WWW.KONF.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Авторефераты, диссертации, конференции
 


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 7 |

«УБАЙДУЛЛОЕВ ДЖАМОЛИДДИН МАХМАДСАИДОВИЧ ИРАНСКАЯ ЯДЕРНАЯ ПРОГРАММА КАК ВАЖНЫЙ ФАКТОР ЗАЩИТЫ НАЦИОНАЛЬНЫХ ИНТЕРЕСОВ Специальность - 23.00.02- политические институты, процессы и технологии ...»

-- [ Страница 4 ] --

Исходя их вышесказанного, Азия становится самым опасным ядерным континентом на Земле. Здесь расположены пять из восьми ядерных государств мира – Россия, Китай, Израиль, Индия и Пакистан, а также пороговые страны – Северная Корея и Иран, существенно дестабилизирующие систему международных отношений в последнее десятилетие. Кроме того, сегодня есть все основания всерьез рассматривать возможность расползания ядерных вооружений на территории Японии, Южной Кореи, Египта, Саудовской Аравии и т.д.

Вышеизложенное позволяет сделать вывод, что ядерное оружие попрежнему остается сдерживающим аргументом и некоторые страны, не говоря уж о террористических группах, пытаются обзавестись им. Поэтому, по самым худшим прогнозам, планета стоит на пороге ядерной катастрофы, так как еще 35-40 стран могут создать атомную бомбу в обозримой перспективе, и в первую очередь это будут государства азиатского континента.

–  –  –

Мировое сообщество, опасаясь угрозы распространения ядерного оружия, предпринимает различные усилия по предотвращению, остановке и недопущению его распространения. При этом, и это очень важно, указанных целей государства должны добываться на принципах международного права

– это зафиксировано в Уставе ООН, это является основополагающим началом международных отношений. Один из принципов международного права гласит: «Все Члены Организации Объединённых Наций воздерживаются в их международных отношениях от угрозы силой или ее применения как против территориальной неприкосновенности или политической независимости любого государства, так и каким-либо другим образом, несовместимым с целями Объединённых Наций»1.

Другой же принцип, применимый в ситуации с ядерным распространением, и в частности с угрозой ядерной программы Ирана, – это принцип разрешения международных споров мирными средствами, который гласит: «Все Члены Организации Объединённых Наций разрешают свои международные споры мирными средствами таким образом, чтобы не подвергать угрозе международный мир и безопасность и справедливость»2.

На основании вышеприведенных принципов международного права и во избежание очередной войны на планете мировое сообщество в рамках ООН собрало шесть стран, которые заинтересованы в нераспространении ядерного оружия и мирном разрешении ядерной проблемы Ирана. Так называемая «Шестерка», в которую входят 5 ядерных держав – Россия, Великобритания, США, КНР, Франция, плюс Германия, с 2003 года совместно с МАГАТЭ добивается от Ирана приостановки работ по обогащению урана, которые могут представлять угрозу режиму ядерного нераспространения.

                                                            

Устав Организации объединенных наций. –Ст.2, п. 4.

Устав Организации объединенных наций. –Ст.2, п. 3.

  75 В то же время позиция государств по этой проблеме является далеко не однозначной, это касается как основных членов ядерного клуба, так и ближайших соседей ИРИ. Их, в целом, можно разделить на две большие группы:

1) сочувствующие Ирану, то есть государства, существенно «приложившие руку» к созданию ядерной программы Ирана, а также те, кто невзирая на некоторое осуждение действий Тегерана всё же продолжает развивать с ним отношения, и прежде всего экономического характера; 2) откровенно критикующие позицию Ирана, вплоть до предупреждений о возможности превентивных ударов по территории страны в случае отказа её режима пойти на уступки требованиям МАГАТЭ.

Одна из самых острых проблем современной международной политики – вопрос об иранской ядерной программе – по иронии судьбы начиналась с помощью Соединенных Штатов Америки во время правления в Иране шаха Мухаммада Реза Пехлеви.

Самые ранние разработки проходили при тесном сотрудничестве с США и странами Европы (Германией, Швейцарией, Нидерландами). В 1957 г. Иран и Соединенные Штаты подписали гражданское ядерное соглашение о сотрудничестве в рамках американской программы «Атом для мира», которая предусматривала техническую поддержку Ирана в ядерной области. В целом данная программа служила призывом к более широкому сотрудничеству ряда государств в области мирного использования атомной энергии1. В рамках этой программы, начиная с 1957 г. и вплоть до Исламской революции, Соединенные Штаты поставляют в Иран исследовательские ядерные реакторы, а также обеспечивают их работу поставками обогащенного урана и плутония.

В марте 1969 г. Белый дом принимает поправки к ирано-американскому соглашению о кооперации относительно гражданского использования ядерной энергии 1957 г. и продлевает его сроком на 10 лет. С этого момента                                                              US Department of State. «Atoms for Peace Agreement with Iran» (15 April 1957) // Department of State Bulletin.

– 1957. – №36. –Р.629. and Iran's Nuclear Energy Program. Part V: From the United States Offering Iran Uranium Enrichment Technology to Suggestions for Creating Catastrophic Industrial Failure // Payvand's Iran News. – 2004.

– 22 Dec.

  76 иранская ядерная программа начинает активно развиваться, подписываются договоры о сотрудничестве с Францией, Аргентиной, Швейцарией, а также, в той или иной степени, с другими странами Европы и мира. Происходит обмен специалистами и технологиями, осуществляются поставки ядерного топлива для обеспечения работы реакторов. Иран открыто заявляет о своих намерениях и планах строительства атомных электростанций. США, в свою очередь, рассматривают возможности сотрудничества с Ираном в ядерной области и посылают в Тегеран комиссии для разработки деталей сотрудничества. При поддержке США и западноевропейских государств в 1974 г. было спланировано строительство 23 ядерных энергоблоков, производилась закупка ядерных реакторов во Франции и Германии, был подписан ряд договоров о предоставлении Ирану обогащенного урана, ядерных реакторов и научноисследовательских центров1. Анализ событий 70-х годов позволяет вычислить предпосылки для перемены политики США в отношении Ирана в будущем, хотя они пока не имели влияния на сотрудничество в ядерной сфере между Ираном и США.

В 1974 г. Тегеран упомянул, что Иран будет иметь ядерное оружие скорее, чем об этом принято считать, но это заявление под давлением Вашингтона было законспирировано. В 1975 г. последовало заявление, что Иран не стремится к обладанию ядерным оружием, но может пересмотреть свою политику, если малые государства начнут развивать программу «мирного атома»2.

В том же году США стали получать информацию о заинтересованности Ирана в технологиях двойного назначения. А в марте 1975 г. американскому руководству был представлен доклад с перечислением ряда стран, с большой долей вероятности стремящихся к обладанию ядерным оружием. Наряду с Индией, Тайванем, Южной Кореей, Пакистаном и Индонезией, в этот список                                                              Terence G. The Enduring Threat: A Brief History // Iranian Nuclear Ambitions and American Foreign Policy. – 2005. – November 3.Information Clearung Huse News Vou wont find CNN Posted on site 01/ 22 / 06 / CH/ Der Spiegel. – 1975. – 8 February; in Anne Hessing Cahn, Determinants of the Nuclear Option: The Case of Iran.

Nuclear Proliferation in the Near-Nuclear Countries (Cambridge: Ballinger Publishing Co., 1975), Onkar Marwah and Ann Shulz, eds. –Р.199.

  77 попадает и Иран. Накануне Исламской революции в Иране США получили разведывательную информацию о том, что в Иране существует тайная военная ядерная программа1.

Исламская революция 1979 г. внесла коррективы в развитие атомной программы Ирана. Строительство всех ядерных объектов было приостановлено и возобновлено лишь после стабилизации обстановки в стране, однако к тому моменту отношения с США стали ухудшаться. Взаимное недоверие между Вашингтоном и Тегераном стало характерным для двусторонних отношений времен Исламской революции. Дипломатические отношения между двумя странами были и вовсе разорваны после захвата американского посольства в Тегеране в 1979 г. Враждебность по отношению к Тегерану вызывали как его фанатичный теократический режим под руководством аятоллы Хомейни, так и соответствующая ему экстремистская внутренняя и внешняя политика2.

Проводя исторические параллели в попытке объяснить трансформацию политики США в отношении ядерной программы Ирана от поддержки ее развития до полного ее неприятия можно отметить следующие моменты.

Развитие ядерной программы Ирана началось при режиме, который, при проводимой Мухаммадом Реза Пехлеви политике вестернизации и деисламизации, создал благоприятные условия для сотрудничества между Ираном и Соединенными Штатами.

Благоприятные условия могли быть достигнуты через тесное сотрудничество с государствами региона для укрепления своих позиций на Среднем Востоке.

Здесь же необходимо упомянуть вероятные экономические выгоды.

Технологическое превосходство придавало США уверенность в том, что неразвитые в плане ядерных технологий страны Востока не смогут без посторонней помощи самостоятельно развивать ядерное производство до уровня,                                                             

http://www.nti.org/e_research/profiles/1825_1826.html (дата обращения: 15.09.2009).

Milton R.B. Administration Will List 63 Countries Subject to Nuclear Export Restrictions // The Washington Post.

– 1982. – 9 September.

  78 представляющего опасность для США, а потому осуществление контроля над ними не будет представлять трудности. Немаловажным фактором для развития сотрудничества в области мирной ядерной энергетики является подписанный в 1968 г. Договор о нераспространении ядерного оружия, инициированный США и СССР. Договор закрепил принципы нераспространения ядерного оружия, обязав государства, обладающие ЯО, препятствовать его распространению и технологий его производства, а государствам, не обладающим ЯО, не стремиться к его получению. Исламская Республика Иран присоединилась к договору в день его подписания, смягчая недоверие Соединенных Штатов и других стран приверженностью принципам нераспространения, но тем самым обеспечивая себе право, предусмотренное статьей Х, на развитие собственной ядерной программы в мирных целях1.

Со временем беспокойство Соединенных Штатов относительно намерений Ирана стало расти. В 1982 г. администрация Рейгана объявила о планах ужесточения политики экспортного контроля и назвала 63 страны, технологическое сотрудничество с которыми ставится под пристальное наблюдение правительства. В 1985 г. Иран возобновляет ядерную программу, заявляя при этом, что стране необходимо ядерное оружие, чтобы противостоять израильской угрозе. Равнозначные заявления сделали Сирия и Ливия, что закрепляет их в списке угроз, которые определили для себя Соединенные Штаты. Дальнейшее развитие ядерной программы Ираном, в условиях усложняющейся политической обстановки в регионе (условия ирано-иракской войны, афганской войны с СССР в непосредственной близости, конфликтного потенциала израильского противостояния с арабскими странами), равно как стремление ряда стран региона к получению в свой арсенал ядерного оружия, стало сигналом к активным действиям США по упреждению его распространения.

Расширение сотрудничества с рядом государств, также стремящихся к обладанию ядерным оружием (среди которых можно назвать Индию, ПакиThe Nuclear Posture Review. 1994 Nuclear Brief. – 2005. – July 8 / http://www.nukestrat.com/us/reviews/npr1994.htm (дата обращения: 20.09.2009).

  79 стан, Северную Корею), во второй половине 80-х годов заставляло работать над программами сокращения ядерной деятельности Ирана.1 Впоследствии «нераспространение» стало неотъемлемой частью внешней политики США, что обусловливает необходимость рассмотрения иранской политики США в рамках американских внешнеполитических доктрин. Их изучение позволяет проследить постановку акцентов в иранской ядерной политике. Во время работы администрации Джорджа Буша-старшего (1989-1993 гг.) в США был принят ряд документов по нераспространению ядерного оружия, в концепцию которых наряду с традиционным «нераспространением» вошло понятие «контрраспространение», которое изменило ядерную политику Соединенных Штатов в последующие десятилетия. Доктрины содержали список реальных и потенциальных угроз американскому государству, в который без труда попал Иран, пользующийся экстремистской славой.

В реальной политической жизни для консервативной части республиканского руководства при правлении Джорджа Буша Иран стал удобной разменной монетой как для оправдания необходимости создания национальной системы противоракетной обороны, так и для интервенционистских замыслов США в стратегически важной зоне Персидского залива, которые они стремятся реализовать в рамках кампании по борьбе с международным терроризмом и распространением ОМУ.

На иранском направлении внешней политики Вашингтона в последние годы постоянно пересекались интересы произраильского и нефтяного лобби США. При этом первая группировка в последние 10 лет неизменно брала верх. С приходом администрации Буша на политику Белого дома в зоне Персидского залива все более заметное влияние стало оказывать военнопромышленное лобби, заинтересованное в усилении военного присутствия США в регионе, новых войнах по типу операций «Буря в пустыне» и «Шок и трепет», в поставках новых партий вооружений для региональных монархий,                                                              Presidential Decision Directive PDD/NSC. – 1993. – 18 Deс. / http://www.fas.org/irp/offdocs/pdd18.htm (дата обращения: 20.09.2009).

  80 в получении громадных средств из федерального бюджета на разработку НПРО для так называемой защиты от ракетных ударов со стороны «государств-изгоев» типа Ирана и КНДР1.

Если попытаться спрогнозировать перспективы развития отношений двух стран, то прежде всего необходимо выявить основные интересы США на иранском направлении, в том числе те, которые наиболее часто встречаются в трактовках некоторых американских экспертов и политиков, не согласных с курсом американской администрации. Так, в качестве ключевых интересов можно выделить следующие: геополитические интересы, программа международного терроризма, интересы в сфере безопасности, проблемы распространения оружия массового уничтожения, ядерный фактор, ракетная программа Ирана.

Несмотря на взаимозависимость всех вышеперечисленных разновидных интересов, представляется наиболее актуальным анализ трех последних ключевых интересов США в Иране в контексте исследуемой темы:

1. Проблемы распространения ОМУ. Иран является участником целого ряда международных договоров в этой области. В сентябре 1958г он вступил в МАГАТЭ: с 15 мая 1974 г. действует соглашение о гарантиях этой организации. В июне 1968 г. Тегеран подписал Договор о нераспространении ядерного оружия, а в феврале1970г завершил процедуру вступления. Эта страна является участником Договора от 1963 г. о запрещении ядерных испытаний в космосе, атмосфере и под водой, Конвенции о запрещении бактериологического (биологического) оружия от 1972 г., Конвенции о запрещении химического оружия от 1993 г.

В то же время Иран имеет основания для обеспечения своей безопасности: здесь не забыто об использовании Ираком химического оружия в период восьмилетней войны. До последнего времени сложная обстановка остается на ирано-афганской границе. После событий 11 сентября США продолжили                                                              Глущенко Ю.А. Политика США в отношении Ирана // В сб Состояние и перспективы развития ядерных технологий..Рос. инст. стратегич. исслед М. 2003..-.197-212 с.

  8 политику «окружения» Ирана сетью военных баз. К военным объектам и военной группировке США в Персидском заливе и Турции добавились базы в Афганистане, Пакистане, центральноазиатских республиках СНГ и, наконец, в Ираке после завершения операции «Шок и трепет». В Тегеране полагают, что идет активное проникновение США и в Закавказье. Достаточно сдержанное отношение США и других западных стран к проведению ядерных испытаний Индией и Пакистаном в 1998 г. и высоким темпам разработки у них ракетного потенциала, полное игнорирование странами Запада «де-факто»

ядерного статуса Израиля, который по данным независимых экспертов, обладает 150-200 ядерными зарядами различной мощности, оказание помощи США Тель-Авиву в совершенствовании средств доставки, включая крылатые ракеты подводного базирования, не только вызывают в высшем руководстве Ирана раздражение традиционной политикой «двойных стандартов» Вашингтона в борьбе с распространение ОМУ, но и объясняют естественную озабоченность Ирана обеспечением собственной безопасности1.

2. Ядерный фактор. 13 июля 1992 г. руководитель Ирана аятолла Хаменеи заявил, что, хотя «американские и сионистские громкоговорители» обвиняют Иран в попытках приобрести ядерное оружие, такие обвинения – явно ложные… Они знают, что это ложь». В 1992 г. много шума в западной прессе наделала так называемая секретная директива, якобы подписанная тогдашним президентом Ирана Рафсанджани, о планах обретения Тегераном ядерного оружия, в которой будто бы значились следующие пункты:

- использовать все возможности – легальные и нелегальные – для приобретения необходимой технологии производства ядерного оружия, включая, если потребуется, контрабанду, секретные операции и услуги посредников;

- направить иранских специалистов в западные страны для сбора необходимой информации, проникновения в ядерные исследовательские и технологические центры с шпионскими целями;

                                                             Глущенко Ю.Н. Политика США в отношении Ирана: //. Иран в современном мире Рос. Ин-т стратегич.

исслед. –М.,2003.192- 214 с.

  8

- создать вдали от взоров международных наблюдателей ядерные центры, предприятия, лаборатории, которые не только дополняли бы друг друга, но при необходимости могли бы проводить работы в автономном режиме.

Действительно, после окончания войны с Ираком Иран заметно активизировал работы в области ядерной энергетики и в начале 90-х годов приступил к поиску технологий и подрядчиков в Китае, Франции, ЮАР, Германии, Советском Союзе.

Все эти действия послужили основанием для кампаний США и Израиля с целью привлечения международной общественности к ядерной программе Ирана. Подход Вашингтона не изменился и после инспекционных проверок МАГАТЭ, не обнаруживших никакой подготовительной деятельности на ядерных объектах этого государства.

Сделка России с Ираном, в соответствии с соглашением между ними о сотрудничестве в области мирного использования атомной энергии, предусматривающая, в частности, не только поставку оборудования, но и подготовку соответствующих кадров, стала широко обсуждаться мировым сообществом.

Другой проблемой является тот факт, что Иран к началу 2000 г. не присоединился к Дополнительному протоколу к соглашению о гарантиях МАГАТЭ от мая 1997 г. В марте 2007 г. официальный представитель МИД заявил о готовности Ирана вести переговоры по этому вопросу, хотя и выдвинул ряд предварительных условий.

3. Ракетная программа. В конце 2002 г. Иран провел очередное, третье по счету испытание баллистической ракеты «Шахаб-3», радиусом действия в 1300 км и весом в 1 тонну, которая развивает скорость около 7тыс. км/час. На практике это означает, что боевая часть ракеты этого класса (в том числе и ядерная) может достичь Тель-Авива и всех американских баз в странах Персидского залива и Турции. По официальным данным, Тегеран намерен продолжить разработку своей ракетной программы вне зависимости от давления США и мнения международной общественности.

  83 Хотя иранская программа производства ракет большой дальности в последние годы обсуждалась в различных открытых изданиях Пентагона, включая доклад Разведывательного управления Министерства обороны США (апрель 1996 г.), во всех подобного рода исследованиях в качестве источника поставок ракетных технологий Тегерану неизменно называли Северную Корею и Китай, а не Россию. Однако уже в начале 1997г. данная проблема выходит на первый план в российско-американских отношениях.

Действительно, Россия, начиная с 1992 г. включилась в активное сотрудничество с Ираном в области атомной энергетики и уже в 1995 г. подписала соглашение о строительстве первого блока АЭС в Бушере. США в стремлении остановить подобные действия государств, в одностороннем порядке ввели торгово-экономические санкции против Ирана1.

При Клинтоне (1993-2001 гг.) США проводят в 1994 году новый анализ безопасности – «Ядерный обзор» (Nuclear Posture Review)2 и ставят «государств-изгоев» (термин, под которым еще при Буше-старшем понимались Иран, Ирак, Ливия и Северная Корея) во главу списка потенциальных военных угроз США. Ядерное оружие впервые упоминается как основное средство устрашения, которое при необходимости может быть применено в упреждающей форме (англ. pre-emptive) против государств-изгоев.

Президентская директива (PDD 18)3 определила «нераспространение»

как основную цель администрации и интегрировала военные средства борьбы с дипломатическими и внешнеэкономическими. Тем самым «контрраспространение», получив новое развитие в рамках внешнеполитических доктрин США, еще не привело к полной переоценке обычной ядерной политики нераспространения, ограничившись двумя приоритетными направлениями:

работой над основными «проблемами» – Северной Кореей, Ираном, Ираком                                                              Milton R.B. Administration Will List 63 Countries Subject to Nuclear Export Restrictions // The Washington Post.

– 1982. – 9 September.

The Nuclear Posture Review. 1994 // Nuclear Brief. – 2005. – July 8 / http://www.nukestrat.com/us/reviews/npr1994.htm (дата обращения: 20.09.2009).

3 Presidential Decision Directive PDD/NSC. – 1993. – 18 Deс. / http://www.fas.org/irp/offdocs/pdd18.htm (дата обращения: 20.09.2009).

  84 и над подготовкой к конференции по продлению действия договора о нераспространении1.

В октябре 1998 г. палата представителей конгресса издала посвященный конкретно Ирану Акт предотвращения ядерного распространения в Иране (Iran Nuclear Proliferation Prevention Act). В нем подробно перечислены все факторы иранской политики, вызывающие недовольство США, включая поддержку Ираном международного терроризма и его угрозы Израилю, а также меры, предусматриваемые Соединенными Штатами для сдерживания Ирана2.

Вступление в должность президента Джорджа Буша-младшего положило начало структурному изменению американской геополитической концепции. Консервативная программа сильной в военном отношении Америки совпала с либеральной программой структурного изменения властных систем в угоду мировому политическому прогрессу3. Под руководством неоконсерваторов возник «Проект нового американского столетия», представленный в 1997 г. и ставший правительственной программой и руководством для внешней политики4.

В разработанном в начале декабря 2001 г. новом «Ядерном обзоре»

(Nuclear Posture Review)5 содержался анализ оборонного планирования с конкретным списком целей и ситуаций, в которых может быть применено ядерное оружие. На его основе администрация Буша синтезировала в 2002 г.

проект американской борьбы с терроризмом в форме Концепции национальной безопасности6 и Концепции борьбы с оружием массового поражения. В них отражалось стремление США сделать мир не только более безопасным,                                                              Договор о нераспространении ядерного оружия, 1968 г., Конференция о его продлении 1995 г. / http://www.fas.org/nuke/control/npt/chron.htm (дата обращения: 15.09.2009).

Iran Nuclear Proliferation Prevention Act of 1998 (Engrossed as Agreed to or Passed by House) 1998 H.R. 4851:

http://thomas.loc.gov/cgi-bin/query/z?c105:H.R. 4851.EH:

3 Czempiel Ernst-Otto. Die Auenpolitik der Regierung George W.Bush // Aus Politik und Zeitgeschichte. – 2004. – №45.

4 Czempiel Ernst-Otto Die stolpernde Weltmacht // Aus Politik und Zeitgeschichte. –juli/ 2003. – №46; und Fukuyama, Francis. The Neo-conservative Moment / Francis Fukuyama // National Interest. – 2004. – №76. – Summer.

5 The Nuclear Posture Review 2001: http://www.bits.de/NRANEU/docs/nprexc.pdf (дата обращения: 15.09.2009).

6

The National Security Strategy of the United States of America, September 2002:

http://www.whitehouse.gov/nsc/nss.pdf (дата обращения: 15.09.2009).

  85 но и лучшим за счет внедрения демократии, свободного рыночного хозяйства и нераспространения ядерного оружия. Для этих целей США оставили за собой право применять весь спектр потенциала США и поставили ядерное оружие в основу системы национальной безопасности, рассчитывая на возможность его применения в упреждающей форме в случае необходимости1.

Таким образом, контрраспространение было полноценно интегрировано в военную стратегию США и легитимировало свободное использование ядерного оружия в одностороннем порядке на основании единоличного принятия решения Соединенными Штатами о наличии потенциальной угрозы2.

Многосторонние усилия по контролю за ОМУ, хотя и не были исключены, но, по большому счету, потеряли свое значение.

Напрашивается вывод, что таким образом США стремятся к установлению однополярного мира и ищут пути в обход международного права – Устава ООН, который предусматривает подобные силовые действия исключительно с санкции СБ ООН и на многосторонней основе3. В этой связи можно трактовать нападение на Ирак как реальное воплощение геополитической доктрины США, а также предположить теоретическую возможность подобного нападения на Иран.

Иран представляется еще более важной целью для США, необходимой для осуществления долгосрочной стратегии по установлению прямого контроля над регионами, имеющими ключевое значение для экономики мира. В опубликованной 7 ноября 2003 г. Стратегии «Свободы на Среднем Востоке»

Иран упоминается на первом месте перед Сирией и Египтом. Как и в случае с Ираком, в адрес Ирана также звучит упрек в производстве и распространении ядерного оружия4. Укрепление позиций США на богатом энергетическими                                                             

National Strategy to Combat Weapons of Mass Destruction:

http://www.whitehouse.gov.news/releases/2002/12/WMDStrategy.pdf (дата обращения: 15.09.2009).

Muller H., Schaper A. US Nuclear Policy After the Cold War // Peace Research Institute (PRIF), Report Nr. 69. – Frankfurt/M, 2004.

3 Murswiek D. Die amerikanische Praventivkriegsstrategie und das Volkerrecht // Neue Juristische Wochenschrift. – 2002. – №4(2003). –Р.1014.

4 Akbari S. Iran zwischen amerikanischem und innenpolitischem Druck. Ruckfall ins Mittelalter oder pragmatischer Aufbruch? // HSFK-Report № 1/2. – Frankfurt/M., 2004.Ergonomik: Mejdunarodnie Otnoscheniya (Moskau) № 4 1996 -!!6 с   86 ресурсами Ближнем Востоке, являющимся одним из важнейших перекрестков товарных и финансовых потоков, может способствовать созданию благоприятных условий для взятия ими под контроль экономик Юго-Восточной Азии, Китая и Японии, а также появляется возможность оказывать экономическое влияние на Европу. Ключевая причина этого состоит во все большей зависимости названных экономик от поставок нефти и газа из Ближнего Востока.

Подтвержденные запасы нефти Ирана превышают запасы месторождений Латинской Америки и Африки, кроме того, Иран имеет выход к Персидскому заливу и Каспийскому морю – крупнейшим районам нефтяных месторождений. Контроль за добываемым в регионе энергетическим сырьем позволит пресечь проявившуюся в последнее десятилетие тенденцию к региональному обособлению и к большей самостоятельности финансовых центров Ближнего Востока, Латинской Америки, Юго-Восточной Азии, стремящихся уйти из-под американского диктата.

Американское военное присутствие в регионе укрепит позиции Израиля и будет способствовать торможению процесса консолидации арабского мира на антиизраильской платформе. Нескрываемое Соединенными Штатами стремление изменить политическую и экономическую конфигурацию Ближнего Востока означает активизацию шагов по смене государственного руководства в странах, последовательно проводящих антиизраильскую политику (соответственно, в Сирии и Иране). Помимо экономических и политических аргументов для объяснения агрессивной политики США в отношении Ирана, логичными представляются геополитические мотивы. Политическая элита США, следуя концепции «Больших континентальных пространств»

К.Хаусхофера2, признает существование на Евразийском континенте четырех основных геоцивилизационных блоков: Запада (государства Западной Европы), Центра Евразии (славяно-православная Россия), Востока Евразии (госуRodler Hans-Christian. Israel furchtet iranische Atomwaffen // Frankfurter Allgemeine Zeitung. – 2004. – 06 Aug.

Колосов В.А., Мироненко Н.С. Геополитика и политическая география. –М.: Аспект-Пресс, 2001. –С.62-71.

  87 дарства конфуцианской и буддийской цивилизации), Юга Евразии (государства исламской цивилизации и северной части данного региона (Ирак, Иран), которую Соединенные Штаты Америки рассматривают как сферу своих интересов и влияния. Разделяя положения геоцивилизационной концепции С.

Хантингтона1, США исходят из того, что основной темой мировой политики в будущем будет конфронтация Запада со всем остальным миром, в наиболее острой форме – с исламским. Чтобы избежать поражения, США и Западу необходимо играть на специально инспирируемых конфликтах: к примеру, между исламской и православно-русской цивилизацией, исламской цивилизацией и протестантско-католическим Западом, между представителями различных течений внутри самого ислама, исламской цивилизации с нехристианскими цивилизациями Дальнего Востока и Юго-Восточной Азии. Роль катализатора конфликтов не только в центре Евразии, но также в ее западной и восточной оконечностях политическая элита США отводит исламской цивилизации2.

Исходя из этого, можно предположить, что Иран, как неотъемлемая часть Хартланда, наряду с Афганистаном, Ираком и частично Пакистаном, является частью большой стратегии США по переделу мира в своих интересах и противостоянию реинтеграции бывших советских республик в новый единый экономический и политический союз.

Конкретная политика в отношении Ирана направлена на его ослабление с помощью враждебных ему геополитических образований. Под ними можно понимать результаты американской политики в регионе – наличие американских военных баз в непосредственной близости от Ирана, вооруженные формирования проамериканского Пакистана, вооруженные формирования полевых командиров под контролем США на территории Афганистана. Сюда же относятся экспедиционные силы коалиции стран НАТО, дислоцированная на территории Афганистана военная инфраструктура Грузии и Азербайджана, а                                                             

Там же.

Анненков В.И., Баранов С.Н., Важнов О.Ю. и др. Безопасность России: геополитические и военнополитические аспекты: Учеб. пособие. –М.: РУ-САВИЯ, 2006. – С.217, 218, 236.

  88 также коалиционные силы, расположенные на территории поверженного Ирака и в других арабских государствах этого региона. Зажатый в тиски Иран послужит достижению целей США для создания в Центральноазиатском регионе собственной, противостоящей силам Сухопутного могущества, многослойной «широтно-меридиальной» конструкции, служащей целям разрушения индоевропейского «широтного» геополитического слоя, от которого во многом зависит итог противостояния межцивилизационного противоборства Суши и Моря1. Можно предположить, что для этого США стремятся превратить Центральноазиатский регион в зону контролируемого конфликта, что политическая активность США в республиках Закавказья также имеет целью создание плацдарма для политического и военного давления, прежде всего на Иран, а также на Россию и на весь Евразийский континент в целом.

Что касается геополитической роли России, то одной из главных задач, определяющих иранскую политику Соединенных Штатов, является вытеснение из Персидского залива и Каспийского региона России, которая постепенно укрепляет свое влияние на Ближнем Востоке и в бывших республиках СССР.

Обеспокоенность США вызывает сходство позиций России и Ирана по ряду вопросов в регионе. Это и каспийская проблема, и расширение НАТО, и рост индийского и китайского влияния, а также близость арабоизраильского конфликта. Всё это образует между ними естественный союз, который может быть использован как основа для сдерживания США и НАТО2. В той же мере настороженность американцев вызывает расширение ирано-китайского сотрудничества в рамках энергетических проектов в Персидском заливе и на Каспии. Для достижения названных целей США, используя подозрения Международного агентства по атомной энергии о несанкционированной деятельности Ирана по развитию ядерной программы, официально обвинили Иран в тайной разработке ядерного оружия. С этого момента США, при поддержке Великобритании, Франции и Германии, а                                                             

Анненков В.И., Баранов С.Н., Важнов О.Ю. и др. Указ.раб.

Mehdi Parvizi Amineh: Konflikt und Zusammenarbeit um die Kontrolle der Erdolressourcen im postsowjetischen Eurasien: Russland, Turkei und Iran, 1999. –Р.5.

  89 также МАГАТЭ, требуют от Ирана рассекретить все его ядерные программы и запрашивают доклады об имеющихся у Ирана ядерных материалах и поставщиках с «чёрного рынка». Главной целью таких действий является передача иранского ядерного досье на рассмотрение Совета Безопасности ООН, что добавит в арсенал США правовые рычаги влияния на Иран и облегчит проведение его политики.

16 марта 2006 года США представляют новую Стратегию национальной безопасности1, в ней главной угрозой для США назван Иран, который, помимо стремления к обладанию ядерным оружием, также финансирует терроризм, угрожает Израилю, пытается подорвать мир на Ближнем Востоке и демократию в Ираке. Приоритетным средством урегулирования иранского кризиса называется дипломатия, но военная сила не только не исключена, но и может быть, с большой вероятностью, применена. Переговоры «евротройки»

с Ираном по иранской ядерной программе не приносят результатов, что, в соответствии с интересами США, приводит союзников к решению о передаче ядерного досье Ирана в Совет Безопасности ООН, что было сделано 14 июля 2006 года2, и за чем вскоре последовала первая резолюция СБ ООН3, предусматривающая введение санкций против Ирана. В некоторых СМИ4 появляются публикации, в которых говорится о начавшейся в США подготовке военной операции против Ирана. Через год, в начале декабря, американская разведка подготовила для руководства страны доклад с сенсационными выводами о том, что вашингтонская администрация чрезмерно раздула угрозу, которую представляют миру ядерные амбиции Ирана. Проанализировав имеющуюся информацию, спецслужбы США доложили в Белый дом, что Иран оставил мысли о разработке ядерного оружия еще в 2003 году.

                                                             National Security Strategy, 2006: http://www.whitehouse.gov/nsc/nss/2006 (дата обращения: 15.09.2009) Воробьев В. Иран не услышал сигнал // Российская газета. – 2007. – 14 июля.

3 Резолюция 1737 СБ ООН, 23 декабря 2006 года: http://www.un.org/russian/documen/scresol/res 2006/res1737 (дата обращения: 15.09.2009).

4 Bush schliet Schlag gegen Iran nicht aus // Der Spiegel, 13.08.2005. We must stop Bush bombing Iran, and stop Iran getting the bomb // Guardian. – 2007. – 08 Feb.; Bomb Iran // Los Angeles Times. – 2006. – 20 Sep.

  90 Фактически разведчики признались в том, что переоценили иранскую ядерную угрозу и в течение нескольких лет докладывали политикам не совсем верную информацию, на основании которой те принимали не совсем верные решения. Впрочем, составлявшие доклад эксперты заверили администрацию Джорджа Буша в том, что она избрала правильную тактику в отношении Тегерана.

Именно с подачи США и его европейских партнеров ядерное досье Ирана находится на рассмотрении в Совете Безопасности ООН, а в отношении ИРИ, как уже отмечалось, два раза вводились все более жесткие санкции.

Кроме того, Тегерану неоднократно давали понять, что Запад не остановится и перед применением силы, если дипломатические возможности будут исчерпаны. Международное агентство по атомной энергии также отметило, что американский доклад подтверждает заявления международных инспекторов, не обнаруживших в Иране никаких следов разработки оружия массового поражения.

Представлявший доклад разведки советник президента США по национальной безопасности Стивен Хэдли, однако, заявил, что кардинальный пересмотр оценки иранской ядерной программы ни в коем случае нельзя считать провалом спецслужб. Наоборот, это следует расценивать как успех, отметил Хэдли, потому что теперь в Вашингтоне знают, как обстоят дела на самом деле. Несмотря на сделанные выводы, американское разведсообщество рекомендует руководству страны продолжать работу в этом направлении, чтобы полностью исключить в будущем саму возможность появления ядерного Ирана. В Тегеране же всегда заявляли, что не собираются создавать ядерное оружие и не будут обогащать уран выше 4,8% – этого уровня будет достаточно для обеспечения топливом иранских АЭС1. По оценке американских экспертов, продолжение работ по обогащению урана все же может привести к тому, что в промежутке между 2010 и 2015 годами у Ирана появится                                                              Кузнецов А. На одного врага меньше // Комментарии: Америка. Иран. – 2007. – 04 Dec.

http://www.lenta.ru/articles/2007/12/04/iran (дата обращения: 11.10.2009).

  9 ядерное оружие. Именно этим в США обосновывают необходимость сохранения существующего курса в отношении Ирана, отмечая важность достижения обоюдного компромисса. Доклад завершается тезисом о том, что научный, технический и промышленный потенциал Ирана позволит ему создать ядерное оружие, если решение об этом будет принято. Исходя из этого, в Белом Доме уже заявили, что намерены продолжать прежнюю линию в отношении Ирана. Буш же, комментируя обнародованный 4 декабря доклад, сообщил, что введение новых санкций ООН в отношении Ирана необходимо.

Иран, по его словам, необходимо заставить полностью отказаться от обогащения урана, чтобы убрать даже потенциальную угрозу создания ядерного оружия этой страной. Президент США также дал понять, что по-прежнему не исключает возможности проведения превентивной военной операции против Ирана1.

Иностранные аналитики полагают, что санкции ООН в отношении Ирана останутся в силе, так как в Тегеране отказываются подчиниться требованию Совбеза о прекращении обогащения урана. Эксперты отмечают, что противостояние будет продолжаться еще неопределенно долго, но теперь эта тема будет привлекать меньшее внимание.

Развитие ситуации на Ближнем Востоке не позволяет с какой-либо долей определенности прогнозировать дальнейшие шаги США в отношении Ирана, так как окончательный исход военной акции в Ираке, скорее всего, не ясен и самому Вашингтону. Следует предположить, однако, что Иран еще долгое время будет оставаться во главе американского списка «стран-изгоев» в качестве основной угрозы американской безопасности.

                                                            

–  –  –

Как было отмечено выше, идея развития ядерной энергетики в стране, обладающей большими запасами углеводородного сырья, возникла еще в 70е гг. прошлого века, во времена правления шаха Мохаммеда Реза Пехлеви, который планировал построить в стране 23 атомные электростанции. Этот амбициозный проект, по мысли шаха, должен был превратить Иран в одну из самых передовых и сильных держав региона Персидского залива. Он начал реализовываться в 1975 г., когда правительство Ирана подписало контракт с немецкой компанией «Kraftwerk Unions» на сооружение АЭС «Бушер».

Во время революционных событий 1979 г., когда связи Ирана с Западом практически прервались, контракт был аннулирован и работы по строительству возобновились лишь в 1995 г. – после того, как Иран и Минатом России подписали соответствующий контракт1. В итоге, как известно, в августе 2010 г. был введен в эксплуатацию первый блок АЭС «Бушер». При этом сооружение АЭС «Бушер» находится под контролем МАГАТЭ и не подпадает под санкции СБ ООН против Ирана.

Развитие иранской ядерной энергетики, таким образом, началось еще до установления в стране исламского правления. Однако тогда эти планы не вызывали беспокойства у Запада и соседей Ирана, хотя, как известно, шахские вооруженные силы захватили и присоединили к Ирану два острова в Персидском заливе. Почему же сегодня вокруг иранской ядерной программы такая напряженность, такое внимание СМИ? Ведь Иран твердо подтверждает свою приверженность Договору о нераспространении ядерного оружия, участником которого он является, не отказывается от сотрудничества с МАГАТЭ и в последнее время неоднократно заявлял о незаинтересованности в обладании ядерным оружием.

                                                            

Федорова И.Е. Отношения Соединенных штатов Америки и Ирана во второй половине 90-х гг. // Иран:

Эволюция исламского правления. – М.: ИВ РАН, 1998.107-113 с.

  93 Видимо, дело здесь вовсе не в том, что Иран стремится самостоятельно обогащать уран до промышленного уровня, что, как утверждают его противники, создает условия для производства высокообогащенного оружейного урана. Эксперты знают, что это процесс долгий, сложный, требующий больших затрат и весьма специфических новейших технологий, которыми Иран сегодня не располагает.

Причины напряженности вокруг Ирана в другом:

Во-первых, до 1979 г., когда страна находилась в тесных союзнических отношениях с США и рассматривалась ими как важный геополитический ресурс в противостоянии с СССР на его южных рубежах, американцев не тревожили амбициозные планы шаха, в т.ч. в области ядерных технологий. Совершенно иная ситуация сложилась сегодня1.

Исламская революция 1979 г., в ходе которой произошел разрыв дипломатических отношений между Ираном и США, на долгие годы определила подходы американской администрации к новому иранскому режиму как враждебному, террористическому, провоцирующему нестабильность не только в регионе Среднего и Ближнего Востока, но и во всем мусульманском мире.

При таком подходе устранение нынешней государственной власти в Иране, или, употребляя распространенный ныне термин, «смена режима»2, и возвращение этой страны в орбиту влияния США было и остается приоритетом американской внешней политики. Появившиеся было в конце 90-х гг. прошлого столетия у американцев надежды на трансформацию иранского внутри- и внешнеполитического курса, открыто высказывавшиеся при президенте Хатами, после прихода к власти в 2005 г. сторонника консервативных исламских традиций Махмуда Ахмадинежада и его резких заявлений в адрес США и Израиля не оправдались3. Наступил период жесткой политической конфронтации, и стержневым направлением противостояния стала иранская                                                              Агаев С.Л. Иранская революции, США и международная безопасность (444 дня в заложниках). – М., 1984 – С. 350..

Федорова И.Е. Американо-иранские отношения: патовая ситуация или обещающие перспективы // Ближний Восток и современность. Вып. 15. – М.: ИИИиБВ, 2002. – С. 210-219.

3 Мирзоев Э. Тегеран вновь бросает вызов Вашингтону. – Режим доступа: http://www.obzor.ru.

  94 ядерная программа в ее новом издании. Оказываемый на Иран нажим, инициатором которого, как правило, выступают США и который воплощается в сопряженных с угрозами военного удара экономических и политических санкциях, наталкиваются на упорное сопротивление иранской стороны. Свои позиции она защищает жестко и энергично.

Детальное всестороннее рассмотрение процесса нынешних переговоров по иранской ядерной программе, которые ведутся между Ираном и «шестеркой» (США, Россия, Китай, Франция, Великобритания и Германия), показывает, что неразрешимых противоречий между сторонами практически нет.

Жесткость и неуступчивость проявляется с обеих сторон, но особенно – с американской.

Заключив недавно с Турцией и Бразилией соглашения о содействии в обмене ядерными материалами, Иран согласился вывозить свой обогащенный уран в Турцию при одновременном получении адекватного количества готового топлива1. Казалось бы, заинтересованные государства должны были бы приветствовать такое соглашение на различных форумах и в различных форматах. Этого, однако, не произошло – возможно, по причине того, что Иран настаивает на включении в повестку дня переговоров с «шестеркой»

вопроса о ядерном оружии Израиля и создании в рамках Большого Ближнего Востока зоны, свободной от ядерного оружия, а эта тема как-то не обсуждается.

Никто также не обращает внимания на то, что Израиль в последнее время выступает за нанесение превентивных ударов по ядерным объектам Ирана и грозит это сделать. Что касается МАГАТЭ, то она не имеет особых претензий к Ирану и требует прояснения лишь некоторых остающихся вопросов, которые Иран считает закрытыми, но готов к их обсуждению при соблюдении общепринятых при таких ситуациях процедур. МАГАТЭ, однако, не соглашается с процедурными требованиями Ирана, а США требуют остановить дальнейшее обогащение Ираном своего урана и вывезти уже обогащенный до                                                              Тулепбергенова Г.К. Иран во внешней политике США // Казахстан-Спектр. – 2005. 21-37 с.

  95 20% уран за рубеж, после чего, по их мнению, можно будет возобновить переговоры1.

В своих последних выступлениях М.Ахмадинежад говорил о готовности вести переговоры с «шестеркой» без предварительных условий, что дает сторонам хороший шанс достичь компромисса. Правда, одно условие иранский президент все же выдвинул: «С Ираном, – сказал он, – надо разговаривать уважительно»2.

К сожалению, ни компромиссы, ни уважительные разговоры пока не получаются. Представляется, что основной причиной отсутствия прогресса в контактах по ядерной программе Ирана является то, что США считают невыгодным закрывать «иранское досье» и хотели бы использовать его и дальше, добиваясь ослабления иранского режима путем все большего ужесточения санкций и восстановления против иранских властей как собственного населения страны, так и зарубежных государств и общественных кругов3. США стремятся держать Иран в постоянном напряжении, демонстрируя время от времени на официальном уровне готовность обрушить на него военный кулак. Возможность такого удара исключать нельзя, тем более что Иран сегодня окружен с трех сторон: американские и натовские войска находятся в Ираке и Афганистане, а американские военные корабли постоянно дислоцируются в районе Персидского залива.

Думается, США и их западные партнеры хотят показать, что с нынешним иранским руководством договориться крайне трудно, следовательно, нужно продолжать на него нажим. Расчет при этом делается на то, что имидж несговорчивости, который создается вокруг Ирана, а также последствия санкций помогут расшатать исламский режим. Если и это не сработает, «на столе»4, по выражению американских официальных лиц, «остается единстШарипов У.З. Международные отношения в регионе Персидского залива и роль нефтяного фактора (запад и страны региона).

Автореферат – М., 2002. –С.21.

Перкович Дж. Ядерная революция Буша // Россия в глобальной политике. – 2003. –№ 2. –Т.1. –С.66-67.

3 Там же.

4 Шевченко Л.Е. Современные формы и методы борьбы США за глобальное лидерство // Вестник БГПУ. – 2004. – № 1.-С.19.

  96 венное средство» – военный удар, над мотивами и легитимизацией которого уже давно работают известные круги в США, Израиле и ряде стран-членов НАТО.

Главная задача сторонников силового решения – убедить свое руководство и мировое сообщество, что ограниченный превентивный удар по Ирану будет для его организаторов и исполнителей безболезненным и позволит решить сразу несколько задач: вывести из строя ядерные объекты, а также ключевые объекты экономического и военного назначения, устранить угрозу расползания ядерного оружия и привести противников нынешнего иранского режима к власти по иракскому и афганскому сценариям.

Вероятно, отработанная западными партнерами на прецедентах схема действий представляется им оптимальной и, по замыслам, поставит надежную преграду на пути доступа Ирана к ядерному оружию. На деле, однако, она является контрпродуктивной и может обернуться тяжелыми последствиями не только для Ирана, но и для самих США и их союзников по НАТО, а также стран региона и внерегиональных государств.

Многократный опыт по применению санкций уже давно показал, что санкции, какими бы жесткими они не были, не работают. Многолетняя блокада Ирана ничего не дала кроме того, что эта страна стала самодостаточной и привыкла опираться на собственные силы. Кроме того, постоянное давление на Иран, тем более угроза военного удара, может лишь разжечь национальные патриотические чувства иранцев, причем не только у большинства населения страны, но и у иранской эмиграции, которая в своей массе хотя и находится в оппозиции к режиму, но в случае нападения на страну наверняка проявит солидарность со своими согражданами.



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 7 |

Похожие работы:

«Топольский Руслан Ахтамович ОБЕСПЕЧЕНИЕ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ БЕЗОПАСНОСТИ ГОСУДАРСТВА НА ОСНОВЕ СОВЕРШЕНСТВОВАНИЯ СТРУКТУРНОЙ ПОЛИТИКИ Специальность 08.00.05 Экономика и управление народным хозяйством (экономическая безопасность) ДИССЕРТАЦИЯ на соискание учной степени кандидата экономических наук Научный руководитель:...»

«Кирилов Игорь Вячеславович Военная политика, военно-политические процессы и проблемные аспекты в системе обеспечении военной безопасности в современной России Специальность 23.00.02. – Политические институты, процессы и технологии Диссертация на соискание ученой степени кандидата политических наук Научный руководитель: д.пол.н.,...»

«Сурчина Светлана Игоревна Проблема контроля над оборотом расщепляющихся материалов в мировой политике 23.00.04 Политические проблемы международных отношений, глобального и регионального развития Диссертация на соискание ученой степени кандидата...»

«Добрева Наталья Ивановна АГРОЭКОЛОГИЧЕСКАЯ ОЦЕНКА ПРИМЕНЕНИЯ УДОБРЕНИЯ СИЛИПЛАНТ И РЕГУЛЯТОРА РОСТА ЦИРКОН В СМЕСИ С ПЕСТИЦИДАМИ ПРИ ВОЗДЕЛЫВАНИИ ЯЧМЕНЯ Специальности: 06.01.04 агрохимия и 03.02.08 – экология Диссертация на...»

«Кудратов Комрон Абдунабиевич ВЛИЯНИЕ АФГАНСКОГО КОНФЛИКТА НА НАЦИОНАЛЬНУЮ БЕЗОПАСНОСТЬ РЕСПУБЛИКИ ТАДЖИКИСТАН (1991-2014 гг.) Специальность 07.00.03 – Всеобщая история Диссертация на соискание ученой степени кандидата исторических наук Научный руководитель: доктор исторических наук, профессор Искандаров К. Душанбе – 20 2    ОГЛАВЛЕНИЕ Введение..3ГЛАВА 1. НАУЧНО-ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ...»

«Марченко Василий Сергеевич Методика оценки чрезвычайного локального загрязнения оксидами азота приземной воздушной среды вблизи автодорог 05.26.02 – безопасность в чрезвычайных ситуациях (транспорт) Диссертация на соискание учёной степени кандидата технических наук Научный руководитель: к.х.н., доцент Ложкина Ольга Владимировна Санкт-Петербург Оглавление Введение 1 Аналитический обзор...»

«Трунева Виктория Александровна СОВЕРШЕНСТВОВАНИЕ МЕТОДОВ ОПРЕДЕЛЕНИЯ РАСЧЕТНЫХ ВЕЛИЧИН ПОЖАРНОГО РИСКА ДЛЯ ПРОИЗВОДСТВЕННЫХ ЗДАНИЙ И СООРУЖЕНИЙ НЕФТЕГАЗОВОЙ ОТРАСЛИ Специальность...»

«РОМАНЬКО ТАТЬЯНА ВЛАДИМИРОВНА УДК 662.351 + 502.1 ПОВЫШЕНИЕ УРОВНЯ ЭКОЛОГИЧЕСКОЙ БЕЗОПАСНОСТИ ПРИ ДЛИТЕЛЬНОМ ХРАНЕНИИ ПИРОКСИЛИНОВЫХ ПОРОХОВ 21.06.01экологическая безопасность Диссертация на соискание научной степени кандидата технических наук Научный руководитель: Буллер Михаил Фридрихович доктор технических наук, профессор Шостка – 2015 СОДЕРЖАНИЕ С. ПЕРЕЧЕНЬ УСЛОВНЫХ...»

«Беленький Владимир Михайлович МОДЕЛИ И МЕТОДЫ УПРАВЛЕНИЯ БЕЗОПАСНОСТЬЮ ТРУДА ПРОИЗВОДСТВЕННОГО ПЕРСОНАЛА Специальность: 05.13.10 «Управление в социальных и экономических системах» (технические науки) Диссертация на соискание ученой степени доктора технических наук Научный консультант: д.ф.-м.н., профессор Прус Ю.В. Москва 2014 Оглавление Введение Глава 1. Аналитический обзор. Современные информационные технологии в...»

«МАКСИМОВ АФЕТ МАКСИМОВИЧ УГОЛОВНАЯ ПОЛИТИКА В СФЕРЕ ОБЕСПЕЧЕНИЯ БЕЗОПАСНОСТИ ЖИВОТНОГО МИРА: КОНЦЕПТУАЛЬНЫЕ ОСНОВЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ ОПТИМИЗАЦИИ 12.00.08 – уголовное право и криминология; уголовноисполнительное право Диссертация на соискание учёной степени доктора юридических наук Научный консультант: заслуженный работник высшей школы РФ,...»

«УВАРОВА ВАРВАРА АЛЕКСАНДРОВНА Методологические основы контроля пожароопасных и токсических свойств шахтных полимерных материалов Специальность 05.26.03 – Пожарная и промышленная безопасность (в горной промышленности) Диссертация на соискание ученой степени доктора технических наук Научный консультант: Фомин Анатолий Иосифович Кемерово 2015 ОГЛАВЛЕНИЕ Оглавление...»

«Музалевская Екатерина Николаевна ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНОЕ ОБОСНОВАНИЕ ПРИМЕНЕНИЯ МАСЛА СЕМЯН АМАРАНТА ДЛЯ КОРРЕКЦИИ ОСЛОЖНЕНИЙ, ВЫЗЫВАЕМЫХ ИЗОНИАЗИДОМ 14.03.06 Фармакология, клиническая фармакология ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата фармацевтических наук Научный руководитель: д.м.н., профессор Николаевский Владимир...»

«Ковалёв Андрей Андреевич ВЛАСТНЫЕ МЕХАНИЗМЫ ОБЕСПЕЧЕНИЯ ВОЕННОЙ БЕЗОПАСНОСТИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Специальность 23.00.02 Политические институты, процессы и технологии ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата политических наук Научный руководитель доктор политических наук, профессор Радиков И.В. Санкт-Петербург...»

«Фомченкова Галина Алексеевна ИНСТИТУЦИОНАЛИЗАЦИЯ БЕЗОПАСНОСТИ МОЛОДЕЖИ В УСЛОВИЯХ ТРАНСФОРМАЦИИ РОССИЙСКОГО ОБЩЕСТВА Специальность 22.00.04 Социальная структура, социальные институты и процессы Диссертация на соискание ученой степени доктора социологических наук Научный консультант – доктор социологических наук, профессор А.А. Козлов Санкт-Петербург ОГЛАВЛЕНИЕ ВВЕДЕНИЕ.. Глава I. ИНСТИТУЦИОНАЛИЗАЦИЯ БЕЗОПАСНОСТИ:...»

«Фам Хуи Куанг ОБЕСПЕЧЕНИЕ БЕЗОПАСНОЙ ОТКАЧКИ СВЕТЛЫХ НЕФТЕПРОДУКТОВ ИЗ ГОРЯЩИХ ВЕРТИКАЛЬНЫХ СТАЛЬНЫХ РЕЗЕРВУАРОВ Специальность: 05.26.03 – Пожарная и промышленная безопасность (нефтегазовая отрасль, технические науки) ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата технических наук Научный...»







 
2016 www.konf.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, диссертации, конференции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.