистов, что теперь бизнес с Ираном будет затруднен, представитель МИД КНР Цинь Ган на пресс-конференции, последовавшей как раз после принятия резолюции, заметил, что «торговля между Ираном и Китаем – это здоровое экономическое сотрудничество между суверенными государствами, которое не имеет ничего общего с иранской ядерной программой и не нарушает резолюций Совета Безопасности ООН».

В заключение можно вернуться к вопросу, до какой степени Китай готов отстаивать позиции Ирана? Если возникнет ситуация, когда нужно будет принять решение о применении силы, будет ли Китай голосовать, и если да, то как? Это важно не только для Ирана и решения кризиса в целом, но также                                                              1 Foreign Ministry Spokeperson Qin Gang’s Regular Press Conference // MFA of PRC. – 2008. – March 44 / http://www.fmprc.gov.cn/eng/xwfw/s2510/t412304.htm   131 и для самого Китая. Принимая во внимание опыт прошлых лет, когда Китай старался воздерживаться при принятии резолюций по Ближнему Востоку, содержавших радикальные меры (война Ирака против Кувейта в 1991 г., американская кампания в Ираке с 2003 г.), казалось бы, можно спрогнозировать подобное поведение Китая и в этот раз.

Однако богатый нефтью Иран в сочетании с постоянно развивающейся экономикой КНР может служить неким фактором, обеспечивающим Ирану важное положение в стратегических интересах Китая. Эти интересы сводятся к обеспечению энергетической безопасности, приобретению энергоресурсов (пока китайский импорт недостаточно диверсифицирован), продаже вооружений (что приносит доход), участию в многомиллионных контрактах на территории Ирана по строительству объектов инфраструктуры.

Можно опять сослаться на прагматизм внешней политики Китая, применение им права вето как удобного инструмента в отстаивании своих интересов. Право вето Китаем так применено и не было1, даже несмотря на участие китайских компаний в освоении нефтяных месторождений на территории Судана.

На Ближнем Востоке политика КНР выглядит еще более осторожной ввиду присутствия интересов мощного игрока в лице Соединенных Штатов.

При очевидном развитии и расширении экономических связей Китая и Ирана роль последнего в национальной китайской экономике остается номинальной. С экономической точки зрения Китай важнее для Ирана, чем Иран для Китая. Более привлекательным для экспорта китайских товаров выглядит, несомненно, американский рынок.

Для сравнения, торговый оборот Китая с США в 2007 г. составлял 386 млрд. долл., причем 381,5 из них пришлось на китайские товары, экспортируемые в США2. Даже если брать во внимание энергодефицит, испытываемый китайской экономикой, китайско-иранские                                                              1 Проекты резолюций, непринятые в результате голосования постоянных членов против них на открытых заседаниях Совета Безопасности см. http://www.un.org/russian/documen/scdocs/veto/china.htm 2 Как уже отмечалось выше, китайско-иранский торговый оборот в то время составлял 20. млрд. долл. См.

US China Trade Statistics and China’s World Trade Statistics / http://www.uschina.org/statistics/tradetable.html   132 экономические связи вряд ли когда-нибудь достигнут уровня китайскоамериканского взаимодействия.

Выводы:

Исламская революция в Иране и ее последствия прервали начатое в 1957г. тесное сотрудничество США и их союзников с Ираном в области гражданского использования ядерной программы. Политика США в отношении ЯПИ характеризуется от благоприятствующей ее развитию до полного отказа от нее в результате замены монархической власти исламским правлением.

Свои активные действия США первоначально связывали с усложняющейся политической обстановкой в регионе в результате ирано-иракской войны, афганской войны с СССР и арабо-израильского противостояния.

Позже они ужесточили политику экспортного контроля, особенно после заявления Ирана о возобновлении ядерной программы и что стране ядерное оружие необходимо для того, чтобы противостоять израильской агрессии.

На самом деле в иранском направлении внешней политики Вашингтона пересекались интересы израильского нефтяного лобби США. Поэтому Иран является целью США для реализации долгосрочной стратегии по установлению прямого контроля за регионами, имеющими ключевое значение для экономики мира.

Окружение Ирана со всех сторон (Ирака, Турции, Афганистана и стран Персидского залива) «кольцом Анаконды» - сетью военных баз американская администрация обосновывает необходимостью обеспечения безопасности Израиля, в то время как последний сам обладает ядерными зарядами и нарушает принципы нераспространения, что противоречит Концепции национльной безопасности от 15.09.2009 г. и Концепции борьбы с ОМУ.

Политика угроз, блокады внешней торговли Ирана, объявление эмбарго на экспорт его нефти вынудили Иран не присоединиться к Дополнительному протоколу к соглашению о гарантиях МАГАТЭ от мая 1997 года, продолжить активное сотрудничество с Россией и Китаем в области мирной атомной энергетики.

Рассматривая иранскую политику США в рамках американской внешнеполитической доктрины, следует отметить, что Иран стал разменной монетой для оправдания создания национально системы ПРО и для реализации интервенционных замыслов США в богатой нефтью зоне Персидского залива.

Отсюда нетрудно прогнозировать, что квинтэссенцией будущей политики США станет конфронтация Запада со всем остальным миром. Исходя из этого, Иран входит в зону большой стратегии США по переделу мира.

Таким образом, в настоящей главе была предпринята попытка проанализировать характер отношения мирового сообщества – США, России и Китая, государств Европы к ядерной программе Ирана в контексте их политики на

Ближнем Востоке, основанной на двух противоположных принципах:

а) международного права, разрешения международных споров мирными средствами. Этому принципу следуют сочувствующие Ирану государства, приложившие руку к созданию ЯПИ и продолжающие с ним экономическое сотрудничество;

б) силового решения с откровенной критикующей позиции Ирана, проведением санкций и угрозой применить превентивные удары по территории страны в случае отказа выполнять требования МАГАТЭ.

Далее делается анализ предполагаемых причин политики США в отношении Ирана, политизации с их стороны ЯПИ в контексте их геостратегических интересов на Ближнем Востоке, союзнических обязательств по обеспечению безопасности Израиля, стремления ослабления и свержения в последующем неугодного им иранского режима.

Демократические политические круги все более склоняются к тому, что целесообразнее добиться изменения политики Ирана по отношению к Израилю, чем использование силового решения ЯПИ, опасаясь угроз нападения Ирана на Израиль.

  134 Как показывает опыт последних истекших десятилетий антииранского противостояния США, это не только не привело к расколу иранского общества, но способствовало еще большему его сплочению против внешней угрозы. Становится все более очевидным, что политика США в отношении к Ирану и его ядерной программе в обозримой перспективе будет определяться, прежде всего, американскими интересами, а не интересами Израиля.

Свергнув режим Саддама Хусейна в Ираке, США лишились главного регионального противника Ирана, сдерживавшего его экспансию, стали зависимыми от его поведения и политики.

Политика изоляции и эмбарго, которую проводят США, умело используется другими государствами в свою пользу.

В главе показана политика ведущих государств Европы, располагающих экономической мощью и рычагами влияния на процесс вступления Ирана в ВТО к ЯПИ и претендующих вместе с Россией на роль главных экономических партнеров Ирана. Европейские политики не оспаривают определенного интереса Ирана к разработкам ядерного оружия, но считают это естественным, поскольку некоторые государства региона уже обладают им.

Европа выступает против американских санкций в отношении Ирана, пытается поддерживать с ним политические отношения, развивать торговоэкономическое сотрудничество.

Главный стратегический противник США – Китай к 2020 г. может потребить до 91% ближневосточной нефти для успешного экономического развития.

Поэтому антииранская политика США и НАТО не в последнюю очередь детерминирована тем, что ближневосточная нефть используется ими как фактор усмирения Китая, экономическая роль и влияние которого на развитие ситуации в регионе все более возрастает. Поэтому логично, что в данной главе анализируется позиция России и Китая в отношении к Ирану в контексте их политики на Ближнем Востоке.

  135 Два государства из «шестерки» – Россия и Китай выступают за мирное разрешение ЯПИ, не поддерживают санкции США, содействуют реализации мирной ядерной программы, развивают разностороннее сотрудничество с Ираном.

В этом отношении прием Ирана в ШОС в качестве наблюдателя имеет для него огромное дипломатическое значение в условиях, когда Иран заблокирован со стороны США с Юга, Востока и Запада.

Между Ираном и Россией особенно успешно реализуются проекты в нефтегазовой сфере, электроэнергетике и в области мирного использования атомной энергии.

Плодотворными также являются связи Ирана с Китаем. Вместе с тем и Россия, и Китай поддерживая стабильные отношения с США стараются сбалансировать свою политику с Ираном. Они выступают за соблюдение Ираном резолюций МАГАТЭ и против создания Ираном ядерного оружия.

  136

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Одним из факторов стремления Ирана к обладанию ядерным оружием является национально-психологический фактор. В духовном, религиозном плане Иран в течение почти шести последних веков являлся центром мирового шиизма. Под влиянием этих основных исторических факторов многими столетиями формировался менталитет гордых и бескомпромиссных иранцевшиитов, отстаивающих свои интересы в противостоянии с многочисленными неприятелями, счет которым к настоящему времени значительно возрос. Вот здесь, кажется, и кроется главная причина «ядерного упрямства» Тегерана.

Собственная атомная энергия позволит обеспечить не только его неприкосновенность и лидерство в мусульманском мире, но и позволит ускорить модернизацию, качественно повысить уровень национальной технической школы.

Главный противник Ирана – США сконцентрировал свою военную мощь практически с трех сторон – с запада в Ираке, с востока – в Афганистане, с юга – в Персидском и Оманском заливах, на базах и кораблях Центрального командования. Натовская Турция, Азербайджан и Грузия так же ориентируются, прежде всего, на Вашингтон. На другом берегу Персидского залива – суннитские Саудовская Аравия и Арабские эмираты с большой настороженностью относятся к своему мощному шиитскому соседу.

Присутствие воинских контингентов США в Центральной Азии, Ближнем Востоке и Персидском заливе направлено на военно-политическую поддержку транснациональных корпораций и компаний, намеренных работать в сфере использования энергоресурсов субрегиона – Западной Азии, нужного уровня стоимости «черного золота».

Политика шантажа, угроз, необдуманных, главное – необоснованных санкций «бросила» Иран в объятия России. Иран был принят в качестве наблюдателя в ШОС.

  137 Использование иранской ядерной программы как повода для размещения ПРО в Восточной Европе, проникновения и закрепления США в Центральной Азии, нейтрализации так называемой «исламской угрозы», по существу представляет собой комплекс мер по дезинтеграции исламского мира, в котором Иран составляет ведущий центр силы.

Иран – это единственная устойчиво развивающаяся страна региона, которая способна играть стабилизирующую роль на Ближнем и Среднем Востоке как региональный центр силы, ибо как Пакистан, так и Саудовская Аравия – государства нестабильные. Режим нового президента Пакистана не контролирует многие регионы страны, служащие прибежищем для талибов и боевиков «Ал-Каиды».

В Саудовской Аравии сформировалась влиятельная оппозиция королевской семье, как внутренняя, так и внешняя. США, союзники Эр-Рияда, постепенно начинают всерьез анализировать ту роль, которую Саудовская Аравия играет в подпитке международного терроризма.

Иран не дает возможности террористам действовать на территории страны и вовлекать в свои сети местное население.

После смерти аятоллы Р.Хомейни в 1989 г. и особенно после провозглашения президентом Хатами в 1997 г. нового курса на «диалог цивилизаций»

Иран отказался от экспорта Исламской революции и несколько дистанцировался от экстремистских организаций ХАМАС и «Хезболлах».

Тегеран выстроил конструктивные отношения с соседними государствами. В конце февраля 2013 г. духовный лидер Ирана Аятулла Али Хоманаи выступил с фетвой о запрещении атомного оружия, что означает прекращение ядерной программы страны1.

Исходя из вышеизложенного можно сделать следующие выводы:

1. Анализ проблем безопасности и ядерного нераспространения на Ближнем и Среднем Восток показывает, что в 1980 г. Европейские государства поддержали санкции США против Ирана, последовавшие                                                              1 Дунье. – 2013. – №5(462). – 29 янв.-4 февр.

  138 после Исламской революции. Тогда Иран был вынужден возобновить сотрудничество с менее развитыми в ядерной области странами, большая часть которых не придерживалась жестких правил в области контроля над атомным экспортом и находились вне режима нераспространения ядерного оружия.

Монархические арабские страны, не желающие геополитического доминирования Ирана в регионе, бурный экономический рост, богатые природные углеводородные источники, успехи в развитии ядерной программы стали воспринимать с опаской. Главной целью создания Союза сотрудничества арабских стран Персидского залива было противостояние Ирану.

Принятая с этой целью в марте 1991 г. министрами иностранных дел Египта, Сирии и 6 стран-членов ССАГПЗ Дамасская декларация предусматривала создание арабских сил по поддержанию мира в Заливе не реализовалась из-за разногласий между ними.

После Исламской революции 1978-1979 гг. Иран объявил, что будет следовать политике неприсоединения. В то же время иранские вооруженные силы, оснащенные современной военной техникой, служили как бы сдерживающим фактором в регионе для США и НАТО. Поэтому ядерная программа Ирана имеет целью противодействовать обострению военно-стратегической ситуации в регионе Ближнего Востока, особенно в настоящее время, когда она стала взрывоопасной в связи с агрессией против Сирии.

Позиция главного союзника США – Саудовской Аравии по вопросу безопасности в регионе формируется под влиянием опасений в отношении Ирана и его ядерной программы.

США и НАТО, расширяя сотрудничество в военной области с монархиями Персидского залива, уделяют внимание также сотрудничеству в ядерной сфере.

Таким образом, возросшие угрозы со стороны США и их союзников – Саудовской Аравии, Катара, Израиля, наличие в регионе государств, обладающих ядерным оружием, и кризис в режиме нераспространения служат движущими факторами наращивания Ираном своей ядерной программы.

2. Исследование факторов мировой политики, влияющих на процесс формирования ЯПИ, свидетельствует о том, что данная проблема политизируется супердержавой в корыcтных целях. Так, итоги минувших событий в Афганистане явились ярким доказательством того, что антитеррористическая операция США и НАТО в Афганистане явилась не целью, а средством решения ими более глубоких стратегических задач – размещение их войск в Центральной Азии, доминирование здесь и создание плацдарма против КНР и Ирана, ослабление позиции России в регионе.

Поэтому США и их союзники ведут борьбу с терроризмом и религиозным экстремизмом, в орбиту которого включен Иран, не только потому, что это необходимо для защиты США от его нападения, но и потому, что эти угрозы должны быть ликвидированы в целях обеспечения успеха их собственных долгосрочных программ.

Для урегулирования ЯПИ Западу совместно с Россией необходимо последовательно претворять в жизнь следующие политические линии.

Во-первых, это усилия по вовлечению безъядерного Ирана в региональные организации, представлению ему статуса лидера.

Тегеран следует убедить, что Запад не угрожает ему и что его безопасность достигается благодаря политическим средствам, а не обладанию оружием массового уничтожения. В этом случае США придется пойти на непопулярный шаг и предоставить Ирану гарантии безопасности.

Во-вторых, Вашингтону следует начать с Тегераном политический диалог. США вместо безосновательных обвинений целесообразно начать с Ираном избирательное сотрудничество с целью укрепления региональной стабильности, отговорить Иран от попыток обретения ядерного оружия, сохранить надежные поставки топлива, уменьшить угрозу терроризма и решить проблему «дефицита демократии», стоящую перед всем Ближнем Востоком.

  140 Ибо любое нападение на Иран будет иметь серьезные экономические, политические и военные последствия для США. Оно может вылиться в кризис с поставками нефти, а также привести к всплеску негативной реакции против США во всем мусульманском обществе и Европе.

Главным содержанием этой политики должно стать «опутывание» Ирана сетями сотрудничества и обязательств. Такая система должна состоять из взаимосвязанных сегментов-подсистем, в каждую из которых входили бы страны региона, а также один или несколько нерегиональных игроков (США, Россия, ЕС). Тем самым Иран получит полный доступ к участию в региональных структурах, создается видимость его регионального лидерства.

На самом деле свобода рук Ирана останется ограниченной, поскольку каждый элемент этой системы будет жестко контролироваться извне.

Параллельно следует шаг за шагом продвигать в иранском обществе, особенно среди молодежи, западные модели светского образования и ценностей, вести работу по постепенной либерализации внутриполитического режима Проведенные переговоры США и Ирана накануне президентских выборов 2012 г. о ЯПИ говорят о стремлении Барака Обамы предотвратить войну с Ираном, подготовить почву для нормализации отношений США с ним и создать предпосылки будущого экономического сотрудничества1. За это выступает и нефтяное лобби. О демократизации Ирана и его модернизации по западному образцу придется на время позабыть.

3. Характеризуя ЯПИ и анализируя потенциальные возможности доведения этой программы до создания ОМУ, можно заключить, что Иран не доволен двойными стандартами в оценке политики нераспространения ОМУ.

Во всех иранских декларациях между строк оправданий читается вопрос:

почему другим, например Израилю или Пакистану, можно то, что запрещено нам? Почему у них есть атомные бомбы, а у нас нет? Это, если так можно сказать, национально-психологические комплексы, но комплексы, которые                                                              1 Азия Плюс. – 2012. – №81(768). – 23 окт.

  141 воздействуют на политику, причем не только внутреннюю, но и внешнюю.

Эти комплексы являются движущей силой сложной игры, ведущейся Ираном на международной арене. Поэтому можно предположить, что цель ИРИ – не создание атомной бомбы, а бесконечный процесс создания ее политически убедительного муляжа, возможно, даже при активном развитии ядерных технологий двойного назначения. Таким путем Тегеран стремится насколько возможно повысить свои военно-политические котировки на международной арене, и прежде всего в исламском мире и в регионе. Немаловажно для Тегерана выторговать максимально больше преференций и у западноевропейцев.

И не только у них, но и у России, не говоря о научно-технических предпосылках создания ядерного оружия.

Военная ядерная программа у Ирана безусловно есть, чего у него не хватает – это собственных высококачественных ядерных материалов и развитой инфраструктуры.

В докладе Службы внешней разведки РФ «Договор о нераспространении ядерного оружия. Проблемы продления», опубликованном в 1995 г. по поводу Ирана, констатировалось, что убедительных признаков наличия в стране скоординированной, целостной военной ядерной программы к настоящему времени не обнаружено1.

Нынешний уровень российско-иранского сотрудничества существенно не способствует появлению в Иране ключевых звеньев ЯТЦ и не связан с поставками «критичной» ядерной продукции, хотя продолжение взаимодействия в области мирного использования ядерной энергии, развития ядерной энергетики будет объективно способствовать росту ядерных возможностей Тегерана.

4. Исследуя проблему безопасности государств Юго-Западной Азии в контексте ЯПИ, следует исходить из того, что Иран окружен «кольцом АнаЕрмаков ВЕ Состояние и перспективы ядерных и ракетных технологий в Иране: В сб.: Иран в современном мире. Российский институт стратегических исследований. –М., 2003. –259 с.

  142 конды» с Востока, Запада и Юга. Угрозы сверхдержавы сопровождаются наращиванием его военного приготовления.

Возможно, война США в Афганистане, последствия войны в Ираке, приведшие к финансово-экономическому кризису супердержавы, вкупе с новой политикой Б.Обамы, стремящегося добиться прорыва в усилиях мирового сообщества прервать ядерные амбиции Тегерана, сдерживают его от агрессии.

В случае продолжения Ираном разработки ядерного оружия США могут потребовать уничтожить ядерный потенциал Ирана руками Израиля. Если Иран будет игнорировать резолюцию Совета Безопасности, то Израиль нанесет удар неядерным оружием на иранские ядерные объекты. Хотя в самом Израиле есть ядерное оружие, но оно не легализовано.

На состоявшемся в конце февраля 2013 г. в Алма-Аты раунде переговоров по ядерной программе Ирана глава делегации этой страны Саед Джалоли заявил, что Тегеран не примет ничего выходящего за рамки его обязательств и ущемляющего его права.

В официальном заявлении иранского парламента также отмечается, что ядерную программу Ирана не остановить.

Собравшиеся на саммите БРИКС в конце марта 2013 г. главы государств пятерки высказались за право Ирана разрабатывать мирную ядерную программу.

Но продолжение военных угроз и экономическая блокада со стороны США и их союзников может вынудить Иран принять адекватные меры по защите своей национальной безопасности, и разрабатываемая им ядерная программа будет носить сдерживающий характер.

5. Определяя позиции ведущих государств по ЯПИ в контексте их стратегии на Ближнем Востоке, можно с уверенностью предполагать, что любое правительство Ирана в нынешнем его блокадном состоянии будет считать приобретение оружия массового уничтожения одним из своих приоритетов.

  143 Следовательно политика России, Китая, США и Европы должна в полной мере учитывать вероятность получения Ираном ядерного оружия и быть нацеленной на сосуществование с ядерным Ираном и управление ядерным пятиугольником (Израиль, Иран, Китай, Пакистан).

Арабские революции, от которых до недавнего времени американцы испытывали восторг, могут породить много радикальных исламских режимов, которые пойдут по пути создания собственного ядерного оружия.

Программа пресечения ядерных программ Ирана и КНДР, которую начали реализовывать США, на самом деле направлена против Китая.

В свою очередь, прагматическая политика Пекина в отношении Ирана основывается на платформе его энергетической политики на Ближнем Востоке, представляет собой переплетение энергетических, политических интересов сторон, совпадение их взглядов на современную международную систему, непризнание однополюсного миропорядка.

Все республики региона Центральной Азии, кроме Туркмении добывают уран, Узбекистан и Казахстан располагают ядерными реакторами и исследовательскими центрами1.

Развивающиеся отношения США с государствами Центральной Азии, которым удалось добиться ощутимых результатов в сотрудничестве с каждой из республик данного региона, не позволяют последним открыто выступать против враждебных действий США по отношению к Ирану, также как и к реализации ядерной программы последнего.

В сентябре 2006 года пять центрально-азиатских государств подписали соглашение об объявлении региона безъядерной зоной и обязались убрать ядерный зонтик, который ранее базировался больше на международных договорах, чем на стратегическом балансе.

Зонтик безопасности был заменен новой ситуацией, в которой государства Центральная Азия вместо ядерного оружия использовала другие стратеЖуков С., Резникова О. Центральная Азия в мировой политике. –М.: ИМЭМО РАН, 1994. – С.35.

  144 гии для укрепления своей безопасности, больше отвечающие ее политическим интересам.

Республика Таджикистан, поднявшая свое сотрудничество с Ираном на уровень стратегического, официально не поддерживает стремление некоторых держав к изоляции Ирана.

Исламская Республика Иран действительно играет доминирующую роль в Центральной Азии. Все болевые точки региона так или иначе сопряжены с Ираном. Все сугубо внутренние проблемы – будь то этнические или религиозные, военные или экономические, проблемы беженцев и наркобизнеса, проблемы терроризма и сепаратизма – могут эффективно решаться (или не решаться!) при содействии Исламской Республики Иран.

Входя в состав таких региональных союзов и организаций, как ОИК, ЭКО и ШОС (Иран – наблюдатель в последней), государства Центральной Азии и Иран могут развивать многостороннее сотрудничество. Именно платформа Шанхайской организации сотрудничества позволяет сблизить позиции по многим международным проблемам и смягчить имеющиеся противоречия между ее членами и наблюдателями.

6. Исследование современных внешнеполитических тенденций, связанных с ЯПИ, позволяют заключить, что США, начав операцию в Афганистане для устранения угроз террористов и религиозных экстремистов, сами создали новые угрозы, вытекающие из самого характера соперничества геополитических сил за влияние в регионах Центральной Азии, Среднего и Ближнего Востока.

Иран вместе с КНР, Россией и Индией вряд ли будет мириться с устремлениями США по достижению господства в Западной Азии. Политика шантажа, угроз, необдуманных, главное – необоснованных санкций «бросили»

Иран в объятия России. Иран был принят в качестве наблюдателя в ШОС.

Существующие различные позиции и по иранской ядерной программе США и их союзников с одной стороны, России, Китая и ряда других государств – с другой нуждаются в поиске совместного решения и должны решаться не только в Совете безопасности ООН, но и в формате двусторонних и многосторонних отношений и переговоров на конструктивной основе.

Исходя из этого, вместе с Китаем целесообразно продолжить гибкую политику умиротворения Ирана, сдерживать военные санкции США против Ирана через Совет безопасности ООН. Для достижения этой цели Москве следует существенным образом активизировать усилия по налаживанию диалогов Иран – МАГАТЭ, Иран – ООН, Иран – США.

8.Проникновение и закрепление США в Центральной Азии, нейтрализация так называемой «исламской угрозы», размещение под указанными предлогами ПРО в Восточной Европе по существу представляют собой комплекс мер по дезинтеграции исламского мира, в котором Иран составляет ведущий центр силы.

Россия и Китай последовательно выступают против политики санкций по отношению к Ирану, поддерживают использование им ядерной программы в мирных целях. Москва помогает строить Бушерскую АЭС.

Вместе с тем, расхождение между Россией и Западом во взглядах на постсоветское пространство, фактическая изоляция Москвы от евроатлантического сообщества, возрождение в России соответствующей риторики в связи с идеями создания оси Москва – Пекин – Д ли, сокращение сотрудничества России с Евросоюзом и США – все это отбрасывает решение проблем, связанных с Ираном, на второй план, а также ослабляет всеобщую безопасность.

России не следует забывать о том, что Иран осудил чеченский сепаратизм, оказав тем самым негласно поддержку России в этом вопросе. Сегодня Иран принимает участие в восстановлении Чечни. Во многом благодаря дипломатическим усилиям Ирана Россия получила возможность частично восстановить утерянное влияние на Ближнем Востоке и в Центральной Азии.

Плодотворное сотрудничество Ирана Китая развивается на общих принципах неприятия присутствия в регионе США и других нерегиональных государств, их военных баз, поддержания политики многополярного мироустройства.

Общая стратегия России и Китая, их скоординированные действия должны предполагать как решительные меры по предупреждению появления у Ирана ядерного оружия, так и поддержание с ним тесных экономических отношений и налаживание политического сотрудничества.

При негативном развитии событий Иран не будет способствовать стабилизации и восстановлению управляемости региона, а, напротив, начнет проводить политику, исключающую всякую возможность западного и российского присутствия в регионе.

Предложения по урегулированию ЯПИ.

Практическими мерами по предотвращению использования Ираном ядерной программы в военных целях могут стать:

- совместными усилиями России, США и Китая добиться подписания (легализации) Дополнительного протокола к Соглашению Ирана с МАГАТЭ о гарантиях нераспространения;

- исходя из того, что нынешние руководящие принципы Группы ядерных поставщиков не обеспечивают полного предотвращения распространения ОМУ, необходимо разработать научно обоснованные количественные критерии для включения механизмов санкций и принудительных мер в отношении нарушителей режима нераспространения;

- чтобы идея «механизма санкций» могла быть принята правительствами, ее целесообразно обсудить на уровне независимых экспертов НПО;

- основой стабилизации региона должна стать опора на региональные силы;

- управляя регионом, необходимо действовать не против Ирана, а через Иран и в союзе с ним, как бы сложно это ни казалось, ибо решение всех проблем Ближнего и Среднего Востока невозможно решать без участия Ирана;

- одним из факторов, который может способствовать развитию отношений ИРИ и РФ, должна стать координация усилий и организаций самого различного уровня, на которых предполагается обсуждение иранской ядерной программы. Тем самым иранцы не получат бесконтрольного доступа к ядерным материалам;

- целесообразно на территории России создать СП по обогащению урана для Бушерской и других АЭС, добившись согласия Ирана;

- одновременно Вашингтону следует согласиться с предложением Турции и Бразилии об обогащении урана за их пределами;

- США необходимо пойти на непопулярный шаг и предоставить Ирану гарантии безопасности. Тегеран должен понимать, что Запад не угрожает ему и, что его безопасность достигается благодаря политическим средствам, а не обладанию оружием массового уничтожения. Как минимум, Вашингтону следует начать с Тегераном политический диалог;

- США вместо безосновательных обвинений целесообразно начать с Ираном избирательное сотрудничество, сохранить надежные поставки топлива, уменьшить угрозу терроризма и пересмотреть политику «дефицита демократии», стоящую перед всем Ближнем Востоком;

- в рамках программ глобального партнерства необходимо подключить Иран к реализации соответствующих проектов в области нераспространения и ядерной безопасности, которые включают в себя борьбу с терроризмом и другими вызовами и угрозами.



Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 |

Похожие работы:

«Кудратов Комрон Абдунабиевич ВЛИЯНИЕ АФГАНСКОГО КОНФЛИКТА НА НАЦИОНАЛЬНУЮ БЕЗОПАСНОСТЬ РЕСПУБЛИКИ ТАДЖИКИСТАН (1991-2014 гг.) Специальность 07.00.03 – Всеобщая история Диссертация на соискание ученой степени кандидата исторических наук Научный руководитель: доктор исторических наук, профессор Искандаров К. Душанбе – 20 2    ОГЛАВЛЕНИЕ Введение..3ГЛАВА 1. НАУЧНО-ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ...»

«Харисов Рустам Ахматнурович РАЗРАБОТКА НАУЧНЫХ ОСНОВ ЭКСПРЕСС-МЕТОДОВ РАСЧЕТА ХАРАКТЕРИСТИК ПРОЧНОСТНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ ОБОЛОЧКОВЫХ ЭЛЕМЕНТОВ ТРУБОПРОВОДНЫХ СИСТЕМ В ВОДОРОДСОДЕРЖАЩИХ РАБОЧИХ СРЕДАХ Специальности: 25.00.19 – Строительство и эксплуатация нефтегазопроводов, баз и хранилищ; 05.26.03 – Пожарная и промышленная безопасность (нефтегазовый комплекс) ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени доктора технических наук...»

«Фам Хуи Куанг ОБЕСПЕЧЕНИЕ БЕЗОПАСНОЙ ОТКАЧКИ СВЕТЛЫХ НЕФТЕПРОДУКТОВ ИЗ ГОРЯЩИХ ВЕРТИКАЛЬНЫХ СТАЛЬНЫХ РЕЗЕРВУАРОВ Специальность: 05.26.03 – Пожарная и промышленная безопасность (нефтегазовая отрасль, технические науки) ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата технических наук Научный...»

«РОМАНЬКО ТАТЬЯНА ВЛАДИМИРОВНА УДК 662.351 + 502.1 ПОВЫШЕНИЕ УРОВНЯ ЭКОЛОГИЧЕСКОЙ БЕЗОПАСНОСТИ ПРИ ДЛИТЕЛЬНОМ ХРАНЕНИИ ПИРОКСИЛИНОВЫХ ПОРОХОВ 21.06.01экологическая безопасность Диссертация на соискание научной степени кандидата технических наук Научный руководитель: Буллер Михаил Фридрихович доктор технических наук, профессор Шостка – 2015 СОДЕРЖАНИЕ С. ПЕРЕЧЕНЬ УСЛОВНЫХ...»

«Шудрак Максим Олегович МОДЕЛЬ, АЛГОРИТМЫ И ПРОГРАММНЫЙ КОМПЛЕКС ДЛЯ АВТОМАТИЗИРОВАННОГО ПОИСКА УЯЗВИМОСТЕЙ В ИСПОЛНЯЕМОМ КОДЕ Специальность 05.13.19 «Методы и системы защиты информации, информационная безопасность» Диссертация на соискание ученой степени кандидата технических наук Научный руководитель –...»

«Сурчина Светлана Игоревна Проблема контроля над оборотом расщепляющихся материалов в мировой политике 23.00.04 Политические проблемы международных отношений, глобального и регионального развития Диссертация на соискание ученой степени кандидата...»

«МАКСИМОВ АФЕТ МАКСИМОВИЧ УГОЛОВНАЯ ПОЛИТИКА В СФЕРЕ ОБЕСПЕЧЕНИЯ БЕЗОПАСНОСТИ ЖИВОТНОГО МИРА: КОНЦЕПТУАЛЬНЫЕ ОСНОВЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ ОПТИМИЗАЦИИ 12.00.08 – уголовное право и криминология; уголовноисполнительное право Диссертация на соискание учёной степени доктора юридических наук Научный консультант: заслуженный работник высшей школы РФ,...»

«ЖУРАВЛЁВ ВАЛЕРИЙ ВЛАДИМИРОВИЧ ОБЕСПЕЧЕНИЕ ПОЖАРНОЙ И ФОНТАННОЙ БЕЗОПАСНОСТИ ПРИ СТРОИТЕЛЬСТВЕ И ЭКСПЛУАТАЦИИ СКВАЖИН В ВЫСОКОЛЬДИСТЫХ МЕРЗЛЫХ ПОРОДАХ Специальность 05.26.03 – Пожарная и промышленная безопасность (нефтегазовый комплекс) ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата...»

«УВАРОВА ВАРВАРА АЛЕКСАНДРОВНА Методологические основы контроля пожароопасных и токсических свойств шахтных полимерных материалов Специальность 05.26.03 – Пожарная и промышленная безопасность (в горной промышленности) Диссертация на соискание ученой степени доктора технических наук Научный консультант: Фомин Анатолий Иосифович Кемерово 2015 ОГЛАВЛЕНИЕ Оглавление...»

«Марченко Василий Сергеевич Методика оценки чрезвычайного локального загрязнения оксидами азота приземной воздушной среды вблизи автодорог 05.26.02 – безопасность в чрезвычайных ситуациях (транспорт) Диссертация на соискание учёной степени кандидата технических наук Научный руководитель: к.х.н., доцент Ложкина Ольга Владимировна Санкт-Петербург Оглавление Введение 1 Аналитический обзор...»

«Фомченкова Галина Алексеевна ИНСТИТУЦИОНАЛИЗАЦИЯ БЕЗОПАСНОСТИ МОЛОДЕЖИ В УСЛОВИЯХ ТРАНСФОРМАЦИИ РОССИЙСКОГО ОБЩЕСТВА Специальность 22.00.04 Социальная структура, социальные институты и процессы Диссертация на соискание ученой степени доктора социологических наук Научный консультант – доктор социологических наук, профессор А.А. Козлов Санкт-Петербург ОГЛАВЛЕНИЕ ВВЕДЕНИЕ.. Глава I. ИНСТИТУЦИОНАЛИЗАЦИЯ БЕЗОПАСНОСТИ:...»

«Музалевская Екатерина Николаевна ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНОЕ ОБОСНОВАНИЕ ПРИМЕНЕНИЯ МАСЛА СЕМЯН АМАРАНТА ДЛЯ КОРРЕКЦИИ ОСЛОЖНЕНИЙ, ВЫЗЫВАЕМЫХ ИЗОНИАЗИДОМ 14.03.06 Фармакология, клиническая фармакология ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата фармацевтических наук Научный руководитель: д.м.н., профессор Николаевский Владимир...»

«Топольский Руслан Ахтамович ОБЕСПЕЧЕНИЕ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ БЕЗОПАСНОСТИ ГОСУДАРСТВА НА ОСНОВЕ СОВЕРШЕНСТВОВАНИЯ СТРУКТУРНОЙ ПОЛИТИКИ Специальность 08.00.05 Экономика и управление народным хозяйством (экономическая безопасность) ДИССЕРТАЦИЯ на соискание учной степени кандидата экономических наук Научный руководитель:...»

«Ковалёв Андрей Андреевич ВЛАСТНЫЕ МЕХАНИЗМЫ ОБЕСПЕЧЕНИЯ ВОЕННОЙ БЕЗОПАСНОСТИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Специальность 23.00.02 Политические институты, процессы и технологии ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата политических наук Научный руководитель доктор политических наук, профессор Радиков И.В. Санкт-Петербург...»

«Музалевская Екатерина Николаевна ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНОЕ ОБОСНОВАНИЕ ПРИМЕНЕНИЯ МАСЛА СЕМЯН АМАРАНТА ДЛЯ КОРРЕКЦИИ ОСЛОЖНЕНИЙ, ВЫЗЫВАЕМЫХ ИЗОНИАЗИДОМ 14.03.06 Фармакология, клиническая фармакология ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата фармацевтических наук Научный руководитель: д.м.н., профессор Николаевский Владимир...»

«Кирилов Игорь Вячеславович Военная политика, военно-политические процессы и проблемные аспекты в системе обеспечении военной безопасности в современной России Специальность 23.00.02. – Политические институты, процессы и технологии Диссертация на соискание ученой степени кандидата политических наук Научный руководитель: д.пол.н.,...»







 
2016 www.konf.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, диссертации, конференции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.