WWW.KONF.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Авторефераты, диссертации, конференции
 


Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 7 |

«УБАЙДУЛЛОЕВ ДЖАМОЛИДДИН МАХМАДСАИДОВИЧ ИРАНСКАЯ ЯДЕРНАЯ ПРОГРАММА КАК ВАЖНЫЙ ФАКТОР ЗАЩИТЫ НАЦИОНАЛЬНЫХ ИНТЕРЕСОВ Специальность - 23.00.02- политические институты, процессы и технологии ...»

-- [ Страница 3 ] --

Однако со временем стало ясно, что чем упорнее Иран доказывал свою правоту, тем непримиримее становилась позиция Запада, которую полностью разделял Израиль. Поэтому, начиная с 2005 г., Иран резко ужесточил свою                                                              См.: Дружиловский С.Б. Ирано-израильские отношения в свете развития иранской ядерной программы // Ядерный Иран: Материалы Междунар. конф. (Иерусалим, 30 мая – 2 июня 2005 г.). – Иерусалим, 2005. –С.6.

http://www.iimes.ru/rus/stat/2006/04-05-06a.htm   49 позицию и вновь привлек внимание мирового сообщества к Израилю как к обладателю реального ядерного оружия.

Новый поворот в политике ИРИ произошел после победы исламских радикалов на парламентских выборах 2004 г. и прихода к власти их ставленника М.Ахмадинежада на пост президента страны в 2005 г. Одновременно и с парламентской трибуны, и из уст нового иранского президента последовали резкие заявления о том, что Иран никому не позволит ущемлять свой суверенитет и вмешиваться в его внутренние дела. В контексте данных заявлений прозвучали и высказывания М.Ахмадинежада о том, что Израиль должен быть стерт с политической карты мира, что мусульмане не должны отвечать за уничтожение евреев в Европе в годы Второй мировой войны и расплачиваться своими территориями за так называемый «Холокост», который, по мнению иранских политиков, является проблемой во многом надуманной и специально раздувается сионистскими средствами массовой информации1.

После этого лидеры практически всех европейских и многих других стран признали тон высказываний иранского президента недопустимым и осудили его за угрозы в адрес суверенного государства2. Учитывая единодушное международное осуждение высказываний М.Ахмадинежада, иранский МИД в последующем дал им свою интерпретацию, разъяснив, что речь идет не о силовом устранении Государства Израиль, а о создании единого палестинcко-еврейского государства, в котором палестинцы, составляющие большинство, придут к власти парламентским путем и изменят сионистскую сущность этого государственного образования. Как бы там ни было, но задача, поставленная новым иранским руководством, была решена – мир снова заговорил об израильском вопросе, в том числе и ядерной угрозе, которую может представлять эта страна. Антиизраильские заявления иранского президента совпали с внутриизраильским кризисом, вызванным выводом еврейАхмадинеджад: Холокост – самая большая ложь в истории человечества. – 2009. – 04 июнь. http:// news nswap. info/?p=20243.

МИД России осудил попытки Тегерана отрицать Холокост // Российская газета. Центральный выпуск. – 2009. – №5000(176). – 21 сент.

  50 ских поселений с палестинских территорий, уходом с политической арены премьер-министра Шарона, победой движения ХАМАС на парламентских выборах в Палестине, а также с мусульманскими выступлениями по всему миру, связанными с публикациями в ряде западных изданий карикатур на пророка Мухаммеда, во время которых Израиль получил свою долю критики и ненависти со стороны многих мусульманских стран, включая Иран.

После указанных событий Израилю пришлось вновь корректировать свою политику по очередному переводу стрелок на иранскую сторону. Так, израильская сторона постоянно заявляет, что антиизраильская позиция Ирана исторически совершенно не оправданна, поскольку никогда ни один иранец не был убит Израилем (Эфраим Кам, Тель-Авивский центр стратегических исследований)1. В то же время в Израиле сегодня проживает достаточно много иранцев, которые вынуждены были покинуть свою родину и теперь, находясь в изгнании, осуждают политику исламского руководства в своей стране.

Что касается израильского ядерного потенциала, то израильская сторона дает объяснение этому факту, заявляя, что в отличие от Ирана израильские ядерные возможности служат делу укрепления регионального престижа этой страны и ни для кого не представляют реальной угрозы (Авраам Села, департамент международных отношений Иерусалимского Университета).

По заявлению генерал-майора Узи Даяна, бывшего председателя Совета национальной безопасности Израиля, ближайшие события покажут, в каком направлении будет продвигаться Иран. По его мнению, Иран хорошо понимает, что если государство не является членом «ядерного клуба», то его будут игнорировать. Надо предотвратить получение Ираном ядерных возможностей, включая ядерное оснащение ракет «земля-земля», поскольку Иран видит в Израиле врага (чего нет со стороны самого Израиля). Ядерный Иран станет угрозой стабилизации положения в Ираке. В регионе может сработать «эффект домино», когда к Ирану начнут присоединяться другие страны. Тем                                                              См.: Дружиловский С.Б. Ирано-израильские отношения в свете развития иранской ядерной программы // Ядерный Иран: Материалы Междунар. конф. (Иерусалим, 30 мая – 2 июня 2005 г.). – Иерусалим, 2005. –С.6.

http://www.iimes.ru/rus/stat/2006/04-05-06a.htm   5 не менее, сейчас надо подождать результатов европейской дипломатии. При этом только США будут в состоянии решить этот вопрос, поскольку только они могут наиболее эффективно использовать здесь политику «кнута и пряника». И если политика санкций провалится, то только сила может оказаться методом устрашения Ирана. То есть, очевидно, что в сложившихся обстоятельствах высокопоставленный израильский генерал не рассматривает возможность применения Израилем силы против Ирана, уповая на американское вмешательство. Это явно другой подход по сравнению с тем, который проявлял Израиль в отношении Ирака и его ядерных программ.

В то же время американские участники конференции постоянно подчеркивали, что, осознавая всю опасность ядерной программы Ирана для безопасности США и Израиля, американское правительство по-прежнему полагается на дипломатические методы умиротворения Ирана и не рассматривает возможность силового вмешательства во внутренние дела этой страны. Так, М. Рубин указал на то, что в США рассматривается множество сценариев развития ситуации в Иране, но ни один из них открыто не призывает к американскому вторжению в эту страну, и что президент Буш серьезно относится к возможности демократизации в Иране, хотя и разочарован ходом иранских реформ и итогами студенческих выступлений в этой стране. В то же время он считает, что дипломатические переговоры будут идти успешней, если переговорщики будут осознавать, что в случае их неудачи может произойти нечто худшее1. Его коллега, профессор Антони Кордесман из Вашингтонского центра стратегических и международных исследований, высказался в том смысле, что США активно поддерживают дипломатические усилия евротройки и в случае ее успеха готовы положительно решить вопрос о присоединении Ирана к Всемирной торговой организации. В противном случае США совместно с Англией, Германией и Францией готовы вынести иранский вопрос на обсуждение в Совете Безопасности ООН. Но при этом,                                                              См.: Michael Rubin. Now Bush Is Appeasing Iran // Wall Street Journal. – 2008. – July 21.

  5 по заявлению госсекретаря США К. Райс, атака на Иран вообще не стоит на повестке дня1.

Проиранские по своей сути заявления были сделаны на конференции представителями Италии, что конечно можно расценить и как проявление национальной обиды за то, что эта европейская сторона оказалась в стороне от иранского урегулирования и не была подключена к обсуждению иранской ядерной проблемы участниками евротройки. С другой стороны, известна серьезная вовлеченность итальянского бизнеса в многочисленные проекты на территории Ирана, что автоматически делает итальянскую сторону незаинтересованной в военном решении иранского вопроса. Так, профессор Паоло Кота-Рамазино из Миланского университета считает, что к нынешней ситуации Иран привела американская политика «демонизации» этой страны. Иран вынужден опасаться удара со стороны США и Израиля, и поскольку его предложение о создании безъядерной зоны в регионе игнорируется, иранское правительство желает получить гарантии своего выживания. Его поддержал профессор Риккардо Редаэлли из Миланского католического университета, заявивший, что для решения иранской ядерной проблемы Запад не должен фокусировать свое внимание только на технической стороне иранской ядерной программы. Простые негативные решения, такие как смена иранского режима, превентивные удары, беззаговорочный запрет на обогащение урана, не могут привести к позитивному результату. Вместо этого надо разобраться в сущности иранских национальных интересов, его озабоченностей и устремлений. Но это безнадежная задача без создания нового регионального порядка, который будет учитывать безопасность всех стран региона2.

Солидаризировался с Ираном и индийский участник конференции доктор П.Р.Кумарасвами из Делийского Университета Дж.Неру, который в своем выступлении отметил, что Израиль критикует индо-иранские связи, опаСм.: Anthony H. Cordesman, Iranian Weapons of Mass Destruction. The Birth of a Regional Nuclear Arms Race // Publisher Praeger Publishers. – 2009. – P.176.

См.: Дружиловский С.Б. Ирано-израильские отношения в свете развития иранской ядерной программы // Ядерный Иран: Материалы Междунар. конф. (Иерусалим, 30 мая – 2 июня 2005 г.). – Иерусалим, 2005. –С.6.

http://www.iimes.ru/rus/stat/2006/04-05-06a.htm   53 саясь, что технологии, которые он поставляет Индии, могут быть переданы Ирану. Что же касается Ирана, то он никогда не делал проблемы из развития индо-израильских отношений. Будучи ядерной державой, Индия не может осуждать Иран. Иран имеет право проводить свои работы под контролем МАГАТЭ.

Таким образом, в отличие от ангажированных политиков и ряда средств массовой информации, ученые многих стран, включая сам Израиль, более взвешенно относятся к ядерной проблеме Ирана, предлагая рассматривать ее в комплексе с вопросами обеспечения безопасности этой страны, при этом никто из них не видит военного решения сложившейся вокруг Ирана ситуации. Интересно, что на конференциях высказывались мысли о том, что главное для Израиля – это не предотвратить любой ценой создание атомной бомбы в Иране, поскольку у последнего всегда найдутся и другие возможности наносить ущерб израильскому государству, а найти способ урегулировать ирано-израильские отношения. В этом случае гипотетическая иранская атомная бомба и вполне реальные израильские ядерные арсеналы могут стать предметом двусторонних договоренностей о ненападении и отказе от взаимной ядерной угрозы. Но для этого надо возобновить ирано-израильский диалог, который пока, к сожалению, кажется маловероятным.

Высказывалось также мнение о том, что, возможно, Иран искренне заявляет об исключительно мирном использовании атома в своей стране, и, что неоднократные заявления иранского руководства о принципиальном нежелании владеть ядерным оружием, а также решение парламента ИРИ о запрете его производства в стране не следует рассматривать просто как дезинформацию.

Если это так, то Запад, в том числе и Израиль, должны отказаться от попыток любой ценой найти в Иране не существующие, судя по всему, следы производства ядерного оружия, а вместо этого содействовать принятию в рамках Совета Безопасности решения, которое, безусловно, поддержат все постоянные и непостоянные члены этой организации. Суть его должна сводиться к тому, чтобы оставить Иран в покое и не препятствовать развитию его ядерной программы до тех пор, пока она будет носить мирный характер.

В случае же испытания в ИРИ атомного взрывного устройства или объявление этой страной о создании своего атомного оружия против нее автоматически будет введена система самых строгих международных санкций, включая эмбарго на все поставляемые Ираном на внешний рынок товаров, закрытие его границ для зарубежных поставок и прекращение его участия во всех международных организациях и проектах. Думается, это немедленно сняло бы остроту проблемы и позволило бы на практике убедиться в искренности иранской позиции.

Большинство наблюдателей считают, что Израиль озабочен ядерной программой Ирана, потому что боится, что Иран либо воспользуется ядерной бомбой против Израиля, либо передаст ее одной из своих доверенных групп, скорее всего Хезболлах. Учитывая открытую враждебность Тегерана по отношению к Иерусалиму, подобные предчувствия являются разумными. Однако такой сценарий крайне маловероятен.

Невзирая на глубокую неприязнь к еврейскому государству, Иран вряд ли ударит по Израилю атомной бомбой, потому что ядерный арсенал Израиля во много раз больше, чем любой потенциал, который Иран сможет собрать в обозримом будущем. Более того, считается, что у Израиля есть надежно защищенные ядерные подлодки, способные нанести второй удар, который разрушит Иран.

Кроме того, Иран вряд ли передаст ядерное оружие Хезболлах. Ни одно ядерное государство никогда не передавало свой самый ценный военный актив второстепенному игроку не отдавало свой эксклюзивный контроль над оружием, над созданием которого так долго работало. Более того, если бы Хезболлах получила и использовала ядерную ракету против Израиля, ни у кого не возникло бы никаких сомнений о том, откуда появилось это оружие, и Иран немедленно испытал бы на себе катастрофическое возмездие. Другими словами, нападение на Израиль будет означать конец Ирана.

  55 Хотя многие аналитики подвергают сомнению рациональность иранского режима, на самом деле он довольно консервативен в своей внешней политике. У Ирана есть две долгосрочные цели, одной из которых является достижение региональной гегемонии, но если Иран начнет ядерную войну против Израиля, то не сможет добиться своей долгосрочной цели. Рост влияния Тегерана в Ираке и страх, который этот процесс вселяет в государства Персидского залива, уже работают для достижения первой цели. Чтобы еще больше повысить свой международный престиж и заставить своих противников принимать себя всерьез, Ирану нужно только обладать ядерным оружием, а не использовать его. Сдерживающая мощь неиспользующегося ядерного потенциала позволит режиму распространять свою идеологию, не беспокоясь о том, что другие государства попытаются сместить его.

Так как представляется сомнительным, что Иран воспользуется ядерным оружием против Израиля или передаст контроль над ним Хезболлах – как об этом недавно написал генерал в отставке Шломо Газит в ежеквартальном журнале израильских военных Ma’arachot1, можно спокойно предположить, что основа израильской одержимости Ираном лежит в другой плоскости.

Израиль боится, что ядерные амбиции Ирана ослабят его качественное превосходство в вооружениях и его постоянную способность наносить своим врагам непропорционально большие потери, что является краеугольным камнем оборонной стратегии Израиля. Хотя некоторые идеалисты мечтают о ближневосточном примирении, основанном на искреннем и взаимном признании легитимных прав всех сторон, большинство израильтян считают, что для поддержания мира на Ближнем Востоке необходимо убедить врагов Израиля, что уничтожение еврейского государства силой – это невозможная задача, за которую даже не стоит браться.

Жизненно важной составляющей этой вселяющей отчаяние стратегии является способность Израиля постоянно наносить поражение своим врагам                                                              См.: Дружиловский С.Б. Ирано-израильские отношения в свете развития иранской ядерной программы // Ядерный Иран: Материалы Междунар. конф. (Иерусалим, 30 мая – 2 июня 2005 г.). – Иерусалим, 2005. –С.6.

http://www.iimes.ru/rus/stat/2006/04-05-06a.htm   56 на поле боя и терпеть гораздо меньше потерь, чем противники. Ядерная программа Ирана угрожает этой способности Израиля двумя способами. Вопервых, ядерный потенциал Ирана, скорее всего, заставит Израиль сдерживать себя из-за страхов, что ядерное оружие Ирана сможет предоставить подразумеваемую гарантию безопасности другим антисионистским силам – такую гарантию, которая помешает Израилю наносить массивные потери своим противникам, одновременно давая антиизраильским силам уверенность, необходимую для продолжения борьбы.

Сдержанность Израиля во время войны может выражаться в разных формах, но маловероятно, что, не смягченный ничем, разгром Шестидневной войны 1967 года или прямая угроза столицам арабских государств, проявившаяся в конце Войны судного дня 1973 года, имели бы место, если бы на тот момент в регионе существовала ядерная гарантия от настоящего регионального противника, вроде Ирана, а не от такой далекой супердержавы, как Советский Союз, который был больше заинтересован в унижении своего соперника, чем в уничтожении Израиля1.

Еще большая угроза, исходящая от ядерной программы Ирана, – это ее потенциал дать старт волне распространения подобных программ на Ближнем Востоке, начиная с Египта и Саудовской Аравии. Для обоих этих государств идея еврейской и персидской монополии на ядерное оружие в регионе, где арабы имеют демографическое и культурное превосходство, недопустима. Для Саудовской Аравии важную роль будет играть и обеспокоенность своей безопасностью, учитывая ее физическую близость к Ирану и стратегический императив сдерживания любой иранской угрозы нефтепроизводящим мощностям Саудовской Аравии.

Разработка ядерного оружия в Египте или Саудовской Аравии создаст серьезную опасность для еврейского государства, несмотря на то, что Египет подписал с Израилем мирное соглашение. Опасность состоит в том, что лиForeign Affairs: Ирано-израильские ядерные страсти. Почему Израиль так боится иранских ядерных бомб?

// http://armtoday.info/default.asp?Lang   57 деры, примирившиеся с существованием Израиля, включая руководителей Египта, Иордании и определенных сегментов палестинского национального движения, сделали это потому что, считали, что Израиль силен, но вряд ли выживет в долгосрочной перспективе, (например, президент Египта Анвар Садат оправдывал мирный процесс с Израилем путем сравнения израильтян с крестоносцами: сегодня они сильны, а завтра исчезнут)1. Говоря более широко, как показывают исследования вопроса отношения арабов к миру, проведенные американским политологом палестинского происхождения Хилалом Хашаном, готовность арабов заключить мир с Израилем находится в прямой зависимости от неуязвимости Израиля. Так же как ядерный потенциал Ирана подразумевает ядерную гарантию для антисионистских группировок, так и египетский или саудовский ядерный потенциал снизит стимулы для других арабских государств договариваться с Израилем, потому что под арабским ядерным зонтиком они больше не будут бояться катастрофического поражения или потери территории.

Подобное развитие событий разрушит представление о неуязвимости Израиля, на которое многочисленные израильские правительства полагались для достижения мира в регионе. В результате безопасность Израиля будет зависеть от поддержания состояния постоянной и повышенной боевой готовности, чтобы ответить на непосредственные угрозы, но, как недавно в Ливане и Газе, подобные действия не будут приводить к определенным результатам.

Сдержанность, продемонстрированная Израилем в обоих конфликтах из уважения к обеспокоенности США и Европы, будет лишь усилена новыми страхами перейти арабскую «красную линию». Будущие операции по аналогии с вторжением в Ливан в 2006 году или январской атакой на Газу, скорее всего, будут еще более сдержанными и, следовательно, по разумению Израиля, менее эффективными в подталкивании арабов к миру. На самом деле, подобные операции могут нанести Израилю больше вреда, чем пользы, так как                                                              См.: Foreign Affairs: Ирано-израильские ядерные страсти. Почему Израиль так боится иранских ядерных бомб? // http://armtoday.info/default.asp?Lang.

  58 по мере того, как Израиль использует меньшую силу и наносит меньший ущерб, сдерживающий эффект, которого он надеется добиться, все больше снижается.

Многие израильтяне начинают осознавать возможность того, что Израиль больше не сможет принуждать к миру тех, кто отказывает ему в праве на существование. Независимо от того, совершит ли Израиль нападение на ядерные объекты Ирана или нет, оборонному сообществу Израиля пришло время разработать стратегическую доктрину долгосрочного сосуществования, не опирающегося на позицию неуязвимости. Но, учитывая, что на горизонте пока не видно широко распространенного согласия арабов на право существования для Израиля, большинство израильтян, включая действующего премьер-министра, настаивают, что самой срочной стратегической задачей Израиля является предотвращение разработки Ираном ядерного оружия.

В случае выполнения этой задачи угроза распространения ядерного оружия в регионе будет временно снята, а Израиль сможет сохранить свое вооруженное превосходство. Что еще важнее – подобное решение предотвратит распространение подозрений о том, что Израилю никогда не удастся достичь настоящего мира. Этот все более распространяющийся страх отравляет боевой дух нации, является экзистенциальной угрозой еврейскому государству и лежит в корне одержимости Израиля иранской ядерной бомбой.

В последние месяцы ядерная программа Ирана стала одной из ключевых проблем, обсуждаемых на международном уровне. Ситуация находится в состоянии хрупкого равновесия, а ее разрешение силовым путем может привести к крайне негативным последствия как для Западной Азии, так и ряда других регионов мира.

Ближний и Средний Восток, как и Западная Азия, являющаяся неотъемлемой частью этого обширного региона, представляет собой крайне взрывоопасный регион. С одной стороны, здесь сосредоточены огромные энергетические ресурсы, без использования которых само существование экономики США и Европы становится невозможным. С другой – именно здесь находятся базы международного терроризма, периодически обостряется арабоизраильский конфликт, а ряд государств, такие как Сирия и Иран, причислены американским президентом к "оси зла"1. Здесь накоплены значительные запасы вооружений и военной техники, некоторые государства, например Сирия, имеют запасы химического и бактериологического оружия, а Израиль является неофициальным членом "ядерного клуба".

В последние десятилетия в Западной Азии сложилась достаточно сложная ситуация в области международной безопасности. Ряд государств региона имели реальную возможность потерять собственный суверенитет и были вынуждены начать работать над созданием ядерного оружия как единственного средства спасения от внешних угроз. При этом их руководство осознавало, что поставленная цель может быть достигнута только за счет крайнего напряжения всех внутренних ресурсов, и учитывало возможность применения к ним санкций со стороны Совета Безопасности ООН.

Политическая ситуация на Ближнем и Среднем Востоке, характер режимов, сложившихся в государствах региона, их внешнеполитическая ориентация, а также социально-экономические процессы в этих странах вызывают повышенный интерес мирового сообщества. Такое внимание объясняется рядом факторов:

- прежде всего, стратегической значимостью региона для топливноэнергетического обеспечения мировой экономики за счет колоссального резерва углеводородных носителей;

- ролью государств региона как выгодного рынка капиталовложений, импорта продукции, в том числе военной, а также передовых технологий промышленно развитых стран;

- значением группы государств региона в качестве финансовых доноров США и Западной Европы2;

                                                             Гольцев А. В., Сухих Е.А. Логика развития ядерной политики США в отношении Исламской Республики Иран // Вестник Нижегородского университета им. Н.И.Лобачевского. – 2008. – №3б. –С.231-237.

Гольцев А. В., Сухих Е.А. Логика развития ядерной политики США в отношении Исламской Республики Иран // Вестник Нижегородского университета им. Н.И.Лобачевского. – 2008. – №3б. –С.231-237.

  60

- ролью и местом ислама в современном обществе, имеющем в последние годы особую значимость ввиду его политизации и возрастания самоидентификации мусульман в различных регионах мира, включая Россию;

- концептуальным подходом стран Ближнего и Среднего Востока к обеспечению национально-государственной безопасности, имеющей особую значимость в условиях современных глобальных угроз1;

- нерешенностью одного из наиболее длительных и острых региональных конфликтов после Второй мировой войны – арабо-израильского;

- ситуацией в Ираке, близкой к гражданской войне, и ролью находящихся там коалиционных войск; наибольшей опасностью Западной Азии по сосредоточению угроз ядерного оружия (ЯО) и последующим его распространением в других регионах мира;

- проблемой размещения в государствах региона крупнейших опорных баз международного терроризма.

Наиболее разработанными и широко представленными в российской и зарубежной прессе являются вопросы безопасности, связанные с иракской, ирано-иракской и арабо-израильской проблематикой. При этом трансформации, происходящие в других влиятельных региональных странах – Турции и Египте, а особенно государствах-членах Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива (ССАГПЗ), остаются недостаточно изученными2.

При этом один из острых вопросов безопасности, связанный с этими государствами – угроза ядерного распространения на Ближнем и Среднем Востоке уже в обозримой перспективе может перерасти в глобальную проблему в силу множества причин.

Во-первых, Израиль, не являющийся де-юре ядерным государством, обладает ядерным оружием де-факто. Во-вторых, между многими мусульманскими государствами региона существуют конфликтные отношения, осложСм.: Сатановский Е. Начнется ли ирано-израильская война? // http://www.centrasia.ru/newsA.php?st См.: Евсеев В. Иранская ядерная проблема. Московский центр Карнеги // http://www.carnegie.ru /ru/pubs/media/72746.htm.

  6 ненные доходящими до силового противодействия внутригосударственными противоречиями между двумя основными ветвями ислама – суннитской и шиитской. В-третьих, некоторые страны региона либо имели ядерные военные программы в прошлом (Ирак, Ливия), либо подозреваются в их развитии и в нарушении положений Договора о нераспространении ядерного оружия, в частности Иран. В-четвертых, в регионе имеются ядерные объекты энергетического и научно-исследовательского характера, а также объекты ядерного топливного цикла1.

Перспективы ядерного распространения в регионе Западной Азии целесообразно рассматривать в контексте двух наиболее вероятных в будущем сценариев. Первый сценарий. Израиль остается де-факто ядерным государством, Иран осуществляет программу развития ядерной энергетики, сохраняя членство в ДНЯО и выполняя все свои международные обязательства.

В этом случае можно предположить, что ядерная политика других стран региона (Египта, Алжира, Сирии, Ливии, Саудовской Аравии) не претерпит существенных изменений. Возможно относительное усиление интереса к ядерной энергии, но под полным контролем МАГАТЭ. Весьма вероятен рост критических выступлений представителей этих стран в адрес официальных ядерных держав, Израиля, Группы ядерных поставщиков и МАГАТЭ, связанных с невыполнением «ядерной пятеркой» обязательств в области ядерного разоружения по статье VI ДНЯО, дискриминационным подходом к мирному ядерному экспорту, отказом от предоставления доступа к мирной ядерной технологии, гарантированного Договором, и др. Однако качественного изменения отношения этих стран к вопросу приближения к «ядерному клубу», вероятно, не произойдет.

Второй сценарий. Ядерная дестабилизация региона, связанная, в первую очередь, с силовыми действиями США (возможно, в коалиции с другими заРомашкина Н.П. Проблемы безопасности Большого Ближнего Востока // Клуб мировой политической экономики / http://www.wpec.ru/text/200709130945.htm, (дата обращения: 12.02.2010).

  6 падными странами) и/или Израиля против Ирана, или какой-либо другой исламской страны, а также с дальнейшими шагами Ирана к обладанию ЯО.

При таком развитии событий следует ожидать роста интереса к повышению научно-технических возможностей названных стран по созданию ЯО.

Поскольку в одиночку добиться этого им будет чрезвычайно трудно, возможны объединение усилий в ядерной области, организация официального (или секретного) сотрудничества с целью совместного создания ключевых звеньев ядерного топливного цикла или покупки достаточного количества оружейных ядерных материалов. Нельзя исключить вероятность того, что Саудовская Аравия (возможно, вместе с Пакистаном) могла бы способствовать развитию ядерных возможностей других стран группы, предоставив им финансовые средства и технологии.

При этом неизбежно возникнет проблема обладания ядерными зарядами и контроля над ними между участниками группы, которую трудно решить ввиду характера нынешних режимов региона и отношений между ними.

Особое внимание, направленное на предупреждение дальнейшего ядерного распространения, должно быть уделено уже сегодня наиболее влиятельным государствам региона – Египту и Саудовской Аравии1.

После военных действий в Ираке число региональных политиков, считающих ЯО едва ли не единственной гарантией против иностранного вмешательства, постоянно растет. Они полагают, что обладание таким оружием может оказаться предметом выгодного дипломатического торга. Фундаментальную для прогнозирования проблему трансформации роли ядерного фактора в странах ССАГПЗ целесообразно рассматривать в контексте общей многоуровневой проблемы безопасности на Ближнем и Среднем Востоке.

В качестве первого уровня можно представить отношения между странами-членами ССАГПЗ. Второй уровень, охватывая первый, включает Египет, Судан, Израиль, Иорданию, Ирак, Сирию, Ливан, Йемен, Кипр, Турцию.

                                                             См.: Ромашкина Н.П. Проблемы безопасности Большого Ближнего Востока // Клуб мировой политической экономики / http://www.wpec.ru/text/200709130945.htm.

  63 Третий уровень (или пояс) безопасности может быть представлен отношениями всех вышеназванных государств и расширен за счет Ирана и Афганистана. Внешний же уровень определяется отношениями с внерегиональными глобальными силами.

При анализе состояния системы безопасности на Ближнем и Среднем Востоке важно иметь в виду, что до 1991 г. существовала биполярная структура международных отношений. Малые страны в целом адаптировались к этой системе, оставлявшей возможности для маневрирования между полюсами, хотя в каждом конкретном случае маневр был ограничен соответствующим набором факторов. При этом риски были более прогнозируемыми. В настоящее время при наличии множества вариантов они просчитываются труднее.

Рассмотрение противоречий в рамках первого уровня выбранной модели безопасности, образуемого шестью монархиями Персидского залива, показывает, что на протяжении последних трех десятилетий XX в. они носили, в основном, скрытый характер, не принимая форм открытых конфликтов. Имея однотипные режимы с правящими семейными династиями, схожие социальные структуры, преследуя общие цели на субрегиональном уровне, отстаивая совместные интересы на нефтяном рынке, эти государства достаточно плотно взаимодействовали между собой. Под воздействием конкретных причин степень напряженности между аравийскими монархиями иногда возрастала.

Тем не менее, ситуация не выходила из-под контроля и не принимала характера открытой военно-политической конфронтации. Все арабские монархии Залива вынуждены были считаться с мнением «старшего брата» – Саудовской Аравии, которая прибегала в случае необходимости к соответствующему нажиму, чтобы воспрепятствовать расколу.

Влияние Израиля, Турции, Египта и Сирии на безопасность Персидского залива носило скорее опосредованный, а не прямой характер. Оно оказывалось путем участия этих стран в формировании военно-политической обстановки на Ближнем Востоке, причастности государств Залива к арабоизраильской конфронтации и мирному процессу, традиционного аработурецкого соперничества, заинтересованности Израиля в ослаблении Ирака, Ирана и Саудовской Аравии, поддерживающих арабские государства. Египет и Сирия стремились обозначить свое присутствие в Персидском заливе прежде всего в расчете на получение займов и кредитов от нефтяных монархий, поэтому спектр их действий в этом регионе был более ограниченным.

Ирано-иракский фактор, охватывающий также и третий уровень проблемы безопасности, до 2003 г. представлял наибольшую опасность для стран ССАГПЗ, т.к. и Иран, и Ирак претендовали на господствующую роль в зоне Персидского залива. Причем, если КСА ограничивало свои внешнеполитические амбиции пятью соседними монархиями, то Ирак вынашивал идеи распространения своего контроля на всю арабскую часть Залива (в том числе и на Саудовскую Аравию), что на практике вело к дистанцированию всех режимов ССАГПЗ от радикалистского Багдада1.

Однако особую опасность для своего суверенитета, независимости и территориальной целостности страны «аравийской шестерки» усматривали в Иране, который претендовал на безусловное доминирование в субрегионе, подкрепляя свои притязания наращиванием военного потенциала, самой мощной в период шахского правления не только в зоне Персидского залива, но и в смежных районах. Военно-техническое ослабление ИРИ в период Исламской революции не уменьшило градус ее внешнеполитических притязаний, а лишь придало им идеологическое обоснование. В условиях нараставшей иранской угрозы проблема безопасности выдвинулась для стран ССАГПЗ на первое место.

Ведущие промышленно развитые страны, составляющие внешний ярус рассматриваемой модели безопасности, стратегически связаны с Персидским заливом – важным источником обеспечения их углеводородным топливноэнергетическим сырьем. В рамках существовавшего биполярного мира Запад                                                              См.: Ромашкина Н.П. Проблемы безопасности Большого Ближнего Востока // Клуб мировой политической экономики / http://www.wpec.ru/text/200709130945.htm.

  65 и СССР отстаивали экономические и военно-политические рубежи в этом регионе, но не сумели удержать позиции в Ираке, Иране и Афганистане. Западные страны сделали ставку на арабские монархии, которые до сих пор остаются в сфере их влияния.

В рамках современной однополярной системы международных отношений задача обеспечения безопасности на Ближнем и Среднем Востоке ставится иначе. Несмотря на меньшую по сравнению с биполярной системой устойчивость, монополярная структура международных отношений, особенно на длительном временном отрезке, может оказаться временно предпочтительной для малых государств, которые могут примкнуть к супердержаве для того, чтобы оградить себя от вполне реальной внешней угрозы. Таким образом, однополярность может быть тактически полезной для некоторых стран в определенных условиях. Подобная ситуация сложилась в Персидском заливе с 90-х гг. прошлого столетия, когда потенциальная иранская угроза и иракская агрессия еще более приблизили страны ССАГПЗ к США и другим западным государствам1. Однако резонно предположить, что по мере устранения указанных источников опасности или же их ослабления, а также в случае возникновения или усиления новых вызовов и угроз заинтересованность арабских монархий Залива, и в первую очередь Саудовской Аравии, в американском «зонтике» может уменьшаться и, следовательно, может возрастать их неудовлетворенность монополярностью, создающей препятствия для реализации их собственных интересов.

Таким образом, учитывая, что ЯО продолжает играть определенную и немаловажную роль в региональных балансах сил, можно выделить факторы, стимулирующие процессы его распространения:

- несоответствие между фактической ролью государства и ролью, на которую оно претендует в регионе. В этом случае стремление к обладанию ЯО выглядит как желание обрести необходимый престиж, но на деле является                                                              Сатановский Е. Пять лет войны за нефть и демократию // Международная жизнь. – 2008. – №5. –.3-10 с..

  66 стремлением обеспечить военно-технические условия для формирования собственной сферы влияния в пределах того или иного региона;

- ощущение стратегической уязвимости перед лицом более сильных соседей или более мощного высокоразвитого государства, вызывающее стремление в кратчайшие сроки получить ЯО, которое если и не обеспечит выполнение «наступательных» задач, то, как минимум, застрахует страну от полного поражения и гарантирует интернационализацию конфликта в кризисной ситуации;

- стремление регионального центра силы обеспечить свою гегемонию путем отсечения возможностей других стран региона эффективно использовать союзнические связи с внерегиональными силами для противодействия этой гегемонии.

Теоретически можно предполагать, что при определенном развитии международной ситуации вероятно повышение интереса Саудовской Аравии к обладанию ядерными вооружениями в силу каждого из нижеследующих факторов:

- в случае желания КСА обрести лидирующие позиции на территории Ближнего Востока при ослаблении не только Ирака, но и Ирана (что вероятно, например, после военных действий против последнего);

- при ощущении Саудовской Аравией реальной опасности, исходящей от ядерного Израиля, Ирана (в случае создания им ядерных вооружений) или даже США.

При стремлении КСА обеспечить свою гегемонию на Ближнем Востоке в случае независимости Ирака под руководством шиитского правительства после вывода коалиционных войск и при определенных обстоятельствах могут возникнуть отношения сотрудничества КСА с шиитским Ираном, в том числе в военно-стратегической области. Тогда третий фактор может рассматриваться в качестве стимулирующего процесс распространения ЯО в Саудовской Аравии.

  67 Что касается Египта, то, вероятно, в перспективе на ближайшие десятилетия можно теоретически предположить влияние только второго из вышеназванных факторов как стимула для обладания ядерными вооружениями в случае ощущения реальной уязвимости перед лицом Израиля.

В целом можно отметить, что при определенных условиях в отношении и Египта, и Саудовской Аравии могут прогнозироваться и соответствующим образом оцениваться несколько уже существующих в разных регионах подходов к обладанию ядерными вооружениями:

- ядерное оружие как средство сдерживания для обеспечения военнополитического выживания государства;

- ядерное оружие как средство сдерживания регионального или глобального противника, обладающего ОМУ;

- ядерное оружие как средство сдерживания превосходства в обычных вооружениях;

- ядерное оружие как средство достижения политической гегемонии на уровне региона;

- ядерное оружие как средство для выгодного дипломатического торга, а также как предмет национальной и конфессиональной гордости.

При этом существуют некоторые принципы распространения, которые остались неизменными с первого дня ядерной эры до сегодняшнего дня. Это так называемые «аксиомы» ядерного распространения:

- в современных условиях любое государство, политическое руководство которого приняло решение обладать ядерными вооружениями, в принципе может достичь этой цели, затратив на это необходимые и достаточные временные и другие ресурсы;

- чем больше стран обладает ядерным оружием, тем выше вероятность его применения;

- появление любого нового ядерного государства неизбежно приводит к появлению одного или более стран, заинтересованных в обладании ЯО, а   68 следовательно, ведет к росту вероятности дальнейшего ядерного распространения;

- существуют внешние силы, способные противодействовать процессу распространения или замедлять его с использованием различных механизмов (в первую очередь, снижая потребность и заинтересованность в ЯО).

То, что мы в настоящее время наблюдаем в Азии, является результатом тенденций, возникших еще на заре ядерной эры. Можно говорить о молчаливом согласии мирового сообщества с существованием ядерного потенциала Израиля, Индии и Пакистана. Кроме того, в условиях высокой напряженности в регионе Северо-Восточной Азии и Большого Ближнего Востока желание политического руководства КНДР и Ирана не отказываться от рассмотрения ядерного выбора в военной сфере уже давно был вполне предсказуемым. При этом необходимо признать, что все пять официальных ядерных держав и другие высокоразвитые государства сыграли в свое время фактически поддерживающую роль на пути всех этих азиатских стран к такому выбору. Сегодня подобную роль играют новые ядерные страны.

Спрос на ЯО создал соответствующий рынок предложений. Этот спрос был и будет обусловлен опасениями и целями в сфере безопасности, а также противоречиями исторического и культурного характера. До конца XX века предложения, соответствующие спросу, были продиктованы политическими целями и амбициями и требовали серьезных финансовых вложений от тех, кто прямо или косвенно помогал в создании ракетно-ядерного оружия. На современном этапе ядерные предложения все в большей степени связаны с получением материальной прибыли от продажи соответствующих идей, вооружений и технологий, т.е., как и другие жизненно важные сферы, они все больше соответствуют законам рыночной экономики и глобализации, что вполне логично, а значит тоже было предсказуемо.

Таким образом, несмотря на растущую нестабильность, ядерное распространение остается четко определенной и управляемой проблемой. Дальнейшее расширение ядерного клуба можно предотвратить или затянуть до тех   69 пор, пока другие политические тенденции не снизят спрос на ЯО. Ядерное распространение было и остается медленным процессом, что дает официальным ядерным державам, и в первую очередь США и России, время на снижение такого спроса. Военные ядерные программы можно остановить или приостановить дипломатическими средствами, а также за счет международных усилий по ограничению передачи соответствующих технологий. В прошлом подобные усилия позволили ослабить интерес к созданию ЯО в Аргентине, Бразилии, Ливии и т.д. В целом число стран, которые, начиная с 1960-х гг., отказались от ядерных вооружений, превышает число стран, ставших за это время ядерными. Следовательно, традиционные средства нераспространения могут быть вполне эффективными и сегодня. А с учетом новых тенденций, список возможностей нераспространения может быть расширен.

Глубокое понимание причин, определяющих стремление той или иной страны иметь ЯО, чрезвычайно важно, чтобы добиться снижения спроса на него. Самые общие мотивы ядерного выбора хорошо известны. Обобщая то, о чем говорилось выше, их можно разделить на три основные категории: наступательные, оборонительные и невоенные. Если государство преследует оборонительные цели, то, как показывает прошлый опыт, эффективны такие средства, как гарантии безопасности, обычные вооружения и дипломатические механизмы разрешения конфликтных вопросов. Выбор действий в двух других случаях значительно труднее. При этом самым сложным, вероятно, является вариант невоенных мотивов обладания ЯО. Заставить изменить ядерную политику в таком случае очень нелегко. Поэтому необходимы новые нетрадиционные научные подходы при решении проблем распространения. Эти подходы должны основываться на использовании самых современных междисциплинарных исследований. И в настоящее время это под силу только высокоразвитым странам.

По сообщениям американской печати, осенью 2006 г. Национальный разведывательный совет (НРС) США заказал исследование по изучению последствий разработки Ираном ядерного оружия. Анализ направлен на выяснение вероятности того, подтолкнет ли ядерный Иран к проведению собственных ядерных программ Саудовскую Аравию, Египет и других союзников США в арабском мире. «НРС заказывает исследования широкого круга проблем национальной безопасности, - заявил пресс-секретарь Директората национальной разведки Карл Кропф. - В настоящее время ведется несколько таких исследований. Однако я должен отказаться назвать людей и организации, которые проводят эти исследования, а также сферу их внимания»1. Исследование последствий возникновения ядерного Ирана будет первым анализом НРС того, что может произойти, если провалится нынешняя иранская политика Вашингтона, включающая финансовые санкции, военное маневрирование и дипломатическое принуждение, разведывательную оценку ядерной программы Ирана, в которой, как ожидается, будет вновь проанализирован срок появления иранского ядерного оружия, составляющий 5-10 лет.

Распространение в целом и распространение ЯО на Большом Ближнем Востоке в частности не является ни бесконтрольным, ни неизбежным процессом. Средства, необходимые для снижения спроса на ядерные вооружения, по-прежнему существуют и эффективны при условии, что все заинтересованные страны будут конструктивно и своевременно использовать новые подходы к обеспечению международной безопасности.

Выводы:

В данной главе спрогнозирована вероятность распространения ядерных технологий в конфликтогенной Западной Азии, где пылает огонь войны, произошла смена диктаторских, авторитарных режимов Саддама Хусейна, Муаммара Кадафи, Хосни Муборака, пытаются сместить лидера Сирии Асада.

На место светских государств приходит исламское правление, происходит политизация ислама в Турции.

В данной сложной геополитической ситуации отслеживаются позиция ведущей региональной державы – Ирана, отношения последнего с главным                                                              Ромашкина Н.П. Указ.раб.

  7 его противником Израилем, от взаимоотношений которых зависит безопасность Юго-Западной Азии.

Официальная региональная политика Ирана – поддержание добрососедских отношений со странами региона сталкивается с политикой Израиля, который действует в фарватере восточной стратегии США.

Вопреки тому, что Иран занимает позитивную роль в борьбе с международным терроризмом, распространением ОМУ и способен внести вклад в стабилизацию обстановки в Афганистане, Ираке, Сирии и других государствах региона, Израиль при поддержке США занимает враждебную позицию по отношению к нему, стремится не допустить усиления его международного престижа.

Свою политику Израиль обосновывает поддержкой якобы Ираном таких организаций, как Хезбаллах и Исламский джихад, действующих на Ближнем Востоке и на территории Палестинской автономии. Он опасается, что обретение Ираном ЯО может усилить влияние последнего на исламские государства, усилив антиизраильские настроения. Отсюда соглашение России и Ирана (1992 г.) о сотрудничестве в области атомной энергии было воспринято политическими кругами Израиля как угроза распространения ядерного оружия.

Между тем, если Иран проводит ядерные исследования в рамках ДНЯО, является участником целого ряда международных договоров в этой области перед МАГАТЭ, то Израиль отказывается подписать Договор о нераспространения данного оружия и не скрывает, что такое оружие у него имеется.

Реальная оценка ЯШ должна направить Израиль и его союзников на отказ от попыток любой ценой найти в Иране не существующие следы ядерного оружия и содействие принятию через СБ ООН решения оставить Иран в покое, не препятствовать развитию ЯПИ до тех пор, пока она не будет носить мирный характер.

Но фактически Израилю и его союзнице США Иран нужен для того, чтобы была установлена система ПРО в Восточной Европе.

  7 Продолжение политики шантажа и угроз применения военной силы может вынудить Иран довести свою ядерную программу до получения ядерного оружия, которая будет нацелена на отражение внешней угрозы, упрочение Ирана в качестве региональной державы, сплочение иранского общества вокруг общей национальной идеи.

Можно предположить, что Израиль, вероятно, будет вынужден сдержанно относиться к Ирану, т.к. в его окружении появились исламские государства, дружественно настроенные к Ирану. А Египет и Саудовская Аравия, имеющие наработки по производству ядерной технологии, не воспринимают идею еврейско-персидской монополии на ядерное оружие.

Особенности формирования системы безопасности региона заключаются в том, что малые страны до 1991 г. были адаптированы к биполярной системе, оставляющей возможность для маневрирования между полюсами. При этом риски были более прогнозируемыми. Изменения, происшедшие в результате образования однополярной системы, военное присутствие США в ССАГПЗ, ослабление былого влияния Ирака, изменения, происшедшие в режимах Египта, Ливии и Тунисе, интервенция внешних сил с целью свержения Асада, предстоящий вывод коалиционных войск из Афганистана, естественно, повлияют на изменение баланса сил, усилят нестабильность, усугубят раскол между арабским миром, могут усилить роль и влияние Ирана в регионе.

Исламизация бывших светских арабских государств севера Африки может усилить поддержку движений Хамас, Фатх и Хезбаллах, что обострит арабо-израильский конфликт, усилит позиции Ирана.

В условиях ослабления былого господства Ирака и его амбициозных устремлений распространить контроль на арабскую часть Залива, теперь особую опасность для государств ССАГПС представляет Иран, единолично доминирующий в регионе как центр силы. Поэтому указанные государства Залива будут заинтересованы в усилении американского «зонтика», что, в свою очередь, будет стимулировать Саудовскую Аравию к обладанию ядерным   73 оружием. Это чувство усилится по мере обретения Ираном и Израилем ядерного оружия. В свою очередь это может стимулировать Египет к обладанию ядерным оружием и способствовать в целом нарушению режима нераспространения.



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 7 |

Похожие работы:

«Кудратов Комрон Абдунабиевич ВЛИЯНИЕ АФГАНСКОГО КОНФЛИКТА НА НАЦИОНАЛЬНУЮ БЕЗОПАСНОСТЬ РЕСПУБЛИКИ ТАДЖИКИСТАН (1991-2014 гг.) Специальность 07.00.03 – Всеобщая история Диссертация на соискание ученой степени кандидата исторических наук Научный руководитель: доктор исторических наук, профессор Искандаров К. Душанбе – 20 2    ОГЛАВЛЕНИЕ Введение..3ГЛАВА 1. НАУЧНО-ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ...»

«Топольский Руслан Ахтамович ОБЕСПЕЧЕНИЕ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ БЕЗОПАСНОСТИ ГОСУДАРСТВА НА ОСНОВЕ СОВЕРШЕНСТВОВАНИЯ СТРУКТУРНОЙ ПОЛИТИКИ Специальность 08.00.05 Экономика и управление народным хозяйством (экономическая безопасность) ДИССЕРТАЦИЯ на соискание учной степени кандидата экономических наук Научный руководитель:...»

«Кирилов Игорь Вячеславович Военная политика, военно-политические процессы и проблемные аспекты в системе обеспечении военной безопасности в современной России Специальность 23.00.02. – Политические институты, процессы и технологии Диссертация на соискание ученой степени кандидата политических наук Научный руководитель: д.пол.н.,...»

«Гуськов Сергей Александрович ПОВЫШЕНИЕ БЕЗОПАСНОСТИ ФУНКЦИОНИРОВАНИЯ ДЛИННОМЕРНЫХ ТРУБ В БУНТАХ НА НЕФТЯНЫХ И ГАЗОВЫХ СКВАЖИНАХ Специальность 05.26.03 – Пожарная и промышленная безопасность (нефтегазовый комплекс) ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата технических наук Научный руководитель – доктор технических наук, профессор Ямалетдинова Клара Шаиховна Уфа...»

«Шудрак Максим Олегович МОДЕЛЬ, АЛГОРИТМЫ И ПРОГРАММНЫЙ КОМПЛЕКС ДЛЯ АВТОМАТИЗИРОВАННОГО ПОИСКА УЯЗВИМОСТЕЙ В ИСПОЛНЯЕМОМ КОДЕ Специальность 05.13.19 «Методы и системы защиты информации, информационная безопасность» Диссертация на соискание ученой степени кандидата технических наук Научный руководитель –...»

«Марченко Василий Сергеевич Методика оценки чрезвычайного локального загрязнения оксидами азота приземной воздушной среды вблизи автодорог 05.26.02 – безопасность в чрезвычайных ситуациях (транспорт) Диссертация на соискание учёной степени кандидата технических наук Научный руководитель: к.х.н., доцент Ложкина Ольга Владимировна Санкт-Петербург Оглавление Введение 1 Аналитический обзор...»

«Музалевская Екатерина Николаевна ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНОЕ ОБОСНОВАНИЕ ПРИМЕНЕНИЯ МАСЛА СЕМЯН АМАРАНТА ДЛЯ КОРРЕКЦИИ ОСЛОЖНЕНИЙ, ВЫЗЫВАЕМЫХ ИЗОНИАЗИДОМ 14.03.06 Фармакология, клиническая фармакология ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата фармацевтических наук Научный руководитель: д.м.н., профессор Николаевский Владимир...»

«Музалевская Екатерина Николаевна ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНОЕ ОБОСНОВАНИЕ ПРИМЕНЕНИЯ МАСЛА СЕМЯН АМАРАНТА ДЛЯ КОРРЕКЦИИ ОСЛОЖНЕНИЙ, ВЫЗЫВАЕМЫХ ИЗОНИАЗИДОМ 14.03.06 Фармакология, клиническая фармакология ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата фармацевтических наук Научный руководитель: д.м.н., профессор Николаевский Владимир...»

«Ковалёв Андрей Андреевич ВЛАСТНЫЕ МЕХАНИЗМЫ ОБЕСПЕЧЕНИЯ ВОЕННОЙ БЕЗОПАСНОСТИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Специальность 23.00.02 Политические институты, процессы и технологии ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата политических наук Научный руководитель доктор политических наук, профессор Радиков И.В. Санкт-Петербург...»

«Беленький Владимир Михайлович МОДЕЛИ И МЕТОДЫ УПРАВЛЕНИЯ БЕЗОПАСНОСТЬЮ ТРУДА ПРОИЗВОДСТВЕННОГО ПЕРСОНАЛА Специальность: 05.13.10 «Управление в социальных и экономических системах» (технические науки) Диссертация на соискание ученой степени доктора технических наук Научный консультант: д.ф.-м.н., профессор Прус Ю.В. Москва 2014 Оглавление Введение Глава 1. Аналитический обзор. Современные информационные технологии в...»

«Трунева Виктория Александровна СОВЕРШЕНСТВОВАНИЕ МЕТОДОВ ОПРЕДЕЛЕНИЯ РАСЧЕТНЫХ ВЕЛИЧИН ПОЖАРНОГО РИСКА ДЛЯ ПРОИЗВОДСТВЕННЫХ ЗДАНИЙ И СООРУЖЕНИЙ НЕФТЕГАЗОВОЙ ОТРАСЛИ Специальность...»

«Добрева Наталья Ивановна АГРОЭКОЛОГИЧЕСКАЯ ОЦЕНКА ПРИМЕНЕНИЯ УДОБРЕНИЯ СИЛИПЛАНТ И РЕГУЛЯТОРА РОСТА ЦИРКОН В СМЕСИ С ПЕСТИЦИДАМИ ПРИ ВОЗДЕЛЫВАНИИ ЯЧМЕНЯ Специальности: 06.01.04 агрохимия и 03.02.08 – экология Диссертация на...»

«УВАРОВА ВАРВАРА АЛЕКСАНДРОВНА Методологические основы контроля пожароопасных и токсических свойств шахтных полимерных материалов Специальность 05.26.03 – Пожарная и промышленная безопасность (в горной промышленности) Диссертация на соискание ученой степени доктора технических наук Научный консультант: Фомин Анатолий Иосифович Кемерово 2015 ОГЛАВЛЕНИЕ Оглавление...»

«Харисов Рустам Ахматнурович РАЗРАБОТКА НАУЧНЫХ ОСНОВ ЭКСПРЕСС-МЕТОДОВ РАСЧЕТА ХАРАКТЕРИСТИК ПРОЧНОСТНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ ОБОЛОЧКОВЫХ ЭЛЕМЕНТОВ ТРУБОПРОВОДНЫХ СИСТЕМ В ВОДОРОДСОДЕРЖАЩИХ РАБОЧИХ СРЕДАХ Специальности: 25.00.19 – Строительство и эксплуатация нефтегазопроводов, баз и хранилищ; 05.26.03 – Пожарная и промышленная безопасность (нефтегазовый комплекс) ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени доктора технических наук...»







 
2016 www.konf.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, диссертации, конференции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.