WWW.KONF.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Авторефераты, диссертации, конференции
 


Pages:     | 1 |   ...   | 11 | 12 || 14 | 15 |   ...   | 17 |

«ИНСТИТУЦИОНАЛИЗАЦИЯ БЕЗОПАСНОСТИ МОЛОДЕЖИ В УСЛОВИЯХ ТРАНСФОРМАЦИИ РОССИЙСКОГО ОБЩЕСТВА ...»

-- [ Страница 13 ] --

§ 3.4 Концепция объективации института безопасности молодежи и уровни ее обеспечения Проанализировав и определив место и роль российского образования как доминирующего института в обеспечении безопасности молодежи, оценив значимость ценностных компонентов личности, на региональном уровне, формируемых в институте образования, обозначив их важность для безопасного включения молодого поколения в новые общественные отношения, а также учитывая высказанное ранее мнение о том, что концепция безопасности российской молодежи должна стать не только частью Стратегии национальной безопасности государства, но и иметь относительную самостоятельность, представляется возможным предложить авторское видение решение заявленной проблемы, воплощенное в концепции объективации института безопасности молодежи.

Под объективацией понимается опредмечивание, превращение в объект чего-либо1. Объективация является процессом наполнения реального общественно значимым содержанием, отражающим социальные потребности и интересы людей. Условно этот процесс представляется как движение от субъекта воздействия (потребности государства, общества или личности в безопасности) к его объекту (институт безопасности). При оценке объективации института безопасности молодежи необходимо учитывать уровень обеспеченности ее потребности в поддержании целостности молодежи, как социальнодемографической группы, динамики развития этой группы и уровень удовлетворения конкретных запросов конкретной личности молодого человека.

Итак, указанная концепция предполагает не только алгоритм ее формирования, представленный на схеме 1 (см. прилож. 7), но и определение основных перспективных направлений, уровней, социальных практик позволяющих обеспечить относительно безопасное вхождение молодежи в общественные отношения.

Философский словарь [Электронный ресурс]. URL: http://www.nravstvennost.info/library (дата 1 обращения: 17.12.2013).

В связи с тем, что институт безопасности молодежи, через институт образования, должен не только сформировать личность, способную противостоять угрозам и рискам современного общества, но и осуществить комплекс мер по укреплению, развитию правового поля, сохранению культурного и исторического наследия, материальных и духовных ценностей, формированию гражданских и идеологических позиций у представителей молодого поколения, необходимо создать и реализовать интегрированную долгосрочную программу (на 5 и 10 лет) целенаправленного обеспечения ее безопасности, которая сможет консолидировать всех акторов (субъектов) института безопасности молодежи. С нашей точки зрения перспективными будут следующие направления реализации программы:

1. Развитие молодого человека рассматривается в триединстве: первое

– формирования его личности, второе – повышения уровня социальной защищенности по таким показателям как образование, трудоустройство, предоставление жилья и, как следствие, третье – снижения уровня маргинального положения в обществе. Главным приоритетом здесь становится создание нового образа мышления, мировоззрения, приобретение способов решения проблемных и трудных жизненных ситуаций через прогрессивные, просоциальные, творческие виды деятельности.

2. Повышение внимания государственных структур и общественных организаций к потребностям, интересам, проблемам молодежи. При этом государство на правовой основе должно гарантировать защиту интересов молодежи, регулировать и решать проблемные моменты, связанные с ее адаптацией и интеграцией в новые общественные отношения.

3. На основе того, что, во-первых, важнейшим из всех видов капитала является «человеческий капитал», а во-вторых, основополагающее значение для развития общества имеет качественный уровень образования и науки, необходимо институт образования рассматривать как главный интеллектуальный канал регулирования обеспечения безопасности молодежи, в котором идет взаимодополняемость образования и науки. В частности, образование формирует личность, способную противостоять угрозам общества и интегрироваться в социум, а наука обеспечивает недостающими знаниями учреждения и организации, ведущие деятельность в сфере обеспечения безопасности молодежи, тем самым регулируя принятия решений на федеральном и региональном уровнях.

4. В перспективе важно обеспечить выполнение функций института безопасности молодежи в тесной связи с демократическим развитием российского общества, в котором государство грамотно применяет условия и стимулы к трудовой деятельности молодого поколения, к реализации своих главных функций, а также контролирует соблюдение выработанных «правил игры» для акторов (субъектов) в сфере безопасности молодежи.

5. Существующая объективная зависимость целеполагания безопасности молодежи от национальной безопасности предполагает комплексный мониторинг состояния и динамики деятельности института безопасности молодежи, основанный на программно-целевом регулировании действий акторов обеспечивающих ее безопасность, включающий правовые акты государства (законы, указы, распоряжения, концепции) и средства формирующие личность, способную обеспечить институциональное развитие российского общества в соответствии с концепцией его реформирования.

Таким образом, раскрыв перспективные направления реализации концепции объективации института безопасности молодежи, нам необходимо рассмотреть уровни и социальные практики, непосредственно обеспечивающие безопасность молодого поколения.

Итак, ранее доказывалась мысль о том, что безопасность молодежи неотделима от национальной безопасности, следовательно, ее обеспечение невозможно без учета институциональных процессов, проходящих в условиях трансформации социальных структур российского общества, в которых формируется современное молодое поколение. Процессы институционализации безопасности молодежи представляют собой сложную многомерную динамическую систему и зависят от акторов, действующих на различных уровнях институциональных процессов, а именно от управленческого статуса, масштаба располагаемых ресурсов, механизмов участия в социальных преобразованиях. В этом контексте нам видится выделение трех уровней (макро-, мезо- и микроуровни), которые могут обеспечить безопасность молодежи. Но для начала обозначим некоторые ключевые позиции, позволяющие применить такую градацию.

Во-первых, уделяется недостаточное внимание исследователей проблеме безопасности молодежи. С одной стороны, существует большое количество работ, связанных с безопасностью личности, общества, государства, но молодежь, как отдельная когорта, в них не выделяется. С другой стороны, молодежная проблематика современности ориентирована не на превентивные технологии, а на экстремумы в молодежной среде. Во-вторых, политические и общественные воззрения, касающиеся проблем молодежи, носят декларативный характер, не выделяя латентных функций и дисфункций безопасности подрастающего поколения. В-третьих, в работах, посвященных безопасности молодежи, фигурирует ограниченный набор субъектов, реализующих ее обеспечение. В-четвертых, при реализации деятельности, направленной на обеспечение безопасности молодежи необходимо учитывать ее возрастные параметры, проблемное поле и жизненные стратегии, а также доступ к экономическим, социальным, культурным ресурсам социума.

Учитывая тот факт, что молодежь имеет транзитивное состояние и современное общество является обществом повышенного риска, особенно для нее, так как жизнедеятельность подрастающего поколения проходит в условиях повышенной конкуренции за социальные позиции (образование, создание семьи и карьеры, жилищное и материальное обеспечение), которую она практически всегда проигрывает, молодежи необходима адресная, целенаправленная поддержка государства и общества. Следовательно, важно создать условия относительно безопасной интеграции молодежи в социальное пространство. В этом контексте нам видится триединство деятельности института безопасности молодежи на макро-, мезо- и микроуровнях. Остановимся на выделенных уровнях более подробно.

Макроуровень предусматривает стратегические институциональные преобразования, создающие необходимые условия для реализации деятельности института безопасности вообще, и в частности формирование политики государства и создание условий для самообеспечения молодежи:

1. Выделение целей и задач как конечных результатов деятельности по обеспечению безопасной социальной интеграции молодежи.

2. Обозначение объектов (сферы безопасности: социальная, информационная, политическая, экономическая и т. п.) и субъектов безопасной социальной интеграции молодежи например, по возрастному критерию, статусному (учащаяся / обучающаяся, работающая / неработающая молодежь), наличию / отсутствию образования, семейному положению, территориальному критерию и т. п.

3. Выявление явных и латентных функций института безопасности с целью дальнейшего анализа процессов институционализации. К явным функциям института безопасности отнесем:

а) удовлетворение потребностей молодого человека в безопасной социальной интеграции (реализация конституционных прав и гарантий, снижение рискогенных условий его жизнедеятельности, оказание социальной поддержки, в случае необходимости);

б) ресурсное обеспечение, создание условий на макро-, мезо- и микроуровнях ресурсного потенциала молодого человека через его самообеспечение и самозащиту.

К латентным функциям отнесем направления социальной и молодежной политики государства в соответствии с вектором развития социальноэкономического сектора и учетом норм международного права, касающихся молодежи. Например, функция социального страхования, создающая условия для самообеспечения молодого человека (частичная коммерциализация образовательных и иных услуг, привлечение спонсоров, обеспечение помощи в трудоустройстве, молодым семьям, студенчеству и т. д.).

4. Определение доминирующих принципов как основа успешной транзитивности и безопасной социальной интеграции молодого поколения1:

а) принцип учета государственного устройства и его социальноэкономических условий. В связи с тем, что молодежь является незащищенной частью населения, в силу своей маргинальности и транзитивности она всегда и при любых социально-экономических условиях будет нуждаться в социальной помощи, защите и страховании в большей или меньшей степени;

б) принцип учета особенностей социальной политики государства. В условиях трансформации социальных структур общества необходимо обеспечить минимальный уровень жизненного старта молодого человека, то есть создать благоприятные условия для получения среднего и профессионального образования и гарантировать его дальнейшую реализацию в производственной и иных сферах. С нашей позиции это возможно через социальное страхование как потенциал обеспечения своей активной социальной позиции на рынке труда;

в) принцип учета целевых групп. Распределение целевых групп должно вестись согласно объектам безопасности и критериям выделения субъектов безопасной социальной интеграции молодежи с учетом конкретных проблемных ситуаций подрастающего поколения;

г) принцип межсубъектного взаимодействия, где главная роль отводится государству. Принцип предполагает наличие и взаимодействие элементов институционального процесса в рамках обеспечения социальной интеграции молодежи, например: создание нормативно-правовой базы, регулирующей поведение молодежи, и структур институционального процесса, экономичеЗамараева З. П. Институционализация социальной защиты населения в условиях современной 1 России [Текст]: Автореф. дис. … д-ра социол. наук. 22.00.04 / З. П. Замараева. М.: 2007.

ских механизмов, социальной инфраструктуры, распределение ответственности между объектами и субъектами безопасности;

д) принцип моделирования реальности. Особенность этого принципа состоит в том, что создаются условия для моделирования молодежью возможностей попробовать себя в различных профессиональных сферах, в сфере самореализации, с целью переноса приобретенного опыта в дальнейшую жизнедеятельность, в посттранзит. Этот принцип для института безопасности очень важен, так как в молодости закладываются основные жизненные стратегии и ценностные ориентации, основные социальные практики индивида, определяющие его дальнейшую жизнедеятельность, то есть принцип моделирования реальности дает возможность разработать и реализовать систему социального воспитания молодого поколения как ответственного гражданина и патриота. Все уровни, обеспечивающие безопасную социальную интеграцию молодежи, тесно переплетаются и взаимодействуют между собой.

5. Выделение приоритетных направлений деятельности реализации соответствующих мер направленных на достижение задач безопасного вхождения молодого поколения в структуры общества, в частности:

а) качественный уровень среднего и профессионального образования (среднее и высшее профессиональное образование). Задача института образования состоит не только в том, чтобы обеспечить качественными знаниями молодого человека, но и сформировать личность конкурентноспособную в социальной, экономической и культурной сферах. Социальная конкурентоспособность предполагает: воспроизводство социальной ответственности, просоциальных культурных образцов; приоритетность семейных ценностей, гражданственности, патриотизма, национально-культурной идентичности.

Экономическая конкурентоспособность предполагает: сформированность адаптивности к изменяющейся экономике; развитие трудового потенциала и минимизация потерь интеллектуального и трудового капитала, через создание высококвалифицированных рабочих мест; реализация карьерного роста.

Культурная конкурентоспособность предполагает: развитие моральной и нравственной культуры, творческого потенциала, сохранение и воспроизводство культурного наследия;

б) создание равных стартовых возможностей вхождения в социальные отношения, например поддержка малообеспеченной, студенческой, талантливой молодежи, инвалидов, интеграция молодых людей, попавших в трудную жизненную ситуацию и т. п.;

в) продуманное трудоустройство молодежи, сокращение молодежной безработицы, приоритетность молодых кадров при проведении реорганизации трудовых мест;

г) деятельность, обеспечивающая увеличение человеческого капитала молодежи через пропаганду здорового образа жизни, профилактику правонарушений в молодежной среде, формирование гражданской культуры, патриотизма, духовно-нравственных ценностей;

д) деятельность, направленная на реализацию эффективной молодежной политики в приоритетных направлениях, таких как: укрепление института семьи, поддержка молодых семей; трудоустройство; поддержка молодежных движений, объединений, молодежных лидеров, молодежных общественно-государственных организаций, предпринимателей; адаптация молодых мигрантов; развитие созидательной активности молодежи; финансовое регулирование центра и периферии (адресное финансирование молодежных программ и проектов, объективно учитывающее региональное экономическое развитие).

6. Технологии, формы и методы обеспечения безопасной социальной интеграции молодежи.

В основе макроуровня должна лежать позиция о том, что молодое поколение является ресурсом и потенциалом развития общества.

Мезоуровень осуществляет институциональные новации на уровне регионов, ведомств, корпораций. По сравнению с макроуровнем мезоуровень, занимая более скромное положение, имеет меньшие полномочия и ресурсы, но его статус очень высок. Как ресурсный потенциал, оказывающий влияние на оптимизацию процесса институционализации безопасности молодежи, мезоакторы мотивированы на улучшение условий развития управляемых ими территорий, организаций с помощью модернизации институциональной среды. Например, это может быть инновационный потенциал (разработка технологий, стратегий социальной деятельности в области обеспечения безопасной интеграции молодежи в общество), профессиональный потенциал (профессионально подготовленные акторы, участвующие в институциональном процессе обеспечения безопасности), экономический потенциал (механизм финансового обеспечения всех уровней (федеральный, региональный, местный), фондов (бюджетный, внебюджетный) и ресурсов (благотворительность, спонсорство, инвестиции) или механизм финансового партнерства), управленческий потенциал (управление развитием институционализации безопасности молодежи, то есть управление тремя выделенными потенциалами: инновационный, экономический, управленческий).

Отметим, что в условиях современности мезоуровень должен сосредоточить свое внимание на разработке и реализации отдельных проектов, в которых была бы учтена региональная молодежная проблематика.

Таким образом, рассредоточенный по всем регионам, сферам и отраслям общества, мезоуровень играет важную роль в объективизации института безопасности молодежи, так как деятельность этого уровня не только способствует преобразованию других социальных институтов, в том числе и базовых, но и связывает макро- и микроуровни, что было отмечено выше.

Микроуровень отражает наиболее значимые для общества качественные изменения базовых социальных практик, а для социальных акторов, конкретной личности отражает неизменные системы ориентированного поведения, не располагающие достаточными ресурсами для прямого воздействия на социальные институты, в сферах жизнедеятельности общества. Следовательно, реализация обеспечения безопасности молодежи на микроуровне подразумевает следующие позиции:

а) создание на базе образовательных учреждений и общественных молодежных организаций отделов, центров по подготовке специалистов, работающих с молодежью в сфере ее безопасной социальной интеграции;

б) организация регулярных тренинговых мероприятий, семинаров для координаторов реализации микротехнологий безопасности молодежи и обеспечение их методической и информационной литературой;

в) выявление и обучение специалистов, которые впоследствии будут взаимодействовать с дворовыми подростково-молодежными группами и субкультурами;

г) формирование команды ко-ведущих (молодежь, родители, специалисты), участвующих в микротехнологиях по реализации просоциальных социализирующих практик.

Итак, определив и обосновав уровни реализации обеспечения безопасности молодежи (макро-, мезо- и микроуровни) в современных условиях трансформации российского общества, можно с уверенностью сказать, что существует потребность в разработке эффективных социальных технологий по развитию человеческого капитала и его относительно безопасной социальной интеграции. Учитывая тот момент, что обеспечение безопасности непосредственно зависит от самой личности молодого человека, необходимо сделать упор на стимулы его активности в этом процессе, то есть важно скоординировать действия в двояком процессе институционализации безопасности на микроуровне. С одной стороны, важно сохранить стремление к привычным, оправдавшим себя социальным практикам, а с другой стороны, способствовать улучшению тех социальных практик, которые ограничивают возможность реализации личных интересов, ценностей, целей.

Понимая важность заявленной проблематики, нами предлагаются комплексные, социально-превентивные технологии по обеспечению безопасности молодежи на микроуровне (микротехнологии)1, решающие проблему социально-личностного, духовно-нравственного, гражданско-идеологического, национально-культурного становления личности на уровне социальных практик.

Перед тем как приступить к реализации микротехнологий, был проведен анализ эмпирически полученных результатов исследования мнений молодежи, о возможности ее участия в программе по формированию социальных практик, способных обеспечить их безопасную социальную интеграцию.

Так, в анкету были введены два значимых вопроса: «Как Вы считаете, в каком возрасте следует начинать говорить о правилах и нормах поведения, о высших ценностях (мораль, нравственность, патриотизм), о взаимопомощи, о духовных (религиозных) ценностях, о духовном здоровье человека?», и «В каком виде Вы хотели бы получать информацию о высших ценностях (мораль, нравственность, патриотизм), о взаимопомощи и т. п.?». Ответы распределились следующим образом (результаты исследования представлены в порядке их убывания, перечисляются первые три позиции):

а) о правилах и нормах поведения – с 5–7 лет (47,4 %), с 2-4 лет (25,9 %), с 8–10 лет (13,3 %);

б) о высших ценностях (мораль, нравственность, патриотизм) – с 5–7 лет (35,2 %), с 8–10 лет (29,2 %), с 11–13 лет (14,1 %);

в) о взаимопомощи – с 5–7 лет (48,4 %), с 8–10 лет (20,7 %), с 2–4 лет (16,2 %);

г) о духовных (религиозных) ценностях – с 5–7 лет (37,4 %) лет, с 8–10 лет (20,3 %), с 11–13 лет (10,9 %), не ответили на вопрос – 11,4 %;

д) о духовном здоровье человека – с 5–7 лет (30,6 %), с 8–10 лет (30,2 %), с 14–16 лет – 15,3 %, не ответили на вопрос – 6 %.

Согласно диаграмме 1 (см. прилож. 7), молодежь хотела бы получать информацию о высших ценностях человека: в виде лекций и бесед специалиСоциальные микротехнолигии рассчитаны на небольшое объединение людей, общественные 1 процессы на микроуровне, уровне социальных практик, включающие технологические процедуры самоорганизации, обеспечивающие рациональное использование личностного потенциала (см.

Социальная работа: Учеб. пособие. 2-е изд., перераб. и доп. Ростов н/Д: Феникс, 2003. С. 140).

стов (34,2 %); от родителей (29,2 %); через специальную литературу (15,4 %);

через телевидение (10,5 %); от друзей (6 %); через газетные и журнальные статьи (3,5 %); иное (самостоятельно, с помощью церкви, ни в каком виде) – 1,2 %.

В основу технологий микроуровня была положена позиция о доминирующей роли базовых институтов семьи и образования в противостоянии социальным и индивидуальным угрозам безопасности молодежи (см. параграфы 2.4, 3.1, 3.3), а полученные эмпирические результаты позволили выделить наиболее приоритетные направления:

а) социально-личностный подход, включающий ряд подпрограмм: личностные и семейные ценности; культура здоровья (здоровый образ жизни);

религиозное воспитание (информационно-просветительский аспект);

б) национально-культурный подход, включающий два блока: туристско-краеведческий и культурно-исторический;

в) гражданско-идеологический подход, включающий два блока: гражданско-правовой и патриотически-идеологический.

Стратегии, формы и методы микротехнологий представлены в виде авторской программы, которая реализовывалась дифференцированно, в зависимости от возраста: учащийся – среднее и старшее звено школы, обучающийся – студент. Исходя из этого, под обеспечением безопасности молодежи на микроуровне понимается:

а) взаимодействие взрослого (специалиста, родителя) и молодого человека, направленное на формирование духовного здоровья;

б) формирование навыков сопротивления асоциальному влиянию и выработка «духовного иммунитета» на деструктивное поведение;

в) развитие морально-нравственных качеств личности, приобщение к истокам национальной и региональной (исторической и религиозной) культуры, природе родного края;

г) воспитание эмоционально-действенного отношения, патриотическиидеологических и гражданских ценностей.

Учитывая тот факт, что воспитание личности, способной противостоять угрозам социальной безопасности, в том числе и духовной, возможно только совместными усилиями семьи, образовательного учреждения и государства, каждая из подпрограмм имеет четыре модуля: модуль для учащейся молодежи; модуль для студенческой молодежи; модуль для родителей; модуль для специалистов (педагоги, социальные педагоги, социальные работники и др.). Каждый модуль имеет следующие разделы (кроме подпрограммы «религиозное воспитание», включенной в социально-личностный подход): информационный; когнитивный; поведенческий; личностнодеятельностный.

В процессе реализации программы были сформированы группы лидеров (координационная группа) из молодежи, специалистов и родителей, которые в дальнейшем проходили специальную подготовку, направленную на дальнейшую реализации микротехнологий, что помогло координационной группе реализовывать мероприятия по принципу «равный – равному».

Вводным этапом программы является работа со специалистами, реализующими деятельность по формированию «личностного ядра», «внутреннего» иммунитета личности молодого человека, что в дальнейшем будет обеспечивать ее безопасность.

Программа имеет как краткосрочные, так и долгосрочные цели, соответственно выделяются пять этапов работы (см. прилож. 12, стр. 384). Кроме того, предусматривается регулярное проведение «круглых столов», дискуссионных «аквариумов» для педагогов, преподавателей вузов, администрации региона, представителей Управления внутренних дел, комиссий по делам несовершеннолетних, общественных организаций и религиозных конфессий, представителей средств массовой информации и т. д.

За основу работы был взят символический цветок здоровья: физическое, психическое, психологическое, интеллектуальное и социальное здоровье.

Сердцевина цветка – личностная безопасность, под которой мы понимаем систему условий, способствующих формированию совокупности нематериальных ценностей (нравственность, моральность, ответственность, идейность и гражданственность) в отношении человека к себе, обществу и государству.

Схема, общая стратегия, методический материал программы представлены в прил. 10, 12.

При реализации программы полностью или отдельных подпрограмм подразумеваются обязательный анализ полученных результатов и дальнейший мониторинг, позволяющий разработать новые стратегии, формы и методы обеспечения безопасности молодежи и оценить их эффективность на каждом уровне институционализации безопасности молодого поколения (макро-, мезо- и микроуровнях).

После внедрения программы и отдельных ее подпрограмм в образовательные организации (МБОУ «Средняя общеобразовательная школа с углубленным изучением отдельных предметов» г. Ярцево Смоленской области и Смоленский филиал НОУ ВПО «Академия права и управления (институт)») нами были проведены повторное анкетирование и интервьюирование молодежи. Эмпирические результаты выявили следующее:

а) по сравнению с первоначальными результатами у респондентов появилось более четкое понимание «добра и зла», «совести», «того, что недопустимо для человека в обществе», у большинства опрошенных практически отсутствуют затруднения в понимании «морали» и «нравственности».

Любопытно, что у опрошенных молодых людей появилась определенность в разграничении понятий «культурное» общество и «духовное» общество – более половины респондентов указали на высшие ценности человека:

мораль, нравственность, патриотизм (для сравнения этот показатель ранее составлял 25 %). Утвердилось мнение и о том, что современное общество не является «культурным»;

б) положительным моментом является следующее: снизился процент молодежи, которой свойственны конформное поведение, подражание какому-либо лидеру, соответственно предположение о том, что опрашиваемые будут более критично подходить к тем или иным видам асоциального, безнравственного, бездуховного поведения, которое рекламируется в СМИ, подтвердилось;

в) результаты эмпирического исследования, проведенного в рамках реализуемой программы, показали, что молодежь не воспринимает церковь как институт воспитания. Однако ранговые показатели изменились при ответе на вопрос: «Какие, по Вашему мнению, способы воспитания могут быть базовыми для молодого поколения?» – «воспитание христианскими, православными ценностями» поставили на предпоследнее место (ранее было последнее место) после следующих вариантов ответов: «воспитание нравственными ценностями», «воспитание патриотизмом», «воспитание искусством, этикой». Молодежь не изменила свою позицию по поводу общедоступного, бесплатного для нее лектория по основам православия как средства воспитания (более 1/3 молодых людей ответили «да»);

г) изменились процентные показатели ответа «все равно» (показатель уменьшился) и «отрицательно» (показатель увеличился) на вопрос: «Каково Ваше отношение к следующим видам поведения у молодежи?».

Таким образом, предложенные социально-профилактические технологии микроуровня по обеспечению безопасности молодежи в виде программы «Моя безопасность», как авторского материала, предусматривают определенные доработки и поправки, в зависимости от заявленной проблематики и контингента групп.

Итак, на основании рассмотренных позиций о роли и месте образования в системе безопасности молодежи, о трансформационных процессах в системе современного российского образования, о ценностных компонентах личности, формируемых в образовании и являющихся необходимым условием обеспечения безопасности молодежи, а также о концепции объективации института безопасности молодежи и уровнях ее обеспечения присутствует необходимость сформулировать ряд ключевых моментов.

1. Прогрессивные изменения в обществе невозможны без активного развития системы образования, а качественный уровень образования не только формирует определенную личность, с особым типом мышления, ролевыми конструктами поведения, социальным положением, но и является одним из главных инструментов экономики, это условие, с помощью которого возможна реализация определенной политики в рамках мирового сообщества.

Следовательно, образование есть стратегический ресурс, обеспечивающий суверенитет и безопасность государства.

2. Специфика трансформационных процессов в системе образования характеризуется противоречивостью, несбалансированностью и одновременным присутствием составляющих советской системы образования и привносимых извне нововведений, что ведет к осложнению ситуации в этой сфере.

3. Необходимым условием обеспечения безопасности молодежи являются ценностные компоненты, формируемые в системе образования, а именно: жизненные стратегии, творческий потенциал и гражданственность. Это связано с тем, что формирование этих компонентов есть необходимый интегративный механизм организации всего жизненного пути молодого человека и, как следствие, дальнейшего пути развития общества. Однако в современных условиях нестабильности и высокого уровня риска молодому человеку проблематично предвидеть не только отдаленную, но и ближайшую перспективу жизни. В итоге будущее превращается в возможный, рефлексивный проект, трактуемый в понятиях выгоды, полезности, риска, опасности. Следовательно, ценностные компоненты, сформированные в системе образования, являются одновременно одним из способов расширения горизонтов возможностей молодежи, увеличения шансов ее адаптации к изменяющимся условиям социума, к реализации себя как личности и уменьшают риски неоптимального выбора дальнейших этапов самореализации, обеспечивая социальную безопасность.

4. Процессы институционализации безопасности молодежи представляют собой сложную многомерную динамическую систему и зависят от акторов, действующих на различных уровнях институциональных процессов, а именно от управленческого статуса, масштаба располагаемых ресурсов, механизмов участия в социальных преобразованиях. В этом контексте предлагается концепция объективации института безопасности молодежи и ее реализация на трех уровнях (макро-, мезо- и микро-), которые могут обеспечить относительно безопасное вхождение молодежи в социальные структуры общества.

Основа концепции представлена перспективными направлениями, уровнями и социальными практиками ее реализации, где каждый уровень отражает значимые позиции в процессе институционализации.

Макроуровень предусматривает выделение и обоснование объективизирующемся институтом безопасности целей, задач, объектов, субъектов, нормативно-правовую базы, доминирующих принципов и реализуемых функций, технологий, форм и методов реализации обеспечения безопасной социальной интеграции молодежи.

Мезоуровень осуществляет институциональные новации на уровне регионов, ведомств, корпораций и, как ресурсный потенциал (инновационный, профессиональный, экономический, управленческий), оказывает влияние на оптимизацию процесса институционализации безопасности молодежи.

Микроуровень, как уровень социальных практик, представлен социально-превентивными микротехнологиями, решающими проблему социально-личностного, духовно-нравственного, гражданско-идеологического, национально-культурного формирования личности молодого человека, способной социально самоопределиться, противостоять рискам, угрозам и вызовам современного общества, адаптироваться и интегрироваться в общественные отношения нового социального порядка.

5. Опыт деятельности на микроуровне по реализации микротехнологий в форме программы «Моя безопасность» (с привлечением специалистов образовательных учреждений) свидетельствует, что наиболее предпочтительными являются адресные программы, направленные на формирование высших общечеловеческих и духовно-нравственных ценностей, патриотизма, правового сознания, здорового образа жизни, ориентированные на применение социальных тренингов.

6. Для решения обозначенной проблемы необходимо способствовать привлечению базовых и периферийных социальных институтов к деятельности, связанной с обеспечением безопасности молодежи (например, институты семьи, образования, социализации, социальной защиты, добровольные неформальные молодежные и религиозные организации и пр.), способных выработать у нее устойчивость к безнравственной, асоциальной жизненной позиции, создать привлекательные альтернативы социальной жизни;

7. Сравнение конечных и исходных результатов выявило следующее:

для успешной реализации обеспечения безопасности молодежи необходимо опираться на методологию формирования у нее представлений об общечеловеческих (личных, семейных, социальных), идеологических, правовых, религиозных ценностях, здоровом образе жизни, способствующих созданию и развитию «личностного ядра», являющегося основой ее безопасности.

Итак, проведенное исследование позволяет сформулировать ряд предложений, направленных на совершенствование государственной социальной и молодежной политики по обеспечению безопасности молодежи:

Первое. Скоординировать деятельность государственных органов, образовательных организаций, специальных учреждений, институтов социализации на макро-, мезо- и микроуровнях, обозначив приоритеты соответствующих органов управления, организационно-экономических механизмов реализации концепции объективации института безопасности молодежи (подростков) на 5 и 10 лет.

Второе. На региональном уровне (мезоуровень) разработать и внедрить проекты по отдельным направлениям реализации обеспечения молодого поколения, учитывая актуальность молодежных проблем конкретного региона.

Третье. Поддержать деятельность пропагандирующих ведомств, организаций и учреждений, обеспечивающих следующее (мезо- и микроуровни):

формирование гражданской и идеологической позиций, национального самосознания;

организацию специальной подготовки, переподготовки и повышения квалификации кадров, работающих с молодежью;

проведение тематических межрегиональных, областных, районных, городских конкурсов (олимпиад) духовно-нравственной, культурноисторической, гражданско-правовой, идеологически-патриотической направленности;

реализацию практических рекомендаций социологических исследований, касающихся институциональных процессов безопасности молодежи;

создание привлекательной альтернативы досуговой сферы молодежи.

Четвертое. Контролировать на макро- и мезоуровнях исполнение положений, поручений, программ через целенаправленные действия заинтересованных субъектов в реализации социально-превентивных технологий, направленных на обеспечение безопасности молодежи и руководить их реализацией.

Реализация намеченных задач возможна через социальные институты социализации, страхования и защиты, социальную и молодежную политику, добровольные и религиозные организации, неформальные молодежные группы и объединения, политические партии и др. Социально-превентивные технологии по обеспечению безопасности молодежи хотя и относятся к самостоятельным мероприятиям, но являются также частью национальной безопасности государства. Следовательно, эта деятельность должна иметь долговременные цели, требующие непрерывного мониторинга ее эффективности.

Выводы диссертационного исследования, представленные в главе, дают возможность доказать третий и четвертый пункты, выносимые на защиту.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Социальная напряженность и неудовлетворенность, рост недоверия к социальным институтам, расширение границ свободы и ответственности личности, способствует с одной стороны, усилению риска, который активизируется процессами глобализации. С другой стороны, усугубляющиеся противоречия в политической, идеологической, экономической, социальной и других сферах жизни общества способствуют росту антисоциальных и криминальных проявлений, националистических настроений и экстремизма в обществе, особенно в молодежной среде. Происходящий слом модели коллективистско-патерналистского сознания молодежи и замещение его на индивидуалистическо-утилитарный тип приводит к отчуждению ее от общества и постепенному дистанцированию от процессов, происходящих в нем. Молодое поколение формирует ненормативный (асоциальный) индивидуализм, отличающийся высокой автономностью личности по отношению к социуму и его институтам. Она осознанно противопоставляет собственные правила общественным нормам и ценностно ориентирована на анархическую свободу, что особенно опасно в трансформирующемся обществе, так как именно она, являясь будущим любого общества, определяет вектор его дальнейшего развития через свою деятельность, которая может быть направлена как на прогресс, так и на социальный регресс.

В этих непростых условиях распада общества на отдельные социокультурные пространства, где действуют противостоящие друг другу ценности, нормы, проходит социализация и «ювентизация» молодого поколения особенно нуждающееся, в силу своего транзитивного положения, в помощи и поддержке государства, через поиск механизмов стабильного и безопасного развития общества, через объективацию института безопасности молодежи.

Попытка решения заявленной проблемы была предпринята в диссертационном исследовании, в заключение которого остановимся на основных его результатах, содержащих авторскую позицию и представляющих определенную научную новизну.

Установлено, что системная трактовка понятия «социальная безопасность» трактуется неоднозначно: от ассоциации с национальной безопасностью, до состояния безопасности личности, общества и государства. Социальная безопасность рассматривается как способность объекта или субъекта, явления или процесса сохранить свою целостность при разрушающем воздействии извне либо в самом объекте, явлении, процессе. На основании представленного анализа категории «безопасность» высказывается авторская позиция по этому поводу, и предлагаются модели структуры социальной безопасности и структуры безопасности молодежи. Являясь системной категорией, социальная безопасность имеет свойство системы, в основе которой лежат принципы целостности, устойчивости, саморегуляции. Несущим элементом безопасности выступают риск, угроза как реальный признак опасности. Именно в этом контексте угроза приобретает качество сущностной характеристики, то есть борьба с ней является основой безопасности.

Понятие «духовная безопасность» представляет собой комплексный концепт, включающий социально-стратегические, социокультурные, политические, идеологические компоненты. На этом основании было дано авторское понимание категории «духовная безопасность» – это система условий, способствующих формированию совокупности нематериальных ценностей (нравственность, моральность, ответственность, идейность и гражданственность) в отношении человека к себе, обществу и государству.

В диссертации, на основе анализа процесса институционализации безопасности и определения его этапов, устанавливается, что функционирование социальных институтов является необходимым условием, способом реализации социальной жизни, порядком, который обеспечивается социальной структурой.

На основе сформулированных положений методологического характера о социальных институтах в научный оборот вводится понятие «институт безопасности» как совокупность организаций, учреждений и лиц, имеющих ресурсы и полномочия для осуществления социально-защитных функций, применимых к социально незащищенным категориям населения, например молодежи.

Являясь динамическим феноменом, социальный институт невозможен без процесса институционализации. Под институционализацией социальной безопасности нами понимается процесс формирования, установления и легитимации конкретных социальных групп (молодежь), специализированных организаций и учреждений (образование, здравоохранение, социальное страхование и социальная защита, миграционные службы и т. д.), моделей социальных действий и поведения в упорядоченные институциональные формы, базовыми элементами которых являются ценностно-нормативные конструкты и стандарты, статусы и роли как удовлетворение потребностей общества в безопасности (сохранение, функционирование и прогрессивное саморазвитие) через противостояние рискам, угрозам, вызовам.

На основании концепций институционализации выделяются два вектора взаимодействия института и личности: субъектно-объектный и субъектносубъектный. Субъектно-субъектный вектор стал одним из теоретических основ авторской концепции объективации института безопасности молодежи.

Анализ процесса институционализации безопасности в изменяющихся условиях системы новых общественных отношений позволил сделать вывод о том, что он не только содержит два аспекта: социальный и когнитивный, но и имеет ряд определенных этапов: потребность в безопасности (личности, общества, государства) – сфера безопасности (социальная, экономическая, политическая, демографическая и т. д.) – сообщество (социальная сфера, экономика, политика, военная и т. п.) – институты безопасности (организации и учреждения социальной помощи, социальное страхование, образование, миграционные службы), но и включает последовательное создание упорядоченных социальных организаций и учреждений, ценностей, норм и регуляторов поведения. Такой подход позволяет сформулировать принципиально новую социальную систему, содержащую множество взаимодействующих элементов: субъектов и объектов социальной безопасности, институтов, учреждений и организаций, выполняющих функции ее обеспечения и удовлетворяющих конкретные потребности личности, группы (в нашем случае – молодежи), общества, государства.

Выводы из пп. 1–4 дают возможность доказать первый пункт, выносимый на защиту.

В определении молодежи мы согласны с социализационным и поколенческим подходами, которые раскрывает сущность формирования и становления системы ценностей, становления самосознания, социального статуса, специфики молодого поколения с особыми чертами и проблемами. На фактическом материале доказано положение о том, что молодежь занимает одно из главных мест в социальной структуре современного общества. Более того, через общественное воспроизводство всех элементов социальной структуры она реализует основные социальные функции: воспроизводственную (обеспечивая преемственность, интеграцию и социальное самоопределение), инновационную (наследуя социальный опыт, пополняет его новациями), трансляционную (транслирует и передает собственные цели и интересы). В связи с тем, что изменения, происходящие в социальной структуре общества, создают рискогенные условия вхождения молодежи в систему социальных отношений, необходимо прогнозировать выбор альтернатив ее самоопределения, снизив риск, и обеспечить безопасность молодого поколения в реализации не только общественных функций, но и в развитии его как субъекта общественного производства и общественной жизни. Именно поэтому молодое поколение особенно нуждается в обеспечении безопасности в условиях нестабильности общественных структур.

В диссертационном исследовании был проведен межпоколенческий сравнительный анализ эмпирических данных трансформации ценностных ориентаций. На основе исследовательского материала было выявлено усиление современных ценностей у молодежи: достижения, самостоятельность, индивидуализм, конкурентоспособность, свобода.

Сравнивая только позиции молодежной когорты (2002, 2007, 2009 и 20012 гг.), установлено, что заметно увеличивается индивидуализация и наблюдается отказ от ценности гуманности и заботы о нуждающихся. При этом у молодежи тенденция показателя гуманности, заботы и социальной поддержки уменьшается, а у представителей старшего поколения этот показатель доминирует. Это говорит о том, что российская молодежь является проводником новых ценностей, среди которых преобладают ценности успеха, статуса, социального престижа, а духовно-нравственные ценности уходят на вторые позиции. Таким образом, коллективизм уступает индивидуализации, являющейся отражением кризиса общественных институтов социальной политики и социальной защиты и перенесением ответственности на молодежь за последствия ее незащищенности.

Индивидуализация, открывая перспективы для личности, одновременно порождает конкурентную борьбу, которая ведет к кризису доверия и дезинтеграции, а в условиях нестабильности общества молодежь формирует ненормативный (асоциальный) индивидуализм, отличающийся высокой автономностью личности по отношению к социуму и его институтам. Она осознанно противопоставляет собственные правила общественным нормам и ценностно-ориентирована на анархическую свободу, что особенно опасно в трансформирующемся обществе. Либеральный тезис «успешная личность в успешном обществе» ведет к обострению социально-классовых противоречий и возрастанию социальной напряженности в обществе. Рассмотренные позиции п. 5 доказывают второй пункт, выносимый на защиту.

Молодежь, живя и формируясь в «обществе риска», подвергается угрозам, которые условно были разделены на социальные и индивидуальные (личностные). К социальным угрозам отнесены: глобальная ломка системы ценностей, экстремизм в молодежной среде, правовой нигилизм, молодежная преступность, фрагментарность молодежной политики, отсутствие патриотически-идеологического воспитания, демографический кризис. К индивидуальным (личностным) – процесс социализации, стремление к самоактуализации и самореализации, личностные смыслы и противоречия личности. Дифференциация угроз безопасности молодежи, диалектически сочетающая свои формы и конкретизирующая картину их функционирования на уровне личности, общества и государства, позволяет учитывать проблемы вхождения молодого поколения в социальные структуры общества и ликвидировать его аутсайдерские позиции.

Определение основных тенденций, обусловливающих характер важнейших преобразований институционализации безопасности молодежи в условиях современного этапа развития российского общества в нормативно-правовом и структурно-функциональном ключе, выявило то, что наблюдается несформированность института безопасности молодежи при практически оформившемся институте национальной безопасности. Это объясняется противоречиями социализационного и институционального аспектов и требует неотлагательного решения указанной проблемы. С нашей точки зрения ее можно решить путем совершенствования и развития института образования, так как основные тенденции институционализации безопасности молодежи в изменяющихся условиях российского общества выражены через институциональные преобразования, происходящие именно в этом институте, который является ведущим в реализации обеспечения стратегий безопасности подрастающего поколения.

Анализ теоретико-методологических оснований исследования институционализации образования в изменяющихся условиях российского общества свидетельствует о том, что система современного образования имеет проблемные зоны, главной из которых является отсутствие триединства: обучение – воспитание – культурное воспроизводство молодого поколения. Специфика института образования и выражается не только в получении профессии, воспроизводстве социальных норм и систем ценностей, адаптации и интеграции молодого человека в обществе, но и в формировании жизненных предпочтений и стратегий, в выработке «внутреннего иммунитета» к противостоянию угрозам.

Эмпирически подтверждено, что получение образования молодежью является обязательным и необходимым условием достижения жизненного успеха и роста прагматических ценностных установок по отношению к уровню и качеству образования. При этом реализация образования как ценности происходит через преодоление дисбаланса между престижем его получения и сложностью дальнейшего применения полученных профессиональных знаний.

Существующие противоречия традиционных и современных ценностей способствуют изменению жизненных ориентиров молодежи в сторону прагматизации интересов, а гражданская позиция отличается индивидуализмом и рационализмом, формируется соответствующая мотивация деятельности, ценностных потребностей и целей. Следовательно, институт образования, выполняя одну из функций – социализации и воспитания, способен сформировать молодую личность с особым типом коллективистского мышления (исторически свойственным русскому менталитету), ролевым поведением и социальным положением, способствующим обеспечению ее относительно безопасного вхождения в общественную жизнь.



Pages:     | 1 |   ...   | 11 | 12 || 14 | 15 |   ...   | 17 |
 

Похожие работы:

«Добрева Наталья Ивановна АГРОЭКОЛОГИЧЕСКАЯ ОЦЕНКА ПРИМЕНЕНИЯ УДОБРЕНИЯ СИЛИПЛАНТ И РЕГУЛЯТОРА РОСТА ЦИРКОН В СМЕСИ С ПЕСТИЦИДАМИ ПРИ ВОЗДЕЛЫВАНИИ ЯЧМЕНЯ Специальности: 06.01.04 агрохимия и 03.02.08 – экология Диссертация на...»

«Топольский Руслан Ахтамович ОБЕСПЕЧЕНИЕ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ БЕЗОПАСНОСТИ ГОСУДАРСТВА НА ОСНОВЕ СОВЕРШЕНСТВОВАНИЯ СТРУКТУРНОЙ ПОЛИТИКИ Специальность 08.00.05 Экономика и управление народным хозяйством (экономическая безопасность) ДИССЕРТАЦИЯ на соискание учной степени кандидата экономических наук Научный руководитель:...»

«РОМАНЬКО ТАТЬЯНА ВЛАДИМИРОВНА УДК 662.351 + 502.1 ПОВЫШЕНИЕ УРОВНЯ ЭКОЛОГИЧЕСКОЙ БЕЗОПАСНОСТИ ПРИ ДЛИТЕЛЬНОМ ХРАНЕНИИ ПИРОКСИЛИНОВЫХ ПОРОХОВ 21.06.01экологическая безопасность Диссертация на соискание научной степени кандидата технических наук Научный руководитель: Буллер Михаил Фридрихович доктор технических наук, профессор Шостка – 2015 СОДЕРЖАНИЕ С. ПЕРЕЧЕНЬ УСЛОВНЫХ...»

«Марченко Василий Сергеевич Методика оценки чрезвычайного локального загрязнения оксидами азота приземной воздушной среды вблизи автодорог 05.26.02 – безопасность в чрезвычайных ситуациях (транспорт) Диссертация на соискание учёной степени кандидата технических наук Научный руководитель: к.х.н., доцент Ложкина Ольга Владимировна Санкт-Петербург Оглавление Введение 1 Аналитический обзор...»

«Кирилов Игорь Вячеславович Военная политика, военно-политические процессы и проблемные аспекты в системе обеспечении военной безопасности в современной России Специальность 23.00.02. – Политические институты, процессы и технологии Диссертация на соискание ученой степени кандидата политических наук Научный руководитель: д.пол.н.,...»

«МАКСИМОВ АФЕТ МАКСИМОВИЧ УГОЛОВНАЯ ПОЛИТИКА В СФЕРЕ ОБЕСПЕЧЕНИЯ БЕЗОПАСНОСТИ ЖИВОТНОГО МИРА: КОНЦЕПТУАЛЬНЫЕ ОСНОВЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ ОПТИМИЗАЦИИ 12.00.08 – уголовное право и криминология; уголовноисполнительное право Диссертация на соискание учёной степени доктора юридических наук Научный консультант: заслуженный работник высшей школы РФ,...»

«Шудрак Максим Олегович МОДЕЛЬ, АЛГОРИТМЫ И ПРОГРАММНЫЙ КОМПЛЕКС ДЛЯ АВТОМАТИЗИРОВАННОГО ПОИСКА УЯЗВИМОСТЕЙ В ИСПОЛНЯЕМОМ КОДЕ Специальность 05.13.19 «Методы и системы защиты информации, информационная безопасность» Диссертация на соискание ученой степени кандидата технических наук Научный руководитель –...»

«ЖУРАВЛЁВ ВАЛЕРИЙ ВЛАДИМИРОВИЧ ОБЕСПЕЧЕНИЕ ПОЖАРНОЙ И ФОНТАННОЙ БЕЗОПАСНОСТИ ПРИ СТРОИТЕЛЬСТВЕ И ЭКСПЛУАТАЦИИ СКВАЖИН В ВЫСОКОЛЬДИСТЫХ МЕРЗЛЫХ ПОРОДАХ Специальность 05.26.03 – Пожарная и промышленная безопасность (нефтегазовый комплекс) ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата...»

«Трунева Виктория Александровна СОВЕРШЕНСТВОВАНИЕ МЕТОДОВ ОПРЕДЕЛЕНИЯ РАСЧЕТНЫХ ВЕЛИЧИН ПОЖАРНОГО РИСКА ДЛЯ ПРОИЗВОДСТВЕННЫХ ЗДАНИЙ И СООРУЖЕНИЙ НЕФТЕГАЗОВОЙ ОТРАСЛИ Специальность...»

«Харисов Рустам Ахматнурович РАЗРАБОТКА НАУЧНЫХ ОСНОВ ЭКСПРЕСС-МЕТОДОВ РАСЧЕТА ХАРАКТЕРИСТИК ПРОЧНОСТНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ ОБОЛОЧКОВЫХ ЭЛЕМЕНТОВ ТРУБОПРОВОДНЫХ СИСТЕМ В ВОДОРОДСОДЕРЖАЩИХ РАБОЧИХ СРЕДАХ Специальности: 25.00.19 – Строительство и эксплуатация нефтегазопроводов, баз и хранилищ; 05.26.03 – Пожарная и промышленная безопасность (нефтегазовый комплекс) ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени доктора технических наук...»







 
2016 www.konf.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, диссертации, конференции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.