WWW.KONF.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Авторефераты, диссертации, конференции
 


Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 7 |

«УБАЙДУЛЛОЕВ ДЖАМОЛИДДИН МАХМАДСАИДОВИЧ ИРАНСКАЯ ЯДЕРНАЯ ПРОГРАММА КАК ВАЖНЫЙ ФАКТОР ЗАЩИТЫ НАЦИОНАЛЬНЫХ ИНТЕРЕСОВ Специальность - 23.00.02- политические институты, процессы и технологии ...»

-- [ Страница 2 ] --

На момент начала переговоров с Ираном о сотрудничестве в области атомной энергетики Германия и Франция не являлись участниками Договора   25 о нераспространении ядерного оружия, однако при продаже ядерных материалов и установок за рубеж они требовали их постановки под гарантии МАГАТЭ. При этом Франция длительное время отказывалась ограничить экспорт чувствительных с точки зрения нераспространения установок. Помимо Ирана в середине 1970-х годов Франция вела переговоры с Пакистаном и Южной Кореей о поставке заводов по переработке ОЯТ1.

Ситуация изменилась после «мирного» ядерного испытания Индии в мае 1974 г., когда СССР и США начали переговоры о выработке общих условий ядерного экспорта, нацеленных на предотвращение распространения ядерного оружия. В результате последующих консультаций с участием основных ядерных поставщиков, включая Францию и Западную Германию, было принято решение об учреждении Группы ядерных поставщиков (ГЯП) и были выработаны Руководящие принципы ядерного экспорта.

В рамках переговоров делегация СССР настаивала на том, чтобы поставщики договорились впредь не поставлять установки по переработке ОЯТ и по обогащению урана, что, однако, не встретило поддержки, как и советское предложение ввести мораторий на передачу таких установок. Было согласовано лишь положение о том, что «поставщики должны проявлять сдержанность при передаче чувствительных установок, оборудования, технологии и материалов, пригодных для производства оружия».

При этом участники ГЯП договорились, что «в случае передачи установок, оборудования или технологий для обогащения или переработки поставщики должны содействовать тому, чтобы получатели приняли в качестве альтернативы национальным заводам участие поставщика и/или другое подходящее многонациональное участие в отношении таких установок».

Помимо этого руководящие принципы ГЯП признали «важность включения в соглашения о поставке ядерных материалов и установок, производящих ядерные материалы, пригодные для оружия, положений, требующих                                                              См.: Chronology of Iran’s Nuclear Programme (1957_present) / Oxford Research Group // http://www.oxfordresearchgroup.org.uk/programmes/globalsecurity/iranchronology.htm // National Security Study Memorandum 219. – 1975. – March 14; http://www.ford.utexas.edu/library/document/nsdmnssm/nsdm.htm   26 взаимного согласия поставщика и получателя в отношении порядка переработки любого пригодного для производства оружия материала». На практике это положение могло предусматривать требование поставщика возвращать отработанное ядерное топливо, чтобы исключить выделение плутония в стране-получателе. Данное положение, например, неизменно включалось в соглашения СССР о поставках ядерного топлива за рубеж. Франция, Западная Германия и США придерживались избирательного подхода в этом вопросе при обсуждении соглашений о поставках АЭС. Например, США первоначально не выдвигали подобное условие в рамках переговоров с Тегераном в отличие от аналогичных переговоров с Израилем и Египтом, объясняя это тем, что «к Ирану нельзя подходить, как к Израилю или Египту, по одной простой причине – Иран, в отличие от указанных государств, является членом Договора о нераспространении ядерного оружия». В то же время Соединенные Штаты, чье внутреннее законодательство запрещало продажу обогатительных технологий и установок по химической переработке ОЯТ, настаивали на многонациональном характере таких предприятий в Иране при их поставке из Германии или Франции.

В документах Совета национальной безопасности США в рамках американской позиции на переговорах с иранскими представителями о заключении двустороннего соглашения о сотрудничестве в области атомной энергии помимо прочего предполагалось:

- согласиться со строительством завода по переработке ОЯТ на территории Ирана, однако добиваться многонационального участия в эксплуатации завода;

- предложить иранской стороне участие Пакистана в эксплуатации перерабатывающего предприятия на территории Ирана в обмен на отказ Исламабада от строительства национального завода.

Позднее идея национального центра по переработке ОЯТ в Иране в соответствии с предложением США трансформировалась в проект регионального многонационального предприятия с участием государств Ближнего   27 Востока и других соседних регионов, что не встретило большой поддержки со стороны иранского руководства.

В декабре 1976 г. правительство Франции приняло решение об усилении контроля над ядерным экспортом, в частности было решено «впредь до особого решения запретить подписание двусторонних контрактов на поставку третьим странам промышленных установок для переработки облученного топлива».

В результате Париж отказался от продажи заводов по переработке ОЯТ в Южную Корею и Пакистан, а вопрос продажи аналогичного завода в Иран был временно снят с повестки дня переговоров двух стран. На практике принятое ГЯП обязательство о сдержанности при передаче чувствительных установок и технологий строго соблюдалось правительствами поставщиков и фактически превратилось в эмбарго на такие поставки.

Изменения в области контроля над ядерным экспортом значительно усложнили для Ирана реализацию национальной программы по развитию атомной энергетики. При этом новые меры рассматривались шахским режимом в качестве дискриминационных, нарушавших суверенные права страны и выходивших за рамки положений ДНЯО, что стало причиной приостановки американо-иранских переговоров в ядерной области почти на год начиная с августа 1976 г.

В 1978 г. в связи со значительным дефицитом бюджета в Иране начался пересмотр программы диверсификации энергетической базы, был введен мораторий на заключение новых контрактов на строительство АЭС в дополнение к ранее подписанным на постройку двух реакторов Францией и двух Германией. В январе 1979 г. премьер-министр Ирана Ш.Бахтияр объявил, что Иран разрывает контракт с французской компанией «Framatome» на строительство реакторов в Ахвазе в связи с отсутствием средств1. В июле 1979 г.

немецкая компания «Siemens» приостановила работы в Бушере из-за задолженности Ирана в размере 450 млн. долл. за 1978 г. В сентябре 1978 г. из-за отсутствия заметного прогресса в реализации программы атомной энергетиСм.: Iran Cancels Nuclear Plants // New York Times. – 1979. – Jan. 30.

  28 ки, а также в связи с нецелевым использованием бюджетных средств был уволен глава Организации по атомной энергии Ирана А.Этемад.

Новое руководство Ирана, пришедшее к власти в январе 1979 г. в результате Исламской революции, сначала не выказывало большого интереса к ядерным технологиям. Другим препятствием для развития атомной энергетики стал разрыв дипломатических отношений с США в результате захвата в Тегеране студентами в заложники сотрудников американского посольства.

Более важной проблемой стала массовая эмиграция ученых после Исламской революции. Так, из 120 сотрудников химического и физического департаментов Тегеранского университета, где размещался передовой ядерный научно-исследовательский центр, осталось 8 человек. Возможности финансирования атомной энергетики сократились еще больше после вторжения сентября 1980 г. иракской армии в Иран и начала ирано-иракской войны1.

Постепенный пересмотр отношения к необходимости инвестирования в высокотехнологичные предприятия, в том числе атомного комплекса, в Иране стал наблюдаться по мере развития боевых действий на фронтах ираноиракской войны и был связан в первую очередь с двумя факторами: поддержкой Багдада со стороны обеих сверхдержав (и СССР, и США) включая многочисленные поставки передовых вооружений, что стимулировало руководство Ирана к достижению самодостаточности по ключевым направлениям обеспечения национальной безопасности страны, а также эффективным и «безнаказанным» применением химического оружия иракскими войсками. В 1982 г. спикер иранского Меджлиса А.А.Хашеми-Рафсанджани заявил, что Иран должен достигнуть «технической независимости». Вскоре после этого парламент принял закон, согласно которому конфискованное в результате революции имущество возвращалось ученым-ядерщикам, вернувшимся в страну из эмиграции2.

                                                             См.: Сафранчук И. Ядерные и ракетные программы Ирана и безопасность России: рамки российскоиранского сотрудничества // Науч. зап. ПИР_Центр. –М., 1998. –№8. -С. 12-114.

См.: Branigan W. Iran Makes Plans for Nuclear Future.

  29 В 1984 г. Иран возобновил активные работы по созданию исследовательского центра в Исфахане, замороженные в связи с дефицитом бюджета в 1978 г. Годом раньше немецкие эксперты были приглашены в Бушер, чтобы оценить ущерб АЭС, нанесенный налетами иракской авиации в ходе войны, и изучить возможности завершения строительства1. В качестве одного из вариантов завершения строительства АЭС рассматривалась достройка станции с участием международного консорциума из компаний Аргентины, Испании и ФРГ.

Позднее Иран еще несколько раз предпринимал усилия, чтобы вернуть немецких инженеров в Бушер, видя в Германии наиболее перспективного подрядчика на достройку частично разрушенных реакторов, но эти усилия не имели успеха из-за давления США на немецкое правительство. Альтернативный вариант достройки АЭС Иран видел в покупке оборудования на недостроенных из-за «чернобыльского синдрома» АЭС в Восточной Европе и Южной Америке. В частности, велись переговоры с Бразилией о возможности покупки оборудования недостроенного немецкого реактора («Ангра-III»), советского реактора ВВЭР-440 в польском городе Жерновице и компонентов аналогичного реактора на АЭС «Норд» в немецком Грейсфальде.

В докладе Управления по оценке технологий Конгресса США от сентября 1984 г. отмечалось, что «возобновляемая ядерная программа Ирана будет базироваться на основе лишь части той технической базы, которая была заложена до революции» и в этой связи Иран будет не способен самостоятельно создать ядерное взрывное устройство до конца десятилетия.

После того как попытки возобновить сотрудничество с прежними европейскими партнерами во второй половине 1980-х годов окончились провалом, Организация по атомной энергии Ирана стала активно искать контакты с менее развитыми в ядерной области странами, большинство которых не придерживалось жестких правил в области контроля над атомным экспортом                                                              См.: Тимербаев Р. Группа ядерных поставщиков: история создания (1974-1978). – М.: ПИР_Центр, 2000. – С..65.

  30 и находилось вне режима нераспространения ядерного оружия. В первую очередь речь идет о Китае и Пакистане, а также об Индии. Помимо этого Иран активно стал задействовать сеть для нелегального приобретения ядерных технологий и оборудования, созданную в Европе и успешно себя зарекомендовавшую при закупках обычных вооружений в ходе ирано-иракской войны. В Европе были закуплены оборудование и материалы для центрифужного обогащения в Германии, Великобритании, Швейцарии, а также США1. Как заявил на семинаре в Москве в январе 2005 г. руководитель ведущего научно-исследовательского института МИД Ирана, «...Иран всегда приобретал законным путем то, что можно было купить законно. Но в ситуации, когда само существование Ирана было поставлено под угрозу, Иран приобретал что-то и на черном рынке»2.

В 1987 г. Иран и Пакистан договорились о сотрудничестве в области центрифужного обогащения урана. В 1989 г. начались тайные поставки компонентов центрифуг и связанной с ними технической документации в Иран, которые продолжались, по данным МАГАТЭ, до 1996 г. Содействие со стороны Пакистана осуществлялось через нелегальную сеть, созданную «отцом»

пакистанской ядерной бомбы А.К.Ханом, и позволило Ирану получить детальные чертежи компонентов центрифуг P-1 и их сборки, спецификацию для производства компонентов центрифуг и центрифужных сборок, техническую документацию о производственных возможностях центрифуг. Помимо этого были получены схематические чертежи центрифужных каскадов для исследовательских целей, а также оборудование для их эксплуатации. Документы также включали чертеж, демонстрирующий схему размещения шести каскадов по 168 центрифуг в каждом и небольшого завода из 2 тыс. центрифуг, размещенного в том же помещении.

                                                             См.: Koch A., Wolf J. Iran’s Nuclear Facilities: a Profile. – 1998 -317 с./ http: //cns.miis. edu /pubs /reports /pdfs /iranrpt. pdf Sahimi M. Iran’s Nuclear Energy Program. Part V: From the United States Offering Iran Uranium Enrichment Technology to Suggestions for Creating Catastrophic Industrial Failure // Payvand’s Iran News. – 2004. – Dec. 20.

  Поставки из Пакистана позволили Ирану уже в 1995 г. собрать 500 центрифуг P-11. Всего Иран приобрел до 5 тыс. центрифуг, при этом, однако, для части из них могло не хватать полного перечня комплектующих, а часть имевшихся компонентов могла не соответствовать требованиям по качеству.

Всего, по имеющимся оценкам, Иран может иметь компоненты для полной комплектации 1,8-2,8 тыс. центрифуг.

Помощь со стороны Китая также позволила ОАЭИ значительно продвинуться по ряду направлений создания ЯТЦ. В сентябре 1992 г. во время визита президента Ирана Хашеми-Рафсанджани в Пекин был подписан протокол о сотрудничестве в атомной энергетике2. Китай поставил в Ядерный исследовательский центр в Исфахане оборудование и ядерные установки для научноисследовательской работы, включая исследовательский реактор нулевой мощности на тяжелой воде. Также было заключено соглашение о строительстве двух легководных реакторов мощностью 300 МВт в Бушере (по другим данным – в Ахвазе, на площадке, подготовленной ранее французскими специалистами). Позднее под давлением США, которые настаивали на отказе Китая от ядерного сотрудничества с Ираном для введения в силу китайскоамериканского соглашения о сотрудничестве в области атомной энергетики («Соглашение 123»), сделка была отменена. Однако к тому времени Китай успел передать ряд установок и материалов, включая чертежи завода по конверсии урана. Помимо этого за время сотрудничества с Китаем Иран получил некоторое количество природного урана в различных формах, что не было необходимым образом задекларировано перед МАГАТЭ.

В начале 1990-х годов Иран также активно пытался работать в постсоветском пространстве с целью получения технологий, материалов и экспертизы в области ядерного топливного цикла, в том числе по обогащению урана, производству тяжелой воды и строительству тяжеловодных реакторов, а                                                             

Ядерное оружие после «холодной войны» / под ред. А.Арбатова и В.Дворкина; Моск. Центр Карнеги. –М.:

РОССПЭН, 2006. –С.466.

Testimony of Paul Leventhal on the U.S._China Nuclear Cooperation Agreement presented to the Committee on International Relations U.S. House of Representatives. – 1997. – 7 October // http://www.nci.org/pl10797.htm   также реакторостроения. Несмотря на подписание в январе 1995 г. протокола переговоров между министром России по атомной энергии В.Михайловым и президентом ОАЭИ Ирана Р.Амроллахи, который предусматривал возможность сотрудничества в указанных областях, в России было принято политическое решение ограничить это сотрудничество строительством энергетического реактора мощностью 1000 МВт, работы на котором в Бушере начинали немецкие специалисты в 1970-х годах, и подготовкой специалистов для его безопасной эксплуатации.

Ограниченный успех имели попытки Ирана наладить сотрудничество с российскими институтами напрямую помимо Министерства по атомной энергии и в обход российского законодательства в области экспортного контроля. Так, в 1996 г. Научно-исследовательский и конструкторский институт энерготехники им. Н.А.Доллежаля заключил с ОАЭИ контракт на проведение экспертизы проекта завода по производству тяжелой воды, в рамках которого российские эксперты выезжали в Иран и проводили оценку проекта, основанного на технологиях, полученных в 1970-х годах из США и Канады.

Представителям Федеральной службы безопасности России стоило немало усилий, чтобы предотвратить несанкционированную деятельность иранских эмиссаров от науки в России. Достаточно вспомнить депортацию из России сотрудника посольства Ирана, представителя военной делегации Ирана, запрет на деятельность на территории страны иранской промышленной группы «Санам», занимавшейся нелегальным приобретением оборудования и материалов в обход существующих правил в области экспортного контроля1.

Имея многочисленную диаспору в большинстве развитых стран включая Канаду, США, Великобританию, Германию, Иран пытался использовать различные каналы для получения знаний и экспертизы в высокотехнологичных областях. Так, только в 2005 г. выходцы из Ирана, проживающие в США, были арестованы за незаконные поставки в Исламскую Республику компьюСм.: Тимербаев Р. Указ.раб. С.65.

  терного оборудования, спутникового коммуникационного оборудования и других изделий.

С начала 2000-х годов официальные иранские представители вновь стали говорить о планах создания замкнутого ядерного топливного цикла. Планируется, что в ближайшие 15 лет (к 2020 г.) доля атомной энергетики в Иране вырастет до 10%1.

Революция 1978-1979 гг. в Иране стала неким переломным моментом и сменой социально-политических приоритетов. Государственная система, сформировавшаяся в результате революции, была построена не на модернизационных светских принципах, а на принципах ислама в его шиитской интерпретации. Это был первый опыт в истории ХХ в. построения теократического шиитского государства. Исламская Республика Иран стремится играть одну из ключевых ролей на Ближнем и Среднем Востоке, претендовать на роль регионального лидера. За последние 35 лет, несмотря на экономические санкции США, противоречивое отношение к стране в мире и внутренние проблемы, Ирану удается сохранять внутреннюю целостность и стабильность государственного режима2.

Если бы движение широких масс, приведшее к упразднению монархии, приобрело глубокое социальное содержание, воздействие иранских событий на развитие революционного процесса на Востоке могло оказаться более внушительным. Но пришедшей к власти группировке шиитского духовенства удалось направить энергию масс, прежде всего на реализацию концепции исламского общества социальной справедливости. Резкое усиление позиций ислама в официальной иранской идеологии и политике стало феноменом не только регионального, но и международного значения.

Победа революции 1978-1979 гг. и приход к власти хомейнистов оказали влияние на развитие общественно-политических процессов не только в Иране, но и других мусульманских странах, куда докатилось эхо иранской рево

<

См.: Iran’s Strategic Weapons Programmes / G. Samore (ed.). — London: IISS, 2005. - P. 18.

См.: Филин Н.А. Социально-историческое развитие Исламской Республики Иран (1979-2008 гг.). Факторы устойчивости государственной власти: //Автореф. дис. канд.полит.наук. –М., 2009. –С..

  34 люции. Ведь радикальные исламские течения могут возникать повсюду как реакция людей, которые чувствуют себя обездоленными и не приемлют идей, исповедуемых верхами. Все эти моменты – и бедность, и разочарование в навязанных извне ценностях существовали как в государствах Центральной Азии, так и на Ближнем и Среднем Востоке.

Хомейни и его сторонники, проводя линию на создание в Иране «исламского общества справедливости», отличного, по их убеждению от капиталистического и социалистического, пропагандировали среди государств Ближнего и Среднего Востока «третий путь развития». Тезис «Не Восток и не Запад» стал выдаваться за нечто новое и уникальное в современных международных отношениях.

Одновременно в высших кругах иранского руководства оформляется еще одно направление во внешней политике Ирана – экспорт Исламской революции, что зафиксировано в Конституции ИРИ. Особенностью призывов Хомейни и его сторонников к объединению мусульман является то, что они обращаются, в основном, к «обездоленным», неимущим слоям населения, ориентируя их на свержение власти своих «утопающих в роскоши» правительств. Таким образом, используется оправдавший себя в иранской революции призыв к широким народным массам подняться на борьбу против тирании и угнетения во имя создания исламского «общества справедливости».

Происшедшая в Ливии, Тунисе и Египте «арабская весна» (а теперь, проявляется стремление некоторых кругов добиться ее свершения и в Сирии) способствовала исламизации указанных государств, росту числа исламских государств вместо прежних светских, что вполне соответствовало политике Ирана по экспорту Исламской революции. Как известно, в основе недовольства народных масс были экономические трудности, нерешенность социальных проблем населения, нехватка продуктов, рост цен на продукты и товары.

В составе «революционеров» – разоренные массы безработных, преимущественно прибывшие из сельских мест феллахи, радикальные исламские активисты, студенты медресе. Однозначно они не воспринимают и не   35 поддерживают США, содействие «революционерам» больше оказывали европейские страны. США могут либо сами, влиять на политику указанных государств, оказывая экономическую помощь (считай, проводя «долларовую политику»), либо решать эту задачу с помощью своих союзников – Саудовской Аравии и Катара.

К попыткам экспортировать Исламскую революцию можно отнести неудачные усилия по ее распространению в Турцию и Азербайджанскую Республику1. В пользу этого утверждения говорит также активная поддержка правых сил исламистов в Судане, Алжире, Тунисе, Боснии, на Северном Кавказе и Центральной Азии.

Руководство Исламской Республики Иран увидело опасность для иранских интересов в распространении и утверждении идей пантюркизма. Турция совместно с Азербайджаном и другими тюркоязычными республиками постоянно теснит Иран в Закавказье и Центральной Азии. Поэтому иранское правительство ищет контакты с Россией, Таджикистаном и Арменией в целях противостояния образованию проектируемых «Содружества тюркских государств» или «Тюркского общего рынка». Тем более, что в турецких СМИ все чаще раздаются призывы «наказать Иран», «ввести войска в Армению» и «отобрать у России «турецкие земли»2.

В период прихода к власти в Турции происламской Партии благоденствия во главе с Н.Эрбаканом, который в 1996 г. стал премьер-министром страны, влияние исламского Ирана в Турции настолько возросло, что серьезно обеспокоило армию страны. Традиционно турецкие вооруженные силы стоят на страже «священных принципов и заветов Ататюрка по сохранению Турции в качестве светского и демократического государства». А как заявил зам. начальника генерального штаба Турции Чевик Бирав, «Иран-это террористическое государство», которое к тому же «экспортирует свою революцию в Турцию». Армия пригрозила, что может совершить очередной воен

<

См.: Хурриет. – 1997. – 18 фев.

Старченков Г.И. Иран в глобальном и региональном аспектах // Исламская Республика Иран в 90-е годы (экономика, политика, культура) / Ин-т востоковедения РАН. –М., 1998. – С.116.

  36 ный переворот, если власти будут потворствовать правым исламистам и их иранским спонсорам. И турецкие лидеры были вынуждены уступить1.

Иранская революция 1978-1979 гг. дала сильный импульс возрождению ислама и привела к его политизации. Это вызвало противоречивую реакцию в Саудовской Аравии, поскольку ее власти стали опасаться конкуренции за главенство в мусульманском мире. В 80-е годы иранские религиозные лидеры проводили политику экспорта революции, которая расшатывала устои власти королевского дома Саудовской Аравии. Под влиянием идей иранской революции в 1979г саудовские хариджиты захватили в Мекке Великую святыню, и некоторое время удерживали ее в знак протеста против саудовскоамериканского сотрудничества.

Политические изменения в Ираке привели к ослаблению влияния Ирана на ситуацию в этой стране. Вашингтон формировал там баланс основных политических групп страны, состоящих из иракских шиитов, суннитов и курдов, который может существовать только при посредничестве со стороны США. Такое положение вещей вполне устраивает все иракские силы, и какие-либо изменения ситуации на сегодня не выгодны ни одной из сторон.

Западу удалось сформировать «антииранский альянс» среди арабских государств.

Ирано-иракская война еще больше обострила противоречия между Ираном и Саудовской Аравией, которая поддерживала Ирак из соображений арабской солидарности в противовес Ирану. Позиция Саудовской Аравии по вопросу безопасности в регионе формировалась под влиянием опасений в отношении Ирана и Ирака. Королевская семья пыталась найти поддержку внешних сил в лице США для сбалансирования потенциальной угрозы со стороны этих стран, рискуя навлечь на себя критику не только Ирана, но и религиозных кругов внутри страны. США и НАТО расширили отношения в военной сфере с монархиями Персидского залива, а также уделяют внимание сотрудничеству с арабскими государствами в ядерной сфере.

                                                             См.: Сегодня. – 1996. – 5 июня; Хурриет. – 1997. – 27 нояб.

  37 Сотрудничество с Ираном по вопросам безопасности возможно при условии изменения отношения Тегерана к присутствию США в регионе. Иран, со своей стороны, считает, что региональная безопасность невозможна без его участия, и пытается ослабить военные связи стран Персидского залива за пределами региона. У Ирана остается серьезная причина для беспокойства, связанная с желанием США вновь использовать силу или угрозу ее применения с целью смены режимов в зоне Персидского залива.

Когда иранские студенты в 1981 г. захватили в заложники персонал посольства США в Тегеране, администрация Рональда Рейгана начала оказывать давление на страны Персидского залива, настаивая, чтобы те разрешили создать на их территории военные базы США. Силы быстрого реагирования были увеличены и преобразованы в Центральное Командование, отвечающее за безопасность Персидского залива. Кроме того, Рейган пытался создать «стратегический консенсус» антисоветских настроенных режимов в этом районе в составе Турции, Саудовской Аравии и Израиля.

Можно предположить, что данные меры не только были ответом на захват американских дипломатов в заложники иранскими студентами. Они скорее послужили поводом для достижения более глубокой стратегической цели – создание военного плацдарма будущих военных действий против советских войск, вторгшихся в Афганистан. Президент США Джимми Картер, озабоченный тем, что радиус действия советских боевых самолетов позволял им достигать Персидского залива, объявил этот регион зоной стратегических интересов США. Во-вторых, американцам необходимо было держать под контролем нефтяные источники Персидского залива, чтобы можно было диктовать мировые цены на нефть и газ.

Кроме всего прочего, причина военной эскалации США в указанном регионе кроется в ожидании будущей схватки с Китаем, для чего необходимо было собрать под свой контроль максимальное количество источников углеводородов Персидского залива. США удалось добиться покорности почти всех государств Персидского залива. Неподконтрольными американцам в начале 90-х годов оставались две страны – Иран и Ирак, обладающие огромными нефтяными запасами. Так, в частности, не вписывался в рамки Нового Международного Порядка Ирак, лидер которого Хусейн выступал против Израиля – главного стратегического союзника США на Большом Среднем Востоке.

К удовольствию США между Ираком и Ираном вспыхнула кровопролитная война (1980-1988 гг.), которая лишь ослабила оба государства. А США тем временем продавали оружие обеим воюющим сторонам (что позже было выяснено в деле «Ирангейт»), укрепляя собственные позиции1.

Свое же противоборство с Ираком иранское руководство рассматривало не просто как двусторонний конфликт, а как «джихад», т.е. священную войну за установление исламского правления по иранскому образцу. «Эта война, отмечалось в передовой газеты «Техран таймс», - закончится только тогда, когда имам Хазрат Махди вновь появится и под его руководством все тиранические и неверные силы будут уничтожены и справедливое исламское правление расправит свои крылья над миром угнетенных и униженных»2.

Военная неудача Ирака толкнула его на захват более слабого Кувейта под предлогом, что он когда-то был провинцией Ирака. Боевые действия НАТО «Буря в пустыне» позволили разгромить основные силы иракской армии. Единственной силой, активно противостоящей США, остался лишь Иран.

В результате проведения военной акции в регионе произошли изменения в балансе сил, которые оказали влияние не все страны. Более 160 тыс. военнослужащих Великобритании были дислоцированы в Ираке. Произошло некоторое сокращение численности американских служащих в Саудовской Аравии и частичная замена ее роли другими странами Персидского залива. В данной ситуации Иран искал возможности для расширения союзников против экспансии США в регионе.

                                                             См.: Исламская Республика Иран в 90-е годы (экономика, политика, культура). –М., 1998. – С.109.

См.: Техран таймс. – 1982. – 27 сент.

  39 Дамаск и Тегеран объединяло враждебное отношение к Ираку. Во время ирано-иракской войны 1980-1988 гг. Сирия, несмотря на свою принадлежность к арабскому миру, встала на сторону Ирана, хотя официально декларировала нейтралитет. Такая позиция позволяла осуществлять транзит военных грузов и снаряжения через свою территорию. В 1982 г. Сирия прекратила перекачку иракской нефти через свою территорию на побережье Средиземного моря. Эта акция была скоординирована с действиями Ирана по блокаде экспорта иракской нефти через Персидский залив, что поставило Багдад в трудное экономическое положение1.

Традиционно налаживанию ирано-сирийских отношений в первые годы образования Исламской Республики Иран способствовала религиозная близость алавитов и шиитов. Сирия издавна служила традиционным убежищем для религиозных авторитетов, оппозиционных шахскому режиму. Алавиты составляют около 12% населения Сирии, т.е. немногим более 1 миллиона человек.

На протяжении нескольких столетий османские власти подвергали алавитов жестким преследованиям, сунниты так же нападали на них, угнетали и эксплуатировали. После завоевания Сирией независимости алавиты, чтобы сохранить свою самобытность, стремились заручиться поддержкой суннитов, составляющих большинство населения страны. Этому во многом способствовало официальное признание высокими шиитским авторитетами Ирана алавитов мусульманами, с которыми все должны сотрудничать2.

В целом же страны Персидского залива серьезно опасаются Ирана особенно после того, как в начале 90-х годов Тегеран фактически стал единовластным хозяином трех стратегически важных островов в Ормузском проливеАбу Муса, Большой и Малый Томб и изгнал ОАЭ из этих островов. Именно поэтому эмираты залива видят в лице Ирана своего потенциального противСм.: Миркасымов Б.З. Иран и арабский мир //Иран в современном мире. Российский институт стратегических исследований. М., 2003. С.237.

См.: Кулагина Л.М. Ирано-сирийские отношения на современном этапе // Исламская: Республика Иран в 90-е годы (экономика, политика, культура). М., 1998. 79 с.

  40 ника, ищут и находят защиту у Саудовской Аравии и США. Поэтому они не против НАТО и расширения этой организации, которая, как это им видится, может со времени обуздать агрессивные намерения Тегерана и защитить их независимость1.

США и их союзники заинтересованы в том, чтобы руководители странпоставщиков ресурсов были достаточно послушными. Но как только какаялибо страна пытается отстоять собственные интересы, она подвергается политическому остракизму, экономическим санкциям или даже угрозе применения силы. Вот уже почти 35 лет Иран подвергается экономическим санкциям. Он объективно оказался на передней линии борьбы против установления НМП и НЭП. Естественно, что США объявили его центром международного терроризма, агрессивного исламского фундаментализма, средоточием угрозы мира на стыке Большого Среднего Востока, Кавказа и Центральной Азии. Через ООН, все более превращающуюся в американскую организацию, США предали Иран анафеме и установили экономическую блокаду, максимально изолировав его от ряда государств.

Не трудно догадаться, что причиной указанной политики США на Ближнем Востоке служит нещадная эксплуатация своих колоний и зависимых стран. Причем сформировалась такая система неэквивалентного обмена, при которой индустриальные государства диктовали высокие мировые цены на свои промышленные товары и низкие – на закупаемую сырьевую и энергетическую продукцию. Поскольку большая часть указанных ресурсов сосредоточена в Иране, естественно, обострилась борьба вокруг него.

Но и в этой тяжелой ситуации Иран продолжает сопротивление и настойчиво ищет себе в союзники государства, почувствовавшие опасность может быть мировой экспансии, военной интервенции США.

                                                             См.: Ушаков В.Я. Внешняя политика Ирана и эволюция понятия экспорт исламской революции в 90-е годы // Иран: эволюция исламского правления. М., 1999. С. 91.

  4

Выводы:

Формирование и развитие ядерной программы Ирана имеет полувековую историю. Динамично развивающийся Иран, создавая в период монархического правления и развивая атомную энергетику, имел целью диверсифицировать энергетический комплекс своей страны и добиться овладения самым передовыми технологиями того периода. Начатая в соответствии с соглашением между Ираном и США в 1951 г. и успешно реализовавшаяся шахом Мухаммадом Реза Пехлеви, ЯПИ после Исламской революции была приостановлена и заблокирована политическими и экономическими санкциями, сопровождаясь военными угрозами США и НАТО.

Лишившись поддержки своего союзника – США, будучи не способным самостоятельно реализовать свою ядерную программу, Иран, несмотря на их политическое давление, эмбарго на поставку необходимой технологии со стороны поставщиков, был вынужден искать альтернативные пути реализации собственной программы, в том числе союзников, наладил связи с Германией, Францией, Аргентиной и Бразилией, на определенных условиях регламентирующими права поставщиков соответствующего оборудования и технологий, пригодных для производства ядерного оружия под контролем МАГАТЭ.

После того как европейские государства в 1980 под давлением США примкнули к санкциям США, Иран был вынужден возобновить сотрудничество с менее развитыми в ядерной области странами, большинство которых не придерживались жестких правил в области контроля над атомным экспортом и находились вне режима нераспространения ядерного оружия, – Китаем, Пакистаном и Индией, а с начала 1990 г. – с Россией.

Позже, в период ирано-иракской войны, дефицита бюджета и внутренних экономических трудностей, работа над реализацией ЯПИ замедлилась, и возобновление ЯПИ началось лишь в 1984 г. Исламская революция оказала огромное влияние не только на сдерживание реализации ЯПИ, но и способствовала значительным переменам на Ближнем Востоке. Опыт второго десятилетия функционирования исламского правления показал, что созданная модель исламского общества не только жизнеспособна в экстремальных для страны условиях (послевоенной разрухи, экономического бойкота, последствий восьмилетней войны), но и обладает потенциальной способностью к эволюции.

Послевоенное возрождение Ирана, создание модели исламского общества справедливости, успехи в экономическом развитии, поражение Ирака в результате военной операции коалиционных войск «Буря в пустыне», на фоне распада СССР, вызвали изменение баланса сил в регионе Ближнего Востока.

Этот опыт стал привлекательным и не мог не заинтересовать страны региона.

К геополитическим переменам, происшедшим под влиянием Исламской революции и успехов Ирана, можно отнести :

- приход в Турции представителей Исламской партии благоденствия;

- приход к власти после «арабской весны» в Ливии, Тунисе и Египте представителей исламских партий.

Тегеран взял курс на экспорт революции, прежде всего в тех государствах, среди населения которых было значительное количество шиитов. Через них Ирану удалось добиться сильного влияния в Афганистане;

- ухудшение отношений Пакистана с США, что способствовало улучшению сотрудничества Ирана с этим государством;

- достижения Ирана, возрастание его роли в регионе стали оказывать влияние на внутреннюю обстановку в Саудовской Аравии, Палестине.

Иран приобретает если не союзников, то сочувствующих среди государств Персидского залива, а также в Сирии, Судане и Ливане. В последнем Тегеран до 1989г. пытался с помощью «Хизболах» создать исламскую республику. Но приход к власти в Иране Мохамада Хошеми Рафсанджани сорвал эту попытку.

Влияние ЯПИ на политические перемены в регионе следует рассматривать в контексте превращения иранской армии в сильнейшую вооруженную   4 силу региона. Она стала современной, в военно-техническом отношении модернизированной, оснащенной ракетами дальнего радиуса действия, тактическими беспилотными управляемыми летательными аппаратами. Вместе с тем иранские вооруженные силы предназначены служить сдерживающим фактором в регионе, который милитаризован иностранным военным присутствием.

Во всех государствах региона расположены военные базы США. Что касается ЯПИ, то она имеет целью противостоять военно-стратегическому обострению ситуации на Ближнем Востоке в результате навязанной извне войны в Сирии, возрастания угроз со стороны США и их союзников – Саудовской Аравии, Катара, Израиля, наличия государств, обладающих ядерным оружием, кризиса международного режима нераспространения.

Позиция Саудовской Аравии по вопросу безопасности в регионе формировалась под влиянием опасений в отношении Ирана и его ЯПИ. Исходя из этого, США и НАТО расширили сотрудничество в военной сфере с монархическими режимами Персидского залива, а также стадии уделять внимание сотрудничеству с арабскими государствами в ядерной сфере.

Затянувшийся тупик в переговорах между Ираном и МАГАТЭ является серьезным вызовом основам глобального режима нераспространения, разработанным в 1968 году с последующими его доработками. Основным пунктом противоречия, как уже отмечалось выше, явилось расширение полномочий Договора о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО) для обеспечения гарантий суверенного права каждого члена международного сообщества приобретать и пользоваться атомной энергией в мирных целях. В то же время обострившаяся ситуация вокруг ядерной программы Ирана подняла вопрос о законности права МАГАТЭ обвинять то или иное государство без какихлибо материальных доказательств, так как это противоречит положениям ДНЯО и нарушает определенные условия договора. Наряду со многими сложностями для мирового сообщества и для режима нераспространения вокруг ядерной программы Ирана, стоит отдельно рассмотреть ситуацию в Западной Азии. В географически ограниченном региональном контексте одной   44 из главных проблем является возможное распространение ядерных технологий в рамках региона, которое может быть обусловлено несколькими причинами. Целью данной главы является исследование влияния ядерной программы Ирана на безопасность в Западной Азии и на Ближнем Востоке в контексте ирано-израильских отношений, а также отношений Ирана и других стран региона.

§2. Ядерная Программа Ирана и проблемы обеспечения национальной безопасности страны.

После Исламской революции Иран серьезно укрепил свои позиции в регионе. Сегодня, в отличие от шахского периода, ИРИ окружают, в основном, дружественные или нейтральные страны. Политика по развитию добрососедских и дружественных отношений с соседними странами стала частью стратегической линии иранского руководства на превращение ИРИ в региональную державу, которая должна объединять общие усилия региональных союзников, а не противников, оспаривающих у Ирана этот статус. Даже вторжение американских войск в Ирак и Афганистан не смогло серьезно поколебать усилия ИРИ по сближению со своими соседями, которые охотно идут на переговоры и соглашения с иранским руководством, поддерживая с ним отношения на самом высоком уровне.

Исключение представляют ирано-израильские отношения, которые выбиваются из общего контекста региональной политики ИРИ.

Сегодняшний антагонизм между Ираном и Израилем может показаться странным, учитывая, что в отличие от арабов персы никогда не воевали с евреями, более того, исторически они считались дружественными народами.

Известно, что именно персидский царь и полководец Кир Великий освободил евреев из вавилонского плена в VI в. до н.э., и это событие всегда по достоинству оценивалось еврейской диаспорой, а потом и гражданами Израиля1.

                                                             См.: Месамед В.И. Ирано-израильские отношения: от партнерства к конфронтации // http:// www. iimes.ru /rus /stat /2007/03-11-07a.htm.

  45 До исламской революции ирано-израильские отношения развивались в дружественном русле, а развитие иранской ядерной программы, начатое шахом Мухаммедом Реза Пехлеви с согласия США не вызывало у Израиля никаких возражений. Иранский шах вполне спокойно относился и к развитию израильской ядерной программы.

Положение изменилось вслед за приходом к власти в Иране аятоллы Р.

Хомейни. Вскоре после победы Исламской революции он заявил о разрыве ирано-израильских отношений и распорядился передать здание израильского посольства в Тегеране представительству Организации Освобождения Палестины. Жесткая и перманентно углубляющаяся конфронтация между Исламской Республикой Иран (ИРИ) и Государством Израиль стала уже привычной реалией современного этапа международных отношений. Однако неправомерно связывать ее с антиизраильским настроением того или иного руководителя ИРИ. Она объективно вытекает из самой сути историко-философской концепции шиизма, обретшего в исламском Иране государственный статус.

Лежащая в основе этой ветви ислама идея образования всемирного исламского государства, в котором все люди станут членами глобальной мусульманской общины, по мнению иранских теологов, уже частично реализована созданием и почти тридцатилетним существованием ИРИ1.

После этого сам Р.Хомейни и многие из его сподвижников неоднократно заявляли о неправомерности существования сионистского израильского государства на Ближнем Востоке, причем правительство Израиля рассматривалось как проводник агрессивной политики США в регионе. В то же время Р.Хомейни неоднократно подчеркивал, что речь идет именно о Государстве Израиль и его сионистской сущности, а не о евреях, вообще, в том числе проживающих в Иране. Им, как заявляли руководители ИРИ, совершенно нечего опасаться, если они не будут ассоциировать себя с Израилем и заниматься шпионской деятельностью. Действительно, хотя сразу после революСм.: Месамед В.И. Ирано-израильские отношения: от партнерства к конфронтации // http:// www. iimes.ru /rus /stat /2007/03-11-07a.htm.

  46 ции определенное количество евреев подверглись в Иране гонениям, все-таки это не вылилось в целенаправленную политику по репрессированию их самих или их организаций, как это произошло, например, с иранскими курдами. Еврейский капитал по-прежнему продолжал оставаться неотъемлемой частью иранской экономики, а верующие иудеи свободно отправляли свой культ в десятках действующих в стране синагог. Видимо, поэтому антиизраильские заявления иранских лидеров до поры до времени воспринимались Израилем как не более чем революционная риторика. Более того, на протяжении первых послереволюционных лет Израиль стремился поддерживать с ИРИ некоторый уровень торгово-экономических отношений, а в период ирано-иракской войны, несомненно, сочувствовал Ирану, выступившему против одного из его арабских противников. Так, известна роль Израиля в сделке Иран-Контрас1. В этой связи с доверием можно отнестись к свидетельству бывшего президента страны А.Банисадра, который в своей книге «Мой черед говорить. Иран, революция и секретные сделки с США» утверждает, что во время алжирских переговоров между США и Ираном в 1980 г. об освобождении заложников, захваченных в американском посольстве, была достигнута договоренность между тогдашнем руководством ИРИ и сторонниками баллотировавшегося в президенты Р.Рейгана о том, что иранцы выпустят заложников сразу же после избрания Р.Рейгана, чтобы не дать Д.Картеру шанса приписать эту внешнеполитическую победу своей администрации. За это США обещали возобновить поставки оружия в Иран через Израиль2.

Ситуация стала меняться после того, как в Израиле появились сведения, что правительство ИРИ приняло решение начать исследования в области производства оружия массового уничтожения, включая атомное оружие. По мнению израильских экспертов, импульсом для такого решения послужило применение Ираком химического оружия против иранской армии, приведшее к многочисленным человеческим жертвам, а в последующем использование                                                              См.: Ward G. The rough guide history of the USA. –London; New York, 2003. –Р.272.

См.: Иранская революция / http://irans.ru/ (дата обращения: 18.02.2010).

  47 Ираком ракетного оружия для нанесения ударов по иранской столице1. В то же время некоторые из экспертов отмечают, что, хотя создание атомной бомбы нацелено прежде всего на отражение внешней угрозы и упрочение ИРИ в качестве региональной державы, решение этой проблемы направлено также на сплочение разделенного иранского общества вокруг единой национальной задачи, значимость и необходимость выполнения которой признается большинством иранцев, вне зависимости от их идеологических убеждений2.

После смерти Р.Хомейни антиизраильская риторика в Иране не прекратилась. При этом в ней все явственней стал просматриваться ядерный компонент. После разрушения Израилем иракского ядерного реактора и вынесения в повестку дня вопроса об атомной угрозе в регионе Ближнего Востока Иран начал постоянно призывать мировое сообщество к осуждению Израиля как государства, отказывающегося подписаться под Договором о нераспространении ядерного оружия и не скрывающего, что такое оружие у него имеется.

В то же время все чаще стали раздаваться высказывания иранской стороны о том, что если соседи Ирана не откликнутся на предложение о создании безъядерной зоны, то ИРИ вынуждена будет сама побеспокоиться об обеспечении своей безопасности. Причем тогдашний президент ИРИ А.ХашемиРафсанджани однажды заявил, что для Израиля Ирану понадобится всего лишь одна бомба (Эфраим Халеви Иерусалимский Центр стратегических и политических исследований)3.

Израиль не остался в долгу и предпринял против Ирана ответную кампанию, заявляя, что ИРИ стоит на пороге создания атомной бомбы и что это неизбежно приведет к ядерному кризису в регионе и в мире в целом. Причем как сегодня стало известно, израильские спецслужбы, на основе информации которых и делались соответствующие заявления, явно завышали иранские                                                              См.: Дружиловский С.Б. Ирано-израильские отношения в свете развития иранской ядерной программы // Ядерный Иран: Материалы Междунар. конф. (Иерусалим, 30 мая – 2 июня 2005 г.). – Иерусалим, 2005. –С.6.

http://www.iimes.ru/rus/stat/2006/04-05-06a.htm См.: Дружиловский С.Б. Ирано-израильские отношения в свете развития иранской ядерной программы // Ядерный Иран: Материалы Междунар. конф. (Иерусалим, 30 мая – 2 июня 2005 г.). – Иерусалим, 2005. –С.6.

http://www.iimes.ru/rus/stat/2006/04-05-06a.htm 3 См.: Там же.

  48 возможности или специально их искажали. Так, в начале 1990-х годов, по данным израильской разведки, ИРИ должна была приблизиться к созданию первой атомной бомбы не позднее, чем через 3-5 лет. Сроки эти давно прошли, и сегодня уже американские разведслужбы выступили с осторожным прогнозом, что такая бомба может быть создана в Иране через 10-15 лет (Мартин Ван Кревельд, исторический департамент Иерусалимского университета)1.

Как бы то ни было, израильская позиция была поддержана США, и вскоре Ираном самым серьезным образом занялось Международное Агентство по атомной энергии, которое настояло на принятии Ираном Дополнительного протокола к ДНЯО, позволяющего ему осуществлять несанкционированные проверки любых объектов на территории ИРИ на предмет их соответствия Договору о нераспространении.

При этом в обсуждение ядерной проблемы Ирана были втянуты все великие державы. С осуждением Ирана за его ядерные приготовления высказались многие общественные и политические деятели. Надо сказать, что этот раунд дипломатической борьбы выиграл Израиль, так как в условиях беспрецедентного международного прессинга на ядерную программу Ирана с повестки дня ушел вопрос об угрозе существования израильских ядерных арсеналов. В течение восьми лет, то есть в период нахождения у власти президента Хатами, Иран предпринимал значительные усилия, направленные на то, чтобы мировое сообщество в лице МАГАТЭ перестало дискриминировать Иран и признало его право на проведение ядерных исследований в рамках ДНЯО, указывая при этом, что в соответствии с данным договором ИРИ имеет право на осуществление полного ядерного цикла, включая обогащение урана.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 7 |

Похожие работы:

«Кудратов Комрон Абдунабиевич ВЛИЯНИЕ АФГАНСКОГО КОНФЛИКТА НА НАЦИОНАЛЬНУЮ БЕЗОПАСНОСТЬ РЕСПУБЛИКИ ТАДЖИКИСТАН (1991-2014 гг.) Специальность 07.00.03 – Всеобщая история Диссертация на соискание ученой степени кандидата исторических наук Научный руководитель: доктор исторических наук, профессор Искандаров К. Душанбе – 20 2    ОГЛАВЛЕНИЕ Введение..3ГЛАВА 1. НАУЧНО-ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ...»

«Трунева Виктория Александровна СОВЕРШЕНСТВОВАНИЕ МЕТОДОВ ОПРЕДЕЛЕНИЯ РАСЧЕТНЫХ ВЕЛИЧИН ПОЖАРНОГО РИСКА ДЛЯ ПРОИЗВОДСТВЕННЫХ ЗДАНИЙ И СООРУЖЕНИЙ НЕФТЕГАЗОВОЙ ОТРАСЛИ Специальность...»

«Марченко Василий Сергеевич Методика оценки чрезвычайного локального загрязнения оксидами азота приземной воздушной среды вблизи автодорог 05.26.02 – безопасность в чрезвычайных ситуациях (транспорт) Диссертация на соискание учёной степени кандидата технических наук Научный руководитель: к.х.н., доцент Ложкина Ольга Владимировна Санкт-Петербург Оглавление Введение 1 Аналитический обзор...»

«Беленький Владимир Михайлович МОДЕЛИ И МЕТОДЫ УПРАВЛЕНИЯ БЕЗОПАСНОСТЬЮ ТРУДА ПРОИЗВОДСТВЕННОГО ПЕРСОНАЛА Специальность: 05.13.10 «Управление в социальных и экономических системах» (технические науки) Диссертация на соискание ученой степени доктора технических наук Научный консультант: д.ф.-м.н., профессор Прус Ю.В. Москва 2014 Оглавление Введение Глава 1. Аналитический обзор. Современные информационные технологии в...»

«Топольский Руслан Ахтамович ОБЕСПЕЧЕНИЕ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ БЕЗОПАСНОСТИ ГОСУДАРСТВА НА ОСНОВЕ СОВЕРШЕНСТВОВАНИЯ СТРУКТУРНОЙ ПОЛИТИКИ Специальность 08.00.05 Экономика и управление народным хозяйством (экономическая безопасность) ДИССЕРТАЦИЯ на соискание учной степени кандидата экономических наук Научный руководитель:...»

«РОМАНЬКО ТАТЬЯНА ВЛАДИМИРОВНА УДК 662.351 + 502.1 ПОВЫШЕНИЕ УРОВНЯ ЭКОЛОГИЧЕСКОЙ БЕЗОПАСНОСТИ ПРИ ДЛИТЕЛЬНОМ ХРАНЕНИИ ПИРОКСИЛИНОВЫХ ПОРОХОВ 21.06.01экологическая безопасность Диссертация на соискание научной степени кандидата технических наук Научный руководитель: Буллер Михаил Фридрихович доктор технических наук, профессор Шостка – 2015 СОДЕРЖАНИЕ С. ПЕРЕЧЕНЬ УСЛОВНЫХ...»

«Сурчина Светлана Игоревна Проблема контроля над оборотом расщепляющихся материалов в мировой политике 23.00.04 Политические проблемы международных отношений, глобального и регионального развития Диссертация на соискание ученой степени кандидата...»

«ЖУРАВЛЁВ ВАЛЕРИЙ ВЛАДИМИРОВИЧ ОБЕСПЕЧЕНИЕ ПОЖАРНОЙ И ФОНТАННОЙ БЕЗОПАСНОСТИ ПРИ СТРОИТЕЛЬСТВЕ И ЭКСПЛУАТАЦИИ СКВАЖИН В ВЫСОКОЛЬДИСТЫХ МЕРЗЛЫХ ПОРОДАХ Специальность 05.26.03 – Пожарная и промышленная безопасность (нефтегазовый комплекс) ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата...»

«Гуськов Сергей Александрович ПОВЫШЕНИЕ БЕЗОПАСНОСТИ ФУНКЦИОНИРОВАНИЯ ДЛИННОМЕРНЫХ ТРУБ В БУНТАХ НА НЕФТЯНЫХ И ГАЗОВЫХ СКВАЖИНАХ Специальность 05.26.03 – Пожарная и промышленная безопасность (нефтегазовый комплекс) ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата технических наук Научный руководитель – доктор технических наук, профессор Ямалетдинова Клара Шаиховна Уфа...»

«Фам Хуи Куанг ОБЕСПЕЧЕНИЕ БЕЗОПАСНОЙ ОТКАЧКИ СВЕТЛЫХ НЕФТЕПРОДУКТОВ ИЗ ГОРЯЩИХ ВЕРТИКАЛЬНЫХ СТАЛЬНЫХ РЕЗЕРВУАРОВ Специальность: 05.26.03 – Пожарная и промышленная безопасность (нефтегазовая отрасль, технические науки) ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата технических наук Научный...»

«МАКСИМОВ АФЕТ МАКСИМОВИЧ УГОЛОВНАЯ ПОЛИТИКА В СФЕРЕ ОБЕСПЕЧЕНИЯ БЕЗОПАСНОСТИ ЖИВОТНОГО МИРА: КОНЦЕПТУАЛЬНЫЕ ОСНОВЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ ОПТИМИЗАЦИИ 12.00.08 – уголовное право и криминология; уголовноисполнительное право Диссертация на соискание учёной степени доктора юридических наук Научный консультант: заслуженный работник высшей школы РФ,...»

«Музалевская Екатерина Николаевна ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНОЕ ОБОСНОВАНИЕ ПРИМЕНЕНИЯ МАСЛА СЕМЯН АМАРАНТА ДЛЯ КОРРЕКЦИИ ОСЛОЖНЕНИЙ, ВЫЗЫВАЕМЫХ ИЗОНИАЗИДОМ 14.03.06 Фармакология, клиническая фармакология ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата фармацевтических наук Научный руководитель: д.м.н., профессор Николаевский Владимир...»

«Музалевская Екатерина Николаевна ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНОЕ ОБОСНОВАНИЕ ПРИМЕНЕНИЯ МАСЛА СЕМЯН АМАРАНТА ДЛЯ КОРРЕКЦИИ ОСЛОЖНЕНИЙ, ВЫЗЫВАЕМЫХ ИЗОНИАЗИДОМ 14.03.06 Фармакология, клиническая фармакология ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата фармацевтических наук Научный руководитель: д.м.н., профессор Николаевский Владимир...»

«Добрева Наталья Ивановна АГРОЭКОЛОГИЧЕСКАЯ ОЦЕНКА ПРИМЕНЕНИЯ УДОБРЕНИЯ СИЛИПЛАНТ И РЕГУЛЯТОРА РОСТА ЦИРКОН В СМЕСИ С ПЕСТИЦИДАМИ ПРИ ВОЗДЕЛЫВАНИИ ЯЧМЕНЯ Специальности: 06.01.04 агрохимия и 03.02.08 – экология Диссертация на...»

«УВАРОВА ВАРВАРА АЛЕКСАНДРОВНА Методологические основы контроля пожароопасных и токсических свойств шахтных полимерных материалов Специальность 05.26.03 – Пожарная и промышленная безопасность (в горной промышленности) Диссертация на соискание ученой степени доктора технических наук Научный консультант: Фомин Анатолий Иосифович Кемерово 2015 ОГЛАВЛЕНИЕ Оглавление...»

«Харисов Рустам Ахматнурович РАЗРАБОТКА НАУЧНЫХ ОСНОВ ЭКСПРЕСС-МЕТОДОВ РАСЧЕТА ХАРАКТЕРИСТИК ПРОЧНОСТНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ ОБОЛОЧКОВЫХ ЭЛЕМЕНТОВ ТРУБОПРОВОДНЫХ СИСТЕМ В ВОДОРОДСОДЕРЖАЩИХ РАБОЧИХ СРЕДАХ Специальности: 25.00.19 – Строительство и эксплуатация нефтегазопроводов, баз и хранилищ; 05.26.03 – Пожарная и промышленная безопасность (нефтегазовый комплекс) ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени доктора технических наук...»







 
2016 www.konf.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, диссертации, конференции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.