WWW.KONF.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Авторефераты, диссертации, конференции
 


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |

«БЕЗОПАСНОСТИ ПРИ ДЛИТЕЛЬНОМ ХРАНЕНИИ ПИРОКСИЛИНОВЫХ ПОРОХОВ ...»

-- [ Страница 4 ] --

При деструкции пороха образуются и могут попадать в окружающую среду и промежуточные продукты разложения нитратов целлюлозы. Исходя из двойственной природы нитратов целлюлозы (они представляют собой эфир природного полимера целлюлозы и азотной кислоты), деструкция пороха сопровождается уменьшением молекулярной массы (деполимеризация) и отрывом оксидов азота (денитрация) [9, 60]. Медленное течение деструкции протекает до тех пор, пока образовавшиеся оксиды азота будут взаимодействовать с дифениламином и активными его формами:

N-нитрозо- и С-нитропроизводными, образующимися в ходе связывания оксидов азота [110]. При израсходовании активных форм стабилизатора процесс деструкции пороха переходит в стадию автокатализа, результатом которого может быть самовоспламенение и детонация. При детонации пороха, кроме деструктивных механических форм работы и термического действия по отношению к окружающим предметам, в воздух выделяются продукты детонации: оксиды углерода, оксиды азота, водяной пар. Для снижения вероятности разрушительного и загрязняющего действия пороха в процессе хранения необходимо принимать меры к предотвращению перехода медленной деструкции к мгновенному горению (детонации).

Проведем сравнительный анализ негативного действия потенциальных загрязнителей при хранении пироксилиновых порохов (таблица 5.5).

Количество азотной кислоты, приведенное в таблице 5.5, дано для условия взаимодействия оксидов азота с водой. Максимальное количество вещества для случая распада дается двумя величинами: в числителе – на случай полного распада, а в знаменателе – до момента 2 % масс. распада.

Порох считается непригодным для снаряжения боеприпасов, если он разложился более чем на 2 % от первоначальной массы.

Наиболее вредными веществами являются дифениламин, оксиды азота и оксид углерода. Особенно вредными из них являются оксиды азота. При взаимодействии с парами воды (продукт распада и горения) они образуют азотную кислоту, которая вызывает раздражение дыхательных путей и разрушает легкие. Оксиды азота (оксид и диоксид азота) в тропосфере инициируют образование фотохимического смога, а в стратосфере выступают регулятором содержания азота в озоновом слое Земли [123].

Дифениламин может попадать в окружающую среду в процессе вымывания (случай нарушения герметичности укупорки и действия осадков) или образовывать N-нитрозо- и С-нитродифениламины в процессе распада пороха. Образующиеся вещества – высокотоксичные соединения, поражают печень, вызывают кровоизлияние, конвульсии, они относятся к канцерогенам [124], ПДК которых 2–5 мг/см3. Среди приведенных классов химических соединений наиболее опасным является N-нитрозодифениламин (обладает тератогенным и эмбриотоксическим действием, является канцерогеном) [125].

При распаде пороха выделение вредных веществ в окружающую среду происходит постоянно, однако скорость их выделения и количество незначительны. Вымывание дифениламина и образовавшихся к этому моменту N-нитрозо- и C-нитродифениламинов происходит в случае разгерметизации боеприпаса. Процесс этот достаточно длителен из-за его низкой скорости.

Резкое увеличение количества и скорости выделения вредных веществ из пороха начинается в момент самоускорения распада пороха и возможного перехода распада в самовоспламенение (горение) с образованием большого количества вредных веществ [121].

В теории взрывчатых веществ, порохов и топлив общее количество газовых загрязнителей (VCO) определяется в пересчете на количество оксида углерода [126]:

V CO VCO a VNO2 b VSO2 H 2S, (5.3) где V CO, NO 2, SO 2 H 2 S – количество выделившихся оксидов углерода, оксидов азота, оксида серы и сероводорода; а и b – коэффициенты, учитывающие различную степень вредности газов и равные отношениям ПДКСО к ПДКNO2 и ПДКСО к ПДКSO2 H2S.

Пироксилиновые пороха при горении соединения серы не продуцируют.

–  –  –

Однако, из данных таблицы 5.5 невозможно определить, какое из веществ обладает наибольшей степенью экологического риска в зависимости от протекающего процесса. При бесконтрольном хранении боеприпасов (порохов) это может быть момент начала самоускоряющейся реакции распада и возможного перехода ее в горение и детонацию.

В артиллерийских боеприпасах наибольшей степенью экологического риска обладает пироксилиновый порох и инициирующие взрывчатые вещества, имеющие меньшую температуру вспышки – порядка 413,0 – 473,0 К (для пироксилинового пороха она составляет 453,0 – 473,0 К), меньшей степенью экологического риска – бризантные взрывчатые вещества (гексоген 498,0 – 508,0 К, тротил 573,0 – 583,0 К) [127]. Такой вывод напрашивается, если за точку отсчета в оценке экологического риска принимать температуру вспышки как определяющий фактор формирования опасности и риска.

Для боеприпасов и пироксилиновых порохов кроме внутренних источников риска (распад), существуют и внешние источники риска, которые не поддаются прогнозу, важнейшим из которых является повышенная температура (пожар, солнечная энергия, несоблюдение правил пожарной безопасности). Для снижения степени этого экологического риска постоянно проводится мониторинг состояния складов, боеприпасов и прилегающей территории.

Для мониторинга внутренних рисков нужны надежные методы физикохимического анализа за состоянием глубины распада пороха [5, 105, 125] и надежные результаты по кинетике распада нитратов целлюлозы и химизма действия дифениламина [42, 115, 128, 129], что позволит определить конечные сроки техногенно-экологической безопасности при хранении.

Для оценки влияния на здоровье населения газообразных вредных веществ – продуктов разложения порохов можно использовать методологию, приведенную в [27]:

А [ y0 ( e Сі 1)] В, (5.4) А – количество случаев возникновения заболеваний конкретной где нозологической группы;

у0 – ежедневный уровень заболеваемости (рассчитывается по определенной методике);

– коэффициент влияния токсиканта (справочные данные);

Сі – изменение уровня суточной концентрации токсиканта, мг/м3;

В – общее количество населения, поддающееся влиянию токсиканта.

Если в выражение (5.4) ввести нормативный показатель заболеваемости – 10–5 – для основной массы заболеваний, а для онкологических заболеваний показатель 10–6, то можно получить выражение для величины риска отрицательного воздействия на организм человека продуктов разложения порохов при их длительном хранении:

Risk [ y0 (eСі 1)] В 10–, (5.5) = 5 – показатель для общего перечня заболеваний разных где нозологических групп;

= 6 – для онкологических заболеваний.

Предложенный подход можно считать прогнозным, поскольку в выражении (5.5) присутствует величина Сі – изменение уровня суточной концентрации токсиканта. Прогнозные оценки по срокам безопасного хранения необходимо давать из минимального содержания ДФА (по центру порохового элемента).

Исходя из вышеизложенного, пироксилиновые пороха и боеприпасы длительного хранения обладают наивысшим уровнем экологической опасности и наивысшей степенью экологического риска в момент перехода медленного разложения в горение. В процессе горения и взрыва происходит загрязнения окружающей среды и, как следствие, – влияние на общий уровень здоровья населения. Особенно негативным явлением в данной ситуации являются неконтролируемые по траектории разлеты боеприпасов и травмирование населения близлежащих населенных пунктов (психологические травмы, физические травмы, разрушение инфраструктуры и т.д.).

5.4 Исследование влияния влаги на состояние экологической безопасности пироксилиновых порохов при хранении В условиях разгерметизации длительно хранящихся боеприпасов, когда имеются внешние устройства (склады), препятствующие прямому попаданию воды, на пороховые элементы действуют пары воды окружающей среды.

Количество влаги, попадающее в состав пороха, в основном, будет определяться относительной влажностью воздуха и способностью пороховых элементов сорбировать влагу. Здесь мы говорим о поглощении влаги, находящейся в парообразном состоянии.

Если же нет устройств, препятствующих прямому попаданию влаги, то влага попадает на пороховой элемент в жидком состоянии. Ее количество, попадающее в порох, будет определяться характеристикой поверхности и внутренней структурой пороховых элементов, обусловленной наличием открытых пор.

Влияние влаги исследовали по двум направлениям. Первое направление

– влияние парообразной влаги на химическую стойкость, о которой судили по составу образовавшихся производных от стабилизатора химической стойкости.

Второе направление – влияние жидкой влаги (жидкой среды), полностью омывающей пороховые элементы, на состав стабилизаторов химической стойкости пороховых элементов и количество вымываемых стабилизаторов химической стойкости – в первую очередь дифениламина.

Известно, что повышенная влажность воздуха окружающей среды приводит к увеличению влажности пороха, ускоряющей процессы гидролитического распада, оказывающие более сильное влияние на снижение химической стойкости и снижение продолжительности безопасного хранения, чем термическое разложение [5]. В то же время, в присутствие больших количеств воды не происходит ускорения разложения пороха, порох можно длительное время хранить под водой [99].

Для изучения влияния сорбционно попавшей в пороховые элементы влаги исследовали порох с мелкими пороховыми элементами 2/3 партия 6, имеющий на момент исследования возраст 10 лет. Исследовали 2 образца пороха. Один образец с естественной влажностью 0,9 % по массе служил в качестве образца сравнения. Второй образец был подготовлен путем добавления в первый образец внешней воды в количестве 3,0 % от массы пороха. Образцы помещали в стеклянные герметично закрывающиеся склянки, в которые объемно вводили необходимое количество воды.

Далее образцы термостатировали при температуре 368,0 ± 0,1 К в течение 56 часов. Влага в условиях проведения опытов находилась в паровой фазе. После термостатирования образцы, соприкасавшиеся с парами влаги, подвергались вакуумной сушке при комнатной температуре и выдержке совместно с образцами сравнения в эксикаторе. Затем в образцах определялось содержание ДФА и его производных. Полученные результаты (относительная погрешность определения – 3,0 %) представлены в таблице 5.6.

–  –  –

Анализ результатов, представленных в таблице 5.6, показывает, что глубина старения пироксилинового пороха в условиях повышенной влажности (образец 2) практически соизмерима с глубиной старения пироксилинового пороха в условиях естественного содержания влаги. Содержание ДФА в порохе, подвергавшемуся нагреванию во влажной атмосфере, составило 0,56 % по массе относительно 0,60 % по массе при термостатировании в естественной атмосфере. Содержание N-нитрозо-ДФА в порохе после влажностного термостатирования составило 0,32 % по массе, а в образце сравнения – 0,35 % по массе.

Анализ этих данных указывает на то, что на процесс изменения состава стабилизаторов влияет не только процесс собственно распада, но и процесс «вымывания» стабилизаторов. Если бы отсутствовал процесс «вымывания»

стабилизаторов, то уменьшение доли ДФА в образцах с повышенной влажностью, привело бы к увеличению доли N-нитрозо-ДФА. На практике получено меньшее значение доли N-нитрозо-ДФА.

Одновременно были проведены исследования влияния воды на состояние пороховых элементов, полностью погруженных в воду при температурах близких к 293,0 ± 1,0 К.

Образцы пороховых элементов для исследования готовили следующим образом. От пороховой трубки 37/1 (внешний диаметр – 12,0 мм, диаметр канала – 4,5 мм), отрезали фрагменты длиной около 10,0 ± 1,0 мм, полученные фрагменты (3шт) помещали в толстостенные стаканчики. Кроме образцов пороховых элементов указанных размеров исследовали и мелкоизмельченный образец данной пороховой трубки. Далее пороховые элементы заливались тремя видами жидкой водной среды: дистиллированной водой, подщелоченной водой (0,01-н. раствор NaOH), подкисленной водой (0,01-н. раствор HCl), а мелкоизмельченный образец – только дистиллированной водой. Количество заливаемой жидкости составляло 20 см3. В качестве образцов сравнения использовали пороховые элементы, одинаковое время выдержанные по сравнению с образцами, залитыми водной средой различной рН, и образец, измельченный до размеров частиц (менее 0,1 мм).

После добавления жидкостей стаканчики герметично закрывались. Время экспозиции стаканчиков с содержимым составило 2500 часов (около 104 суток). По истечении указанного времени стаканчики были вскрыты. Для анализа пороховые элементы отделяли от жидкости и высушивали при комнатной температуре в течение 45 суток до постоянной массы. Жидкость также отбирали для анализа. Состав стабилизаторов химической стойкости определяли как в твердой фазе (пороховые элементы, мелкие частицы пороха), так в жидкой фазе (водная среда различной рН).

От каждого порохового элемента путем высверливания по направлению центрального канала определенной части образца сверлами диаметром 5,7 мм (1 образец); 8,0 мм (2 образец) отбирали три аналитических образца. Остаток элемента составлял третий аналитический образец.

Состав и количество стабилизатора определяли методом высокоэффективной жидкостной хроматографии. Подготовки пробы для твердых элементов проводилась по описанной ранее методике (раздел 2).

Подготовку пробы жидкой среды проводили следующим образом. К 20 см3 жидкой среды добавляли 5 см3 раствора внутреннего стандарта (0,1 см3 ацетанилида в 100 см3 метиленхлорида). Содержимое, помещенное в герметичную склянку, интенсивно перемешивали на приборе для встряхивания в течение 5,0 ч. Полученной смеси давали расслоиться при отстаивании, отбирали шприцем метиленхлоридный слой объемом 4 мкл для ввода в измерительную систему хроматографа.

–  –  –

Анализ результатов, приведенных в таблице 5.7, показал, что количество дифениламина, которое перешло в процессе опыта в жидкую среду зависит от рН жидкой среды и геометрических размеров пороховых элементов.

С уменьшением размеров пороховых элементов количество мигрирующих ДФА в водную среду увеличивается. Для пороховых элементов размером 37/1, (внешний диаметр порохового элемента 12,0 мм, диаметр канала 4,5 мм и высота 10,0 мм) количество вымытого ДФА составило 2,010-6 г ДФА / г (пороха)см3 (раствора), для частиц размером (0,5–1,0) мм – 12,010-6 г ДФА / г (пороха) см3 (раствора).

В кислую среду выделилось наибольшее количество ДФА – 2,810-6 г / г см3, наименьшее количество в щелочную среду – 1,810-6 г / г см3, в водную нейтральную среду выделилось 2,010-6 г / г см3.

1,2

–  –  –

1,15 1,1 1,05 3

–  –  –

Рисунок 5.5 – Содержание дифениламина по слоям в образцах, выдержанных в: 1 – воздухе; 2 – нейтральной воде; 3 – щелочной воде; 4 – кислой воде Анализ результатов определения состава и содержания стабилизаторов в твердых образцах после контакта их с водной средой (рис.

5.5) показал, что после контакта с кислой средой количество ДФА в порохе становится несколько ниже (кривая 4 рис.5.5), чем в порохе после контакта с нейтральной средой (кривая 2, рис.5.5) и щелочной (кривая 3, рис.5.5) средой.

–  –  –

Совместный анализ результатов, представленных на рис.5.5 и в таблице

5.8 показывает, что пребывание пороха в нейтральной водной среде при нормальной температуре не сказывается на скорости его разложения и сроках безопасного хранения из-за практически одинакового содержания ДФА и Nнитрозо-ДФА. При этом принимали во внимание факт прямого превращения ДФА в N-нитрозо-ДФА при разложении пороха, и взаимосвязи скорости разложения со сроками хранения. В щелочной среде содержание дифениламина в пороховых элементах менее 0,92 % по массе против 0,98 – в нейтральной среде. При одинаковом содержании N-нитрозо-ДФА в порохе, выдержанном в нейтральной и щелочной, можно утверждать, что в щелочной среде ДФА в большей степени вымывается, чем расходуется для стабилизации разложения пороха. В порохе при контакте с кислой средой из-за бльшого содержания N-нитрозо-ДФА и меньшего содержания ДФА можно констатировать уже о влиянии кислой среды на скорость разложения пороха.

Выводы к разделу 5

1. Впервые исследовано распределение ДФА в пороховых элементах, некоторое время хранившиеся в составе боеприпасов, показавшее его неравномерность. На внешней поверхности пороховых элементов ДФА присутствует в бльших количествах, чем во внутренних слоях, причем эта разница может достигать 30%. Характер этого профиля формируется на стадии изготовления. Дальнейшее старение (увеличение сроков хранения) приводит к снижению этой разницы.

2. Впервые показано, что критическое значение показателя химической стойкости, характеризующее длительность жизненного цикла пироксилиновых порохов достигается значительно позже (по прогнозам) практически к 100 годам, что вдвое превышает обязательства по гарантийному хранению порохов;

3. Впервые показано, что самоускоряющееся, способное привести к самовозгоранию, разложение пороха наступает в момент появления в хранящемся порохе тринитропроизводных дифениламина.

4. Впервые предложено в качестве критерия отнесения хранящихся пироксилиновых порохов к экологически безопасным – отсутствие тринитропроизводных дифениламина в составе пороха.

5. При исследовании последствий длительного контакта пороховых элементов с водной средой показано, что при контакте пороха с водой происходит вымывание дифениламина и N-нитрозо-ДФА. Количество вымытых компонентов зависит от рН контактируемой жидкой среды, наибольшее количество их вымывается в кислую жидкую среду.

6. Впервые рассмотрены вопросы экологической опасности длительного неконтролируемого хранения пироксилиновых порохов при вымывании (компоненты пороха), распаде (продукты деструкции) и при самовоспламенении (продукты горения). Дана экологическая характеристика последствий данных процессов.

ВЫВОДЫ

Диссертация является законченной научно-исследовательской работой, в которой представлено теоретическое обобщение и новое решение актуальной научно-практической задачи по повышению уровня экологической безопасности в процессах обращения с пироксилиновыми порохами длительного хранения путем выбора и обоснования критерия, который количественно и качественно характеризует механизм старения пироксилиновых порохов и применение которого на практике обеспечивает экологически безопасную их утилизацию.

Важнейшие научные и практические результаты, полученные в диссертации:

1. Проанализированы особенности формирования экологической опасности при длительном хранении пироксилиновых порохов. Показано, что существенную экологическую опасность представляет дифениламин, вымытый из пороха, и продукты, которые могут образовываться в процессе горения (взрыва), как наиболее опасные для окружающей среды и живых организмов. Переход в процесс горения при хранении пироксилиновых порохов возможен при определенных условиях: высокая температура окружающей среды и определенная степень распада пороха. Установлено, что степень распада пироксилинового пороха характеризуется количеством и составом смеси дифениламина и продуктов его взаимодействия с оксидами азота, образовавшимися при распаде.

2. Установлены закономерности распределения дифениламина в пороховых элементах, хранившихся некоторое время на складах боеприпасов. Экспериментально подтверждено, что на внешней поверхности пороховых элементов дифениламин присутствует в бльших количествах, чем во внутренних слоях, причем эта разница может достигать 30%.

Дальнейшее старения (увеличение сроков хранения) приводит к снижению этой разницы за счет различных физико-химических процессов.

3. Доказано, что цветовая гамма пороховых элементов, сформированная в процессе производства и хранения, не является физическим параметром, и не определяет степень безопасности пироксилиновых порохов при длительном хранении. Установлено, что разноцветные пороховые элементы пироксилиновых порохов имеют некоторые различия по составу стабилизаторов химической стойкости, скорости распада при повышенной температуре и по плотности, однако эти различия фактически не влияют на гарантийные сроки их безопасного хранения. Следовательно, цвет и плотность пороховых элементов не могут быть однозначными критериями, по значению которых можно осуществить оценку состояния экологической опасности пироксилиновых порохов длительного хранения.

4. Определено, что в процессе окончательной сушки пороховых элементов (температура 343,0 К, продолжительность 2,0 часа) происходит образование N-нитрозодифениламина, что указывает на взаимодействие дифениламина с кислыми продуктами, находящимися в составе пороховых элементов (пороха). Показано, что образование N-нитрозодифениламина возможно и при низких температурах (293,0 К) формирования пороховых элементов, но при более продолжительном времени (2 месяца).

Предположено, что кислые продукты, являющиеся причиной образования Nнитрозодифениламина, состоят из не полностью удаленных кислот в процессе стабилизации пироксилина и продуктов механической деструкции низкомолекулярных составляющих. Что в конечном итоге позволило скорректировать критическое значение показателя химической стойкости порохов, который достигается в срок в два раза длиннее, чем установленный для гарантийного хранения.

5. Предложен эффективный критерий отнесения пироксилиновых порохов длительного хранения к экологически безопасным – отсутствие тринитропроизводных дифениламина в составе пироксилиновых порохов.

Наличие этих производных в порохе указывает на возможность самоускоряющегося распада пороха, способного привести к его самовозгоранию.

6. Доказано, что наиболее приемлемыми физико-химическими методами экспресс мониторинга безопасного хранения пироксилиновых порохов с последующим выбором повторного использования являются методы тонкослойной и высокоэффективной жидкостной хроматографии.

Оптимизированы параметры хроматографирования указанных методов.

7. При исследовании последствий длительного контакта пороховых элементов с водной средой установлено, что происходит вымывание из состава пороха дифениламина и N-нитрозодифениламина. Количество вымытых компонентов зависит от рН жидкой среды, с которым контактируют пороховые элементы. Наибольшее количество стабилизатора химической стойкости вымывается в кислую жидкую среду - 2,810-6 г/гсм3, наименьшее количество в щелочную среду – 1,810-6 г/гсм3, в водную нейтральную среду вымывается 2,010-6 г/гсм3. Это позволяет четко определять безопасные условия хранения пироксилиновых порохов.

Результаты работы внедрены в работе ГП «Укроборонсервис», а также в учебном процессе подготовки специалистов по специальности 7.051301 «Химическая технология высокомолекулярных соединений». В общем, результаты проведенных исследований позволят разработать методологическую и аппаратурную базу для практического мониторинга экологической безопасности пироксилиновых порохов в процессе хранения и утилизации.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ

1. Егоров Т. С. Производство бездымного пироксилинового пороха / Т.С. Егоров. – М.: ОНТИ, 1935. – 154 с.

2. Лукашов В. К. Технологія виробництва нітратів целюлози: навч.

посібник / В. К. Лукашов // Суми: Сумський державний університет, 2012. – 229 с.

3. Физика взрыва / под ред. Л. П. Орленко. – Изд. 3-е, переработанное.

– В 2 т. Т. 1. – М.: ФИЗМАТЛИТ, 2002. – 832 с.

4. РТМ А 5550-73. В/ч 64176. Руководящий технический материал.

Характеристика условий эксплуатации и учет их при испытаниях специзделий на сохраняемость. – М.: Военное изд. МО СССР, 1974. – 105 с.

5. Лурье Б. А. Кинетика гидролиза нитроцеллюлозы / Б. А. Лурье, З. Т. Валишина, Б. С. Светлов // ВСМ, Сер. II. – 1986. – Вып. 14 (258). – С.

13–19.

6. Сhovancovб M. Lifetime Prediction of Propellants according to NATO Standards / M. Сhovancovб, P. Oиko, A. Pechovб, J. Lopъch. – www.witu.mil.pl.

– 10 p.

7. Lussier L. S. Development of modern methods for determination of stabilizers in propellants / L. S. Lussier, H. Gardnon // DREV R-9511. Unlimited Distribution. – 1996. – Quebec. – 128 p.

8. Espinoza E. O’N., Thornton J. I. Charakterization of smokeless gunpowder by means of diphenylamine stabilizer and nitrated derivatives / E. O’N. Espinoza, J. I. Thornton // Analyt. Chim. Acta. – 1994. – Vol. 288. – P. 57–69.

9. Ковтун Г. А. Химия ингибиторов окисления органических соединений / Г. А. Ковтун, В. А. Плужников. – К.: Наукова думка, 1995. – 296 с. – С. 227–228.

10. Drzyzga O. Diphenylamine and derivatives in the environment: a review / О. Drzyzga // Chemosphere. – 2003. – Vol. 53 (8). – Р. 809–818.

11. Bohn M. A. NC-based energetic materials – stability, decomposition, and ageing / M. A. Bohn // Presentation on the Meeting: “Nitrocellulose – Supply, Ageing and Characterization”. – April 24 to 25, 2007. – AWE, Aldermaston, England. – 129 p. – P. 81–82.

12. Drzyzga O. Toxicity of diphenylamine and some of its nitrate and animated derivatives to the luminescent bacterium vibrio fischeri / O. Drzyzga, S. Jannsen, K. H. Blotevogel // Ecotoxicology and environmental safety. – 1995. – P. 149–152.

13. Drzyzga O. Microbial degradation of diphenylamine under anoxic conditions / O. Drzyzga, K. H. Blotevogel // Current microbiology. – 1997. – Vol. 35(6). – Р. 343–347.

14. Николаев Ю. Т. Анилин / Ю. Т. Николаев, А. М. Якобсон. – М., 1984. – 152 с.

15. Островка Я. В. Анилин. Извлечение из водных растворов / Я. В. Островка, В. И. Островка, А. В. Мороз, Е. В. Киселева-Логинова, Е. В. Попов // Хімічна промисловість України. – 2014. – Вып. 3. – С.62–68.

16. Christodoulatos C. Biodegradation of diphenylamine by selected microbial cultures / C. Christodoulatos, A. D. Koutsospyros, B. W. Brodman,

G. P. Korfiatis // Journal of Environmental Science and Health. Part A:

Environmental Science and Engineering and Toxicology. – 1997. – Vol. 32, Issue 1. – Р. 15–30.

17. Gardner A. M. Microbial degradation of 14 C-diphenylamine in a laboratory model sewage sludge system / A. M. Gardner, G. H. Alvarez, Y. Ku // Bulletin of environmental contamination and toxicology. – 1982. – Vol. 28, No. 1.

– Р. 91–96.

18. Drzyzga O. Reduction of nitrated diphenylamine derivatives under anaerobic conditions / O. Drzyzga, A. Schmidt, K. Blotevogel // Applied and environmental microbiology. – 1995. – Vol. 61, No. 9. – Р. 3282–3287.

19. Андреев К. К. Термическое разложение и горение ВВ / К. К. Андреев. – М.: Наука, 1966. – 347 с.

20. Дубнов Л. В. Промышленные взрывчатые вещества / Л. В. Дубнов, Н. С. Бахаревич, А. И. Романов. – М.: Недра, 1988. – 358 с.

21. Алиева Г. С. Расчет энергетических характеристик артиллерийских порохов и ТРТ / Г. С. Алиева, М. К. Кулагин // Методические указания для выполнения расчетных работ. – Л.: ЛТИ им. Ленсовета, 1975. – 49 с.

22. Тимошин В. И. Исследование параметров взрыва углесодержащих граммонитов / В. И. Тимошин // Вісник НТУУ «КПІ». Сер. «Гірництво». – 2000. – Вып. 3. – С. 79–82.

23. Трусов Б. Г. Термодинамический метод анализа высокотемпературных состояний и процессов и его практическая реализация:

дисс. … доктора техн. наук / Б. Г. Трусов. – М.: МГТУ, 1984. – 292 с.

24. Джеффери П. Анализ газов методами газовой хроматографии / П. Джеффери, П. Киппинг. – М.: Мир, 1976. – 256 с.

25. Крылов И. А. Хроматографический анализ в экологической экспертизе / И. А. Крылов // Журнал аналитической химии. – Т. 50, № 3. – 1995. – С. 230–241.

26. Другов Ю. С. Хроматографический анализ неорганических газов.

(Обзор) / Ю. С. Другов // Заводская лаборатория. – 1990. – № 10. – С. 10–19.

27. Haken J. K. Pyrolysis gas chromatography of synthetic polymers – a bibliography / J. K. Haken // Journal of Chromatography A. – 1998. – Vol. 825, Issue 2. – P. 171–187.

28. Schubert H. Gas chromatographische Bestimmung der Explosions und Zersetzungsgase von Explosivstoffen / H. Schubert, V. Volk // Explosivstoffe – 1966. – Vol. 14, No. 1. – P. 1–8.

29. Онищенко Г. Г. Основы оценки риска для здоровья населения при воздействии химических веществ, загрязняющих окружающую среду / Г. Г. Онищенко, С. М. Новиков, Ю. А. Рахманин, С. Л. Авалиани, К. А. Буштуева. – М.: НИИ ЭЧ и ГОС, 2002. – 408 с.

30. МР 2.2.12 – 142–2007. Оцінка ризику для здоров’я населення від забруднення атмосферного повітря. (Наказ МОЗ України № 184 від 13.04.2007). – К., 2007. – 39 с.

31. Гиндич В. И. Технология пироксилиновых порохов / В. И. Гиндич.– Казань, 1995. – Т. 2. – 401 с.

32. Буллер М. Ф. Производство и исследования пироксилиновых порохов. Хроматографические методы контроля / М. Ф. Буллер, Г. В. Межевич // Хімічна промисловість України. – 2011. – № 2. – С. 48–51.

33. Химическая стойкость и совместимость порохов и ВВ. Обзор / [А. С. Ермошкин, В. В. Булидоров, В. М. Салахиев, В. Ф. Никольская, Г. С. Баранова]. – М.: ЦНИИНТИ, 1984. – 65 с.

34. Bohn M. A., Eisenreich N. Kinetic Modelling of the Stabilizer Consumption and of the Consecutive Products of the Stabilizer in a Gun Propellant / M. A. Bohn, N. Eisenreich // Propellants, Explosives, Pyrotechnics. – 1997. – Р. 22, 125–136.

35. Bohn M. A. Kinetic modelling of the concentrations of the stabilizer DPA and some of its consecutive products as function of time and temperature / M. A. Bohn // Thermal Anal. Calorim. – 2001. – Р. 65, 103–120.

36. Клименко Г. К. Методы испытания порохов / Г. К. Клименко. – М.:

Гос. изд. оборон. пром., 1941. – 231 с.

37. Буллер М. Ф. Оценка методов определения химической стойкости порохов и взрывчатых веществ / М. Ф. Буллер // Вісник НТУУ «КПІ». Сер.

«Гірництво». – 2000. – Вып. 4. – С. 55–59.

38. ОСТ 84-2085-92. Пороха пироксилиновые, баллиститные и лаковые.

Манометрический метод определения стойкости. – Взамен ОСТ В 84-2085Введ. 01.01.93. – М.: Изд-во стандартов, 1992. – 12 с.

39. Клименко Г. К. Термическая стабильность взрывчатых веществ / Г.К. Клименко.– М.: ЦНИИНТИ, 1972. – 244 с.

40. Ленце Ф. Значение и точность метилвиолетовой иодцинккрахмальной пробы, а также пробы Абеля для определения химической стойкости бездымного пороха по сравнению с другими методами / Ф. Ленце, Л. Метц // Пироксилин и бездымный порох: сборник переводных статей под общей редакцией Л. Г. Светлова. – М.–Л.: ОНТИ – Госхимиздат, 1934. – 185 с. – С. 162–184.

41. Hetman J. S. Polarography of Explosives / J. S. Hetman // Fresenius Zeitschrift fьr analytische Chemie. – 1973. – Vol. 264, Issue 2. – Р. 159–164.

42. Asplund J. Differential Pulse Polarographic Analysis of Powders and Explosives / J. Asplund // Propellants, Explosives, Pyrotechnics. – 1986. – Vol. 11, Issue 3. – Р. 69–80.

43. Исследование химической стойкости малодымных порохов и взрывчатых веществ методом измерения концентраций водородных ионов / Л. Метц // Пироксилин и бездымный порох: сборник переводных статей под общей редакцией Л. Г. Светлова. – М.–Л.: ОНТИ – Госхимиздат, 1934. – 185 с. – С. 94– 125.

44. Bohn M. A. Characterization of ageing of NC based gun propellants by molar mass degradation of nitrocellulose and its modeling by random chain scission models including the description of the complete molar mass distribution functions / M. A. Bohn, N. Eisenreich, M. Doerich, H. Pontius // 5th International Nitrocellulose Symposium. – April 17–18, 2012. – Spiez, Switzerland. – P. 1–29.

45. Bauer C. L. Low Temperature Non-Isothermal Aging of Nitrocellulose / C. L. Bauer, P. R. Deacon, R. N. Garman, A. M. Emsley and J. R. Jones // Propellants, Explosives, Pyrotechnics. – 2005. – Vol. 30, Issue 3. – Р. 231–236.

46. Петлякова Л. Д. Изучение молекулярно-массовых характеристик нитратов целлюлозы в пироксилиновых порохах: дис. … канд. техн. наук: 05.17.10 / Петлякова Лидия Дмитриевна. – Л., 1987. – 142 с.

47. Косточко А. В. Особенности структуры и реологии нитроцеллюлозных растворов / А. В. Косточко, З. Т. Валишина, О. Т. Шипина // Пластические массы. – 2012. – № 1. – С.17–20.

48. Mateиiж-Muњaniж S. The Applicability of Chromatographic Methods in the Investigation of Ageing Processes in Double Base Rocket Propellants / S. Mateиiж-Muњaniж, M. Suжeska, R. Иuljak // Central European Journal of Energetic Materials. – 2013. – Vol. 10, No. 2. – Р. 245–262.

49. Analytical Methods for Powders and Explosives. – Nobelkrut, AB Bofors, 1960. – 239 р.

50. STANAG 4582 (EDITION 1). Explosives, nitrocellulose based propellants, stability test procedure and requirements using heat flow calorimetry.

– Brussels: North Atlantic Treaty Organization, Military Agency for Standardization, 2004. – 25 р.

51. Hansson J. Microcalorimetric measurements on substances having selfignited / J. Hansson // 7th Symp. Chem. Probl. Connected Stab. Explosiv.

Smygehamn, Sweden, June 9-13, 1985. – Р. 87–98.

52. Svensson L.-G. A Microcalorimetric Study on Temperature and Stabilizer effects on Heat Generations in Gun Propellants / L.-G. Svensson, L. E. Paulsson and T. Lindblom // 4th Gun Propellant Conference, Mulwala, Australia. – 1990.

53. Светлов Б. С. О взаимодействии нитроглицерина с дифениламином / Б. С. Светлов, В. П. Шелапутина, Л. Д. Максимова, В. П. Евтушенков // Труды Московского химико-технологического института им.

Д.И. Менделеева. – 1974. – Вып. 83. – С. 35–40.

54. Jacobsson Ц. Thin layer chromatography of diphenylamine and centralite stabilized powders / Ц. Jacobsson // Symp. Chem. Probl. Connected Stabil. Explos. – 1967. – Stockholm. – P. 143–155.

55. Хамзина Р. Г. Экспресс-способ определения химической стойкости пироксилиновых порохов / Р. Г. Хамзина // Авторская заявка СССР № 2219220 от 06.05.77. – Кл. С 06 В 5 / 00.

56. Хамзина Р. Г. Способ определения химической стойкости пироксилиновых порохов по степени превращения стабилизатора в изотермических условиях / Р. Г. Хамзина // Авторская заявка СССР № 2223194 от 22.07.77. – Кл. С 06В 5 / 00.

57. Leveque M. Principe de l'йtude et du contrфle de la stabilitй chimique des propergols destinйs aux armйes franзaises et de leur surveillance dans les stocks / M. Leveque // Etablissement Technique de Bourges, Laboratoire des poudres et explosifs. – Mai, 1987.

58. Dodds J. S. Current UK Procedures for Propellant Shelf-Life Determinations / J. S. Dodds // Symposium on Chemical Problems Connected with the Stability of Explosives. – 1982. – Vol. 9. – Р. 247–258.

59. Williams D. US Navy Gun Propellant Surveillance / D. Williams // Rocket and Gun Propellant Service Life, TTCP W-4 held in US, 8-12 April, 1991.

– Vol. V. – 261 р.

60. Анипко О. Б. Цветометрия пороховых элементов метательных зарядов артиллерийских боеприпасов / О. Б. Анипко, В. Л. Хайков, С. П. Четырин // Артиллерийское и стрелковое вооружение. – 2011. – № 1. – С. 28–35.

61. Буллер М. Ф. Научные основы повторного использования артиллерийских порохов и баллиститных топлив: дис. … доктора техн. наук:

05.17.07 / Буллер Михаил Фридрихович. – Днепропетровск, 2008. – 335 с.

62. Lindblom T. Reactions in the System Nitro-cellulose. Diphenylamine with Special Reference to the Formation of a Stabilizing Product Bonded to Nitrocellulose / T. Lindblom // Acta Universitatis Upsaliensis. Comprehensive Summaries of Uppsala Dissertations from the Faculty of Science and Technology 935. – Uppsala, 2004. – 77 р.

63. Артеев К. С. Применение пробы Вилля к пироксилиновым порохам / К. С. Артеев, В. А. Вадова // Бюллетень военно-химического НИИ.

ГВМУНКТП. – 1932. – № 16. – С. 87–97.

64. Айвазов Б. В. Введение в хроматографию: учебн. пособие для хим.

спец. вузов / Б. В. Айвазов. – М.: Высш. шк., 1983. – 240 с.

65. Хроматография в тонких слоях: пер. с нем. под ред. Э. Шталя. – М.:

Мир, 1965. – 508 с.

66. Кирхнер Ю. Тонкослойная хроматография / Ю. Кирхнер. Пер. с англ. под ред. В. Г. Березкина. – М.: Мир, 1981. – Т. 1. – 616 с.

67. Yasuda S. K. Identification of N-Nitroso- and Nitrodiphenylamines by Two-Dimensional Thin-Layer Chromatography / S. K. Yasuda // Journal of Chromatography. – 1964. – Vol. 14. – Р. 65–70.

68. Межевич Г. В. Исследование превращений стабилизатора дифениламина в процессе производства и хранения ПП. Применение метода тонкослойной хроматографии. Сообщение 1. Выбор условий разделения / Г. В. Межевич, Т. Ю. Козинец // ВСМ, серия II. – 1977. – Вып. 3 (77). – С. 50– 55.

69. Grindlay J. W. Special Applications of Thin-Layer Chromatography in the Identification of Diphenylamine Derivatives / J. W. Grindlay // Explosivstoffe.

– 1973. – Vol. 21, No. 5. – Р. 177–181.

70. Ripper E. Ьberneuere Verfahren in der Treibmittel Untersuchung / E. Ripper // Explosivstoffe. – 1967. – Vol. 15, No. 3. – Р. 57–64.

71. Ахрем А. А. Тонкослойная хроматография / А. А. Ахрем, А. И. Кузнецова. – М.: Наука, 1964. – 175 c.

72. Погодина Н. В. Гидродинамические и электрооптические свойства и молекулярные характеристики нитрата целлюлозы в растворах / Н. В. Погодина, К. С. Поживилко, Н. П. Евлампиева, А. Б. Мельников, С. В. Бушин, С. А. Диденко, Г. Н. Марченко, В. Н. Цветков // Высокомолек.

соед. А. – 1981. – Т. 23, № 6. – С. 1252–1260.

73. Cohen N. S. Combustion chemistry of nitrate ester-based propellants / N.S. Cohen, G.A. Lo // AIAA Pap. – 1983. – No. 11. – 7 p.

74. Apatoff J. B. Role of Diphenylamine as a Stabilizer in Propellants;

Analytical Chemistry of Diphenylamine in Propellants (A Survey Report) / J. B. Apatoff, G. Norwitz // Govt. Rep. Announce. – 1973. – No. 74 (21). – 49 p.

75. Чалых А. Е. Качественная модель сорбционно-диффузионного поведения нитрата целлюлозы / А. Е. Чалых, Е. Д. Попова // Высокомолек.

соед. А. – 1986. – Т. 28, № 4. – С. 727–733.

76. Марченко Г. Н. Производство нитратов целлюлозы. Физикохимические основы производства и переработки нитратов целлюлозы / Г. Н. Марченко, Л. В. Забелин. – М.: ЦНИИНТИ и ТЭИ, 1988. – 164 с.

77. Перри С. Практическое руководство по жидкостной хроматографии / С. Перри, Р. Амос, П. Брюер. – М.: Мир, 1974. – 260 с.

78. Curtis N. J. Determination of Derivatives of Diphenylamine in Australian Gun Propellants by High Performance Liquid Chromatography / N. J. Curtis, P. E. Rogasch // Propellants, Explosives, Pyrotechnics. – 1987. – Vol.

12, No. 5. – Р. 158–163.

79. Lindblom T. Determination of Stabilizer and its Nitroderivatives in Double Base Powders by HPLC / T. Lindblom // Symposium on Chemical Problems Connected with the Stability of Explosives. – 1979. – Vol. 5, Part 1. – Р.

107–125.

80. Ammann R. Methods to Evaluate the Chemical Stability of Propellants using Thin-Layer and Liquid Chromatography / R. Ammann, H. Hilty, H. R. Pfeiffer, W. Rauber // Symposium on Chemical Problems Connected with the Stability of Explosives. – 1979. – Vol. 5, Part 1. – Р. 127–161.

81. Alm A. Studies on Reactions Between Nitrogen Oxides and Diphenylamine Compounds / A. Alm // Symposium on Chemical Problems Connected with the Stability of Explosives, Stockholm. – 1967. – Р. 162–178.

82. Kansas L. Analysis of 2-nitrodifenylamine and its major derivatives in double and triple base propellants / L. Kansas, D. Robertson // Propellants, Explosives, Pyrotechnics. – 1994. – Vol. 19, No. 4. – Р. 171–173.

83. Bergens A. Decomposition of diphenylamine in nitrocellulose based propellants-I. Optimization of a numerical model to concentration-time data for diphenylamine and its primary degradation products determined by liquid chromatography with dual-amperometric detection / A. Bergens, R. Danielsson // Talanta. – 1995. – Vol. 42, No. 2. – Р. 171–183.

84. Bergens A. Decomposition of diphenylamine in nitrocellulose based propellants-II. Application of a numerical model to concentration-time data determined by liquid chromatography and dual-wavelength detection // Talanta. – 1995. – Vol. 42, No. 2. – Р. 32–35.

85. Van de Putte Т. Measurement of the Effective Stabilizer Content in Propellants (MES) / Т. Van de Putte, J. W. Hartgerink // Explosivstoffe. – 1972. – Vol. 20, No. 9 / 10. – Р. 172–176.

86. Bladek J. Application of liquid-crystalline detectors to the quantitation of propellants stabilizers by thin-layer chromatography / J. Bladek, M. Miszczak, M. Sliwakowski // Chemia Analityczna. – 1993. – Vol. 38, No. 3. – Р. 339–348.

87. Lindblom T. Quantitative determination of stabiliser in a single base propellant by chemometric analysis of Fourier transform infrared spectra / T. Lindblom, A. A. Christy, F. O. Libnau // Chemometrics and Intelligent Laboratory Systems. – 1995. – Vol. 29, Issue 2. – P. 243–254.

88. Беллами Л. Инфракрасные спектры сложных молекул / Л. Беллами;

под ред. Ю. А. Пентина. Пер. с англ. – М.: Иностранной литературы, 1963. – 590 с.

89. Браун Д. Спектроскопия органических веществ / Д. Браун, А. Флойд, М. Сейнзбери. Пер. с англ. – М.: Мир, 1992. – 300 с.

90. Марченко Г. Н. Инфракрасная спектроскопия компонентов порохов и сгорающих конструкционных материалов / Г. Н. Марченко, Н. М. Ляпин,

В. А. Шляпочников, Т. С. Шитова, Н. А. Романько, В. И. Коваленко. – М.:

ЦНИИНТИ, 1983. – 104 с.

91. Пироксилины. Технические условия В 84-2373-87. [Введ. 1988-01Казань: КНИИХП, 1987. – 23 с.

92. Нитроцеллюлоза. Методы определения содержания азота: ГОСТ 9097-59. [Введ. 1959-10-01]. – М.: Стандартгиз, 1959. – 11 с. – (Государственный стандарт СССР).

93. Спирт етиловий ректифікований: ДСТУ 4181:2003. – [Чинний від 2004-10-01]. – К.: Держспоживстандарт України, 2004. – 10 с. – (Національний стандарт України).

94. Эфир этиловый. ТУ 7506804-97-90. – [Взамен ГОСТ 6265-74; Введ.

1991-01-01]. – Казань: КНИИХП, 1990. – 21 с.

95. Дифениламин технический. Технические условия ГОСТ 194-80.

Изменение №2. – [Введ. 1991-10-01]. – М.: Издательство стандартов, – 1991.

– 9 с.

96. ОСТ В 84-2232-85 Пороха пироксилиновые. Общие технические условия. – [Введ. 1987-01-01]. – М.: Издательство стандартов, 1986. – 75 с.

97. Каст Г. Химические исследования взрывчатых веществ / Г. Каст, Л. Мец. – ОНТИ, Госхимтехиздат, 1934. – 490 с. – С. 235.

98. ТУ У 3.50-14015318-114-99. Вещества взрывчатые промышленные.

Порох пироксилиновый для взрывных работ. Технические условия. – 1999. – 21 с.

99. Будников М. А. Взрывчатые вещества и пороха / М. А. Будников,

Н. А. Левкович, И. В. Быстров, В. Ф. Сиротинский, Б. И. Шехтер. – М.:

ГИОП,1955. – 364 с.

100. Буллер М. Ф. Кинетические параметры изменения доли стабилизатора при деструкции порохов / М. Ф. Буллер // Вісник НТУУ «КПІ». Серія «Гірництво». – 2006. – Вып. 14. – С. 111–118.

101. Буллер М. Ф. Распределение дифениламина в порохе / М. Ф. Буллер, Г. В. Межевич, Т. В. Романько // Вісник НТУУ «КПІ». Серія «Гірництво». – 2011. – Вип. 21. – С. 52–55.

102. Межевич Г. В. Способ определения открытой пористости зерен твердых тел. / Г. В. Межевич, Н. В. Кравченко // АС СССР № 2264055 от 04.08.80. Кл. G 01 N 15/08.

103. Межевич Г. В. Определение плотности отдельного порохового элемента / Г. В. Межевич, Н. В. Кравченко // Боеприпасы. – 1979. – № 10. – С. 64–67.

104. Межевич Г. В. Определение кажущейся плотности отдельных элементов пироксилиновых порохов / Г. В. Межевич, Н. В. Кравченко // Боеприпасы. – 1981. – № 10. – С. 16–18.

105. Буллер М. Ф. Методы испытания утилизируемых порохов / М. Ф. Буллер, Г. В. Межевич. – К.: ООО «ДИА», 2005. – 94 с.

106. Фиалков А. С. Формирование структуры и свойств углеграфитных материалов / А. С. Фиалков. – М.: Металургиздат, 1965. – 288 с.

107. Вигдергауз М. С. Расчеты в газовой хроматографии / М. С. Вигдергауз. – М.: Химия, 1978. – 248 с.

108. Николаев Н. И. Диффузия в мембранах / Н. И. Николаев. – М.:

Химия, 1980. – 232 с.

109. Гуревич М. З. Исследование взаимодействия дифениламина с комплексами меди – свинца / М. З. Гуревич, Е. М. Уринович, Н. И. Тихонова // ВСМ, серия ІІ. – 1986. – Вып. 7 (251). – С. 21–25.

110. Лурье Б. А. Химические превращения дифениламина в пироксилиновых порохах / Б. А. Лурье // Химическая физика. – 1998. – Т. 17, № 8. – С. 85–90.

111. Мальчевский В. А. Масс-спектрометрическое изучение взаимосвязи между процессами механического разрушения и термического распада нитратцеллюлозы / В. А. Мальчевский, О. Ф. Поздняков, В. Р.

Регель, М. Г. Фальковский // Высокомолек. соед. – 1971. – Т. 23, № 9. – С. 2078–2085.

112. Коваленко В. И. Структурно-кинетические особенности получения и термодеструкции нитратов целлюлозы / В. И. Коваленко, В. Ф. Сопин, Г.М.

Храпковский. – М.: Наука, 2005. – 213 с.

113. Коваленко В. И. Нитрат целлюлозы: молекулярно-структурная неоднородность: монография / В. И. Коваленко, О. В. Михайлов, Г. М. Храпковский. – Казань: Фан., 2003. – 152 с.

114. Пат. 2991 Україна, МПК С06 В25/00, G01N 30/02. Спосіб визначення дифеніламіну та його нітрозо- та нітрозаміщенних в піроксилінових порохах / Межевич Г. В., Маренець М. О., Закотей В. Г., Буллер М. Ф. (Україна); заявник та власник Держ НДІХП. – u 2004 021404;

подано 26.02.

04; опубл. 15.09.06. Бюл. № 9.

115. Буллер М. Ф. Состояние стабилизатора химической стойкости при старении порохов / М. Ф. Буллер, С. П. Фомин, Г. В. Межевич, В. Г. Закотей // Космич. техника. Ракетное вооружение: Сб. научн-техн. ст. – 2007. – Вып.

1. – С. 87–97.

116. Межевич Г. В. О цвете отдельных элементов пироксилиновых порохов / Г. В. Межевич, М. Ф. Буллер, В. А. Роботько, Т. В. Романько // Артиллерийское и стрелковое вооружение. – 2012. – № 1. – С. 29–34.

117. Пат. 90316 Україна, МПК С06В 25/00, G01N 30/90. Способ оценки экологической безопасности пироксилиновых порохов / Романько Т. В., Буллер М. Ф., Межевич Г. В., Роботько В. А.; заявник та власник Шосткинський інститут Сумського державного університету. – u 2013 13026;

подано 08.11.

13; опубл. 26.05.14. Бюл. № 10.

118. Золотко А. Н. Теория воспламенения / А. Н. Золотко // Учебное пособие. – Одесса: ОГУ, 1985. – 82 с.

119. Манелис Г. Б. Кинетика термического разложения пироксилина / Г. Б. Манелис, Ю. И. Рубцов, Л. П. Смирнов, Ф. И. Дубовицкий // Кинетика и катализ. – 1962. – Т. 3, Вып. 1. – С. 42–48.

120. Буллер М. Ф. Безопасность применения утилизированных порохов и их физико-химические свойства / М. Ф. Буллер, А. Ю. Мараховская, С. П. Ярманова, Т. Ю. Козинец, Г. В. Межевич, Л. А. Белова // Артиллерийское и стрелковое вооружение. – 2003. – Специальный выпуск. – С. 41–49.

121. Межевич Г. В. К выбору критерия безопасного хранения пироксилиновых порохов / Г. В. Межевич, В. А. Роботько, В. Г. Закотей и др.

// Вісник Кременчуцького національного університету імені Михайла Остроградського. – 2013. – Вип. 5(82). – С. 177–183.

122. ГОСТ 9.707-81. Единая система защиты от коррозии и старения.

Материалы полимерные. Методы ускоренных испытаний на климатическое старение. – М.: Издательство стандартов, 1982. – 56 с.

123. Гостинцев Ю. А. Образование окислов азота за фронтом УВ при взрывах и электрических искровых разрядах в атмосфере / Ю.А. Гостинцев, Ю.В. Гомера // Физика горения и взрыва. – 1995. – Т. 1, № 1. – С. 112–119.

124. Костюковский Я. Л. Канцерогенные N-нитрозамины.

Образование, свойства, анализ / Я. Л. Костюковский, Д. Б. Маламед // Успехи химии. – 1988. – Т. 57, Вып. 4. – С. 625–655.

125. Вредные вещества в промышленности. Справочник для химиков, инженеров и врачей / Под ред. Н. В. Лазарева и Э. Н. Левиной. – Изд. 7-е, пер. и доп. – В 3 т. Т. 2. – Л.: Химия, 1976. – 624 с.

126. Кук М. А. Наука о промышленных взрывчатых веществах / М. А.

Кук. Пер. с англ.; под ред. Г. П. Демидюка и Н. С. Бахаревич. – М.: Недра, 1980. – 453 с. (The Science of Industrial Explosives, Melvin A. Cook)

127. Миропольский Ф. П. Химия взрывчатых веществ и порохов / Ф. П. Миропольский. Под ред. Р. С. Саркисяна. – М.: ВВ и А им. проф. Н. Е.

Жуковского, 1980. – 158 с.



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |
 

Похожие работы:

«МАКСИМОВ АФЕТ МАКСИМОВИЧ УГОЛОВНАЯ ПОЛИТИКА В СФЕРЕ ОБЕСПЕЧЕНИЯ БЕЗОПАСНОСТИ ЖИВОТНОГО МИРА: КОНЦЕПТУАЛЬНЫЕ ОСНОВЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ ОПТИМИЗАЦИИ 12.00.08 – уголовное право и криминология; уголовноисполнительное право Диссертация на соискание учёной степени доктора юридических наук Научный консультант: заслуженный работник высшей школы РФ,...»

«Марченко Василий Сергеевич Методика оценки чрезвычайного локального загрязнения оксидами азота приземной воздушной среды вблизи автодорог 05.26.02 – безопасность в чрезвычайных ситуациях (транспорт) Диссертация на соискание учёной степени кандидата технических наук Научный руководитель: к.х.н., доцент Ложкина Ольга Владимировна Санкт-Петербург Оглавление Введение 1 Аналитический обзор...»

«Музалевская Екатерина Николаевна ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНОЕ ОБОСНОВАНИЕ ПРИМЕНЕНИЯ МАСЛА СЕМЯН АМАРАНТА ДЛЯ КОРРЕКЦИИ ОСЛОЖНЕНИЙ, ВЫЗЫВАЕМЫХ ИЗОНИАЗИДОМ 14.03.06 Фармакология, клиническая фармакология ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата фармацевтических наук Научный руководитель: д.м.н., профессор Николаевский Владимир...»

«Трунева Виктория Александровна СОВЕРШЕНСТВОВАНИЕ МЕТОДОВ ОПРЕДЕЛЕНИЯ РАСЧЕТНЫХ ВЕЛИЧИН ПОЖАРНОГО РИСКА ДЛЯ ПРОИЗВОДСТВЕННЫХ ЗДАНИЙ И СООРУЖЕНИЙ НЕФТЕГАЗОВОЙ ОТРАСЛИ Специальность...»

«Сурчина Светлана Игоревна Проблема контроля над оборотом расщепляющихся материалов в мировой политике 23.00.04 Политические проблемы международных отношений, глобального и регионального развития Диссертация на соискание ученой степени кандидата...»

«Шудрак Максим Олегович МОДЕЛЬ, АЛГОРИТМЫ И ПРОГРАММНЫЙ КОМПЛЕКС ДЛЯ АВТОМАТИЗИРОВАННОГО ПОИСКА УЯЗВИМОСТЕЙ В ИСПОЛНЯЕМОМ КОДЕ Специальность 05.13.19 «Методы и системы защиты информации, информационная безопасность» Диссертация на соискание ученой степени кандидата технических наук Научный руководитель –...»







 
2016 www.konf.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, диссертации, конференции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.